Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » №1-2 2013 (51-52)

Эпатажная имитация марксистско-ленинской теории и методологии российским зюдекумом. (4)

Эпатажная имитация марксистско-ленинской теории
и методологии российским зюдекумом. [1]

Горбачевско-яковлевская система
оболванивания на службе зюгановщины (4) 

В.А. Сапрыкин

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Часть 4. Часть 5. Часть 6.

Примечания 1. Примечания 2

Что же на деле означает подобная «теория и методология» г-на Зюганова? На мой взгляд, вот что:

а) элитарный подход к обществу, государству и власти есть полное забвение народа как решающего фактора истории, культуры, самого социального прогресса. Это реанимация оппортунистом из КПРФ буржуазной теории элит (философия Ницше, Бердяева, Парето, Моска, Келлера, Цайглера и др.), глубоко враждебной марксистскому учению о роли народных масс, о классах и классовой борьбе, социалистическим принципам социального равенства всех членов общества, она унижает трудящихся и обрекает их на подчинённое «элите» положение;

б) элита, вопреки утверждению Зюганова, не в состоянии обеспечить стабильность и динамизм в развитии общества и государства: яркий пример тому крах царской дворянско-помещичьей элиты в начале ХХ столетия. Эта оппортунистическая, буржуазная по своей сути теория от начала и до конца враждебна людям труда, их социальным и классовым интересам. «Общество никак не сможет прийти в равновесие, – писал великий К. Маркс, – пока оно не станет вращаться вокруг солнца труда» [69]. Именно этого и не хочет признать обуржуазившийся парламентарий Зюганов, отстаивая идею элитарности, по этой же причине он ревизует марксистское положение о диктатуре пролетариата;

в) элитарный подход, отстаиваемый Зюгановым, ставит крест на его рассуждениях о русском народе, о самобытности русской цивилизации, о русском социализме. Социализм – это власть самого народа, а не элиты: это – ТРУДОВЛАСТИЕ в широком смысле слова в противовес КАПИТАЛОВЛАСТИЮ, где господствует воля «элиты». Только приобщение трудящихся к общественно-политической и культурной жизни, к плодотворной государственной работе, «полная передача управления страной и контроля за хозяйством её рабочим и крестьянам», которые сами смогли бы «правильно распределять землю, продукты и хлеб» [70] обеспечит стабильность и динамизм в развитии общества и государства. Такова точка зрения марксизма-ленинизма, с которой не желает считаться г-н Зюганов.

Совершенно очевидно, что с подобным «элитарным» настроением зюгановцы не торопятся идти «на улицу» к рабочим и другим слоям пролетарского населения современной России. Поэтому «открытие», которое он сделал на XIV пленуме («рабочий класс довольно многочислен, происходит его взросление, повышается потенциал активности» и т.д.), на деле ничего не стоит. А чего стоит в целом идейно-теоретический арсенал КПРФ, с которым можно было бы обратиться к рабочему классу и всем трудящимся? Зюганов утверждает: «С февраля 1993 года – с момента возрождения нашей партии – мы находимся в коллективном (???) поиске ответов на вопросы, которые ставит перед нами отечественная и мировая история» («Правда», 2012, 11 октября, с. 3). Были перечислены некие абстрактные формулировки, но обойдены молчанием сами ответы… Вот они: «Святая Русь и кощеево царство». «Русское православие и проблемы возрождения России», «100 анекдотов от Зюганова» и т.д. и т.п. «Идеологию разрабатывает сам Геннадий Андреевич, а мы лишь её транслируем», – давал некогда установку бывший секретарь ЦК КПРФ по этому направлению А. Кравец. Так и идут рука об руку мифологический «коллективный поиск» и реальная «трансляция» зюгановщины.

А коллективный поиск есть, и он много лет ведётся учёными-марксистами. Осенью 1997 года в Институте философии РАН возник ежемесячный академический теоретический семинар «Марксовские чтения», созданный доктором философских наук, профессором Д.В. Джохадзе. За первое своё десятилетие он провёл свыше 80 заседаний и стал вполне авторитетным и привлекательным не только в научной философской аудитории, но и среди широкой общественности Москвы, многих российских городов, Украины, Белоруссии, Казахстана и других бывших республик СССР. Помимо собственно семинаров были проведены многие проблемные конференции, среди которых:

1.  «Карл Маркс и современная философия» (1998 г.);

2.  «Теория и практика марксизма (история, современность, перспективы)» (2000 г.);

3.  «Марксизм-ленинизм в XXI веке и перспективы развития России» (2001);

4.  «Марксизм, обществоведческая мысль современности и социалистические тенденции развития человечества в XXI веке» (2001 г.);

5.  «Конец предыстории человечества: социализм как альтернатива капитализму» (2003 г.);

6.  «Международное коммунистическое и левое движение в условиях империалистической глобализации» (2004 г.);

7.  «Эпоха И.В. Сталина: от прошлого – к будущему социализма» (2004 г.);

8.  «Великой Победе советского народа – великое продолжение» (к 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне,2005 г.);

9.  «Реинтеграция братских народов постсоветских республик – категорический императив современности. К 90-летию Великой Октябрьской социалистической революции» (2007 г.) и др.

На конференциях и семинарах выступали яркие, талантливые учёные, литераторы, общественные и государственные деятели России и других стран ближнего и дальнего зарубежья. Среди них В.Н. Страхов, В.С. Бушин, Р.И. Косолапов, В.В. Трушков, В.А. Вазюлин, И.А. Гобозов, Г.А. Багатурия, С.И. Гончарук, Д.В. Джохадзе, Ф.Н. Клоцвог, Б.С. Хорев и др. (Россия); Ли Дэ-шунь (КНР); Нгуен Чонг Тьуан (Вьетнам); Периклис Павлидис (Греция); Карлос Мендоса Потелла (Венесуэла); Хорхе Марти Мартинес (Куба); Т.И. Яброва (Украина); Т.И. Адуло (Белоруссия); Г. Погосян (Армения); А.А. Хамидов (Казахстан), А.А. Брегадзе (Грузия), А. Шарипов (Узбекистан), А. Назарова (Таджикистан) и многие, многие другие. За эти годы были сотни марксистов из разных стран, чьи научные работы вошли в коллективные издания Института философии В их числе фундаментальный труд «Марксизм: прошлое, настоящее, будущее». (М., Макс Пресс, 2003, 692 стр.); «Конец предыстории человечества: социализм как альтернатива капитализму». (Материалы международной научно-практической конференции. М., Институт философии РАН, 2004, 360 стр.); двухтомное издание «Марксизм и будущее цивилизации». (М., изд-во «ВИУ», 2006. Т. 1. – 416 стр.; Т. II. – 420 стр.). Авторитет ученых-марксистов позволил им впервые за последнюю четверть века принять участие в работе российских и международных конгрессов в качестве самостоятельного исследовательского сообщества. Так, на IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее человечества» (24-28 мая 2005 г., Москва) работала отдельная марксистская секция. Вся работа конгресса была пронизана духом теории и методологии марксизма-ленинизма. Увы, эти работы игнорируются в ЦК КПРФ, усилиями зюгановцев создан феномен под названием «НЕИЗВЕСТНЫЙ МАРКСИЗМ»… для членов этой партии!

В работе марксистского академического семинара постоянно принимали участие руководители компартий, которые сегодня существуют наряду с КПРФ: В.А. Тюлькин (РКРП), О.С. Шенин (КПСС), А.А. Пригарин (РКП–КПСС). Никогда не было только одного человека – Г.А. Зюганова. Ответом на персональные, многолетние приглашения руководителя семинара профессора Д.В. Джохадзе было молчание со стороны председателя КПРФ. Сегодня он рассказывает, какие многообещающие планы в области идейно-теоретической работы собирается осуществить:

а) вести «постоянный анализ общества, в котором мы живём». Такой анализ давно ведётся учёными-марксистами (философами, историками, социологами, экономистами, культурологами), но он игнорируется руководством КПРФ и лично Зюгановым;

б) «применять классовый подход к анализу и оценке социальных фактов и явлений». Такой подход разработан учёными-марксистами, но его начисто отвергает Зюганов;

в) «создать Центр политической учёбы при ЦК КПРФ по повышению идейно-теоретического уровня коммунистов и подготовке кадров». Об этом говорится свыше 15 лет, но «улита едет, когда-то будет»;

г) «вынести на рассмотрение XV съезда вопрос об учреждении партийного журнала «Вопросы теории». Подобный журнал под другим названием уже был: «Диалог». Его выпускали профессиональные журналисты и партийные работники-коммунисты во главе с Н.Я. Клепачем. Журнал отличался высоким научным уровнем материалов, классовым марксистским подходом к анализу процессов, явлений и фактов, глубиной анализа поднимаемых проблем, оперативностью в освещении текущих событий, хорошей редактурой и подбором авторского актива. «Диалог» вырос из известных в КПСС и в СССР журналов «Политическое образование» и «Агитатор». Он сохранил высокий профессионализм и свою приверженность марксистско-ленинской теории и методологии. Кстати, в отличие от журнала «Свободная мысль», преобразованного из журнала ЦК КПСС «Коммунист». «Свободная мысль» под руководством Н.Б. Биккенина стала рупором горбачевистов-контрреволюционеров, агрессивным изданием антикоммунистического, антимарксистского толка. Редакторы «Диалога» сохранили свою идейную и нравственную честь и достоинство, они не предали дело, которому служили в КПСС. Хорошие профессионалы, они отлично знали и чётко понимали, что нужно адресовать партийному активу и всем коммунистам. В составе редколлегии трудились авторитетные учёные-марксисты. Журнал выходил в труднейших условиях, у него не было постоянного помещения (оно было отнято во время контрреволюционного захвата имущества КПСС), нужно было непрерывно изыскивать финансирование и т.д. и т.п. Н.Я. Клепач обращался за помощью лично к Г. Зюганову. «Не волнуйся, Коля, поможем», – отвечал радетель за марксизм-ленинизм и теоретическую подготовку кадров. «Диалог» погиб, и на его могиле можно написать эпитафию: «Удушен оппортунистами».

Такова подлинная, а не мнимая организующая роль ЦК КПРФ и лично Г. Зюганова в собирании марксистских сил, консолидации всех сторонников социализма в борьбе против контрреволюции и реставрации чудовища-капитализма. У них не нашлось скромных сумм для выпуска интереснейшего журнала «Диалог» (хотя тот мог выходить за счёт самоокупаемости, если распространять его среди коммунистов и парторганизаций, тираж был уже близок к этому), но имеются средства, причём немалые, на многотысячные издания оппортунистических опусов («Россия – Родина моя» – тираж 10.000 экз.; «Уроки жизни» – 10.000 экз. и т.д.) и откровенно антимарксистских монографий. Под рубрикой «Дискуссионный клуб КПРФ» в 2003 году выпущена книга А. Зиновьева «Идеология партии будущего» (М., «Алгоритм», 2003, тираж 5 тысяч, 239 стр.). Она сопровождается восторженными рекомендациями первого заместителя председателя ЦК КПРФ И. Мельникова: «Уважаемые читатели! Вы держите в руках первую книгу из серии «Дискуссионный клуб КПРФ». … Мы особенно рады поздравить читателей с открытием этого проекта… Бесспорно хорошим началом является публикация книги выдающегося русского социолога Александра Зиновьева» (см. обложку книги).

Чем же привлекли ЦК КПРФ сама персона А. Зиновьева и его книга «Идеология партии будущего»? Что нового по сравнению, например, с работами Ленина мог сказать академический логик, философ и социолог? Ответ можно найти у самого автора:

1) Слова «коммунизм» и «коммунистический» приобрели в сознании людей, – писал он, – настолько прочный дезориентирующий (негативный) смысл, что изменить его невозможно никакими разъяснениями. … Бороться с таким явлением бессмысленно. Новая идеология… должна выступить как преодоление марксизма и советской идеологии. Причем преодоление не как дальнейшее их развитие (модернизация), что исключено, а как отрицание» [71];

2) «Партия Будущего, – продолжает А. Зиновьев, – не должна рассматривать себя как представительницу какой-то определенной части населения страны, каких-то угнетённых, эксплуатируемых и т.п. классов вроде пролетариата в марксистском духе» [72];

3) «Сам характер новой идеологии подсказывает, что наиболее вероятными приверженцами новой идеологии могут стать не представители низших слоёв населения, а люди со сравнительно высоким уровнем образования, культуры, нравственности, интеллектуальных интересов и т.д., короче говоря – часть интеллектуальной, творческой и деловой элиты населения…» [73] (вспомним зюгановский элитарный подход. – В.С.);

4) «Марксизм имел высокий интеллектуальный уровень в качестве массовой и государственной идеологии. Но он претендовал на большее – на статус науки. Я… установил, – заявляет А. Зиновьев, – что все его основные понятия и утверждения не соответствуют критериям логики и методологии науки» [74]. «Марксизм-ленинизм… стал для меня предметом насмешки».

Как видим, ответ на один вопрос дан самим Зиновьевым: ничего нового в своей книге он не сказал, в своеобразной манере лишь выразил всё тот же антимарксизм и, следовательно, антикоммунизм, который и до него широко ходил по миру. Важнее понять другое: почему КПРФ устами Зюганова, Мельникова и других функционеров прославляет Зиновьева, делает его жертвой Советской власти и своим идеологом? «… В советскую эпоху довольно часто талантливые люди оказывались не только в оппозиции к власти, но и в лагерях, в тюрьмах, за границей. Например, Александр Зиновьев. Талантливый философ, во многих своих пророчествах он оказался прав, но не только не был востребован властью, а подвергся преследованиям и вынужден был уехать за кордон» [75].

Ответ напрашивается один – другого просто быть не может: зюгановцев привлекает многолетний (начиная с 50-х годов прошлого века и до конца жизни), последовательный антимарксизм, антикоммунизм и антисоветизм Зиновьева.. С.Г. Кара-Мурза хорошо показал атмосферу и сам процесс созревания подобных борцов с марксизмом и советским обществом с его принципами, образом жизни людей, их материальными и духовными условиями существования. В фундаментальном двухтомном исследовании «Советская цивилизация» есть раздел под названием «Антисоветский проект», глава 1 «Созревание антисоветского сознания». «Видные деятели интеллигенции целенаправленно и методически убеждали граждан в негодности всех устоев советского порядка, – пишет С.Г. Кара-Мурза. – Я с 1960 г. работал в Академии наук и прекрасно помню все разговоры, которые непрерывно велись в лаборатории, на домашних вечеринках или в походе у костра – оттачивались аргументы против всех существенных черт советского строя. Так и вызревало то, что я назвал «проектом». Над ним работали в самых разных «нишах» общественного сознания – и учёные, и поэты, и священники» [76].

Со ссылкой на историческое исследование В.Н. Макаревича С.Г. Кара-Мурза рассказывает о возникновении в 1952 г. Московского методологического кружка, основателями которого были А.А. Зиновьев, М.К. Мамардашвили, Б.А. Грушин, руководил им Г.П. Щедровицкий. «Все обсуждения записывались на магнитофон и затем распечатывались на пишущих машинках (за 40 лет в методологических кружках скопились сотни томов машинописных материалов семинаров и игр). Написаны они были намеренно усложнённым, методологическим «птичьим» языком… Методологическое движение не представляло собой какой-то реальной оппозиции политическому режиму. Скорее, оно проводило подспудную кропотливую работу, готовя перемены» [77]. Иначе говоря, создавали идейно-теоретическую почву для будущей контрреволюции, которая начнётся втайне с приходом Горбачёва и Яковлева, а потом развернётся открыто и крайне агрессивно. Клика горбачевистов возьмёт на вооружение «методологические», с позволения сказать, наработки «безобидных», «не делающих зла» философов, и заявит во всеуслышание: «Система прогнила, реформированию не подлежит». Так академические «игры» и «птичьи семинары» переплавились в буржуазно-криминальную контрреволюцию, отбросившую не только СССР, но и весь мир к варварству и дикости.

Вот в той «методологической» среде и формировался мыслитель А. Зиновьев как антикоммунист и антисоветчик, там рождались его «Зияющие высоты», «Гомо советикус» и другие работы подобной направленности. К концу жизни философ словно прозрел, начал петь дифирамбы советской цивилизации, говорить, что он не антикоммунист. На вопрос «Что же всё-таки привело вас к разочарованию в советской системеон отвечал: «Ни к какому разочарованию меня ничто не приводило, я просто в своих книгах анализировал советский образ жизни. И результаты излагал в литературной форме. В «Зияющих высотах» показаны все аспекты жизни советского общества». «И вы не считаете себя антисоветчиком?» – «Ни в коем случае. Конечно, я не могу сказать, что я апологет советского общества. Нет, я не апологет, но я и не антисоветчик. Я не апологет коммунизма, но я и не антикоммунист. … Иногда мне говорят: «А не думаете ли вы, что ваши книги используют во зло?» Но кто судья, что считать злом, что не злом, что может причинить, а что не может? Кроме своей собственной совести – других судей нет» [78].

Так говорил человек, которого теперь величают не иначе как «великий», «пророк Отечества», «писатель с мировой известностью»…Оценку справедливости этих определений оставим для истории, для времени, для социализма, который обязательно возвратится в Россию. Ведь сегодня все критерии смыты контрреволюцией: от смешного и до великого – один шаг, от банального до гениального – ещё меньше, а от контрреволюционера – диссидента, антисоветчика и антикоммуниста до патриота вообще нет дистанции. Поэтому обратимся лучше к первоисточнику – книгам А. Зиновьева «Гомо советикус» (1982) и «Пара беллум» (1982). «На Западе умные и образованные люди называют нас гомо советикусами. Причём они употребляют это название в унизительном и презрительном для нас смысле. … Я только пойду в этом направлении ещё дальше и утру Западу нос. Я введу более удобное сокращение для этого длинного выражения: гомосос. Звучит, по крайней мере, по-советски.

Гомосос – существо довольно гнусное. … В Камбодже убили три миллиона человек? Прекрасно, пусть все видят, к чему ведет коммунизм. … Мы-то как раз и послужили той исходной основой, из которой великие селекционеры – коммунисты вывели современного гомососа» [79].

Это можно цитировать и дальше, не будем говорить, какое чувство при этом охватывает читающего. Лучше обратим внимание на другое: нечто подобное или близкое к этому уже встречалось, только значительно раньше. Большевики – «это растлители души и духа, безбожные, бесстыдные, жадные, лживые и жестокие властолюбцы». Коммунисты – это «полулюди, опустившиеся на низшую ступень первобытного всесмешения» [80]. – это уже И. Ильин, о котором говорилось раньше. Наконец, ещё один источник по данной проблеме, а именно: что есть антисоветизм и антикоммунизм на деле. «Большевизм – это многоликое бесовство, воинствующее античеловеческое явление», «большевизм – родное дитя марксизма», «большевистская идеология и практика – это дьяволизация сознания и поведения», «это система социального помешательства» [81], – а это, разумеется, «архитектор перестройки» А. Яковлев.

Не будем играть в лингвистические прятки: «гнусное существо гомосос» в отношении советских людей, «растлители душ и полулюди» в оценке коммунистов, «бесовство, античеловеческое явление» в отношении большевиков-марксистов – это однопорядковые проявления антисоветизма и антикоммунизма. Оставим в стороне (для академических дискуссий) наивные рассуждения на тему «что считать злом, а что не считать», скажем об очевидном: классовые силы хорошо разбираются, «в каком идти, в каком сражаться стане», с каким оружием отстаивать свои социально-классовые интересы. Поэтому мы каждый день видим, как наследие Ильина, Яковлева, а вместе с ними и Зиновьева используется реставраторами капитализма, чтобы в очередной раз облить грязью СССР, очернить советский народ, представить коммунистов недочеловеками. И то, что создавалось в 50-е годы Щедровицким, Зиновьевым, Мамардашвили, Грушиным, и тот антисоветский проект «жизнеразрушения» советского общества 60-х годов, и, разумеется, опыт диссидентов (открытых и скрытых) 70–80-х годов – всё работает, всё используется в боевом арсенале продолжающейся контрреволюции, ведущей теперь борьбу за сознание, «менталитет» людей. Тот же С.Г. Кара-Мурза даёт точную экспертную оценку: «Образ антисоветского проекта неизбежно будет казаться противоречивым, поскольку в нём на общей основе антисоветизма были соединены очень разные культурные силы. Сахаров с Солженицыным, Шафаревич с Новодворской! После успеха в первой военной кампании – уничтожения СССР – они друг от друга отошли и даже переругиваются, духовно удерживая в сфере своего притяжения разные части общества. Но их антисоветизм – основа фундаментальная, и в этом своём векторе они продолжают составлять единый фронт» [82].

Всё сказанное подводит к печальному, но неизбежному выводу:

а) КПРФ находится в идейном и организационном полуразобранном состоянии, и процесс её разложения будет продолжаться до тех пор, пока во главе останется правый оппортунист, социал-шовинист и клерикал Г. Зюганов;

б) у КПРФ нет никакой марксистско-ленинской теории и идеологии, а есть мешанина, навязанная Зюгановым, состоящая из заимствований у славянофилов, русских националистов разных времён, православных теологов, мелкобуржуазных реставраторов капитализма, западных социологов и политологов;

в) в нынешнем состоянии партия Зюганова не в состоянии развернуть идейно-теоретическую и идеологическую работу среди современных пролетарских масс населения, у неё для этого нет ни мировоззренческого потенциала, ни сил, а главное – желания. Ориентация на «элиту», на создание «отечественного малого и среднего бизнеса», «национально ориентированного капитала» вообще снимает эту проблему, перечёркивает как стратегическую цель и задачу.

VI. Как российский Зюдекум «восстановил свободу совести для коммунистов»…

Среди всей псевдотеоретической и псевдометодологической мешанины, которую представил Г. Зюганов XIV пленуму ЦК КПРФ, больше всего поражает невероятная смесь религиозно-атеистических рассуждений автора доклада («Правда», с. 3). Здесь всё перепутано, искажено и перевёрнуто с ног на голову:

а) идёт софистическая подмена разных базовых понятий – «РЕЛИГИЯ», «ЦЕРКОВЬ», «ВЕРУЮЩИЕ»;

б) грубо попран методологический принцип «ИСТОРИЗМА», в том числе «КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД» к рассмотрению и оценке событий, явлений, фактов, действующих в истории лиц и персонажей;

в) чтобы «не оказаться в тупике» (Зюганов), упрощённо, по принципу «равноудалённости» и «равноответственности» рассказывается о взаимоотношениях Советского государства и Церкви;

г) облыжно утверждается, что «примирение между советским (пишет с прописной буквы!) государством и всеми (!!!) верующими состоялось в годы Великой Отечественной войны (жирно выделено самим автором);

д) превратно по смыслу подаётся проблема бездуховности и безнравственности в современной России;

е) совершенно обходится острейший вопрос о роли религии и церкви в контрреволюции, разрушившей СССР, об их участии в реставрации капитализма, в целом об их социально-классовой сущности на данном отрезке исторического развития общества;

ж) грубо, с передёргиванием исторических фактов, повествуется о том, как Ленин решал религиозно-церковный вопрос, в том числе внутри партии;

з) наконец, Зюганов совершено молчит, как он, с одной стороны, собирается выполнять собственное заявление о том, что «методологической основой идейно-теоретической деятельности КПРФ всегда была и есть теория марксизма-ленинизма», а с другой – хранить верность православной идеологии, её ценностям, которые «многое изменили» в его «мировоззрении» [83]. Иначе говоря, члены КПРФ должны всё же знать и понимать, как на деле можно соединить лютый антисоветизм и антикоммунизм РПЦ, льющийся с амвонов тысяч и тысяч храмов, многих телевизионных каналов, страниц различных газет и журналов, с марксизмом-ленинизмом, Коммунистической партией как таковой, хранящей верность социализму и советскому наследию. Подчёркиваем, речь идёт об антисоветизме и антикоммунизме «не отдельных деятелей Церкви», как утверждал Зюганов на XIV пленуме, а об РПЦ в целом как социальном институте, важнейшей политико-идеологической подсистеме реставрационно-капиталистического режима.

Ответа нет и не может быть. А есть только хитрая, клочковатая эклектика по принципу «и нашим и вашим», «и рыбку съесть – и невинность соблюсти». Перед нами обновлённый вариант богоискательства и богостроительства, от которого никогда не откажется буржуазный парламентарий Зюганов. Он должен соответствовать нормам современного элитарного истэблишмента: Путин и Медведев посещают храмы и крестятся, а он с ними связан накрепко и постоянно. Поэтому никакой верности марксизму-ленинизму от богоискателя не следует ждать. Не скажет он и о подлинной позиции марксизма-ленинизма в отношении религии, церкви и верующих. Коммунистам её надо хорошо знать, понимать и применять в конкретных условиях.

Итак, вначале коротко о самой религии, о том, как этот феномен рассматривали основоположники научного коммунизма и почему они считали, что с ней нужно бороться. «Религия (лат. religare – набожность, святыня, предмет культа) – одна из форм общественного сознания, отражение действительности в иллюзорно-фантастических образах, представлениях, понятиях. По своей сущности «всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, – отражением, в котором земные силы принимают форму неземных» [84]. Науке известно около пяти тысяч различных религий, а по некоторым данным – ещё больше [85]. Иначе говоря, перед нами бесконечное многообразие религиозных форм, языковых и других национальных различий, которые существуют и развиваются в конкретных исторических, социальных, политических, культурных и даже пространственно-географических, климатических условиях.

При всём внешнем различии у разных религий есть много общего. Марксизм исходит из того, что возникновение и существование религии обусловлено комплексом социальных, гносеологических и психологических причин. Низкий уровень общественного производства, ограниченность социальной практики и опыта людей, их знаний, связанные с этим бессилие и страх человека перед стихийными силами природы, а затем непредсказуемые последствия воздействия социальных сил неизбежно порождали «превратное мировоззрение превратного мира» (К. Маркс). Но религия не застывшая, а развивающаяся система. В первобытном обществе типичными формами религии были фетишизм, магия, тотемизм, анимизм. В период перехода к классовому обществу возникают политеизм, народностно-национальные религии. В эпоху феодализма формируются мировые религии – буддизм, христианство, ислам. В мировых религиях находили отражение образы жизни различных классов, сословий, каст, племён, народностей. Их прозелитизм и проповедь носят межэтнический, межсословный, классовый характер, содержат идею равенства представителей указанных социальных групп (хотя не в каждой из названных религий и не во всех случаях эта проводится последовательно) [86].

Религия – важнейший феномен культуры. Она включает в себя специфическую идеологию, вбирающую в себя помимо упорядоченной системы вероучения совокупность общественно-политических, социально-экономических, нравственно-этических, эстетических, правовых и других идей и теорий, фиксируемых в теологии и выражающих интересы господствующих классов и социальных групп. Развиваясь в конкретно-исторических условиях, религия нередко выступала и знаменем оппозиционных социально-политических движений, использующих определённые религиозные представления для обоснования революционно-демократических требований.

Так, ранее христианство, созданное массами в Палестине, явило себя как «крупное революционное движение» [87]. Поэтому, считал Ф. Энгельс, «в истории первоначального христианства имеются достойные точки соприкосновения с современным рабочим движением. Как и последнее, христианство возникло как движение угнетённых: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покорённых или рассеянных Римом народов. И христианство, и рабочий социализм проповедовали грядущее избавление от рабства и нищеты», но на этом их сходство заканчивается. Ибо «христианство ищет этого избавления в посмертной потусторонней жизни на небе, социализм же – в этом мире, в переустройстве общества» [88].

Это принципиальный вопрос, на котором всё время спотыкается г-н Зюганов, давая собственную трактовку особой роли православия в возрождении России, в утверждении «обновлённого социализма». «Иисус Христос – это первый коммунист. Имя Ленина… стоит в одном ряду с такими фигурами, как Иисус, Магомед, Будда, Моисей» [89] «Основные заповеди христиан, – заявляет псевдозащитник марксизма, – отражают извечное стремление людей к социальной справедливости, а принципы коммунизма в своей основе соответствуют сущности христианской морали, содержащейся в Новом Завете, главным образом в Нагорной проповеди. То, что христианство и марксистская теория имеют много общего, замечено не нами» [90].


   

Категория: №1-2 2013 (51-52) | Добавил: Редактор (22.02.2013) | Автор: В.А. Сапрыкин
Просмотров: 606
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz