Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » №1-2 2012 (49-50)

Современная стратегия США и НАТО (в контексте проблем национальной безопасности России)(4)

Современная стратегия США и НАТО (в контексте проблем национальной безопасности России) (4)

Часть 1. Часть 2. Часть 3.
Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.

А.П. Барышев

В условиях продолжающегося отказа Израиля от использования конструктивного диалога с ПНА практически по всем аспектам палестинской проблемы руководство ПНА во главе с Махмудом Аббасом еще 17 ноября 2009 г. объявило о намерении палестинцев в одностороннем порядке добиваться от Совета Безопасности ООН принятия резолюции, признающей палестинское государство в границах 1967 года. Требование палестинцев тем более обоснованно, что оно опирается на уже имеющуюся резолюцию 1397 Совета от 22 марта 2002 г., прямо указывающую на право палестинцев создать собственное независимое государство. Инициативу М. Аббаса поддержали многие государства-члены ООН. Однако в этом вопросе администрация Обамы решительно встала на сторону Израиля, в результате чего действия Совета Безопасности по реализации предложений палестинцев были с самого начала заблокированы.

Серьезным препятствием на пути достижения справедливого ближневосточного урегулирования остаются противоречия между руководством ПНА и группировкой ХАМАС («Исламское движение сопротивления»), особенно обострившиеся после смерти Я. Арафата в 2004 году. Влияние ХАМАС в палестинском движении резко возросло после парламентских выборов в ПНА в январе 2006 г., по результатам которых ХАМАС одержал убедительную победу над ФАТХ («Буря») – военной организацией ООП, возглавлявшейся Я. Арафатом, а после его смерти – М. Аббасом. Достаточно сказать, что ХАМАС мог тогда контролировать 72 из 132 депутатских мест в палестинском парламенте, что позволяло ему проводить любые решения.

Победа ХАМАС на выборах в решающей степени была обусловлена тем, что с момента своего основания в 1987 году ХАМАС действует, прежде всего, как социальная организация, заботящаяся не на словах, а на деле о нуждах простых людей: строит в автономии школы, больницы, приюты для сирот, опекает семьи погибших бойцов и т.п. Движение ХАМАС зарекомендовало себя как партия честных людей, ее руководители разоблачают коррупцию в рядах ФАТХ, в особенности усилившуюся после смерти Арафата. Кроме того, палестинцы были недовольны тем, что бесконечные компромиссы, на которые шел Арафат на переговорах с Израилем, так и не привели к созданию независимого палестинского государства.

Позиция США по отношению к ХАМАС определялась тем, что это движение было сразу же объявлено «террористическим». От М. Аббаса, на которого в Вашингтоне сделали главную ставку как на более гибкого и податливого лидера по сравнению с Я. Арафатом, США требовали решительных действий, направленных на разоружение отрядов ХАМАС, на подавление и разгром этого движения. В 2006 г. Израиль совершил прямую агрессию против ПНА с целью разгрома отрядов ХАМАС, однако она закончилась провалом, а ХАМАС лишь укрепил свои позиции в ПНА.

В июне 2007 г. во многом в результате нагнетавшейся Вашингтоном против ХАМАС психологической войны в Палестине были спровоцированы вооруженные столкновения между ХАМАС и ФАТХ, что в конечном счете привело к образованию на территории ПНА двух анклавов – сектора Газа, контролируемого ХАМАС, и Западного берега, где ФАТХ сохранил свои позиции.

Разбойничья операция «Расплавленный свинец», проведенная Израилем в декабре 2008 г. – январе 2009 г. в секторе Газа, который в Тель-Авиве с некоторых пор стали называть «Хамасстаном», успеха не имела, а лишь привела к огромным жертвам среди гражданского населения. Движение ХАМАС снова выстояло, получая поддержку со стороны Ирана, а также Сирии, где изначально обосновалась его штаб-квартира. В ответ на постоянные вылазки израильских войск в сектор Газа оттуда последовали обстрелы израильской территории ракетами «Кассат».

Как сообщил посол Государства Палестина в РФ Фаед Мустафа в интервью корреспонденту «Независимой газеты», опубликованном в приложении «НГ. Дипкурьер» от 29 ноября 2010 г., Организация освобождения Палестины, Палестинская национальная администрация и лично президент М. Аббас прилагают максимум усилий для преодоления раскола палестинского общества. Посол подчеркнул, что примирение с ХАМАС путем диалога имеет для ПНА «первостепенное значение» и что в Рамалле (административный центр ПНА на Западном берегу) хотели бы, чтобы этот вопрос решился как можно скорее. С этой целью президент М. Аббас направил своих представителей в Газу, в Дамаск, Каир и Бейрут для организации встреч с представителями ХАМАС, однако «пока ХАМАС не спешит идти нам навстречу».

Вместе с тем руководство ПНА даже в условиях отсутствия соглашения с ХАМАС о примирении не считает необходимым замораживать диалог с Израилем об окончательном урегулировании. При этом оно исходит из того, что «любое соглашение с Израилем, которого удастся добиться, будет вынесено на референдум, и если палестинский народ одобрит его, то оно будет обязательным для всех».

Со своей стороны, руководство ХАМАС убеждено, что жесткая позиция Израиля на переговорах не позволяет рассчитывать на достижение приемлемых для палестинцев договоренностей, а потому и сами эти переговоры лишь плодят иллюзии и отвлекают палестинцев от реальной борьбы за создание независимого государства. Оно считает, что никто не уполномочивал М. Аббаса вести переговоры от имени всего палестинского народа, и, не доверяя М. Аббасу, предупреждает, что любые уступки, на которые он может пойти на переговорах с Израилем, будут рассматриваться ХАМАС как незаконные.

В своем стремлении еще больше разжечь разногласия в палестинском лагере США и при Обаме продолжают считать ХАМАС «террористической организацией» и, действуя рука об руку с Израилем, пытаются исключить ХАМАС из какого бы то ни было участия в «мирном процессе». Американская и израильская дипломатия не ослабляет усилий, направленных на то, чтобы расстроить контакты, установившиеся между руководством ХАМАС и Россией после приема в Москве делегации ХАМАС во главе с лидером движения Халедом Маашалем в марте 2006 г. Такие контакты стали, как известно, возможны после того, как президент РФ В. Путин заявил, что «Россия никогда не признавала ХАМАС в качестве террористической организации», что ХАМАС пришел к власти в Палестинской автономии в результате демократических легитимных выборов и что «нужно уважать выбор палестинского народа».

Пытаясь задушить ХАМАС «в его логове – секторе Газа», Израиль при поддержке США продолжает осуществлять жесткую экономическую блокаду сектора, не считаясь с нормами международного права. Дело дошло до того, что применяется сила в отношении конвоев, направляющихся в Газу с гуманитарной помощью. И понятно, что в этом контексте нет надобности распространяться о том, что США и Израиль всеми путями, включая наглые демарши перед Россией и попытки внести устраивающие их положения в резолюции Совета Безопасности ООН, всячески препятствуют законным поставкам любого вооружения, предназначенного, скажем, для Сирии или Ирана, под тем предлогом, что это оружие, так или иначе, окажется-де в руках ХАМАС и других «террористических группировок», действующих на Ближнем и Среднем Востоке.

При всем этом администрация Обамы, разумеется, продолжает политику вооружения и без того до зубов вооруженного Израиля. Так, в конце 2010 г. Израиль подписал с США соглашение о закупке 20 истребителей пятого поколения F-35 на сумму 2,75 млрд. долларов. СМИ сообщают, что готовится сделка на поставку Израилю новой крупной партии таких истребителей стоимостью в 3 млрд. долларов, на этот раз в качестве отступного за мораторий на 90 дней, который Израиль якобы может объявить на строительство поселений на Западном берегу р. Иордан[1].

Похоже на то, что администрация Обамы не мытьем так катаньем пытается навязать М. Аббасу условия израильского мира, что было бы существенным вкладом в президентскую кампанию Обамы, начинающуюся в 2011 году. При этом, как сообщают СМИ, в Вашингтоне не хотели бы слишком отягощать Израиль условиями моратория: он-де будет последним, и от Израиля не потребуют его продления; мораторий не будет полным и коснется лишь возведения новых домов, и Израиль сможет завершить строительство сотен объектов, работы на которых уже начались, и, наконец, – и это самое главное – мораторий не будет включать Восточный Иерусалим, который палестинцы считают столицей своего будущего независимого государства.

Но и всего этого мало: Вашингтон предоставит Израилю новые гарантии безопасности, а также берет на себя еще и обязательство противодействовать принятию Советом Безопасности ООН резолюций, не отвечающих интересам Израиля. В нынешней ситуации последнее, прежде всего, означает обязательство США не допустить принятия Советом резолюции, которая в соответствии с арабской инициативой санкционировала бы одностороннее провозглашение палестинцами собственного независимого и жизнеспособного государства в границах 1967 г.

Все говорит о том, что администрация Обамы, как и администрация Буша-младшего, продолжает рассчитывать на то, что М. Аббаса можно будет использовать в качестве марионетки Вашингтона в вопросах ближневосточного урегулирования, что он в конечном счете согнется перед двойным нажимом со стороны США и Израиля и подпишет условия капитулянтского мира. Однако едва ли кто в современном арабском мире согласился бы разделить участь Садата, пытавшегося «закрыть» палестинскую проблему путем сепаратного сговора с Израилем.

К тому же, несмотря на давление со стороны США и Израиля, в мире растет число государств, заявивших о признании независимого палестинского государства в границах 1967 г. В ноябре-декабре 2010 г. крупные сдвиги в этом отношении произошли в Латинской Америке, чему способствовала поездка М. Аббаса в ряд стран континента. Первым с инициативой признания независимого палестинского государства в границах 1967 года выступил президент Бразилии Лула да Силва, направивший соответствующее послание М. Аббасу.

Как и следовало ожидать, инициатива Бразилии вызвала демарш Вашингтона, расценившего этот шаг бразильского лидера как «ошибочный и достойный сожаления». Однако спустя несколько дней позицию Лула де Силвы активно поддержала президент Аргентины Кристина Киршнер. Судя по сообщениям СМИ, вскоре признать палестинское государство собираются Уругвай, Парагвай, Эквадор и Перу. Официальные протесты Израиля, усмотревшего в изменении позиций стран Латинской Америки «нарушение мирного ближневосточного процесса», никто всерьез не принимает, тем более что крупнейшие страны континента, Бразилия и Аргентина, нашли в себе силы противостоять Вашингтону.

Идею провозглашения независимого палестинского государства в границах 1967 г. поддержал также президент Турции Реджеп Эрдоган, который к тому же выразил готовность выступить в качестве посредника в претворении этой идеи в жизнь. Прорыв плотины сдерживают теперь, помимо США и Израиля, лишь страны ЕС и Канада, и, если будут достигнуты позитивные сдвиги в этих странах, ПНА можно будет рассчитывать на то, что провозглашение независимого палестинского государства в границах 1967 г. поддержат большинство членов ООН, что создает новую ситуацию в этом вопросе.

Между тем 18 февраля 2011 года США наложили вето на проект резолюции Совета Безопасности ООН, осуждавший Израиль за незаконное строительство поселений на оккупированных им арабских территориях и требовавший от него немедленно прекратить это строительство. За проект, поддержанный 130 государствами-членами ООН проголосовали 14 членов Совета Безопасности, и это было первое вето администрации Обамы в Совете Безопасности. По общему мнению, американское вето надолго заблокировало всякий прогресс на пути достижения ближневосточного урегулирования.

В свете позиций, занятых администрацией Обамы в ближневосточных делах, весьма неубедительными и поверхностными выглядят соображения, содержащиеся на этот счет в утвержденной российским президентом 12 июля 2008 г. Концепции внешней политики РФ. В самом деле, в этом документе тщетно было бы искать объективной оценки целей американо-израильской стратегии в регионе, установок по принятию мер для противодействия безудержной экспансии там США и НАТО, российского видения международной конференции по Ближнему Востоку, ее формата, состава, участников и возможных решений, ясно выраженного отношения России к проблеме единства Палестинского движения сопротивления и вкладу, который могли бы внести Иран, а также ХАМАС в достижение не просто «всеобъемлющего и долговременного», как отмечается в Концепции, но и «справедливого», как это предусматривают резолюции Совета Безопасности ООН, урегулирования ближневосточных проблем. В концепции даже не подчеркивается особая роль, которая возложена в достижении такого урегулирования на Совет Безопасности ООН: этот главный орган ООН по поддержанию международного мира и безопасности упоминается там как бы наравне с «квартетом» международных посредников (США, ЕС, Россия и Генеральный секретарь ООН) и Большой восьмеркой, что достаточно четко определяет российские приоритеты.

Весьма показательной является и «эволюция», происшедшая в отношении руководства России к Международной конференции по Ближнему Востоку. Поначалу именно Россия выступила с инициативой проведения такой конференции, основываясь, кстати, на «модернизированном» варианте известных предложений Советского Союза от 30 июля 1984 г. Позднее эта инициатива стала тесно ассоциироваться с именем президента РФ В. Путина. Однако в июне 2007 г. идея такой конференции была довольно нахраписто и эффективно перехвачена у Москвы Бушем-младшим и воплотилась в проведении в ноябре 2007 г. под эгидой США уже упоминавшейся Международной конференции по Ближнему Востоку в Аннаполисе.

После этого российской дипломатии ничего иного не оставалось, как делать хорошую мину при плохой игре. Всячески раскручивалась, например, идея проведения «второго этапа» конференции теперь уже в Москве, при том что в Аннаполисе, мол, обсуждались в основном палестинские дела, а в Москве – займутся сирийским и ливанским треками ближневосточного урегулирования. Наконец, выступая 12 сентября 2008 г. на встрече с политологами дискуссионного клуба «Валдай», президент Д. Медведев ошарашил всех, заявив, что идея проведения конференции в Москве, оказывается, была «с самого начала» предложена Россией «как продолжение Аннаполиса». И этих слов достаточно, чтобы сделать вывод о том, что Россия и впредь намерена идти в кильватере курса США на Ближнем Востоке: ведь Аннаполисский процесс осуществляется и при Обаме под прямым руководством США, что находит свое отражение, как было показано, и в перипетиях, связанных с палестино-израильскими переговорами.

Новые фактором, оказывающим воздействие на состояние ближневосточных дел, стало в последние годы быстро расширяющееся и укрепляющееся сотрудничество между Россией и Израилем. В октябре 2011 г. Израиль и Россия отметят 20-летие со времени восстановления дипломатических отношений, и в этот период двустороннее сотрудничество успешно развивалось в различных сферах. Осуществляется политический диалог, в том числе на высоком и самом высоком уровне. Несмотря на финансовый кризис, с начала 2008 г. отмечается значительный рост товарооборота между странами, достигший к концу года 2,8 млрд. долларов. Развивается экономическое сотрудничество, в особенности в таких отраслях, как обработка и экспорт алмазов, топливно-энергетический сектор, строительство, телекоммуникации.

3 декабря 2009 г. возобновила работу российско-израильская смешанная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. На этом, седьмом по счету, заседании, проведенном вице-премьером РФ В. Зубковым и вице-премьером, министром иностранных дел Израиля А. Либерманом, в качестве перспективных направлений сотрудничества стороны называли производственную кооперацию, сотрудничество в сфере инновационной деятельности, информационных технологий и коммуникаций, развитие малого и среднего бизнеса, а также совместное предпринимательство, в том числе в наукоемких направлениях[2].

В марте 2010 г. в Москве и Санкт-Петербурге был проведен первый российско-израильский деловой форум, в ходе которого было подписано соглашение о двустороннем сотрудничестве в области промышленных, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, призванное облегчить создание и сбыт нанотехнологий, биотехнологий и других инновационных разработок обеих стран на мировом рынке[3].

В результате введения в сентябре 2008 г. безвизового режима значительно возрос поток туристов в Израиль, а также созданы благоприятные возможности для предпринимательской деятельности обеих стран.

К сожалению, все это происходит на фоне усиления агрессивной деятельности Израиля в отношении арабских стран и народов, и в этом контексте волей-неволей бросает тень на характер взаимоотношений между Россией и Израилем. Но это, как говорится, полбеды. Беда состоит в том, что медведевско-путинское руководство с некоторых пор стало активно наращивать военное сотрудничество России с Израилем, при том что с приходом к власти в Израиле правительства Нетаньяху из Тель-Авива послышались речи о стратегическом характере отношений между двумя странами.

6 сентября 2010 г. в Москве министры обороны России и Израиля А. Сердюков и Э. Барак подписали первое в истории двух стран соглашение о военном сотрудничестве. Соглашение, заключенное на срок в пять лет с перспективой его продления, носит рамочный характер. Оно определяет общие направления военного сотрудничества двух стран и, как пояснили в Минобороны РФ, «создает необходимую правовую основу для заключения последующих договоренностей в сфере военного сотрудничества в конкретных областях, а также для подготовки и подписания контрактов в сфере военно-технического сотрудничества».

Принимая в Сочи израильского министра обороны, глава правительства РФ В. Путин констатировал, что взаимодействие в сфере военно-технического сотрудничества у России и Израиля складывается неплохо. Сообщая о возможных совместных проектах, Путин заявил: «Рассматриваем возможность оснащения израильских летательных аппаратов нашими приборами, космической техникой и лазерной техникой. Также сейчас прорабатывается с израильскими специалистами возможность размещения на израильской территории нашей дальномерной лазерной станции, которая могла бы работать в рамках системы ГЛОНАСС»[4]. Известно также, что в рамках освоения космоса Россия осуществляет запуски ракет в интересах Израиля. Согласно заявлению Сердюкова 6 сентября 2010 г. Россия еще весной 2010 г. закупила в Израиле 12 беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), и 50 военнослужащих обучаются их использованию. Сообщалось также о возможности строительства в Москве совместного предприятия по производству БПЛА с передачей ему израильских технологий.

Для Израиля в военном сотрудничестве с Россией важны, прежде всего, политические аспекты. Предполагается, в частности, что если Россия будет делать с Израилем «серьезный бизнес», то Москва перестанет голосовать за антиизраильские резолюции в ООН. Отмечается также, что развитие Израилем военно-технического сотрудничества с Россией сможет отчасти переориентировать российский экспорт оружия, направляемый в Иран и Сирию, и компенсировать России издержки от ограничения сотрудничества с этими странами. Довершают эту картину постоянные представления Израиля, в том числе на самом высоком уровне, с требованиями к России прекратить поставки современного вооружения в Иран, Сирию и другие арабские и мусульманские страны.

6. Лиссабон. Стратегическая концепция НАТО

Из года в год все больше скатываясь на позиции потворства США и Израилю в их агрессивной экспансионистской политике на Ближнем Востоке, став фактически соучастником политики шантажа, угроз и блокады Ирана и активно помогая проведению отнюдь не гуманитарных операций США и НАТО в Афганистане, медведевско-путинский режим бездумно, а в последнее время – даже с каким-то безотчетным остервенением, примеривает на себя изрядно потрепанную тогу атлантизма, залитую кровью империалистических войн и интервенций в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке… Понятно, конечно, кто же еще, как не США и НАТО, могут защитить этот антинародный режим от социальных потрясений и грядущей социалистической революции? Ясно и то, что модернизация по лекалам атлантизма будет содействовать дальнейшему обогащению ненасытных олигархов и продажной элиты. Но сколько веревочке ни виться, конец всё же приходит, и вожделенный атлантизм вполне может обернуться петлей на шее.

Но, как говорят, охота пуще неволи. И вот уже солидная делегация во главе с президентом Д. Медведевым направляется в Лиссабон для участия в заседании Совета Россия-НАТО, проведенном сразу же после завершения Совещания глав государств и правительств стран-участников НАТО.

Приглашение Медведеву принять участие в заседании СРН на высшем уровне само по себе не было прецедентом: 4 апреля 2008 г. российский президент В. Путин, получив такое же приглашение, принял участие в заседании СРН в Бухаресте, проведенном сразу же после завершения там очередной, 59-й встречи глав государств и правительств стран-членов НАТО. Тогда в выступлении по итогам заседания СРН президент РФ дал в целом высокую оценку сотрудничеству между Россией и НАТО, хотя и высказал критические замечания по поводу расширения этого военно-политического блока на Восток. Были подтверждены и основные направления сотрудничества России и НАТО с упором на Афганистан, а также на строительство «новой системы безопасности» в Европе с участием НАТО. Что же касается Бухарестского саммита (2-4 апреля 2008 г.), то он продемонстрировал решимость этого блока и дальше наращивать численность своего состава, а также распространять свое влияние с помощью разного рода «партнерских отношений» на страны всех континентов. В итоговой Декларации Бухарестского саммита подтверждался курс на глобализацию НАТО и на создание «всеобъемлющей системы ПРО», в сфере действий которой должны находиться «территория и население всех государств-участников альянса, не покрываемых системой ПРО США».

Особенность саммита НАТО в Лиссабоне (19-20 ноября 2010 г.) состояла в том, что ему предстояло утвердить новую стратегическую концепцию альянса, заменявшую собой Стратегическую концепцию НАТО, одобренную на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне в апреле 1999 года, когда отмечалась 50-я годовщины со дня создания альянса. Имело, конечно, значение и то, что период действия стратегической концепции НАТО 1999 г. практически совпадал с периодом пребывания у власти в США администрации Буша-младшего, а начало действия новой концепции – с первыми годами правления в США администрации Обамы. При этом развязанные администрацией Буша-младшего с опорой на НАТО войны в Афганистане и Ираке, как и опасные ситуации вокруг Ирана и КНДР, логично переросли в «войны Обамы», опять-таки при опоре на НАТО, и в кризисные ситуации, получившие дальнейшее развитие, – в Персидском заливе и в регионе Северо-Восточной Азии. Преемственность курсов двух администраций США легко просматривается и в Латинской Америке (достаточно сказать о продолжающейся экономической блокаде Кубы), а также в Африке и других регионах.

Принятая на Лиссабонском саммите новая Стратегическая концепция НАТО получила название «Активное вовлечение, современная защита», что внешне выглядит миролюбиво. Однако анализ концепции показывает, что «активное вовлечение» подразумевает всемерное усиление роли НАТО как орудия, механизма и гаранта мирового порядка, угодного империализму, а «современная защита» – дальнейшее наращивание военной мощи этого главного военно-политического блока империализма, возглавляемого США.

Содержание новой Стратегической концепции НАТО не оставляет сомнения в том, что военная составляющая – основа основ всей деятельности альянса и что проводимые в нем «реформы и трансформации» направлены на повышение эффективности НАТО именно как военно-политического блока империализма, а отнюдь не ставят своей целью превращение НАТО в миротворческую организацию, чуть ли не призванную заменить ООН.

Так, в разделе концепции «Оборона и сдерживание» подтверждается, что «самая важная ответственность», возложенная на НАТО, состоит в «защите и обороне нашей территории и нашего населения» от вооруженного нападения, которое согласно Статье 5 Североатлантического договора 1949 г. должно повлечь за собой выполнение государствами-участниками союза своих обязательств по оказанию взаимной помощи, включая применение вооруженной силы, государству или государствам, подвергшимся подобному нападению.

В том же разделе подчеркивается, что, «пока существует ядерное оружие, НАТО будет оставаться ядерным союзом» и что именно стратегические ядерные силы союза, «в особенности те, которые принадлежат США», являются «высшей гарантией безопасности союзников», при том что «независимые стратегические ядерные силы Великобритании и Франции, обладающие собственной сдерживающей ролью, вносят свой вклад в общее сдерживание и безопасность союзников». Отмечается также, что «сдерживание, основанное на соответствующем соотношении возможностей ядерного и обычного оружия», остается «ключевым элементом» общей стратегии НАТО.

Концепция содержит далее широкий перечень мер, направленных на обеспечение преобладающего военного могущества НАТО. В этом контексте указывается, в частности, на решимость государств-членов НАТО: 1) поддерживать соответствующую смешанную структуру ядерных и обычных вооруженных сил; 2) поддерживать способность проводить одновременно крупные совместные операции и несколько менее крупных операций в порядке коллективной обороны и для обеспечения урегулирования кризисов, в том числе на стратегически удаленном расстоянии; 3) развивать и поддерживать мощные, мобильные и развертываемые обычные вооруженные силы для выполнения обязательств по Статье 5, а также для проведения экспедиционных мероприятий союза, в том числе совместно с Силами быстрого реагирования НАТО; 4) развивать потенциал по обороне от нападения с применением баллистических ракет как ключевой элемент коллективной обороны союза, а также от угроз химического, биологического, радиологического и ядерного оружия массового уничтожения и 5) развивать потенциал по предотвращению, обнаружению и защите от кибератак и восстановлению после них.



[1] Независимая газета. - 2010. 16 ноября.

[2] Российская газета. - 2009. 7 декабря.

[3] Российская газета. - 2010. 24 марта.

[4] Коммерсантъ. - 2010. 7 сентября.

Категория: №1-2 2012 (49-50) | Добавил: Редактор (01.06.2012) | Автор: А.П. Барышев
Просмотров: 325
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz