Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 571
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Состояние классового сознания украинских рабочих (4)

Состояние классового сознания украинских рабочих (4)

Л.Г. Николаенко

 

 

Общественно-историческая практика выше теории и поэтому является критерием истины.

Классовое сознание пролетариата вместе с его политическим содержанием, взятые в таком контексте, неслучайно всегда рассматриваются в сочетании с такими понятиями, как революционное сознание, пролетарская культура, коммунистическое воспитание и т.д.

Вот пример из ленинской «Речи на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования 3 ноября 1920 г.», где было сказано, что «цель политической культуры, политического образования – воспитать истых коммунистов, способных победить ложь, предрассудки и помочь трудящимся массам победить старый порядок и вести дело строительства государства без капиталистов, без эксплуататоров, без помещиков»[i].

Отсюда можно сделать несколько фундаментальных выводов.

Во-первых, политическое сознание есть сознание классовой природы государства и его институтов. Оно есть форма общественного сознания (рассматриваемого как бы безотносительно к классовой структуре общества) и свидетельствует о том, что все люди так или иначе пребывают в политике и обретают собственный политический опыт. Оно политическое еще и потому, что всегда ориентировано на осуществление контроля над поведением политических противников.

Во-вторых, политическое сознание пролетариата – сознание рабочими своего места в политическом устройстве (политической системе) капиталистического общества, своей роли в деле его социального развития, а также готовности участвовать в политической жизни общества практически вплоть до установления власти рабочих и готовности ее защищать. Пролетарское политическое сознание – синоним социалистического: оно социалистическое по своей направленности на преодоление капиталистических социальных структур, воспроизводящих социальные неравенства с последующей эксплуатацией одних людей другими. Например, несмотря на то, что в ответе на вопрос «Если Вы считаете, что существующий социально-экономический строй надо сменить, то на какой?»

– социал-демократической модели общественного устройства общества (как в Швеции, Норвегии, Финляндии) предпочтение отдали 30% опрошенных;

– социалистической (с устранением недостатков, имевших место в бывших соцстранах) – 27%;

– советской модели – 24%;

– капиталистической модели (неолиберальной, как в США, Великобритании) – только 10%.

Отметим, рабочие, тем более современные, социалистической теории не знают. Их сознание обрабатывается 24 часа в сутки буржуазными СМИ, но 90% (сюда следует добавить еще и тех 10%, которые отдали предпочтение китайской модели) однозначно хотят социализма. И пока вопрос другой, какая из его моделей является действительно социалистической и заодно исключающей возможность реставрации капитализма.

В-третьих, пролетарская политическая культура – степень сознания рабочими своей исторической миссии (которая сегодня по многим причинам не может считаться достаточно высокой). Она есть показатель степени политической сознательности рабочих, то есть степени понимания ими важности участвовать в политической жизни, с тем чтобы преобразовывать ее в соответствии с реальными социалистическими преобразованиями.

В-четвертых, пролетарское политическое сознание – результат не только воспитания, но и прямого участия рабочих в строительстве собственного государства. Вместе, а именно воспитание и прямое участие в социалистическом строительстве, может быть отнесено к пролетарской политической социализации.

В-пятых, пролетарскому сознанию всегда противостоит буржуазное, оказывающее на него свое негативное влияние. Других сознаний не бывает – разве что мелкобуржуазное, т.е. буржуазное по сути, ибо в его основании лежат идеи исторической необходимости и незыблемости капитализма, но не всегда последовательное в том плане, что его носители хотят своеобразного симбиоза капитализма с социализмом.

Т.н. социал-демократизм, социальное государство и тому подобное – химера, иллюзия, но как работает![ii]

И, тем не менее, присутствие в мелкобуржуазном сознании идей демократизма делает возможным вовлечение его носителей в подлинные социалистические преобразования. Однако именно смысловая противоречивость данного сознания открывает возможности для т.н. массовизации общественного сознания как такового, чем агенты буржуазии занимаются не без успеха.

Короче говоря, всякая политика – функция классовых отношений, включающая в себя теоретическое и практическое обеспечение контроля над политическим процессами, читай включения (инкорпорации) во власть или отчуждения (в зависимости от складывающихся классовых ситуаций) от власти противостоящих классов, а также защита обретенной классом власти от посягательства на нее классовых противников.

Политика сама по себе – не цель, а средство: средство преобразования всех сфер общественной жизни в интересах класса, контролирующего политическую власть[iii].

Отсюда следует, что целью действительной пролетарской политики является уничтожение данного средства. Она – политика, направленная на деинституционализацию самой себя: политики как средства воспроизводства и закрепления классовых отношений и классового государства. Даже сегодня, когда 60% рабочих отказались от получения ваучеров, мы имеем факт скрытой делегитимации всей буржуазной политики. А когда 65% постоянно ожидают уменьшения заработной платы – они делают то же самое.

Заметим, рабочие не оперируют понятиями. Они опираются в своих оценках выстроенной современной буржуазией классовой ситуации на опыт пребывания в ней.

Перефразировав известные ленинские положения, можно сказать, что все политические силы ориентированы на то, «чтобы вести массы за собой»[iv]. Они заказывают необходимые для этого замеры человеческих умонастроений. Социологи проводят такие замеры, «чтобы отражать среднее состояние массы». Только дело в том, куда каждая из них хочет вести: дальше в капитализм или подальше от капитализма? Сегодня указанные цели направленности классового сознания украинских рабочих давно не скрываются. А так как любая политика – фактор массовых настроений, то у масс, ведомых собственным авангардом, формируются одни политические настроения, потому что они превращается в субъект, в сознательного участника политического процесса, а у масс, ведомых буржуазной элитой... – так и хочется сказать совсем другие. Под предводительством элиты в массах всегда имеют широкое хождение антипролетарские умонастроения, проникающие и в пролетарскую среду. Если же рабочие не идут за своим авангардом, значит с авангардом происходит что-то неладное. И тогда его состав уходит в историческое небытие, оставляя не реализованными задачи, которые ставит перед ними пролетариат. Но им на смену непременно приходят другие.

Законы истории не отменить. Класс не может быть без авангарда, а там, где класс, там и идеология, там и идеологи, распадающиеся, как и все в буржуазном обществе, на две категории:

– в среде господствующего класса «в виде разделения духовного и материального труда одна часть выступает в качестве мыслителей этого класса (это – его активные, способные к обобщениям идеологи, которые делают главным источником своего пропитания разработку иллюзий этого класса о самом себе), в то время как другие относятся к этим мыслям и иллюзиям более пассивно и с готовностью воспринять их, потому что в действительности эти-то представители данного класса и являются его активными членами и поэтому они имеют меньше времени для того, чтобы строить себе иллюзии и мысли о самих себе»[v];

– в пролетарской среде тоже есть свое разделение труда. Только его идеологи, которых не следует путать с явными и тайными агентами капитала, разрабатывают теории, ориентированные на общественное развитие, предполагающее последовательное духовное развитие всех и каждого в свободе от каких-либо иллюзий.

Как видим, рост классового сознания в политической форме, приводит к углублению классовых различий, когда имеющиеся между ними противоречия переходят в сферу общественного сознания. Отсюда следует, что, сколько бы ние говорили о возможности т.н. демократической политики, она всегда обращается диктатурой одного класса над другими.

Здесь возникает вопрос о сути политического как социального явления.

Карл Шмитт, имевший кличку «коронованного юриста Третьего рейха», проживший без малого 100 лет и умерший в 1985 г., является чуть ли не наиболее последовательным теоретиком политического в западном мире. Его большая статья «Понятие политического», опубликованная в 1927 г., до сих пор считается классической. Теперь он «знаменитый политолог, знаменитый юрист, политический мыслитель»[vi] и прочее.

Шмитт – один из немногих своих коллег открыто признал, что политическое в своем основании имеет отношения вражды. Читаем: «Согласимся, что в области морального последние различения суть "доброе" "злое"; в эстетическом – "прекрасное" и "безобразное"; в экономическом – "полезное" и "вредное" или, например, "рентабельное" и "нерентабельное". ... Вопрос тогда состоит в том, имеется ли также особое, иным различением, правда, неоднородное и не аналогичное, но от них все-таки независимое, самостоятельное и как таковое уже очевидное различение как простой критерий политического и в чем это различение состоит?

Специфически политическое различение, к которому можно свести политические действия и мотивы, – это различение «друга и врага»[vii].

Разумеется, отношения друг/враг не всегда относятся к политическим отношениям, но в политике они определяющие. Идея восходит к неокантианству, но здесь мы имеем тот случай, когда в форме логической формулы достаточно точно определяется специфика одной из сфер общественной жизни – политики.

Шмитт пытается показать, что понятие политического шире понятия классовых отношений, что, конечно, противоречит реальной социальной истории политики как социального института, регулирующего отношения между классами всегда в пользу политически и экономически господствующего класса. В таких условиях возникает идея альтернативной политики: политики в интересах угнетенных, которую, к слову, буржуазия научилась искусно профанировать, играя в демократию.

Тем не менее официальная международная или демографическая политика любого государства – лишь модификации одной и той же классовой политики, а попытка создать т.н. политическую нацию – не более чем способ увода классовых отношений на латентный уровень, когда в социальных низах понимание классовой природы такой политики значительно затрудняется.

Даже борьба между кланами одного и того же буржуазного класса – классово ориентированная политика, ибо победа в ней невозможна без привлечения на свою сторону достаточно большого числа наемных людей под лозунгами демократизации, борьбы с коррупцией и прочей социально-политической логопатией: отступление от правил речи, когда за политическим словом следует не то дело, о котором говорят, а обратное по своему социальному смыслу. В таких случаях:

– разговоры о свободе, привлекшие на свою сторону значительное количество людей, оборачиваются новыми формами социальной зависимости;

– разговоры о приватизации, якобы способной пополнить бюджет, обращаются в расширенное производство экономической зависимости, а также открывают новые возможности для расширенного производства безработицы и т.д.;

– разговоры о демократии укрепляют власть капитала, ибо в них подразумевается власть денег как деперсонализированного капиталиста и т.д.

В таких случаях мы имеем факт политической глорификации (лат., от glorificare – прославляю) – непомерного восхваления капитализма как исключительной социально-политической и экономической системы, призванного убеждать рабочих в том, что их социалистическое умонастроение выглядит анахронизмом.

Не будем приводить примеры подобной глорификации из современных политологических, социологических и прочих учебников для вузов, иначе многие из них придется цитировать разве что не целиком.

Политическая глорификация – средство символизации политики, перевода реальной классовой борьбы в символическую сферу, что, как показывает практика, способно на время снижать уровень социальной напряженности в обществе.

Диалектика классового и политического в сознании людей весьма сложная. Она требует своих систематических исследований. Здесь же достаточно сказать, что политика одновременно является функцией классовых отношений, составляет их ядро, она еще и выходит за их пределы в экономику, искусство, науку, право и т.д., накладывая на них свой классовый отпечаток. Она сама является одним из социальных институтов и одновременно именно в ней определяются принципы функционирования других социальных институтов, вместе составляющих государство. Поэтому политическая борьба не только внутри государства, где она всегда оказывается разновидностью классовой борьбы, но и между государствами, есть борьба за способ государственного устройства, устраивающий борющиеся стороны.

Государство, в свою очередь, – институт, производный от классовых отношений (функционально зависимый от них), оказывается еще и одним из институтов воспроизводства этих же классовых отношений, которые теперь сами оказываются в функциональной зависимости от государственного устройства. Получается так, что классовые отношения воспроизводят сами себя посредством классового же государства.

Отсюда следует, что при всей динамике политических умонастроений рабочих, в ее основе находятся социалистические умонастроения, ориентированные на самом деле на деинституционализацию политики.

Как видим, диалектика классового и политического в сознании рабочих людей столь сложна, что чисто формально-логическое различение соответствующих понятий практически невозможно. Следовательно, говоря о классовом сознании рабочих, мы фактически говорим о различных аспектах их политического сознания, и наоборот. Для подтверждения сказанного, достаточно вспомнить вышеприведенные данные по поводу отношения рабочих к частной собственности, капитализму и социализму, приватизации предприятий и земли, положения рабочих на производстве и, разумеется, наш комментарий к ним.

Однако с учетом того, что политическое в сознании людей может все же рассматриваться как нечто самодостаточное, в нашем опросе был предусмотрен еще и ряд вопросов, касающихся отношения рабочих к пролетарской солидарности, политическим партиям и политическим деятелям, политической прессе и всего того, что связано с политическими процессами, происходящими в Украине.

Как представляется, здесь одним из наиболее фундаментальных вопросов является вопрос о пролетарской солидарности. Именно он показывает не только уровень сплоченности в рабочей среде, но и принцип, на основе которого она происходит. Заметим, что пролетарская солидарность – классовая противоположность желтому буржуазному солидаризму, идее и практике обеспечения мира и сотрудничества между классами. Исторические корни солидаризма восходят к эпохе зарождения капитализма, но как организованное социально-политическое течение он берет свое начало в конце XIX – начале XX веков во Франции, а его основателями были Поль Лануар и его ученик и оппонент Пьер Биетри, основатель Национальной федерации желтой Франции.

Солидаризм есть идея желтого социализма, не только не отменяющего капитализм, но и создаваемого самими капиталистами, разумеется, методом раскола рабочего движения.

Ответы на вопрос об отношении рабочих к идее и практике пролетарской солидарности говорят о разбросе мнений по этой проблеме (см. табл. 1).

Как видим, вопрос расколол респондентов практически на три относительно равные части: больше всех (36%) находятся в смятении, не зная как определиться, не согласных и скорее не согласных вместе набирается 30%, при 34% согласных и скорее согласных.

 

Таблица 1

Ответы рабочих на вопрос

«Вы согласны: лозунг "Пролетарии всех стран,

соединяйтесь!" и сегодня правильный?»
 (N=1800, 2013, %)

 

О чем свидетельствуют приведенные данные? О том ли, что политическое сознание рабочих находится не на столь высоком уровне? Или о том, что рабочие разобщены, что их классовые умонастроения фрагментированы, что политические партии пролетарского толка практически не работают и тому подобное? Мы бы не взялись давать однозначный ответ по двум причинам:

– по причине того, что, как мы видели выше, степень сознания себя рабочими достаточно высокая;

– по причине известной в современной психоаналитике «травмы» памяти, вызванной катастрофическими последствиями для рабочих современных политико-экономических процессов, спровоцированных реформами либерального толка.

Учитывая сказанное, современным реформаторам не следует обольщаться тем, что вопрос о полезности и взаимной выгодности партнерских отношений (читай солидаристских) между работодателями[viii] и рабочими расколол респондентов тоже на три практически равные части: 34% согласных и скорее согласных; 30% скорее не согласных и не согласных, при 36 % затруднившихся с ответом.

Реформаторы, если следовать Полю Рикеру[ix], не принимают во внимание обретенный рабочими коллективный травматический опыт, связанный с сознанием утрат вследствие реформ, официально декларированных как средство возвращения на магистральный путь истории. Пусть данные утраты еще не осознаны и еще не выражены в четко выверенных научных понятиях, но они дают знать о себе на уровне чувства и переживаний: классового чувства и переживаний сложившейся классовой ситуации.



[i] Ленин В.И. ПСС. Т. 41, 1981: с. 404.

[ii] У нас нет здесь возможности разбирать все существующие модификации буржуазного сознания: от либерального до экстремистского. Оно давно срослось с консервативным, проросшим в свое время в борьбе феодалов с буржуазией. Буржуазия уничтожила феодалов как класс, но не их сознание. Она трансформировала консервативные идеи, включив их в свое сознание. И даже клерикальные идеи, не смотря на падение авторитета традиционных религий в западном мире, хорошо с ними согласуются. А после выдвижения О. Контом идеи позитивной религии, призванной заменить традиционные, сегодня набирает популярности искусственно сконструированная так называемая гражданская религия. Ее связь с буржуазным сознанием давно требует своего исследования.

[iii] О т.н. засланных казачках в политике – этаких политических спойлерах, играющих на пролетарском политическом поле в интересах буржуазии, умело забивающих голы в собственные/чужие ворота, коих развелось не мерянное число – разговор особый, выходящий за пределы настоящего исследования. Выявлять их не так уж сложно, ибо они всегда стоят за частную собственность и производные от нее.

[iv] Ленин В.И. ПСС. Т. 35, 1974: с. 94.

[v] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 3. – С. 46.

[vi] Филлипов А. Концепция «друг – враг» Карла Шмитта. [Электронный ресурс] / Александр Филлипов – Режим доступа: https://postnauka.ru/video/58748

[vii] Шмитт К. Понятие политического / Карл Шмитт // Вопросы социологии. – 1992. – № 1. – С. 26.

[viii] К. Маркс по поводу этого слова писал в «Капитале»: «Мне, конечно, и в голову не приходило ввести в «Капитал» тот ходячий жаргон, на котором изъясняются немецкие экономисты, – эту тарабарщину, на которой тот, кто за наличные деньги получает чужой труд, называется работодателем [Arbeitgeber], а тот, у кого за плату отбирают его труд, – работополучателем [Arbeitnehmer]. Французы в обыденной жизни также употребляют слово «travail» [«труд»] в смысле «занятие». Но, конечно, французы приняли бы за помешанного такого экономиста, который вздумал бы назвать капиталиста donneur de travail [работодателем], а рабочего – receveur de travail [работополучателем]» [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23, 1960: с. 28]. У нас же ныне указанный жаргон принят в качестве достоверного или неоспоримого научного понятия.

[ix] Рикер П. Память. История. Забвение / Поль Рикер // – М.: Изд-во гуманит. лит., 2004. – 728 с.

Категория: РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ | Добавил: Редактор (01.06.2019) | Автор: Л.Г. Николаенко
Просмотров: 106
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [75]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [74]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [69]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [64]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [21]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [12]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
К 100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ [2]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2020