Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 458
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » №1-2 2012 (49-50)

Современная стратегия США и НАТО (в контексте проблем национальной безопасности России)(3)

Современная стратегия США и НАТО (в контексте проблем национальной безопасности России) (3)

Часть 1. Часть 2. Часть 3.
Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.
.

А.П. Барышев

И все же, по оценке госсекретаря США Х. Клинтон, санкции, введенные против Ирана на основании резолюции 1929 Совета Безопасности ООН, по сравнению со всеми другими принятыми Советом ранее, являются «самими жесткими», в связи с чем Клинтон не преминула выразить свое «глубокое удовлетворение».

Действительно, согласно спискам, приложенным к резолюции 1929, новые санкции против Ирана охватывают 22 структуры, причастные к ядерной деятельности и деятельности, связанной с баллистическими ракетами, 15 структур, находящихся в собственности или под контролем Корпуса стражей Исламской революции, и 3 структуры, находящиеся в собственности или под контролем или действующие от имени Компании морского судоходства ИРИ (Islamic Republic of Iran Shipping Lines).

В этой связи резолюция содержала призыв ко всем государствам-членам ООН проявлять бдительность при ведении дел со структурами, зарегистрированными в Иране или подпадающими под юрисдикцию Ирана, если у них имеется информация, которая дает разумные основания полагать, что такая деловая активность может способствовать чувствительной в плане распространения ядерной деятельности Ирана, или разработке систем доставки ядерного оружия, или нарушениям резолюций Совета Безопасности ООН.

Резолюция также призывала государства принять соответствующие меры, которые запрещают на их территории открывать новые отделения, филиалы или представительства иранских банков, а от иранских банков и финансовых учреждений требовала не допускать предоставления финансовых услуг, которые могут содействовать развитию ядерной программы Ирана.

Среди прочих мер Совет предлагал установить международный мониторинг всякого груза, следующего в Иран или из Ирана, имея в виду, в частности, проведение досмотров грузовых судов в открытом море, если возникают подозрения, что на их борту находятся грузы, имеющие отношение к иранским ядерным и ракетным программам.

Наконец, резолюция расширила список вооружений, поставка и продажа которых Ирану запрещались. Теперь в соответствии с пунктом 8 резолюции государства-члены ООН должны были предотвращать прямую или косвенную поставку, продажу и передачу Ирану «любых боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, как они определяются для целей Регистра обычных вооружений Организации Объединенных Наций». Резолюция предусматривала также запрет на поставку Ирану сопутствующих материалов к вооружениям и запчастям, как и на предоставление ему или его гражданам технической подготовки, финансирования и услуг, консультаций или содействия, которые использовались бы для поставок, производства и обслуживания таких вооружений.

Воспроизводя некоторые наиболее существенные положения резолюции 1929 Совета Безопасности ООН, подчеркнем, что ни в Вашингтоне, ни в столицах других империалистических держав резолюции Совета, обязательные по Уставу ООН к выполнению всеми государствами, никогда не считали неким Кодексом поведения, тем более Священным писанием, положениями которых они должны руководствоваться в своих действиях на международной арене. Чего стоит один только пример Республики Кубы, которая и при Обаме, как и при всех других администрациях США начиная с 1959 года, подвергается жесткой экономической блокаде в отсутствие каких-либо решений на этот счет Совета Безопасности ООН – единственного органа ООН, уполномоченного в соответствии с Уставом ООН предпринимать такого рода действия. Жесткие односторонние санкции США осуществляли и в отношении Ирака еще до принятия соответствующих резолюций Совета, которые потом беспардонно использовались Вашингтоном для прикрытия авторитетом ООН собственных неблаговидных и корыстных действий. Аналогичная ситуация наблюдается и с Ираном.

В самом деле, сделав ставку на «удушающие» или «парализующие» санкции в отношении Ирана, администрация Обамы отнюдь не собиралась дожидаться соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, хотя и дала своим дипломатам указания вести дело именно к такому решению Совета. Еще 27 января 2010 г. в выступлении перед обеими палатами Конгресса США (State of the Union speech) президент Обама высказался в том плане, что если иранские лидеры продолжат свою линию в ядерных делах, то их ждет участь такой же изоляции, в какой, видите ли, уже находится Северная Корея. Поведение иранских лидеров чревато для них «серьезными последствиями». «Я вам это обещаю», – заявил президент.

И это в то время, когда Палата представителей и Сенат Конгресса США уже приступили к согласованию единого текста закона на основе принятых ими резолюций о тех самых «парализующих санкциях» в отношении Ирана, которые вскоре были заблокированы Советом Безопасности ООН.

Как бы то ни было, но, не оглядываясь на Совет Безопасности ООН, президент США подписал указанный закон, и в июне 2010 г. Вашингтон ввел против Ирана односторонние дополнительные санкции, которые запрещали американским компаниям деловые контакты с попавшими в черный список тремя десятками иранских, в основном сырьевых, компаний, а также с 16 иранскими банками, включая Post Bank, через который Тегеран осуществлял в последнее время все международные финансовые транзакции, в том числе не связанные с торговлей оружием. В черный список были также добавлены две дочерние компании холдинга «Хатам аль-Анабия», доходы от деятельности которого поступали на счета Корпуса стражей Исламской революции.

Под давлением США к санкциям, направленным на удушение иранской экономики, присоединился и Европейский Союз, причем перелом в его позиции по этому вопросу наступил после того, как Обама продлил на очередной год односторонние санкции, наложенные США на Иран еще в 1995 году – т.е. за годы до принятия «основополагающих» резолюций 1737 и 1747 Совета Безопасности ООН о санкциях в отношении Ирана, соответственно от 23 декабря 2006 г. и 24 марта 2007 г.

В контексте выявления действительного отношения великих и крупных держав к резолюциям Совета Безопасности ООН по Ирану заслуживает внимание и позиция России. Так, например, из опубликованного в «Российской газете» от 24 сентября 2010 г. Указа президента РФ от 22 сентября 2010 г. «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 г.» следует, что эта резолюция будто бы ставит под запрет «вывоз в Иран с территории России… зенитных ракетных систем С-300». На самом же деле в приводимом в пункте 8 резолюции списке боевой техники, запрещенной к поставке в Иран, указывается в этом отношении, как уже отмечалось выше, лишь на «ракеты и ракетные системы, как они определяются для целей Регистра обычных вооружений Организации Объединенных Наций». О системе же С-300 в резолюции 1929 Совета Безопасности ООН вообще ничего не говорится, и это понятно, ибо в пункте 7 указанного Регистра ясно сказано, что понятие «ракеты и ракетные системы» не включает в себя ракеты класса «земля-воздух», а именно к ним относится и система С-300. Другими словами, речь в Указе российского президента, по сути дела, идет о дополнительных односторонних санкциях в отношении Ирана, отнюдь не предусмотренных Советом Безопасности ООН. На эту же мысль наводят и приводимые в Указе президента РФ обширные списки вводимых Россией санкций в отношении Ирана, далеко не совпадающие с санкциями, зафиксированными в резолюции 1929 Совета.

Политический смысл такого «оригинального», а по сути скопированного с США, подхода российского руководства к резолюции 1929 Совета Безопасности ООН очевиден. Он состоит в том, чтобы свалить на Совет Безопасности ООН ответственность, которую несет российское руководство за срыв подписанного Россией с Ираном еще в 2008 году контракта о поставке Ирану зенитно-ракетной системы С-300, считающейся одной из самых эффективных средств обороны от ударов всех типов ракет, за исключением МБР. И это в условиях, когда США и Израиль, каждый по-своему, то и дело угрожают нападением на ядерные объекты Ирана. О том же, что этот отказ тесно связан с усилиями медведевско-путинского руководства по налаживанию пресловутого стратегического партнерства с США и НАТО, говорить не приходится.

 Попутно интересно также заметить, что за день до того, как президент РФ подписал Указ о мерах по выполнению резолюции 1929 Совета Безопасности ООН, министр иностранных дел Лавров, выступая в общих прениях на 65 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 21 сентября 2010 г., весьма аргументированно рассуждал о необходимости прекращения «практики односторонних мер принуждения, волюнтаристски вводимых отдельными государствами против тех или иных развивающихся стран сверх того, что предусмотрено в Уставе ООН и решениях Совета Безопасности»[1]. В общем, правая рука не знает, что делает левая, или концы с концами не сходятся.

Анализируя острую и длительную дипломатическую борьбу, развернувшуюся вокруг принятия резолюции 1929 Совета Безопасности ООН, многие политологи приходят к выводу, что на изменение ее первоначального (американского) варианта в более благоприятную для Ирана сторону решающее влияние оказала китайская дипломатия. Некоторые из них даже называют введенные этой резолюцией санкции против Ирана «санкциями китайской сборки». Однако и Китай не решился наложить вето на окончательный, все же весьма жесткий для Ирана, вариант резолюции, что, видимо, объясняется нежеланием Пекина чрезмерно осложнять свои и без того натянутые отношения с Вашингтоном. Как бы то ни было, США удалось в очередной раз использовать Совет Безопасности ООН в своих корыстных целях, что открывает весьма опасную тенденцию в развитии современных международных отношений.

Приходится также констатировать, что в свою стратегию, направленную на отстранение от власти существующего режима в Иране, администрация Обамы весьма успешно втягивает не только союзников США по НАТО, в том числе постоянных членов Совета Безопасности ООН – Великобританию и Францию, но и медведевско-путинскую Россию. Создается даже впечатление, что ради химеры «стратегического взаимодействия» с НАТО нынешнее руководство России готово бездумно пожертвовать отношениями дружбы и сотрудничества с одним из крупнейших и влиятельных развивающихся государств – нашим соседом Ираном. Во всяком случае, Москва с упорством, достойным лучшего применения, продолжает игнорировать многочисленные предупреждения иранского руководства в том плане, что ввиду ее укрепляющегося союза с враждебными Ирану силами уровень сотрудничества Тегерана с Москвой может быть пересмотрен. Правда, некоторые считают это шантажом Ирана, но, скорее, это все же вызывает в памяти цепь беспрецедентных предательств московских бонз, начиная со времен горбачевской перестройки, – от Эриха Хоннекера и М. Наджибуллы до Слободана Милошевича и Саддама Хусейна.

Весьма преуспела администрация Обамы в перетягивании на свою сторону в иранском вопросе и ряда соседних с Ираном государств Персидского залива, в первую очередь – Саудовской Аравии. Из сообщений «Викиликс» мир узнал о глубоко враждебном отношении короля этой страны к ИРИ и о его стремлении «отрезать голову этой змее». И все это на фоне решения администрации Обамы заключить крупнейшую в истории США сделку по поставке Саудовской Аравии оружия: современных истребителей и вертолетов, широкого спектра ракет и бомб и средств их доставки и т.п., на общую сумму в 60 млрд. долларов, имея в виду, что поставки будут осуществляться в четыре этапа в течение 15-20 лет[2]. Известно также, что с благословения руководителей ОАЭ, Бахрейна и Кувейта США всячески укрепляют систему своих военных баз в этих странах, все глубже втягивая их в антииракскую коалицию. И, конечно же, парадоксальным является тот факт, что во главе всей этой «арабской коалиции» против Ирана выступает Израиль, постоянно и открыто призывающий к расправе над иранским режимом.

Выступая в начале июня 2009 г. в Каире с программной речью относительно политики США в мусульманском мире, президент Обама не жалел красноречия по поводу выдающегося вклада мусульман в мировую науку и культуру. Открестившись от наиболее одиозных положений доктрины Буша, предлагавшего путем принудительных мер вводить «демократию» на огромных пространствах «Большого Ближнего Востока», Обама широко использовал в своей речи присущую демократам изощренную миролюбивую фразеологию, замешанную на обещаниях американской экономической помощи развивающимся государствам мусульманского Востока. Речь была явно рассчитана на то, чтобы завоевать симпатии миллиарда мусульман, проживающих на нашей планете. Себя же Обама позиционировал в качестве убежденного сторонника разрешения острых проблем мусульманского мира путем диалога и компромиссов. И понятно, что в пользу Обамы играло то, что его отец, кениец, исповедовал ислам, что детство Обамы прошло в одной из самых крупных мусульманских стран – Индонезии и что сам он является афроамериканцем с полным именем и фамилией Барак Хусейн Обама.

Однако все это мало кого убедило, ибо уже первые шаги реальной политики Обамы в мусульманском мире практически повторяют деяния его незадачливого предшественника. Начатые Бушем-младшим войны в Афганистане и Ираке продолжались, а о сроках их окончания администрация Обамы сообщать не спешила. Разрекламированный Обамой еще в ходе предвыборной кампании курс на диалог с Ираном сразу же был обусловлен принятием Тегераном ультиматума о свертывании в короткий срок всех его ядерных программ под угрозой «серьезных последствий» в случае невыполнения этого требования.

Похожая картина наблюдалась и в отношении администрации Обамы к вопросам ближневосточного урегулирования. Столкнувшись в первые же дни своего пребывания у власти с необходимостью определить позицию Вашингтона в связи с только что завершившейся в секторе Газа израильской операцией под кодовым названием «Расплавленный свинец», администрация намеренно воздержалась от осуждения агрессивных действий Израиля в Палестине, более того – новые хозяева Белого дома с самого начала выказывали благожелательное отношение к политике Израиля на Ближнем Востоке. США решительно выступили против принятой в ноябре Советом по правам человека ООН резолюции, в которой действия Израиля в секторе Газа начиная с 2006 г. были квалифицированы как военное преступление и геноцид.

Весьма сдержанно отнеслись в Вашингтоне и к первым, явно провокационным, заявлениям нового премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху и его министра иностранных дел А. Либермана, оказавшихся у власти в Тель-Авиве по результатам выборов в Кнессет в феврале 2009 г. Напомним, что приведенное к присяге 31 марта 2009 г. правительство Нетаньяху-Либермана приступило к начало свою деятельность с заявлений, направленных на дискредитацию самой идеи создания палестинского независимого государства. В этом контексте подверглись критике даже достигнутые на проведенной в ноябре 2007 г. по инициативе Буша-младшего конференции в Аннаполисе (США) договоренности относительно того, что израильско-палестинские переговоры должны вестись под эгидой США и на постоянной основе, что они не должны обходить существа главных вопросов ближневосточного урегулирования (беженцы, границы, поселения, статус Иерусалима, водоресурсы и др.) и что «оценку» возможным договоренностям будут давать Соединенные Штаты.

Новое руководство Израиля, по существу, явно пыталось вернуться к «традиционной» позиции Тель-Авива: сначала «безопасность» Израиля, т.е. прекращение палестинской вооруженной борьбы (интифады), а потом – переговоры, при этом вопрос о независимом палестинском государстве откладывался бы на их заключительный этап и решался опять-таки с учетом обеспечения интересов безопасности Израиля. Кроме того, правительство Нетаньяху-Либермана заявило о том, что оно не принимает в расчет некоторые позитивные договоренности, достигнутые в ходе переговоров его предшественника – правительства Э. Ольмерта с палестинцами, продолжавшихся в рамках Аннаполисского процесса с ноября 2007 г. вплоть до агрессии Израиля в секторе Газа в декабре 2008 г. В этой связи подчеркивалось, что если переговорам и суждено будет возобновиться, то они должны начаться как бы с чистого листа и с нулевой отметки.

Администрация Обамы фактически в течение полутора лет спокойно выслушивала выходившие за всякие рамки антипалестинские эскапады новых руководителей Израиля, ограничиваясь тем, что время от времени напоминала Израилю о резолюции 1397 Совета Безопасности ООН от 12 марта 2002 г., которая исходила из необходимости создания независимого палестинского государства и за принятие которой США, напомним, голосовали в надежде обеспечить нейтральную позицию арабского мира по отношению к готовившейся тогда американской агрессии против Ирака.

При всем этом администрация Обамы продолжала и продолжает подкармливать Израиль на основе программы помощи иностранным государствам, по которой Тель-Авив ежегодно получает американских субсидий на сумму свыше 3 млрд. долларов. Расширяется американо-израильское сотрудничество в военной области. На Конференции по обзору выполнения Договора о нераспространении ядерного оружия, состоявшейся в Нью-Йорке в мае 2010 г., США всячески покрывали факт обладания Израилем ядерным оружием и практически заблокировали реализацию решения Конференции о созыве в 2012 г. региональной конференции о создании безъядерной зоны на Ближнем Востоке, от участия в которой наотрез отказался Израиль. По сообщениям СМИ, администрация Обамы рассматривает вопрос о включении Израиля, наряду с Румынией, Болгарией и Турцией, в систему ПРО США, создаваемую на Балканах и Ближнем Востоке. Сообщается также, что в Израиле уже размещен один из компонентов ПРО США – радар на военной базе в пустыне Негев, который обслуживает американские военные.

При попустительстве США и других западных держав Израиль осуществлял и продолжает осуществлять при администрации Обамы строительство поселений на палестинских территориях, захваченных им в ходе июньской (1967 г.) агрессии против арабского государства. Численность израильских поселенцев на оккупированных территориях из года в год возрастала: 61 тыс. человек (1980 г.), 106 тыс. (1983 г.), 227 тыс. (1990 г.), 388 тыс. (2001 г.), 414 тыс. (2002 г.), 450 тыс. (2008 г.)[3]. По данным посла Государства Палестины в РФ доктора Файеда Мустафы, к октябрю 2010 г. на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме насчитывалось более 150 еврейских поселений, в которых проживало около 450 тыс. человек[4].

Как известно, в результате агрессии 1967 г. против арабских государств Израиль завершил оккупацию всех территорий, отводившихся для арабского государства согласно резолюции II сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. о разделе Палестины: к захваченным в ходе первой арабо-израильской войны 1948-1949 гг. части Западного берега р. Иордан и Западного Иерусалима в 1967 г. добавились оставшаяся часть Западного берега, Восточный Иерусалим, а также сектор Газа.

Начавшаяся с первых лет после оккупации 1967 г. поселенческая деятельность Израиля на палестинской земле неоднократно осуждалась в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН как незаконная, противоречащая международному праву и чреватая серьезной угрозой миру на Ближнем Востоке. Соответствующие проекты резолюций, в том числе специально касавшиеся Восточного Иерусалима, вносились арабскими странами и на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Однако все эти проекты неизменно «ветировались» Вашингтоном, в результате чего Совет с самого начала оказался не в состоянии адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию.

В условиях подготовки агрессии против Ирака (март 2003 г.) Вашингтон пытался надавить на Израиль и побудить его хотя бы к замораживанию поселенческой деятельности, тем самым ослабить ожидавшуюся негативную реакцию арабского мира на эту агрессию. Соответствующий вопрос был даже включен в так называемый «план Митчелла» – американского сенатора Дж. Митчелла, выступившего в начале 2000 г. с «примирительной инициативой» в контексте мер, завершившихся принятием упомянутой резолюции 1397 Совета Безопасности от 22 марта 2002 г. Однако натолкнувшись на яростное сопротивление Израиля, «план Митчелла» вскоре почил в бозе.

Что же касается резолюции 1397 Совета Безопасности, то она с самого начала была использована тогдашним президентом США Бушем-младшим как ведущая к созданию независимого палестинского государства, но только с приемлемым для США «демократическим режимом». Правда, руководитель ООП Я. Арафат одобрил резолюцию 1397 Совета как вполне отвечающую главному требованию палестинцев – созданию независимого палестинского государства, заявив, что, если таковое будет создано, то оно только и будет вправе решить все вопросы, связанные с характером своего государственного и политического устройства. Но было ясно, что выполнение резолюции 1397 Совета Безопасности ООН надолго заблокировано США, а вместе с тем и предполагавшееся в ее рамках прекращение поселенческой деятельности Израиля на оккупированных территориях.

В начале 2004 г. израильский премьер-министр А. Шарон выдвинул план, предусматривавший вывод израильских поселений из сектора Газа и частично с Западного берега р. Иордан. План был реализован к октябрю 2005 г., в результате чего из сектора Газа были эвакуированы все существовавшие там 17 поселений и несколько поселений – с территории Западного берега. Эту акцию, вызвавшую в Израиле массовый протест, Шарон объяснил следующим образом: «Я никогда и мысли не допускал, что кучка евреев (7 или 8 тыс. человек), поселившихся в Газе среди 1,2 млн. палестинцев, численность которых к тому же удваивается с каждым поколением, сможет когда-нибудь стать большинством. Газа никогда не стала бы административной единицей, неотъемлемой частью государства Израиль». Шарон говорил также, что сектор Газа никогда не принадлежал к числу территорий, которые Израиль относил к «земле обетованной». Кроме того, отмечалось, что управление Газой накладно для израильского бюджета, что контролировать сектор силами израильской полиции становится все труднее и что, наконец, - и это, возможно, главное – передача сектора палестинцам могла бы ослабить стремление огромных масс палестинских беженцев возвратиться к «родным очагам», т.е. в Израиль.

При всем этом Шароном подчеркивалось, что при любом повороте событий и даже при возможном давлении со стороны США «наиболее крупные блоки» израильских поселений на Западном берегу р. Иордан будут сохранены. Такой же точки зрения придерживается и нынешний премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху.

Между тем палестинское руководство считает, что в наше время строительство израильских поселений является основным фактором в усилиях Израиля по установлению своего господства на оккупированных палестинских территориях, и в особенности в Восточном Иерусалиме, который должен стать столицей независимого палестинского государства. Отмечается также, что поселения служат оправданием постоянного присутствия израильской армии на палестинских территориях, что они препятствуют свободному передвижению между палестинскими населенными пунктами, развитию национальной экономики и что, в целом, они являются препятствием на пути создания жизнеспособного палестинского государства.

В выступлении 29 ноября 2010 г. по случаю Международного дня солидарности с палестинским народом посол Государства Палестина в РФ Фаед Мустафа заявил: «Продолжающее строительство израильских поселений является одним из опаснейших нарушений международного права на оккупированных палестинских территориях. Ведь поселения являются причиной широкомасштабного захвата воды и земли у палестинцев и занимают центральное положение в расистской системе, укрепленной с помощью сети дорог, разделяющих палестинские территории, с помощью колючей проволоки, КПП и пропускного режима».

И далее: «Следует только взглянуть на расположение и количество поселений, разбросанных по всему оккупированному Западному берегу, и вспомнить о миллиардах, инвестированных Израилем в их строительство, как все становится ясно. Целью строительства поселений является максимальный захват Израилем палестинских территорий путем строительства колоний на большей части палестинских земель и путем препятствования созданию жизнеспособного государства, что противоречит формуле «Земля в обмен на мир», на котором основан мирный процесс на Ближнем Востоке»[5].

Помимо строительства все новых израильских поселений, расположившихся, словно дырки в швейцарском сыре, на территориях Западного берега р. Иордан и Восточном Иерусалиме, палестинцы не приемлют и строительства разделительной стены на Западном берегу р. Иордан, начатое при А. Шароне. К концу 2006 г. протяженность стены высотой в 8 метров и стоимостью около 1,3 млрд. долларов составила 402 км, а в перспективе достигнет 730 км. Строительство разделительной стены продолжается, несмотря на осуждение этой акции в 2004 г. Международным Судом ООН, как нарушающей нормы международного права и противоречащей принятым на этот счет резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН. Понятно, что это акция является попыткой Израиля помешать нормальной жизни палестинцев и аннексировать навсегда значительную часть Западного берега.

В ноябре 2009 г. усилиями администрации Обамы, выступившей посредником в палестино-израильском диалоге, удалось добиться согласия Тель-Авива на 10-месячный мораторий на новое строительство в еврейских поселениях на Западном берегу. Считалось, что это поможет начать прямые переговоры между Израилем и Палестинской национальной администрацией (ПНА) по коренным вопросам ближневосточного урегулирования. Однако уже в начале марта 2010 г. Израиль объявил о строительстве 1,6 тыс. «единиц жилья» в Восточном Иерусалиме, аннексированном Израилем в результате войны 1967 года. При этом Нетаньяху было заявлено, что все правительства Израиля в течение 40 лет вели «строительную деятельность по развитию Иерусалима» и что Израиль не собирается отказываться от этого строительства, якобы вызванного необходимостью удовлетворять потребности растущего населения Иерусалима. Короче, о замораживании строительства в Восточном Иерусалиме не могло быть и речи.

2 сентября 2010 г. в Вашингтоне все же начались прямые переговоры между Израилем и ПНА на основе договоренности о том, что Израиль прекращает свою поселенческую деятельность на Западном берегу, в том числе в Восточном Иерусалиме. Второй раунд переговоров прошел в Шарм-аль-Шейхе в середине сентября, а несколько позже в том же месяце состоялся и третий раунд – в Западном Иерусалиме. Однако после истечения 26 сентября 2010 г. срока действия 10-и месячного моратория Израиль возобновил свою поселенческую деятельность, объявив о строительстве тысяч единиц жилья на оккупированных палестинских территориях, в результате чего переговоры были приостановлены.

К вопросу возобновления переговоров руководство ПНА подходит с твердых позиций: переговоры не самоцель, а средство достижения мира на Ближнем Востоке. ПНА готова вести с израильтянами прямые и последовательные переговоры, чтобы прийти к соглашению по всем аспектам окончательного урегулирования, т.е. по вопросам Иерусалима, беженцев, поселений, границ, водных ресурсов, пленных и заключенных. Израиль должен, однако, прекратить односторонние шаги, и прежде всего строительство поселений. И это нужно для обеспечения благоприятного климата переговоров. Мира на Ближнем Востоке можно достичь лишь после того, как палестинский народ сможет реализовать свое право на свободу, на создание независимого государства со столицей в Восточном Иерусалиме, а также на справедливое решение проблемы палестинских беженцев путем их возвращения к своим очагам или получения соответствующей компенсации.

Что касается позиции администрации Обамы, то чем дальше, тем становится все более очевидно, что израильско-палестинские переговоры нужны ей сами по себе, как таковые, а вовсе не для справедливого решения проблемы всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. Чрезмерно обострять отношения с Израилем на почве тех или иных ключевых вопросов такого урегулирования в намерение администрации Обамы явно не входит: Израиль как был, так и остается цепным псом империализма на Ближнем и Среднем Востоке. Кроме того, в свете поражения демократов на промежуточных выборах в ноябре 2010 г.: утраты ими большинства в Палате представителей и подрыва позиций в Сенате Конгресса США, а также в обстановке подготовки к президентским выборам 2012 г. администрации Обамы в особенности потребуются голоса американских евреев, тесно связанных с Израилем.



[1] Известия. - 2010. 22 сентября.

[2] Независимая газета. - 2010. 22 октября.

[3] Независимая газета. - 2010. 10 июля.

[4] Независимая газета. - 2010. 1 октября.

[5] Коммерсантъ. - 2010. 30 ноября.

Категория: №1-2 2012 (49-50) | Добавил: Редактор (01.06.2012) | Автор: А.П. Барышев
Просмотров: 325
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz