Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 472
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2006 (35-36)

Украина: разрыв с наследием Великой Победы Т.С. Гузенкова

Украина: разрыв с наследием Великой Победы 1

Т.С. Гузенкова 2

Начало. Окончание

В[1] новейшей[2] украинской историографии понятие «переписанная история» как нельзя более кстати подходит к периоду Второй мировой и Великой Отечественной войн. Сравнительный анализ исторической (прежде всего учебной) литературы, изданной в 1991-2003 годах на Украине, отчетливо показывает, что к 2000 году не осталось, пожалуй, ни одной существенной позиции в оценке событий 1939-1945 гг., которая не была бы пересмотрена украинскими историками.

Процесс такой переоценки, разумеется, не был одномоментным, но и особенно много времени он не занял: уже к концу 1990-х годов сложились главные концепты, положенные в основу официальной историографии, посвященной истории Украины военного периода.

Особенности развития историографической мысли и преподавания истории на Украине в постсоветский период формировались под воздействием таких факторов, как регионально-исторический, политический, а также фактор воздействия украинской диаспоры. Картина украинской истории заметно варьируется также в зависимости от времени ее написания, причем пересмотр характеризуется высокой хронологической динамикой.

В регионально-историческом разрезе существуют серьезные различия между львовской, киевской, харьковской и некоторыми другими региональными историографическими традициями. Если взять такую шкалу, как «коммунизм–антикомммунизм» или про– и антироссийский взгляд, то Севастополь и Львов займут здесь крайние противоположные позиции. Львовская историческая школа значительно раньше, чем Киев, предложила образцы не просто «подправленной» и «переписанной» истории, а принципиально иную (антисоветскую, антикоммунистическую, до известной меры антироссийскую) ее версию.

На другом полюсе – в ряде научных и университетских центров Восточных и Южных областей Украины (в частности, в Харьковском национальном университете, Севастопольском филиале МГУ) – историки выступили против «стремления разорвать историю Украины и России и представить политику России только как захватническую и антиукраинскую». В местах компактного проживания русских историю предпочитают преподавать по относительно нейтральным в этническом отношении учебникам (нередко местным историкам приходится писать их самим).

Фактор украинской диаспоры, пожалуй, как ни в какой другой постсоветской республике сыграл значительную роль в переосмыслении исторического прошлого и настоящего страны. Именно западные интеллектуалы из числа этнических украинцев оказали существенное влияние на формирование государственно-политической доктрины, соответствующей новому статусу украинского государства, а также на оценки главных исторических и политических событий, в которые была вовлечена Украина.

Еще задолго до бархатной революции августа 1991 г., в результате которой Украина стала независимым государством и новая интеллектуальная элита получила возможность самостоятельно интерпретировать собственную историю, истории ОУН-УПА (Организации украинских националистов – Украинская повстанческая армия) были посвящены многие тысячи страниц, написанные представителями украинской диаспоры, часть из которых были членами этих организаций. В течение долгих послевоенных лет в дальнем зарубежье тщательно собирались и публиковались материалы, посвященные деятельности УПА [3].

Так, редакция «Летопись УПА» в Торонто опубликовала многотомное издание «Летопись Украинской Повстанческой армии») (в 2002 году на украинском языке был выпущен 38-й том). Издательство главного командования УПА издало новую серию «Летописи УПА». В Канаде опубликованы также многочисленные воспоминания членов Украинской повстанческой армии. Представителями украинской зарубежной диаспоры написано немало работ, в которых сформулирован ряд положений, ставших впоследствии основой для постсоветской переписанной истории Украины.

Основной пафос этих работ заключался в стремлении реабилитировать ОУН-УПА, представив его в качестве главной силы движения за независимость, в роли украинского национального сопротивления, направленного как против нацистского господства, так и советского режима, якобы одинаково ненавистных украинскому населению. Советский Союз и нацистская Германия представлены в этих сочинениях равнозначными врагами Украины. В борьбе против обоих противников заранее оправдываются любые методы, включая пособничество одному в ущерб другому.

При этом апологеты движения ОУН-УПА подчеркивают не только независимую от Германии, но якобы даже антигерманскую направленность политики ОУН, обусловленной будто бы соображениями создания украинской государственности. Тезис о том, что сотрудничество с немцами руководством ОУН(б) рассматривалось только как средство создания украинской государственности, вероятно, призван оправдать националистическое движение. А утверждение, что после начала военных действий на Украине такое сотрудничество с немцами стало невозможным, и вовсе должно было бы оправдать ОУН-УПА в глазах мировой общественности. В том же случае, когда факты прямого участия в войне боевых украинских подразделений на стороне фашистов становились очевидными, зарубежные историки старались, по крайней мере, преуменьшить их роль (особенно это касалось дивизии СС «Галичина»).

Панегирическая оценка деятельности ОУН-УПА сочеталась с разоблачениями советской власти и ее уничижением, «Бескомпромиссная борьба против обоих оккупантов» характеризовалась как благородное и праведное дело. Между большевистским правлением и фашистскими оккупационными властями на Украине был поставлен знак равенства. Усилиями зарубежной украинской диаспоры был создан героизированный, мученический образ украинских националистов, боровшихся за украинскую государственность и противостоящих двум тоталитарным режимам, развязавшим вселенскую битву за обладание территорией Украины и ее богатствами.

Этот идейный арсенал, мало доступный для украинской общественно-исторической мысли в предшествующий период, в начале 1990-х гг. получил на Украине широкое распространение [4].

С точки зрения эволюции концептуальных подходов и идеологем, которыми в учебниках характеризуются действующие силы Второй мировой войны, следует выделить три этапа (которые в равной мере относятся и к пересмотру всей истории Украины).

Первый этап: начало – середина 1990-х гг.

Второй этап: середина – вторая половина 1990-х гг.

Третий этап: конец 1990-х – начало 2000 гг.

К числу наиболее существенных для украинских историков вопросов, вокруг которых велась дискуссия, и которые, собственно, стали предметом пересмотра, относятся:

– Понятие «Великая Отечественная война».

– Пакт Молотова-Риббентропа с его секретными протоколами от 1939 г.

– Включение западно-украинских земель в состав Советской Украины в 1939 г.

– Деятельность Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) в 1939-1953 гг.

– Роль этих организаций во Второй мировой войне.

– Роль советского партизанского движения и Красной Армии в освобождении Украины от фашистов.

– Положение Украины в составе Советского Союза.

– Последствия оккупации и боевых действий в годы войны для Украины.

Украина во Второй мировой войне: взгляд эпохи «перестройки»

В начале 1990-х годов в украинской историографии в оценке военных событий 1939-1945 гг. обнаружились весьма противоречивые тенденции. С одной стороны, на страницах научно-публицистической и учебной литературы была развернута романтическая кампания по устранению «белых пятен» и написанию новой, в том числе военной, истории. Главное острие критики в этот период было направлено против Сталина и сталинизма. Украинские историки обращали внимание на просчеты, деформации и изъяны сталинского режима, которые привели к нападению фашистской Германии на Советский Союз и обусловили поражения Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны. В учебниках того периода использовалась достаточно типичная для того периода фразеология. Такие понятия, как «деформации социалистических идеалов», «жесткие командно-административные методы», «разгул сталинских беззаконий» и т.п. указывали на формирование нового видения историко-политических процессов советского периода, включая его предвоенный и военный этапы. Без внимания не остались такие явления как ГУЛАГ, массовые репрессии, недальновидная военная политика советского руководства накануне войны.

Жесткая критика сталинизма, тем не менее, не распространялась на советский строй в целом и на место Украины в составе Советского Союза. Война 1941-1945 годов в общепринятых, допущенных министерством образования учебниках называлась Великой Отечественной. Советский Союз – общей для советских людей Родиной. Секретный протокол советско-германского пакта о ненападении расценивался как «прямое нарушение ленинских принципов внешней политики». Однако последствия этого договора, по мнению некоторых историков, имели как отрицательные, так и положительные стороны [5].

Упоминание ОУН-УПА в учебниках этого периода носит сдержанный характер и по объему информации занимает весьма скромное место. Всего 30 строчек было, например, посвящено украинским националистам в годы войны в одном из учебников, изданных в Киеве в 1991 г. В этом кратком упоминании уже отсутствовало принятое в советской историографии определение ОУН как фашистского объединения на Западной Украине, сотрудничавшего с гитлеровцами [6]. Авторы отмечали факт «взаимодействия между бандеровцами и оккупантами с приближением Красной Армии ввиду общей угрозы», а также расценивали борьбу между ОУН-УПА (террор против местных органов советской власти и тех, кто их поддерживал) и советскими органами безопасности (ответные массовые репрессии) как гражданскую войну [7].

В 1993 г. появилось два учебных пособия, написанных представителями западной украинской диаспоры, которые ознаменовали собой принципиально новые для украинской историографии подходы. «Очерки истории Украины» А. Жуковского и О. Субтельного были опубликованы во Львове, а «Украина: первая половина XX столетия: очерки политической истории» – в Киеве (оба пособия рекомендованы Министерством образования). В них авторы представили иной, неведомый тогда системе школьного образования образ Украины – антикоммунистический, национально-оппозиционный советскому режиму. Для западной эмигрантской историографии это были в значительной мере традиционные взгляды на историю Украины, но для позднесоветской украинской общественно-исторической мысли подобная историческая картина имела радикальный и во многом шокирующий характер.

В книге А. Жуковского и О. Субтельного предвоенные Германия и Советский Союз названы «партнерами», готовящимися к войне. В этом «альянсе» главной жертвой оказалась Украина, ибо вся ее промышленность была переключена на военные нужды. Присоединение западно-украинских земель авторы назвали большевистской оккупацией. Они утверждали, что на украинских землях значительная часть населения желала поражения большевистской системы и развала СССР и доброжелательно отнеслась к немецким войскам, которые могли бы освободить его от сталинского режима [8]. В этом контексте ОУН-УПА рассматривалась как фактор консолидации украинских политических сил, как организация, возглавившая сектор национально-освободительного движения, как сила, «защищавшая украинское население от красных партизан и немецких карательных отрядов».

Таким образом, в учебнике А. Жуковского и О. Субтельного на фоне демонизированного Советского Союза Украина выглядела жертвой столкновения двух тоталитарных режимов, а ОУН-УПА – силой, боровшейся в войне «за украинскую державу, свободу и человеческое Достоинство» [9].

Кроме того, А. Жуковский и О. Субтельный, например, настаивали на том, что в послевоенный период «только украинская политическая эмиграция вместе с украинской диаспорой стала активной силой украинской политической общественной, культурной и религиозной жизни, а также фактором помощи в освободительно-государственных устремлениях украинского народа» [10].

Эти взгляды близки к другой концепции, изложенной профессором Свободного университета в Мюнхене и преподавателем Парижского университета В. Косиком в известной работе «Украина и Германия во Второй мировой войне». Книга издана в Париже в 1986 г. и во Львове в 1993 г. В ней подчеркивается не только независимая от Германии, но даже антигерманская направленность политики ОУН, обусловленная якобы только соображениями создания украинской государственности. В книгу В. Косика вошли положения о том, что ОУН-УПА представляли собой главную силу движения сопротивления и национальной независимости; что украинцы видели выход в конфликте между западными государствами и сталинской Москвой, мечтая использовать его для создания собственного государства [11], что Германия и Советский Союз в равной мере оказались оккупантами на территории Украины и что политика фашистских властей по сути своей мало чем отличалась от сталинско-советского режима. И в том, что украинские националисты были дискредитированы в глазах населения и международной общественности, повинно советское руководство, которое «навесило на них ярлык коллаборационистов, сотрудничавших с нацистами, обрекая их тем самым на преследования и уничтожение» [12].

Если в позднесоветских украинских учебниках почти не находилось места для истории движения ОУН-УПА, то в «эмигрантских» учебниках были фактически выведены за рамки повествования боевые действия с участием Красной Армии. Так, в работе Т. Гунчака история Украины во Второй мировой войне оказалась лишь историей ОУН-УПА и их взаимоотношений с Германией и Советским Союзом.



[1] Из книги: «ОУН_УПА. Правдивая история». Из-во «Солюкс», Киев, 2006. – С. 12-26.

[2] Т.С. Гузенкова – доктор исторических наук. Из книги «ОУН-УПА правдивая история». К 65-летию начала Великой отечественной войны. / Из-во.: Солюкс». К., 2006. – С. 12-25

[3] Большая часть этих работ в настоящее время опубликована на Украине.

[4] Следует отметить, что и на Западе имеются критики такого подхода. Так, канадский исследователь украинского происхождения В. Полищук приходит к выводу, что украинский интегральный национализм ни в коей мере не является продолжением политической деятельности украинцев, проводимой в ХIX – первой четверти XX веков и направленной на достижение государственной независимости Украины. По мнению автора, анализ идеологических и программных положений украинского националистического движения приводит к выводу, что украинский интегральный национализм является разновидностью фашизма. См.: Wiktor Poliszczuk. Itegralny nacjonalizm ukrainski jako odmiana faszyzmu. Tom pierwszy.Toronto,1998; Он же. Dowody zbrodni OUN i UPA. Integralny nacjonalizm ukrainski jako odmiana faszyzmu. Тот drudi. Toronto, 2000.

[5] Коваль М.В., Кульчицкий С.В., Курносое Ю.А.. Сарбей В.Г. История Украины / Пробное учебное пособие для 10-11 классов средней школы. К.: Освита. 1991. 320 c.

[6] См.: Советский энциклопедический словарь / Гл. редактор А.М. Прохоров. 3-еизд. М.. Сов. Энциклопедия, 1985. – C. 948.

[7] Коваль М.В., Кульчицкий С.В., Курносое Ю.А., Сарбей В.Г. // Указ. соч. – С. 254, 266.

[8] Жуковский А., Субтельный О. Нарис з історії України / ред. Я. Грицак. О. Роматв. Львів, 1993. – С. 119-120.

[9] Там же.

[10] Жуковский А., Субтельный О. Нарис з історії України. – С. 129.

[11] Косик В. Україна і Німеччина у друпй світовій війні. Париж – Нью-Йорк. – Львів, 1993. – С. 461.

[12] Там же. – С. 458.

Категория: № 1-2 2006 (35-36) | Добавил: Редактор (15.03.2006) | Автор: Т.С. Гузенкова
Просмотров: 692
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz