Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2009 (45)

Какое нам дело до Латинской Америки?(9)

Какое нам дело до Латинской Америки?(9)

(статья пятая, окончание)

А.В. Харламенко

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.

Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8.

Часть 9. Часть 10. Часть 11.


Мирные соглашения были не только подписаны, но и в основном выполнены обеими сторонами – редкость в кровавой истории Латинской Америки. К концу октября ФНОФМ демобилизовал 60% бойцов, армия расформировала 2 противоповстанческих батальона; правительственные вооруженные силы были сосредоточены в 62 гарнизонах, повстанческие – в 15 лагерях. В мае 1992 г. начала работать комиссия по чистке офицерского корпуса; расследование самых тяжких преступлений параллельно вела комиссия ООН. В июне была учреждена новая полиция. Правительство, профсоюзы и союз частных предпринимателей сформировали «форум социально-экономического согласия» с целью восстановления экономики; уже в 1992 г. удалось обеспечить рост производства, сократить внешний долг и инфляцию.

Конечно, правое правительство как могло тормозило реформы, особенно аграрную, ссылаясь на нехватку средств для выкупа земли и настаивая на ее передаче в частную собственность, а не в коллективное пользование. Власти тянули и с военной реформой, а легализацию ФНОФМ ставили в зависимость от полного разоружения. Но повстанцы держались твердо: никакой сдачи оружия, пока партия не будет зарегистрирована, восставшие крестьяне не получат земли, работы и мест в новой полиции, чтобы защитить себя и семьи. Сроки демонтажа зенитных ракет были увязаны с реформой армии. ООН пришлось продлить срок реализации договора, а правительству – выполнить основные требования повстанцев. 15 декабря высший избирательный трибунал официально зарегистрировал ФНОФМ. Новую партию возглавил Национальный руководящий совет из 50 человек – по 10 от каждой из пяти организаций, создавших Фронт в 1980 г. Для разработки линии партии была создана Политкомиссия из 15 человек. Генеральным координатором был избран руководитель Компартии Ш.Х. Андаль.

Политические итоги войны и мирного урегулирования должны были подвести выборы. 20 марта 1994 г. сальвадорцы одновременно избирали президента, парламент и местную власть. На пост главы государства АРЕНА выдвинула мэра столицы А. Кальдерона, ХДП – бывшего министра иностранных дел Ф. Чавеса, ФНОФМ и Демократическая координация – лидера социал-христиан Р. Самору. За месяц до начала кампании, в октябре 1993 г., от рук эскадронов смерти погибли трое деятелей ФНОФМ, кандидат в вице-президенты от ХДП под угрозой расправы вышел из борьбы и удалился в эмиграцию. В США были опубликованы рассекреченные документы ЦРУ, свидетельствовавшие о причастности А. Кальдерона к организации эскадронов смерти. Левые потребовали ухода организаторов террора с политической арены, правительство выложило козырную карту – «тайные склады оружия ФНОФМ» в Сальвадоре и Никарагуа; все кончилось созданием еще одной комиссии по расследованию. К началу 1994 г. полмиллиона сальвадорцев, имевших права голоса, не получили избирательных удостоверений. Тем не менее 3 тыс. международных наблюдателей, прибывших на выборы 20 марта, нарушений не выявили. 49% голосов насчитали Кальдерону, на второе место вышел Самора – 26%, кандидат ХДП не дотянул до 16%. Во втором туре левые и ХДП выступили совместно, но избран был Кальдерон, поддержанный частным сектором и армией. В парламенте ведущей оппозиционной партией стал ФНОФМ.

Со времен Сандино многим партизанским движениям Латинской Америки приходилось с изменением внутренних и международных условий борьбы переходить от вооруженных к мирным ее формам, но ни одному из них не удавалось добиться от противника столь серьезных уступок, как ФНОФМ, и отвоевать своему классу столь значительное пространство легальной борьбы. Это объясняется широкой поддержкой герильи народом, и прежде всего – ее органической связью с рабочим движением, накопившим большой опыт защиты прав и интересов трудящихся в любых условиях: нелегальных, полулегальных и легальных.

5. Панамская трагедия

В Панаме отступление процесса прогрессивных преобразований, связанных с именем Омара Торрихоса[1], началось раньше, чем в других странах Центральной Америки, – уже во второй половине 70-х гг. Сказалась глубокая противоречивость самой основы преобразований.

Антиимпериалистический госкапитализм, нацеленный на возвращение стране межокеанского канала, сочетался с необычайно ранней и глубокой интеграцией страны в структуру глобальных связей транснационального финансового капитала. Бурно развивалась «свободная экономическая зона» (СЭЗ) – самая большая в Западном полушарии и вторая в мире после Гонконгской. Освобождение от налогов и простор для самых темных сделок притягивали тысячи фирм и сомнительных дельцов. Но свобода не была безграничной: военный режим контролировал деятельность «зоны» и взимал неофициальный налог через фирму «Трансит», без штампа которой таможенники не разрешали экспорт из «зоны». Через ту же фирму шла контрабандная торговля с Колумбией, финансировались тайные операции. Морской разновидностью «зоны» был так называемый удобный флаг, освобождавший иностранных судовладельцев от налогов. Все это давало режиму немалые доходы, но ускоряло процесс буржуазного перерождения. В друзья к Торрихосу лезли такие деятели, как миллионер Льюис Галиндо, купивший за бесценок остров Контадора и продавший его государству за миллионы долларов.

Главной опорой режима была Национальная гвардия во главе с ее командующим О. Торрихосом – «верховным лидером революции», формально не занимавшим государственных постов. Конституция 1972 г. объявила высшим органом «народной власти» Национальную ассамблею представителей коррехимьенто (общин), избираемую народом на 6 лет. Ассамблея избирала президента и вице-президента, но законодательные функции делила с Национальным законодательным советом, куда входили президент, вице-президент, члены законодательной комиссии ассамблеи и министры. Политические партии были формально запрещены и не могли официально выдвигать кандидатов, хотя фактически действовали. Народная (коммунистическая) партия оказывала режиму условную поддержку, другие левые организации выступали против него. Значительную политическую роль играли крестьянские кооперативы и рабочее движение. В 1974 г. три крупнейших профцентра и представители «независимых» профсоюзов вошли в Национальный комитет организованных трудящихся (CONATO, буквально «попытка»). Власти рассматривали комитет как орган «социального партнерства», но под воздействием низовых организаций он стал координационным органом рабочего движения, активно защищавшим интересы трудящихся.

Буржуазия все настойчивее добивалась возврата от военного патернализма с элементами «прямой демократии» к типично буржуазному «разделению властей». Того же потребовали США, подписывая в 1977 г. договоры о канале. Торрихос был вынужден отойти от власти. В октябре 1978 г. по его инициативе Национальная ассамблея внесла в конституцию важные поправки. Был создан Законодательный совет в составе 49 депутатов, из которых 30 избирались ассамблеей, а 19 – непосредственно гражданами. Президентом ассамблея по рекомендации Торрихоса избрала бывшего студенческого лидера Аристидеса Ройо. Были легализованы политические партии. Сторонники Торрихоса образовали Революционно-демократическую партию, которая получила статус наблюдателя в Социнтерне. Пост руководителя РДП оставили вакантным: ожидалось, что его займет О. Торрихос. Национальная гвардия «вернулась в казармы», но осталась гарантом режима.

В правительство Ройо входили и левые деятели, и представители буржуазии. Оно пыталось продолжать антиимпериалистическую внешнюю политику и некоторые реформы, например в системе образования. Но в социально-экономической сфере произошел сдвиг вправо. Правительство пыталось оставить в силе закон 1976 г., пересмотревший прогрессивный трудовой кодекс 1972 г., повысило цены на продовольствие и бензин. Это вызвало протест трудящихся. Первыми забастовали водители, за ними учителя, добивавшиеся повышения зарплаты и улучшения условий труда. Эти требования поддержали профсоюзы. Но инициативу перехватила буржуазная оппозиция. Объединения частных предпринимателей внесли в стачечную кассу крупный вклад и сумели направить движение против правительства. Учителя частных школ устроили демонстрацию против «коммунистической» реформы. Президент вынужден был отменить реформу образования и удовлетворить экономические требования бастующих.

В январе 1980 г. профсоюзы провели 48-часовую забастовку с требованием отмены закона 1976 г. Она стала крупнейшей в истории страны: из каждых четырех предприятий бастовали три. Антирабочий закон пришлось отменить. Показательно, что профсоюзы, связанные с разными партиями, даже с правой ХДП, следовали не их установкам, а линии CONATO, совпадавшей с интересами их рядовых членов. Правая оппозиция могла рассчитывать не на рабочих, а только на часть средних слоев.

В сентябре 1980 г. состоялись выборы депутатов Законодательного совета. Часть оппозиции, правой и левой, решила в них участвовать, другая бойкотировала. РДП получила 12 мест, три правых партии – 7, левые – ни одного. Оппозиция обвиняла власть в фальсификации итогов голосования.

Правительство утратило поддержку и справа и слева. Инициативу снова попытался взять на себя Торрихос, собиравшийся баллотироваться от РДП в президенты. В США Правые республиканцы, авторы «документа Санта-Фе», называли Торрихоса самым опасным для США человеком и предлагали убрать его любыми средствами. В самой Панаме правая оппозиция открыто собирала средства на устранение генерала. 31 июля 1981 г. Торрихос погиб в авиакатастрофе, подстроенной, как доказывали его друзья, ЦРУ. РДП, оставшись без лидера, не смогла оказывать прежнего влияния. Вакуум заполнили военные, снова превратившиеся из гаранта власти в ее главную силу.

В марте 1982 г. командующим Национальной гвардии был назначен полковник Рубен Паредес, которого многие подозревали в причастности к гибели Торрихоса. В июне снова забастовали учителя, которым не повысили зарплату так, как обещали. Правая оппозиция вывела их на демонстрацию с требованием отставки Ройо. Ровно через год после гибели Торрихоса, 31 июля 1982 г., военные заставили его преемника подать в отставку. Новое правительство сразу договорилось о прекращении забастовки.

Паредес провел пересмотр конституции. Национальная ассамблея была заменена однопалатной Законодательной. Избирательная система изменена в интересах буржуазных партий. С «народной властью» было покончено, но и полновластного парламента не возникло: новая ассамблея, как и старая, делила функции с Законодательным советом. Военным формально запретили участвовать в политике. РДП отказала правительству в поддержке. Чтобы заставить неугодных умолкнуть, Паредес временно закрыл все газеты.

Поддержку полковник нашел в Вашингтоне. Пентагон пригласил его в Штаты, где он назвал Панаму союзницей США и поддержал их политику в Центральной Америке. Администрация Рейгана смогла финансировать и вооружать никарагуанских контрас в обход собственного Конгресса через Панаму, рассчитывала сохранить там центр подготовки карателей – «Школу Америк», срок деятельности которой по договорам о канале истекал.

Поворот к реакции происходил и во внутренних делах. Перерождение, начавшееся еще при Торрихосе, пошло вовсю. Офицеров национальной гвардии и их родственников назначали на чиновничьи и дипломатические посты[2], а почти каждый такой пост позволял делать бизнес. Начальник генштаба, полковник Роберто Диас, получил особняк в полмиллиона долларов от кубинских эмигрантов за помощь в получении виз. У консула в зарубежной стране было два главных занятия – продавать флаг иностранным судовладельцам и содействовать созданию «панамских» акционерных обществ, и только часть услуг он оказывал как представитель правительства, остальные – как частное лицо за комиссионные. Возвращаясь в страну, новые дельцы вкладывали капиталы чаще всего в торговлю недвижимостью и строительный бизнес.

Большинство офицеров совмещали службу с бизнесом; кто пониже чином, держал через подставных лиц такси, автобусы, ремонтные мастерские, кто повыше – кафе или бар со стриптизом. Многие втягивались в орбиту колумбийской наркомафии, которая вовсю орудовала в стране. Некоторые из «соколов Торрихоса» – летчиков, тайно снабжавших оружием сначала сандинистов, а затем сальвадорских повстанцев, – превратились в подпольных миллионеров, не гнушавшихся наркобизнесом. Уго Спадафора, бывший министр здравоохранения в правительстве Торрихоса, несколько лет назад в подражание Че Геваре ушедший с этого поста в повстанческий отряд сандинистов, теперь воевал против них в банде ренегата Пасторы, потом разругался и с ним, погрязнув в контрабанде оружия и наркотиков.

Паредес настолько уверился в прочности своих позиций, что в августе 1983 г. ушел с поста командующего в отставку, чтобы баллотироваться в президенты. Но ни военные, ни какая-либо партия его не поддержали, и карьера отставного полковника увяла, не начавшись.

Командующим Национальной гвардией стал полковник, впоследствии генерал, Мануэль Антонио Норьега. Передавая ему ключевой военный пост, Паредес рассчитывал на его поддержку, но тот предпочел прийти к власти сам. Норьега был самой противоречивой фигурой панамской политики. Мулат, внебрачный сын мелкого служащего и прислуги, которому посчастливилось попасть на военную службу, он выручил Торрихоса в дни путча 1969 г. и сделал благодаря этому головокружительную карьеру. Он возглавлял военную разведку, ему подчинялись «соколы Торрихоса». Норьега ухитрялся ладить с США и Никарагуа, Тайванем и КНР, Израилем и Ливией. На вилле Галиндо на острове Контадора доживал свои дни свергнутый шах Ирана, приютить которого попросили из Вашингтона. Норьегу не зря называли хамелеоном: с кубинцами и никарагуанцами он принимал антиимпериалистический цвет, с коллегами по Контадоре – умеренно-националистический, с Пентагоном и ЦРУ – антикоммунистический, с арабами – антиизраильский, с израильтянами – антиарабский. Советниками Норьеги одновременно были отставной израильский полковник, бывший резидент МОССАД Майк Харари и аргентинский полковник Сейнельдин, фашист и антисемит, активный участник репрессий хунты против народа и мальвинской войны с Великобританией, будущий путчист. Эмигрантам из Чили помогали деньгами, но как слишком левых поскорее выпроваживали в провинциальную глушь, а потом за границу. Кубе не препятствовали использовать панамскую СЭЗ для закупки зарубежной техники в обход штатовской блокады, а эмигрантам с Кубы – получать панамские визы быстрее и проще, чем штатовские, чтобы уже без проблем въезжать в США. ЦРУ Норьега снабжал разведданными о Кубе, кубинцев – о США. Ясных идейно-политических взглядов у него не было, если не считать увлечения афро-христианскими мистическими культами.

За годы службы в разведке Норьега собрал уникальную информацию чуть ли не обо всех жителях небольшой страны, чемоданы компромата на панамских и зарубежных деятелей. Это давало ему такие возможности борьбы за власть, каких не имел никто другой. Опираться Норьега предпочитал на таких же, как он сам, офицеров из низов, мулатов или метисов, выдвинувшихся под его командованием и всем ему обязанных. Норьега сделал первую и последнюю в панамской истории попытку создать регулярную армию: в 1984 г. Национальная гвардия была преобразована в Силы национальной обороны, перед которыми была официально поставлена задача защищать суверенитет и территориальную целостность Панамы от угрозы извне. В Панаме, все офицеры которой раньше учились в других странах Латинской Америки или в США, было открыто военное училище. Армия взяла под контроль ключевые позиции: таможенную и миграционную службу, морские порты и аэропорты, железную дорогу.

Перед выборами 1984 г. РДП вступила в коалицию с несколькими буржуазными и мелкобуржуазными партиями. Незадолго до выборов в РДП был срочно принят Николас Ардито Барлетта – технократ, учившийся в США, а позже занимавший пост вице-президента Международного банка реконструкции и развития. Свое кредо он выразил словами: «Наша революция – розовая». В Панаме ему не доверял никто ни из левых, ни из правых, зато он пользовался полным доверием официального Вашингтона, особенно госсекретаря Шульца, своего бывшего профессора. Этого оказалось достаточно, чтобы Барлетту выдвинули на пост главы государства. Под стать ему был и кандидат в вице-президенты Дельвалье, крупнейший в стране плантатор и сахарозаводчик, владелец телеканала. Правая оппозиция выдвинула в президенты 80-летнего Арнульфо Ариаса, в прошлом друга Гитлера и «почетного арийца», которого уже трижды выбирали в президенты и трижды свергали.

6 мая 1984 г. выборы состоялись. По официальным данным, за Барлетту было подано 300 748 голосов, за Ариаса – 299 035. Левые партии, как получившие слишком мало голосов, были лишены регистрации. Правая оппозиция объявила выборы подтасованными, но не получила поддержки Вашингтона: там сделали ставку на Барлетту.

«Школу Америк» все же пришлось закрыть по требованию уходящего правительства Панамы. Администрация Рейгана, в прошлом врага № 1 соглашений о канале, саботировала их, пользуясь тем, что в администрации компании канала большинство еще составляли североамериканцы, а руководил ею бывший глава Южного командования США; в 1990 г. ему предстояло уступить должность панамцу. Менеджеры из Штатов старались напоследок извлечь максимальную прибыль и заодно подставить под удар неугодное Вашингтону правительство Панамы. Ссылаясь на инфляцию и сокращение числа проходящих канал судов, компания повысила тариф. В августе 1984 г. латиноамериканские страны совместно выразили озабоченность; в деловых кругах Западной Европы и Японии снова заговорили о прокладке новой межокеанской трассы. Вашингтон стремился поставить у власти в Панаме послушный ему режим до того, как придется вернуть ей канал.

1 ноября, вступая в должность, Барлетта объявил о мерах «жесткой экономии», которых требовали МВФ и Международный банк в целях выплаты внешнего долга: повышении налогов, приватизации государственных предприятий, передаче ТНК государственной земли, отмене льгот кооперативов, пересмотре трудового кодекса. Работникам госсектора грозили массовые увольнения.

Но навязать стране неолиберальные реформы удалось далеко не сразу. Барлетта не продержался и года. Уже в ноябре 1984 г. профсоюзы провели демонстрацию протеста. Популярный лозунг отмены новых налогов подхватила правая оппозиция. Она сколотила из объединений учителей, врачей и студентов «Гражданский координационный центр», собиравший массовые демонстрации протеста. Налоги пришлось отменить. В июле 1985 г. профсоюзы снова организовали всеобщую забастовку. Рабочих поддержали студенты. Бастовали государственные служащие, они требовали защиты рабочих мест и пересмотра условий выплаты внешнего долга. Национальная гвардия разгоняла демонстрации бастующих, но массовые протесты не прекращались.

Выступления народа изменили позицию армии. 12 августа Норьега публично выступил с критикой президента. Вскоре последовал контрудар правых. Лидер «Гражданского центра» был якобы похищен, правая оппозиция обвинила в похищении Норьегу. Правда, вскоре он обнаружился живым и невредимым. 13 сентября, когда ни президента Барлетты, ни Норьеги в стране не было, а обязанности главнокомандующего исполнял начальник штаба Роберто Диас, на территории Коста-Рики у самой границы с Панамой нашли мешок с обезглавленным телом Уго Спадафоры. Чьих рук это дело, так и осталось неизвестным. Барлетта, находясь в Нью-Йорке, публично обещал провести расследование. Сразу поползли слухи, что за преступлением стоит Норьега, хотя ему было совершенно незачем убивать политического банкрота, не представлявшего никакой опасности. Видимо, все дело подстроили, чтобы убрать Норьегу.



[1] Подробнее см. статью пятую, части 2 – 3.

[2] По статистике 1988 г., из 191 дипломата, работавшего в США, профессионалом не был ни один, из 181 в Западной Европе дипломированных специалистов было всего 10. См. Бакланов М. Меж двух Америк. – С. 194.


Категория: № 1 2009 (45) | Добавил: Редактор (17.04.2009) | Автор: А.В. Харламенко
Просмотров: 511
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz