Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 648
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Главная » Статьи » Рубрики » К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА

Диалектика как оружие пролетариата в зеркале ленинской теории философской партийности (к 150-летию со дня рождения В.И. Ленина) (3)

Диалектика как оружие пролетариата
в зеркале ленинской теории философской партийности
(к 150-летию со дня рождения В.И. Ленина)
(3)

В свое время агентами рабовладельческого класса были Сократ и Платон[1]. У современного буржуазного класса агентов легион.

Думается, что хотя античная культура времен Демокрита давала много поводов для открытия только что описанного весьма противоречивого языкового эффекта, но без острого противостояния с Сократом и Платоном, оно было бы затруднено. Но что важно: уже в трудах Платона появляются философские гимны во славу уже упоминаемой платонической любви между рабом и рабовладельцем[2]. То стоит ли удивляться тому, что современные философские тексты распухают от теорий социального солидаризма, выросших из «либеральной утопии», как ее назвал Ленин[3], а то й теорий капитализма без классов. Но и тогда, и сейчас, мы имеем дело с одной и той самой рабовладельческо/буржуазного теорией, реализуемой на практике в форме рабовладельческо/буржуазного государства. И именно Платону принадлежит первая теория рабовладельческого государства, которое с течением времени превратится в буржуазное: господствующие классы меняются, но их эксплуататорская суть остается неизменной.

Такая сложная диалектика исторического процесса и была выражена Лениным в положении о двух партиях в философии: партии Платона и партии Демокрита.

Так стоит ли удивляться тому, что, если современные фарисеи так яростно борются с Демокритом «как с живым врагом, великолепно иллюстрируя этим партийность философии и обнаруживая паки и паки свою настоящую позицию в этой партийной борьбе»[4], то в борьбе с Лениным, с его теорией пролетарской революции, они ведут себя еще более оголтело. В такой борьбе нет места порядочности: в ней кривда всегда противостоит правде.

А так как ленинская теория пролетарской революции корнями прорастает в философию Демокрита, в историю борьбы с Демокритом, развязанную Сократом, теоретически обоснованную Платоном и выраженную в форме объективного идеализма, то по мере общего кризиса современного капитализма такое противостояние только будет нарастать.

Напрашивается еще одна параллель: если, например, для современников Демокрит, как выразился Сенека, отличался «среди всех древних острым умом»[5], то Ленин нынче всегда в лидерах при всяческих опросах общественного мнения на предмет выяснения степени его популярности среди современных политиков, хотя современные буржуазные власти предпринимают различные действия, направленные на его дискредитацию. Все, как в древние времена.

Скажем, для Платона имя Демокрита не подлежит озвучению. Его нужно забыть! Платон понимает, что забвение для ученого – самая большая кара за несогласие, за протест, за согласованный строй мысли, за понимание сути творящегося в обществе безобразия и за борьбу с ним.

За то же самое сегодня третируют и Ленина.

Говоря о борьбе Сократа и Платона против Демокрита, мы говорим по сути о начале раздвоения не только философии по партийному признаку, но и научного этоса на две противоположности: на четко обозначивший себя рабовладельческий этос и противостоявший ему этос истины, пока еще не нашедший своей социальной базы, не сформулировавший свой классовый интерес, еще не во всем последовательный, но уже обозначивший свою оппозиционность к идеализму, ко всяческому субъективизму, имеющему волюнтаристскую природу.

Нечто подобное происходит и сегодня: открытой классовой, диалектико-материалистической позиции марксистов противостоит легион всяческих борцов с нею, продуцирующих множество вне- или надкласовых методологий, защищающих капитализм.

Однако ими же самими созданная позитивистская социология, исследующая социальные структуры как объективированную систему социальных неравенств, показывает, кто защищает право на неравенство, являющееся правом порабощать, и кто борется за свободу от порабощения.

Так вот если до Платона уклон в формировавшийся идеализм можно было расценивать как простое заблуждение, преодоление которого способствовало интеллектуальному развитию человечества, то Платон, – будучи рабовладельцем и по происхождению, и по убеждению, – первым провел четкую демаркационную линию между непроизвольными заблуждениями и суждениями, ввергающими в заблуждение неофитов в философии. Демокрит же первым восстал против подобного философствования, – и поплатился[6] тем, что от многочисленных его работ, –в отличие от платоновских, сохранившихся в полном объёме, – остались лишь отдельные фрагменты, а то и одни воспоминания, по которым мы можем представить их действительную интеллектуальную мощь.

Важно понимать, что логический конструктивизм Платона состоял в том, что хотя он и пытался рассуждать, как нынче принято говорить, об общечеловеческих ценностях, но делал это на уровне абстрактно понятого человека. Он выражал свои мысли об обществе в понятиях того времени, но первым же стал широко применять безымянные понятия (нонимы), которые нынче могут быть расшифрованы как понятия, например, социальных структур рабовладельческого общества, функциональных рабовладению действиях и ценностях и т.д.

Здесь следует сделать два существенных замечания: одно логико-гносеологическое, а другое социологическое.

Первое замечание касается вопроса о времени рождения понятия как формы мысли. Философы, говоря об этом, утверждают, что «предшественники Платона, судя по сохранившимся фрагментам, еще не говорят на специальном языке; ученик Платона Аристотель пользуется уже строгой и систематизированной терминологией»[7]. Это мнение можно считать устоявшимся, Но Бородай утверждает еще и то, что «творчество Платона – поворотный момент в способе философствования; зафиксированный в текстах процесс становления философского языка и понятий, которые будут ключевыми для европейских мыслителей вплоть до наших дней, таких понятий, как «идея», «материя», пространство», «бесконечность», «дух», «душа», «природа», «творчество»[8].

Однако все обстоит несколько сложнее. Понятие как явление культуры, т.е. как способ субъективного отношения к действительности (не путать с субъективистским), как понимание сути происходящего, как способность мыслить вообще, зарождается не в произведениях Платона. Оно сначала зарождается в ходе производства орудий труда, являющемся одновременно и процессом смыслрообразования, а потом и в ходе всей общественной жизни, практической по своей сути. Именно по этой причине общественно-историческая практика и является критерием истины.

И терминологическое выражение понятия, т.е. оформление его в строго определенную мысль, тоже связано с практическими потребностями, включая и потребность во власти и господстве, впервые зародившуюся в рабовладельческом классе.

Иначе говоря, иметь понятие о чем-либо, совсем не означает понимать, что вы мыслите понятиями. И Демокрит, и Платон тоже еще не имели понятия об этом, как и о том, что понятие способно оборачиваться суждениями и умозаключениями. Но именно противостояние между ними стало тем действительным поворотным моментом, в котором:

– стал формироваться особый язык, требующий точности и определенности в формулировании мыслей и который одновременно стал основанием для образования языка науки;

– наметилось окончательное разделение физического и умственного труда, а также профессионализация последнего;

– понятие из субъективной способности понимания сути дела начало обретать инструментальную функцию, включая и функцию власти и господства над мыслями и действиями зависимых людей;

– а главное, наметилось окончательное разделение в течении философской мысли на два противостоящих направления: материалистический, связанный с именем Демокрита, и идеалистический, связанный с именем Платона;

– и, наконец, стали формироваться две философские партии, противостояние между которыми до времени происходило вокруг абстрактно формулируемых вопросов блага, справедливости и закона, истины и заблуждения и т.д.

Именно Ленин обратил внимание на то, что марксизм, например, – прямое продолжение линии Демокрита и что философы-марксисты – неотъемлемые члены его философской партии. И хотя в демокритовской философии не трудно обнаружить материалистические заблуждения, свойственные тому времени, именно его философия, а не Платона, положила начало формированию материалистического философского тезауруса и, соответсвенно, действительного языка науки. За что Демокрит и пострадал: от его трудов остались только фрагменты.

Второе замечание касается вопроса исторической связи между рабовладением и капитализмом, включая и свойственные им философии (вопрос связи феодализма с рабовладением более очевидна).

Разумеется, что мы далеки от того, чтобы приписывать Платону способность заглядывать так далеко в буржуазное общество, но нельзя не заметить, что у него уже, так сказать «на языке», нечто такое, что роднит его философию с современной буржуазной.

Например, Платон понимал:

– что «бедность и богатство взаимно порождают друг друга» (в современной терминологии это пример функциональной связи[9]);

– что «не должно быть ни тяжкой бедности среди некоторых граждан, ни в свою очередь богатства», ибо они порождают «междоусобие» и «раздор» (современная теория конфликта, которую не следует смешивать с марксистской теорией революции, к чему, называя Маркса первым конфликтологом и тем дискредитируя марксизм, как бы невзначай прибегают так называемые конфликтуалисты);

– что «было бы прекрасно, если бы каждый член колонии обладал… имуществом в равной доле со всеми»[10] (современная либеральная утопическая теория равных возможностей);

– что «надо… законодателю установить пределы бедности и богатства» (современная либеральная утопическая теория равенства в правах):

а) что пределы бедности нужно измерять размером в «стоимость надела, который должен оставаться у каждого»[11] (современная утопическая либеральная теория гражданского общества, принимающего участие в социальном управлении);

б) что не желательно, что бы не было богатства «большего по своей стоимости в два, три, четыре раза»[12] чем стоимость вышеуказанного надела (современная либеральная утопическая теория антимонопольного права, легализующаяя функционирование транснациональных монополий);

в) а если «кто приобретет свыше этого, найдя ли что-нибудь, получив ли от кого-то в подарок или наживши, – словом, если благодаря какому-нибудь подобного рода случаю у него окажется имущество, превышающее меру, он должен отдать избыток государству и его богам-покровителям»[13] (современная фарисейски-утопическая теория буржуазной благотворительности или экономическая теория налога на богатство, призванная снимать угрозу бунта от социальной несправедливости ).



[1] Если быть точнее, то Платон аристократ по своему социальному происхождению, чего не скажешь о Сократе, – сыне, как мы уже знаем, – скульптора и повитухи. Но оба они служили одному и тому же классу – рабовладельческому.

[2] Вот пример из диалога «Евтифрон, или О благочестии». Читаем:

Сократ. Так скажи же, какого рода служение богам является благочестивым?

Евтифрон. А такое, каким служат рабы своим господам [Платон. Полное собрание сочинений в одном томе / Платон. – М.: Альфа-книга. 2016. – С. 15].

Делаем вывод: служить господам и служить богам – одно и тоже, хотя представляется как нечто не одно и тоже. Господин как бы и не бог, но служат ему как богу. А что останется, если из слова «господин» извлечь корень? Останется ни нечто, а ничто!»

[3] Солидаризм, между прочим, – новое издание либеральной утопии, по поводу которой Ленин писал так: «Либеральная утопия состоит в том, будто можно было бы, миром и ладом, никого не обижая, Пуришкевичей не смещая, без ожесточенной и до конца доведенной классовой борьбы, добиться сколько-нибудь серьезных улучшений в России, в ее политической свободе, в положении масс трудящегося народа. Это – утопия мира свободной России с Пуришкевичами» [Ленин В.И. Две утопии / ПСС. – Т. 22. – С. 117].

В своих работах Ленин неоднократно напоминает о сформированном в то время союзе черносотенной политики пуришкевичей с солидаристской желтой буржуазной политикой, из которой, между прочим, потом вырастет фашизм.

Для подтверждения сказаного, приведем несколько высказываний француза Пьера Биетри, одного из первых теоретиков солидаризма, основателя желтого политического движения, создавшего в 1903 г. первую в мире Национал социалистическую партию (NSP):

– Социализм – не является «ни философской системой или гуманитарным уклоном, ни знанием, ни политикой. Это микроб. Он не содержит в себе ни будущего, ни настоящего…».

– «В странах свободного обсуждения и всеобщего избирательного права – такие, как Франция – социализм живет шантажом… буржуазного класса».

– «Желтый цвет – цвет чистого золота без примесей; социализм является основой свинца».

­– «Но мы (то есть желтые – Н.Л.), кто не хочет быть похожими на крупный рогатый скот, или "семенной фонд” или нечто без воли, рабски покорное, слепое, – против социалистического общества».

– «Красные лидеры стоят за идею экспроприации частной собственности, – что чистое безумие, немыслимое самоубийство рабочего класса».

– «Мы смотрим в будущее, освобождаясь от тирании красных союзов».

– «Я даю свободу и частную собственность».

– «Господа, я заканчиваю криком "Да здравствует союз работодателей и работников по размеру собственного капитала и объединения!”» [Bietry P. Le socialisme et les Jaunes / Pierre Bietry [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k5450489g/f2.image].

Вот так зарождался фашизм!

[4] Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм /ПСС. – Т. 18. – С. 376.

[5] Сенека Л. А. Философские трактаты / Луций Анней Сенека – СПб.: Алетейя, 2001. – 400 с. – С. 346.

В других переводах это звучит так: «самый тонкий из всех древних мыслителей».

[6] Еще в древности заметили, что в произведениях Платона встречаются имена практически всех известных философов того времени, кроме Демокрита, хотя весьма часто встречаются заимствования из Демокрита, – прямой плагиат. К тому же, как тогда же поговаривали, Платон «скупал, где только мог, и сжигал» произведения Демокрита, а последователи Платона их имена «рядом умышленно не упоминали, чтобы в потомстве не сохранилась память об этом вредном материалисте» [Лурье С. Демокрит. Тексты. Перевод. Исследования / Соломон Яковлевич Лурье. – Ленинград: наука. 1970. – С. 8].

К слову, понятия атома в произведениях Платона тоже нет, как нет и понятия материи: понятие материала есть, а понятия материи нет. То же самое можно сказать и о понимании Платоном движения: движимое, движение и покой существуют, а материи не существует. Существует, правда, понятие бытие, – абстрактное понятие, объединяющее собой вещи и идеи вещей: мнения и мысли.

Но не стоит удивляться, ибо Платон делал все для того, чтобы уклониться от прямой полемики с Демокритом. И лучшим средством в таком противостоянии оказались, как не покажется странным, вышеупоминаемые демокритовские нонимы – безымянные понятия, в которые Платон превратил все понятия, связанные с материалистической философией.

Иными словами, Платон создал весьма изощренную в своей рабовладельчески- идеологической ангажированности фигуру речи, которую назовем фигурой умолчания: конструкция речи, освобождающая от необходимости вступать в прямой вербальный контакт с теми, кто приговорен быть забытым, чье творчество не должно побуждать к сотворчеству.

Сегодня, однако, раздаются голоса в защиту Платона, утверждающие, что уничтожить все произведения Демокрита было невозможно, ибо их раскупали разные лица. Однако и здесь не следует забывать три обстоятельства.

Первое. Хотя и существовали мастерские (издательства, работавшие на коммерческой основе) по переписке рукописей [в Римской империи их называли скрипториями, а один из наиболее известных скрипториев принадлежал Цицерону], разовые тиражи книг, по определению, не могли быть большими. Ситуацию, по понятной причине, не могло изменить и то обстоятельство, что книги могли переписывать все желающие.

Второе. Работы Платона сохранились до наших дней в целости и сохранности, а от работ Демокрита остались лишь фрагменты и то только те, которые, так или иначе, цитировали различные авторы. А ведь Демокрит был не менее знаменит, чем Платон, хотя «презирал славу». Сам Демокрит свидетельствует: «Я пришел в Афины, и ни один человек меня не знал» [в лицо]. Вот почему «он знал Сократа, но Сократ его не знал» [Лаэртский Д. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Диоген Лаэртский – М.: Мысль, 1986 г. – 570 с. – С. 344].

А вот весьма важное для нас замечание, характеризующее и Демокрита, и Платона. Читаем Диогена Лаэртского: «Если диалог "Соперники” принадлежит Платону, говорит Фрасилл, то именно Демокрит есть тот безымянный собеседник, который наряду с Энопидом и Анаксагором участвует в беседе с Сократом о философии и которому Сократ говорит, что философ подобен пятиборцу: он [Демокрит – Н.Л.] ведь и в самом деле был пятиборцем в философии, так как занимался и физикой, и этикой, и математикой, и всем кругом знаний, и даже в искусствах был всесторонне опытен» [Лаэртский Д. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Диоген Лаэртский – М.: Мысль, 1986 г. – 570 с. – С. 344].

Обратим внимание, что слова «если диалог "Соперники” принадлежит Платону…» – прямой намек на присвоение чужой работы, имя автора которой подлежит забвению.

Третье. Демокрит представитель так называемой натурфилософии. Он диалектик, хотя в вопросах познания склонялся «в сторону скептицизма» (Маркс). Сократ и Платон противопоставили диалектике бытия Демокрита более высокую, по их мнению, диалектику мысли. Согласно их философии мысль определяет бытие. И только Ленин обратил внимание на то, что мысль, определяющая бытие в философии Платона, есть мыслью рабовладельца, а не некая иная мысль, стоящая над классами.

Так вот если философский «скептицизм есть профессиональное противоречие всяким мыслям, отрицание самого процесса определения» [Маркс К. Тетради по истории эпикурейской, стоической и скептической философии / К. Маркс и Ф. Энгельс / Из ранних призведений – М.: Государственное издательство политической литературы. – 1966. – 99 – 215 с. – С. 128], то развиваемый Платоном сократический скептицизм еще и профессиональное лукавство: профессиональное отрицанию всякой здравой мысли в сознании оппонента, отрицание в нем способности к познанию. Именно с Сократа и Платона начинается формирование группы спецов, которых потом Маркс назовет «профессиональными жрецами неведения» в обязанность которых теперь входит не только повседневное причитание «о своей собственной немощи и о мощи вещей» [Маркс К. Тетради по истории эпикурейской, стоической и скептической философии / К. Маркс и Ф. Энгельс / Из ранних призведений – М.: Государственное издательство политической литературы. – 1966. – 99 – 215 с. – С. 127], но и причитание об интеллектуальной немощи рабочего класса, сопровождаемое возвеличиванием собственной интеллектуальной мощи. Такая вот игра в поддавки.

[7] Бородай Т.Ю. Рождение философского понятия. Бог и материя в диалогах Платона. / Т.Ю. Бородай – М., Изд. Савин С.А., 2008 г. 284 с. – С.5.

[8] Там же, с. 5

[9] Причинную связь между бедностью одних и богатсвом других раскрыл Маркс: она кроется в прибавочной стоимости и двойной бухгалтерии, в которой ведется строгий учет между дебитом и кредитом.

[10] Платон Собрание сочинений в 4 т. – Т. 4. / Платон – М.: Мысль, 1994. – 830 с. – С. 196 – 197.

[11] Платон. Полное собрание сочинений в одном томе / Платон. – М.: Альфа-книга – 2016. – С. 1113.

[12] Платон. Полное собрание сочинений в одном томе / Платон. – М.: Альфа-книга – 2016. – С. 1113.

[13] Платон. Полное собрание сочинений в одном томе / Платон. – М.: Альфа-книга – 2016. – С. 1113.


Категория: К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА | Добавил: Редактор (29.04.2023) | Автор: Л.Г. Николаенко
Просмотров: 91
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [97]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [76]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [74]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [64]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [24]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [12]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [27]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [12]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [16]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
К 100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ [2]
РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ ПОД ВЛИЯНИЕМ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И КОМИНТЕРНА [30]
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА [5]
ПАМЯТИ ТОВАРИЩА [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА [16]
К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Ф. ЭНГЕЛЬСА [3]
ПАНДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА [13]

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2024Создать бесплатный сайт с uCoz