Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 657
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Главная » Статьи » Рубрики » ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Коминтерн как штаб мировой революции во время первой атаки на капитализм (2)

Коминтерн как штаб мировой революции во время первой атаки на капитализм (2)

Айнур Курманов

Часть 1Часть 2Часть 3.

Китайская компартия и
Шанхайская резня 1927 года

Самым ярким примером успеха такого подхода в деле проведения съездов народов Востока и Дальнего Востока стало создание Коммунистической партии Китая, которая была основана в 1921 году студентами и интеллигентами, организовавших марксистские кружки. Благоприятная почва была создана для этого и кантонским правительством Сунь-Ятсена, который был дружественно настроен в отношении красной Москвы. Более того, являясь руководителем националистической партии Гоминдан, он прощупывал возможности вступления в новообразованный Коминтерн. Поэтому КПК зародилась на самобытной почве без социал-демократического прошлого.

Реализуя решения своего первого съезда, коммунисты Китая стремились активно включиться в рабочее движение, стать его подлинными инициаторами и организаторами. Развернувшийся в начале 20-х гг. подъем стихийного забастовочного движения благоприятствовал работе коммунистов. В июле 1921 г. в Шанхае по инициативе коммунистов создается Всекитайский секретариат профсоюзов, сделавшийся постепенно подлинным руководящим центром рабочего движения. Большое значение для рабочего движения имела успешная стачка моряков Гонконга (январь-март 1922 г.), поддержанная правительством Сунь Ятсена в Гуанчжоу и забастовками солидарности в Шанхае, встретившая сочувствие и помощь за рубежом.

Последующие политические события, связанные с подъемом и разгромом рабочего движения, четко выявили своеобразие объективного положения КПК в условиях господства милитаристских режимов в полуколониальной стране. Важнейшее значение имела судьба забастовки на Пекин-Ханькоуской железной дороге в феврале 1923 г. Здесь большим влиянием пользовались профсоюзы, руководимые коммунистами, которые вели успешную борьбу за права рабочих. Испугавшись роста влияния профсоюзов, милитарист У Пэйфу 7 февраля жестоко расправился с забастовщиками, разгромил профсоюзы. Эта террористическая акция знаменовала начало определенного спада рабочего движения.

«Декларации II съезда КПК»

В этом документе формулируются концепция единого антиимпериалистического фронта и необходимость поддержки рабочим классом революционного буржуазно-демократического движения. Однако реализовать эту политику оказалось сложнее, чем сформулировать.

Подобные события толкнули коммунистов на союз с Гоминданом, который был на определенном этапе сопротивления империалистам и милитаристам прогрессивной силой, но после смерти Сунь-Ятсена и возвеличивания Чан Кайши, ситуация резко изменилась в сторону реакционных буржуазных сил. Поэтому изначально «первый объединенный фронт» с Гоминданом был обречен. Конечно, на определенном этапе становления КПК данный союз усилил позиции коммунистов, но длительное продолжение работы в рамках единой организационной структуры вело к неминуемому конфликту.

В 1925 году Сунь Ятсен умер, и после его смерти между правым крылом Гоминьдана во главе с Чан Кайши и левым крылом, возглавляемым Ван Цзинвэем, возник конфликт. Ван Цзинвэй стал председателем национального правительства, но военная власть была сосредоточена в руках Чан Кайши, командовавшим Национально-революционной армией (НРА). В июле 1926 года начался Северный поход – военная экспедиция НРА, целью которой было изгнание милитаристов и объединение Китая. После того, как коммунисты и левое крыло Гоминьдана попытались провести земельную реформу и передать землю крестьянам в регионах, захваченных НРА, симпатии помещиков и богатых торговцев переметнулись на сторону Чан Кайши. Его поддерживали и иностранцы, живущие в концессиях в крупных городах Китая.

В январе 1927 года при поддержке КПК и советских агентов Ван Цзинвэй перевёл правительство в захваченный НРА город Ухань и провозгласил его новой столицей. 3 марта 1927 года рабочие под предводительством Чжоу Эньлая подняли в Шанхае восстание, разгромив войска военного губернатора и его союзников. Рабочие заняли всю территорию Шанхая за исключением иностранных концессий – Международного сеттльмента и Французской концессии, которые охранялись военными и моряками США, Великобритании, Италии, Японии и других стран.

Вскоре к городу подошли части НРА под командованием Бай Чунси, верного соратника Чан Кайши. Правое крыло Гоминьдана было встревожено растущим влиянием коммунистов как в новом правительстве, так и в профсоюзах и рабочем ополчении. После международного скандала, который последовал вслед за Нанкинским инцидентом, Чан Кайши решил порвать с коммунистами и левыми в Гоминьдане.

Контрреволюционный переворот Чан Кайши совершил 12 апреля 1927 года, направив войска и гоминдановскую милицию для расправы с рабочими и членами КПК. Убийства коммунистов и террор продолжались по всему Китаю в течение многих недель. После победы над сторонниками КПК в крупных городах Чан Кайши полностью захватил власть в Гоминьдане и вскоре стал диктатором Китая. После падения 15 июля 1927 года Уханьского правительства коммунисты были вынуждены окончательно уйти в подполье.

Оставшаяся часть деятелей компартии выбрали путь борьбы в крестьянских районах, создавая освобожденные советские зоны, а затем и части Красной Армии. Однако опора на крестьянство было вынужденной мерой, так как Федерация Профсоюзов Китая, созданная при участии КПК, была разгромлена, а оставшиеся немногочисленные рабочие и коммунистические группы вынуждены были действовать в городах в условиях белого террора в глубоком подполье. Фактически КПК выдавили из крупных центров страны.

Часть левых в КПК и в ИККИ считало, что причиной поражения в Китае в 1927-м году стало увлечение теорией этапов, когда программа минимум партии менялась в угоду союза с Гоминданом, который являлся буржуазной националистической партией. Верхи Гоминдана в интересах реакционных кругов, помещиков, капиталистов и милитаристов в определенный момент пошли, как против китайских коммунистов, устроив белый террор, так и против СССР.

Уроки шанхайской резни показывают, что в тот момент в Китае произошло классическое размежевание классовых сил в национальной революции, когда коммунисты и передовые отряды рабочих и крестьян вынуждены были вступить на путь гражданской войны с националистическими буржуазными силами. Только после разгрома в Шанхае КПК ставит вопрос о советизации и о разворачивании вооруженной борьбы, теперь правда, опираясь на силы деревни.

Изменения тактики в целях защиты СССР и в результате смены внешнеполитических приоритетов

С конца 20-х годов происходит некоторое смещение значение и задач Коминтерна, особенно после поражения восстаний и революций в Европе и Китае, а также подавления всеобщей забастовки в Великобритании. После пятого конгресса в 1928 году в большей степени ее важнейшей задачей становится защита СССР от внешней угрозы в лице интервенции.

Это не означало отказа от мировой революции, а наоборот ставило задачу более тщательной подготовки восстаний, проведения серьезной работы по обучению военных кадров, формирования законспирированных вооруженных групп и отрядов, готовых развернуть партизанскую и диверсионную работу внутри стран агрессоров. То есть от первой кавалерийской атаки на капитализм, произошел переход к позиционной войне, когда необходимо было отвоёвывать профсоюзы, массовые организации, участвуя в кропотливой работе.

Тогда после ультиматума Лорда Керзона, да и вплоть до 1939-1940 года, угроза новой интервенции со стороны Великобритании и Франции оставалась вполне актуальной. Мы знаем теперь из архивных данных, что вынашивались различные планы нападения на СССР, в том числе во время и после войны с Финляндией. Поэтому задача защиты первого в мире рабочего государства, становилась насущным требованием момента, а Париж и Лондон, вкупе с Варшавой, рассматривались главными противниками в Европе и потенциальными агрессорами.

Особенно это становилось актуальным в случае нападения на СССР, как первого рабочего государства со стороны западных стран. Преобладает мысль о более тщательной деятельности по разложению войск и полиции, о проведении диверсионных работ. В недрах ОМС разрабатывается секретный документ, который получил название «Инструкция по работе среди войск». Он был переведен с русского на немецкий, английский и французский языки, надо думать, что и на китайский тоже.

Немецкий текст датирован 31 августа 1928 г. «Инструкция» была наиболее развернутым изложением отношения Коминтерна и компартий к революционной борьбе за власть и вооруженному восстанию, к военно-конспиративной работе коммунистов по разложению армии вообще – к подрывной деятельности против государственных учреждений стран капитала как в мирное время, так и во время войны, особенно же на случай военных действий против Советского Союза.

VI конгресс Коминтерна специально указывал, что в центре борьбы против военной опасности должна стоять защита СССР. Компартии обязаны ориентировать международный пролетариат на поддержку национально-революционных войн и революций, вести антивоенную работу в армиях империалистических государств, а в случае возникновения новой империалистической войны выдвинуть – как и во время Первой мировой войны – лозунг превращения ее в войну гражданскую, иными словами, в международную социальную революцию.

СССР сталкивался через Коминтерн в своей внешней политике в странах, как сейчас модно говорить, третьего мира, именно с этими колониальными империями. Поэтому всемерная поддержка национально-освободительного движения в этих странах с участием появляющихся там коммунистических партий, была важным средством подрыва империй в их колониях, а беднота и крестьянская масса становились резервом предстоящей мировой революции.

Коминтерн развернул активную работу в колониях, борясь с британским империализмом, отмечают историки. По их словам, в это время обучение в СССР прошло значительное количество тех, кто после войны разрушил мировую колониальную систему.

Изменения работы в конце 20-х годов вовсе не означало объединения с социал-демократами, а даже наоборот, в той же Германии силы Компартии были направлены на борьбу против правящей СДПГ, как станового хребта буржуазной Веймарской республики. Социал-демократы представлялись даже большим злом, вспоминая белый террор при помощи сил фрайкора, устроенный Эбертом и Носке в 1919 и 1920 годах, чем массовое мелкобуржуазное фашистское движение.

Поэтому ошибочный тезис о «социал-фашизме» нашел такую поддержку не только у руководящего и среднего звена партий, но и у многих рядовых коммунистов.

Именно в ракурсе той обстановки и стоит рассматривать усилия ВКП(б) и ИККИ. Существенно сказывались на изменении тактики и стратегии Коминтерна и изменяющаяся международная обстановка и мировой кризис капитализма 1929 года, который повлиял на так называемый «левый поворот» Коминтерна и некоторые ультралевые идеи, и мысли его руководства, в том числе и его главы Бела Куна.

Уже с 1929 года и по 1935 годы начинается другая глава Коминтерна, связанная с надеждами части руководства ИККИ во главе с Бела Куном на новый революционный импульс в связи с мировой капиталистической депрессией. Этот период, как и пришедший на смену ему новый, названный временем «народных фронтов», требует отдельного изучения и осмысления.

Однако тогда это была позиция большинства, в том числе и руководства СССР. Помимо политических изменений, произошли и существенные организационные изменения, еще больше привязывавшие компартии к единому центру, то есть к Москве. Шестой Конгресс принял Программу и Устав Коммунистического Интернационала, где говорилось, что эта организация представляет собой «единую мировую коммунистическую партию».

В Программе закреплялись жёсткая централизация руководства коммунистическими партиями и требование «международной коммунистической дисциплины», которая должна выражаться «в безусловном выполнении всеми коммунистами решений руководящих органов Коммунистического Интернационала». Поддержка Конгрессом линии Сталина укрепила его линию в борьбе против «правых» тенденций, в частности против Бухарина.

Выступая с политическим отчетом ЦК на XIV съезде ВКП(б) Сталин говорил: «…Наша строительная борьба является тоже международной, интернациональной по своему значению, ибо наша страна есть база международной революции, ибо наша страна есть основной рычаг для развертывания международного революционного движения, и если у нас здесь строительство идет должным темпом, это означает, что мы свою работу в международном революционном движении по всем остальным руслам делаем так именно, как этого требует от нас партия»[1].

Сталин в выступлении на VII расширенном пленуме ИККИ отметил: «…Победа пролетарской революции в одной стране является не самоцелью, а средством и подспорьем для развития и победы революции во всех странах. Поэтому строить социализм в СССР – это значит делать общее дело пролетариев всех стран, это значит ковать победу над капиталом не только в СССР, но и во всех капиталистических странах, ибо революция в СССР есть часть мировой революции, ее начало и база ее развертывания»[2].

Надвигающаяся мировая война и изменение линии Коминтерна

Перевооружение Красной Армии, индустриализация, коллективизация в СССР предполагали еще большую централизацию рабочего государства в целях активного противостояния силам империализма в будущей мировой войне. Эти процессы середины и второй половины 30-х годов оказали непосредственное воздействие и на Коминтерн. На это, безусловно, влияли глобальные процессы и события, произошедшие в Европе, главное из которых было усиление фашизма и милитаризма.

Приход в Германии к власти Гитлера и национал-социалистов, привело к запрету Компартии, разрушению организованного рабочего движения, и к возрождению германского милитаризма, жаждавшего реванша после поражения в Первой мировой войны. Одним из главных столпов идеологии нацистской НСДАП был воинствующий антикоммунизм и уничтожение Советского Союза, как «рассадника мирового большевизма». Поэтому над красной Москвой нависла еще большая опасность, как и очевидно было для советских вождей приближение новой мировой войны.

Победа нацистов в важнейшей капиталистической стране Центральной Европы, стало по-настоящему ощутимым поражением Коминтерна, осознанное до конца лишь в 1934 году. Ленин и большевики с самого начала рассматривали Германию как наиболее развитую промышленную страну на континенте, рабочая революция в которой должна была стать главным залогом успеха мировой революции. Несмотря на неудачи 1919-1920 и 1923 года, сильнейший немецкий рабочий класс с глубокими и давними традициями классовой борьбы был становым хребтом стратегии Коминтерна по развитию революционного процесса в Европе.

Разгром самой крупной в Европе Компартии Германии, а следом СДПГ и профсоюзов, репрессии в отношении лучших представителей немецкого рабочего класса, сделали невозможным следование прежней линии и фактически обрушили старую конструкцию представлений о практическом воплощении «Германского Октября». Тактика, под названием «класс против класса», выработанная на Шестом конгрессе Коминтерна, и тезис о «социал-фашизме» на фоне развертывания массового фашистского движения, стали подвергаться критике внутри партий, а левый курс ИККИ оказался в тот момент в кризисе.

Следовало найти новую линию, которая могла бы противостоять фашисткой угрозе. Помимо этого, произошло еще одно важнейшее событие, изменившее место страны Советов в Европе. 18 сентября 1934 г. общее собрание Лиги Наций приняло постановление о приёме СССР в Лигу и включении его представителя в её Совет в качестве постоянного члена. В середине 1930-х гг. в связи с ростом угрозы со стороны фашистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии правительства некоторых государств стали искать сотрудничества с СССР как в рамках Лиги Наций, так и вне её.

15 сентября 1934 г. тридцать делегатов Лиги Наций обратились к Советскому правительству с телеграммой, в которой содержалось приглашение СССР вступить в Лигу и «принести своё ценное сотрудничество». Буржуазные круги Франции и Англии, а также Чехословакии тогда всерьез стали рассматривать возможность заключения военного соглашения с СССР для противостояния поднимающей голову нацистской Германии.

Все эти условия создали основу для принятия в 1935 году на Седьмом Конгрессе Коминтерна компартиями тактики широких фронтов, названных «народными» в целях формирования временных союзов с социал-демократией и даже с некоторыми республиканскими и либеральными буржуазными силами для противостояния реакционным группировкам и фашизму. Данный курс просуществует в том или ином виде вплоть до семидесятых годов, а политические системы в Восточной Европе и Китае будут даже называться некоторое время «народными демократиями».

Можно предположить, что и сама тактика «народных фронтов», теоретически обоснованная, доведённая до своего совершенства теорией этапов, провозглашенная в 1935 году новым руководителем ИККИ Георгием Димитровым, на самом деле служила интересам СССР. В этот момент Коминтерн стал превращаться в советский внешнеполитический инструмент и средство борьбы с фашизмом. Компартии в таких союзах и блоках, даже в момент успеха на выборах во Франции и Испании, оказывались в меньшинстве и поступались своей программой.

В Китае эта политика в середине и конце 30-х проявлялась в виде неоднократных попыток руководства Коминтерна объединить Гоминьдан и Компартию, руководимую Мао Цзэдуном, в единый фронт для борьбы с агрессией Японии. Надо сказать, что эта тактика оказалась не совсем удачной, как и в 1927 году. Большой поток вооружений шел тогда со стороны СССР для вооружения как армии Чан Кайши, так и частей Красной Армии Китая, которые формально вошли в объединенную армию. Китайские коммунисты и красноармейцы продолжали периодически подвергаться вооруженным нападениям со стороны гоминьдановцев, и временный союз лишь на время загасил гражданскую войну.

Но наиболее серьезные испытания данная новая линия Коминтерна прошла во время гражданской войны в Испании.

Испания

В этой стране еще до прихода к власти правительства «Народного Фронта» сложилась революционная ситуация, а классовые бои и восстания вспыхивали в 1931 и 1934 годах. Компартия, действуя по инструкциям ИККИ, окончательно приняла стратегию «теории этапов» и рассматривала события в стране как буржуазно-демократическую стадию, когда требовалось лишь ограничиться защитой республики от Франко.

Это, по нашему мнению, было главной ошибкой Компартии Испании и Коминтерна, которые в угоду сохранения фронта с либералами и республиканцами в действительности сузили социальную базу поддержки режима, а революционный подъем рабочих и крестьянских масс в 1936 году, жаждавших социальных изменений, сменился в 1938-1939 годах на упадок, апатию и деморализацию.

Однако сама борьба в Испании против реакционных фашистских сил и войск итальянских и немецких интервентов имела огромный прогрессивный импульс по всей Европе, так как показала возможность переломить ситуацию и остановить фашизм. Героическая защита Мадрида, формирование интербригад по призыву Коминтерна привели к мобилизации сил коммунистических партий, в том числе итальянских и немецких коммунистов.

На помощь Испанской республике прибыло 42 тыс. иностранцев из 54 стран мира, до 35 тыс. из них участвовало в боевых действиях в составе 7 интернациональных бригад и 3 отдельных интернациональных батальонов, некоторое количество служило в вооружённых силах Испании, а медицинский персонал – в госпиталях, больницах и иных медицинских учреждениях.

В тоже время правительство «Народного Фронта» во Франции под давлением Великобритании неожиданно объявило о «невмешательстве в испанские дела» и разорвало договор о поставках оружия в республику. Сочувствовавшие испанским республиканцам французский премьер-министр Леон Блюм и министр авиации Пьер Кот отправили тем лишь небольшую партию устаревших самолётов без оружия. В последующем Франция объявила о полном эмбарго на ввоз оружия в Испанию.




[1]Сталин И.В. Политический отчёт Центрального Комитета. - Т. 7. - С. 3.

[2] Сталин И.В. VII Расширенный Пленум ИККИ. - Т.  9. - С. 15.


Категория: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ | Добавил: Редактор (13.09.2021) | Автор: Айнур Курманов
Просмотров: 323
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [97]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [76]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [74]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [64]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [24]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [12]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [27]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [12]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [16]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
К 100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ [2]
РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ПОД ВЛИЯНИЕМ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И КОМИНТЕРНА [30]
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА [5]
ПАМЯТИ ТОВАРИЩА [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА [16]
К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Ф. ЭНГЕЛЬСА [3]
ПАНДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА [13]

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2024Создать бесплатный сайт с uCoz