Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 587
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2006 (35-36)

«Товарищи ташкентцы» (5) В.В. Цветков

«Товарищи ташкентцы» (5)

В.В. Цветков  

  Часть 1, часть 2, часть 3часть 4

С текстом оригинала совпадает, но отсутствует ключевая фраза: «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных стран они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы всего пролетариата; с другой стороны, тем, что на различных ступенях развития, через которые проходит борьба пролетариата с буржуазией, они всегда являются представителями интересов движения в целом» [1].

Конечно, в газете простительно неполное и косвенное цитирование; тут спору нет. Вопрос иной, чему служит лакуна: экономии места или извращению смысла. В статьях, в целом посвященных «русской философии совершенства», разница двух цитат заставляет думать, что именно аутентичный марксизм мешает «научно» доказать требующееся Никитину. Его здравый смысл не приемлет «не зависящие от национальности интересы всего пролетариата», а потому, если мысль цитаты мешает «примирению традиций», тем хуже для цитаты.

И наоборот, зачем ему повторять слова, что «коммунисты отнюдь не являются какой-то особой партией, противопоставляющей себя другим рабочим партиям», там, где текстом не оправдано и где мысль не имеет видимого развития? Обычно затем, что самоценно повторение, особенно в связке со словами «КПРФ – это коммунистическая партия». Это акцентирует якобы марксистскую суть «непротивостояния». Так было, когда бессчетно твердилось о нэпе «всерьез и надолго» без окончания фразы – «но, конечно, не навсегда».

Если наш автор понимает, что идеи «Манифеста» были лишь «общим выражением существующей ныне классовой борьбы», а он цитирует эти слова, то должен бы признать и факт, что идеи развивались. При малочисленном рабочем классе середины XIX века и зачаточном состоянии его политической борьбы вывод о непротивостоянии был объясним, но очень скоро пересмотрен, причем самими авторами вывода. Жизнь дала достаточно материала для понимания, что «наемный труд держится исключительно на конкуренции рабочих между собой» [2], что «конкуренция между рабочими является лишь иной формой конкуренции капиталов» [3], и что «буржуазия знает, что в этом расколе пролетариев заключается подлинная тайна сохранения ее могущества» [4].

Из объективного положения рабочего класса, как силы отрицающей и одновременно стабилизирующей капитализм, вытекает тот факт, что «стихийное рабочее движение само по себе способно создать (и неизбежно создает) только тред-юнионизм, а тред-юнионистская политика рабочего класса есть именно буржуазная политика рабочего класса. Участие рабочего класса в политической борьбе и даже в политической революции нисколько еще не делает его политики» [5] коммунистической политикой. Это уже на примере России и через полвека итожил Ленин. И каждое слово здесь подтверждено сегодняшним днем.

«Вызванное разделением труда неоднократное противоречие собственных интересов пролетариата» (Маркс), в политике порождает коммунистические, с одной стороны, и реформистские партии и организации рабочего класса с другой, а внутри коммунистических партий порождает оппортунистические течения. Потому «марксизм есть научное выражение коренных интересов рабочего класса» [6]. Эта сталинская мысль вполне соответствует цитированной мысли «Манифеста» об интересах движения в целом, т.е. именно о коренных, но не всех и всяких. Поэтому назначение коммунистической партии, повторяет Сталин вслед за Плехановым и Лениным [7], «не созерцать заднюю пролетариата» и не тащиться в хвосте за событиями, а руководить пролетариатом и быть сознательным выражением бессознательного процесса» [8]. Реформистские партии тоже стремятся к защите интересов рабочего класса, но преходящих и партикулярных. Поскольку часть его интересов, особенно националистическая, неизбежно асоциальна и контрреволюционна, то их защита превращается в поддержку капитализма. Поэтому пути коммунистических и реформистских партий навсегда разошлись.

Если после полутораста лет тяжелых битв с реформизмом повторяется неверный вывод молодого движения о непротивостоянии коммунистов другим партиям, то кто абсолютизирует принципы и проявляет догматизм? Ответ очевиден. Именно Никитин убедительно иллюстрирует, как можно с помощью марксизма «стимулировать теоретический застой в КПРФ и мешать партии овладеть передовой теорией». Нужно проверенное историческим опытом отмести, а случайное и ошибочное принять за руководство к действию – вот его рецепт для «партии здравого смысла». В этой лжи весь «ленинизм» ташкентца. Неизбежно напрашивается вывод, что «дискредитация в глазах товарищей и замалчивание выступлений», на что жалуется Никитин, это когда ловят за руку на манипуляции с текстами и идеями. Что тут делать? Можем помочь советом героя А. Папанова из хорошего советского фильма вороватому родственнику: «А ты не воруй…», то бишь не передергивай.

О чем бы ташкентец ни говорил, он говорит об опасности марксизма. «Важно подчеркнуть, – пишет он, – что в 2005 году положено начало скоординированным действиям мирового и российского капитала в борьбе против КПРФ. Международный капитал наносит удар по левой идеологии КПРФ, а российский капитал пытается вытеснить КПРФ с патриотического поля», но в завершение следует несообразное: «У КПРФ нет идеологии, строго соответствующей стандартам философии совершенства, соответствующей миропониманию русской цивилизации». Картина апокалиптическая, но абсурдная. Какое-то малолетское хвастовство своей значимостью в современной социальной борьбе, и такие же детские слезы, – ведь на нет и вытеснения нет. Из каких фактов вытекает это разделение труда, бог весть. Может автору тирады и лестно попасть под «удары мирового капитала», но партии, находящейся на грани маргинальности, быстро утрачивающей электорат и кадры, не стоит «надувать щеки» величием своих мелких проблем.

По какой левой идеологии наносит удары мировая буржуазия? Понятно, что когда в её голову летели «булыжники» «Капитала», «Империализма как высшей стадии» и др., то назад летели «каменюки» Бем-Баверка и Кейнса. Когда над страницами Марксова «Манифеста» склонялись миллионы, тогда капиталу было страшно, и он выставлял легионы фашистов, а позже заливал те страницы ядом «немецких волн» и слюной бибисят. Теперь не то. Уверяю вас, тов. Никитин, если они кого и выбивают из наших рядов, то только на вашем высоком уровне. Так что берегите себя. А вообще средний теоретический уровень партии настолько низок, а круг чтения настолько узок, что «международный удар» по левой идеологии как об стенку горох.

Знаете, партайгеноссе, я бы даже предложил крамольное. Если бьют по левой идеологии, так познакомьте в отместку партию с ней. Чтобы хотя бы понять угрозу, нужна адекватная ей система партийной учебы. Проконтролируйте, например, выполнение резолюции XI съезда «О противодействии антикоммунистической угрозе», где сказано, что «спасти народ от классового порабощения может только партия коммунистов, вооруженная марксистско-ленинским учением, опирающаяся на пролетарский интернационализм и солидарность трудящихся», и сделайте строгие оргвыводы. Утрата знания – значительно большая опасность, чем все «юридические наступления» вместе взятые. Правда, сильно подозреваю, что и враги это знают. Пока ответом на русский вопрос будет изучение вами «Славянской кормчей» IX века и «философия совершенства», им бояться нечего.

Если вы хотите спасения уничтожаемого народа, то, распределяя научный заказ, тов. Никитин, поручите изучить систему учебы, которой было создано самое интеллектуальное политическое течение своего времени с широким кругом научных интересов, с когортой крупных теоретиков социализма во главе и наилучшим в истории партийно-политическим итогом. Это была эталон-элита ХХ века, которая не знала теоретического застоя и имела ответы на все вызовы эпохи и русский вопрос тоже. И ее не вытеснили с патриотического поля, а вовсе наоборот.

Правда, тогда партия учила студентов, а не студенты создавали теорию партии. Знаете как? Например, II-й съезд рекомендовал «поставить на первый план в своей деятельности выработку среди своих членов цельного и последовательного революционного миросозерцания, серьезное ознакомление с марксизмом, с одной стороны, а с другой стороны, с русским народничеством и западноевропейским оппортунизмом как главными течениями среди современных борющихся передовых направлений» [9]. Учившиеся по этим рецептам, и потому зная врага в лицо, выстояли в идейных (и не только) битвах трех русских революций и великой войны. Им Бем-Баверк помогал понять, до какого маразма может докатиться ученый лакей капитала. Если у коммуниста нет знания, этого единственного орудия, с помощью которого можно отражать безазбучное просветительство, то «любому охочему человеку нет никакой трудности приложить к нему какие угодно просветительские задачи». Это опять Щедрин, и опять в точку.

«Но прикажите – и мы изумим мир дерзостными поступками», – говорил он же о своих героях, а будто о нашем. Никитин и впрямь изумил, поднявшись до …критики многолетнего партийного курса. «КПРФ то выдвинет, то задвинет программу защиты русского народа, – звенит негодованием его голос, – то объявит курс на соединение национально-освободительной борьбы и борьбы трудящихся за социальную справедливость, то забудет о нем под влиянием марксистского крыла» [10]. Увидеть в марксистах главного врага социальной справедливости и национального освобождения – дело неслыханное. Чей вы союзник, Никитин?

Однако, что же есть вытеснение с патриотического поля? Уже сама эта формулировка вызывает недоумение. О чем слезы? Если нас вытеснят, мы что – останемся без любви к Родине, а если нет, то они? Бред. Поле патриотизма безгранично, и не меряется оно заповедными гектарами любви. В чем же опасность?

Никитин настаивает, что угроза трояка. С одной стороны, под руководством господина Суркова, «на основе сложения науки и социокультуры» создаётся идеология, которая «действительно может быть воспринята россиянами и, прежде всего русским народом». «Эту идеологию власть решила назвать «консерватизмом». Как только создадут, «власть путем скачка в нужный момент откажется от либерализма и обратится к идеологии, внешне отвечающей традиционным, проверенным веками принципам русской цивилизации». (Выделение шрифтом Никитина.)

В чем тут ужас, понять трудно. Если помнить, что в программе КПРФ есть тезис о России как «носителе культурной и нравственной традиции, основополагающими ценностями которой являются общинность, коллективизм, патриотизм, теснейшая взаимосвязь личности, общества и государства, стремление к воплощению высших идеалов истины, добра и справедливости, равноправия и равноценности всех граждан, независимо от национальных, религиозных и других различий» [11], то вообще невозможно. Если господин Сурков совершит сей скачок, чего же лучше? Даже если будущая Россия Суркова будет только «внешне» отвечать этим «традициям», то имя его прославится в веках. Или тов. Никитин мечтает о «долгих муках родов» и прочих революций, чтобы попасть «из царства необходимости в царство свободы», сиречь «соборности, народности и духовности»? Странный патриот коммунист Никитин.

Наверное, ключевая фраза, объясняющая ужас замыслов Суркова, за неимением иных, вот эта. «Партия власти расчищает для себя и своего консерватизма патриотическое поле. … В качестве полигона на региональном уровне она избрала Санкт-Петербургский горком, где проявляются попытки дискредитировать Ю.П. Белова как носителя русской идеи, разжигается конфликт между коммунистами на основе разного понимания патриотизма и интернационализма».

То ли у меня с новым языком партии не лады, то ли у Никитина с русским и с логикой, но опасность для партии и здесь не видна. Готов повиниться за безграмотность, но по получении ответов на ряд вопросов. 1. Зачем власти такой сложный путь к «веками проверенным принципам русской цивилизации» – через дискредитацию Белова. Или это смертный бой владельцев интеллектуальной собственности на русскую идею? 2. Власть, разжигая конфликт в горкоме, выступает на чьей стороне, патриотов или интернационалистов? Если власть поддерживает патриотов против Белова, то чем патриотизм горкомовцев хуже беловского? А если интернационалистов, то не будет ли ее следующим шагом пение «Интернационала»? Одна фраза и такой мучительный перебор вариантов. Всё вспоминается народное про дураком закинутый ключ, который и семеро умных не отыщут.

С другой стороны, угроза в том, что некие чуждые силы, объединившиеся вокруг «Сергиевского проекта» тоже «поставили задачу создать интеллектуальное, языковое поле для формирования в России новейшей смыслократии», и «данная доктрина, несомненно, будет использована властью для своей новой идеологии, поскольку отвечает многим требованиям информационной эпохи и привлекательна для русской души». Опасность этой доктрины тоже не ясна. Если ее авторы «определяют свой труд как «новое оружие сознания», как русский глобальный проект, соответствующий информационной эпохе, как подробно прописанную Программу консервативных преобразований, нацеленных на осуществление русской мечты, т.е. не на сверхпотребление, а на достаток для семьи, не на служение Западу, а на экономический и духовный суверенитет России», то что не устраивает Никитина? Привлекательность доктрины для русской души или нацеленность на осуществление русской мечты? Если чуть ли не главное зло сего мира, по Никитину, «отчуждение у человека здравого смысла как меры разумной достаточности», то почему люди, к ней зовущие, ему враги? Как-то очень непоследовательно.

Единственное, что здесь удалось вычленить как угрозу, это стремление «не допустить примирения русской исторической традиции с советской коммунистической традицией», ибо «это противоречит консерватизму как стилю мышления». «Поэтому, – клеймит Никитин сих «стилистов», – поставлена задача не допустить укрепления в глазах людей образа КПРФ, как защитницы русской цивилизации, как организатора национально-освободительной борьбы». Почему «поэтому»? Потому ли, что коммунистическая традиция противоречит консерватизму? Или потому, что КПРФ претендует на образ организатора? В первом случае власть по-любому права, и странно на нее обижаться. Во втором случае – тем более. Зачем ей поддерживать претензии на образ, пока нет национально-освободительной борьбы? Кто возглавит, того и признает организатором, но по факту.

О третьей стороне угрозы, которая в том, что властью же «одновременно осуществляются попытки столкнуть КПРФ на ложный путь национал-коммунизма, умело разжигаются конфликты внутри партии на основе разного понимания русского и еврейского вопросов», говорить не будем. Она оказалась Никитину в этот раз неинтересной. Нам тоже.

Таким образом, получается странная картина. Если «русская цивилизация» есть некая определенность, описанная в программе КПРФ, то власть, «скакнувшая» к ее «проверенным веками принципам», не угроза, а подарок судьбы для партии, стремящейся к тому же. Если в компании с властью окажутся творцы «Сергиевского проекта», то подарок станет еще больше. Удивительная схожесть замысла и слов их проектов с нашей программой легко объяснима либо плагиатом, либо русским единомыслием (соборностью), либо природой патриотизма. Одна Родина, одна любовь. Наша программа старше, а они только-только «поставили задачу создать языковое поле для формирования в России новейшей смыслократии». Следовательно, если мы олицетворяем советскую коммунистическую традицию, то примирение традиций есть факт. Нежеланный для власти, но факт – власть пошла вслед нами. Вопрос «кто кому вбрасывает в сознание свои разработки» сим снимается. Но возникает иной – о сходстве классовых позиций.

Зададимся следующим вопросом: что вытесняется, тов. Никитин, если по вашим словам «роль и позиция КПРФ в отношении к проблемам русской цивилизации должна быть обсуждена и сформулирована на высоком теоретическом уровне». Сначала сформулируйте, а там «и бог не выдаст, и свинья не съест». Ведь сколько лет на слышно иного, кроме стенаний о «вытеснении с поля». Вот свежие слова Зюганова: «…Возникает необходимость раскрыть внутреннее содержание идеологии русского вопроса, проработать практические формы его решения. Убедительно и ясно донести его идеи и ценности до широких народных масс». «Все эти проблемы сегодня снова нуждаются в кропотливой и профессиональной разработке». «В новых реальностях мир с его новыми вызовами требует свежих нестандартных решений многочисленных стратегических проблем…» «…Прежде всего необходимы внятные ответы на целый ряд серьезных вопросов, возникающих в связи с введением в политический оборот формулы русского социализма» [12]. Можно продолжать цитирование таких же ответов. Правда, кой-каких ответов не было, например, о связи русского социализма с отношениями собственности на средства производства в России; прозвучало что-то несмелое о государственном регулировании. Это и есть с пустом в пусто лезть. При чем тут марксисты?

Таким образом, вытеснять вроде как и нечего. Чтобы получить внятные ответы, если вы, тов. Никитин, хотите быть патриотом-коммунистом, то сначала исследуйте, как обстоит дело с русским вопросом в объективной действительности, а не в бумажках врагов. Во-первых, экономическое положение русских трудящихся по отношению к трудящимся иных национальностей. Очень может статься, что и при нашей народной нищете они пользуются крохами сверхприбылей, получаемых буржуазией. А также групп трудящихся по отношению друг к другу. Помните, как Ленин исследовал развитие капитализма в России? Сотни томов статистики, тысячи цифр, и только после этого формулировка аграрного и рабочего вопроса в России. Во-вторых, политическую разницу в положении русских и нерусских в России. В-третьих, изучите идейное состояние русского рабочего класса и трудящихся в целом. Лозунги Жириновского и Рогозина («мы за русских» и «убери за собой») вместе собрали не меньше голосов, чем коммунисты. Ответьте, почему (по данным ЦИПКР) только 3% русских указывают на национальность как причину общности людей, а на классовое положение – 6% [13]. Обе цифры страшны и свидетельствует о чудовищной атомизации народа. Но понять их полезнее, чем годами топтаться на поле «вековых традиций», сделав традицией само топтанье.

Подняв вопрос о «вытеснении» на всемирно-историческую высоту, о чем предупредил автор партию? Если коротко, то о наличии буржуазных патриотических доктрин и о факте отсутствия собственной. Говоря вообще, отсутствие партийной доктрины по одному из самых актуальных вопросов бытия есть реальная опасность. Но является ли отсутствие действительным фактом? Именно в этом момент истины для партии в настоящее время.

Фиксация Никитиным отсутствия патриотической доктрины есть отрицание ленинской и сталинской, т.е. марксистской, теории национального вопроса и исторического опыта партии по его решению. Она исходит из социально-классовой природы национального вопроса, а также возможности его решения только в рамках социализма. Сначала социализм и политическая власть трудящихся, затем решение вопроса. С точки зрения этой теории любой социализм не может не быть социализмом национальным, поскольку осуществляется в стране с неповторимыми количественными и качественными характеристиками. Однако социализм не может быть национальным только, поскольку содержание преобразований требует решения задач, качественно одинаковых во всех странах: власть, собственность, государство, способы разрешения возникающих противоречий и т.д. Аналогично тому как, например, мосты строят, опирая их не только на конкретность грунтов, берегов и течений, но и на абстракции сопромата. Социализм в России не может не быть русским, но сначала Россия должна стать социалистической. И не с «русского вопроса» она начинается.

В сегодняшних спорах о патриотизме эта теория отрицается или предается забвению. Если всерьез говорить о «ударах» мирового капитала по левой идеологии, то это не вас бьют, тов. Никитин. Бьют эту старую теорию, которая позволяла решать и русские, и немецкие, и китайские вопросы. Для вас эта идея уже перестала быть даже остаточной ценностью, а для них нет.

Да, для нашей партии есть проблема освобождения от определенных догм в восприятии советского. Есть две советских традиции: до Хрущева и после. Чтобы не попасть в ментальный капкан второй из них, есть единственный способ – исходить из фактов. Каких? А вот, например. «Патриотизм – одно из наиболее глубоких чувств, закрепленных веками и тысячелетиями обособленных отечеств», – признает факт Ленин, чтобы сделать вывод, что «…мы, марксисты, могли ждать только от сознательного авангарда пролетариата понимания той истины, что мы приносим и должны принести величайшие национальные жертвы ради высшего интереса всемирной пролетарской революции. …Наша тактика казалась … фантастикой, фанатизмом, авантюрой, принесением в жертву сотен миллионов народа отвлеченной, утопической или сомнительной надежде на то, что будет в других странах. А мелкая буржуазия, по ее экономическому положению, более патриотична и по сравнению с буржуазией и по сравнению с пролетариатом» [14]. А вот сталинская мысль: «Ленинская теория революции ...есть вместе с тем теория развития мировой революции. Победа социализма в одной стране не есть самодовлеющая задача. Революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата во всех странах» [15]. Вы же не станете отрицать, тов. Никитин, что создание СССР – заслуга Ленина, а превращение его в великую мировую державу во главе мировой системы социализма – заслуга Сталина?

Если следовать этой коммунистической традиции, то в принципе не может возникнуть мысль об опасности «вытеснения КПРФ с патриотического поля». Коммунистический патриотизм – в другой плоскости и вообще в другом измерении. Он отличается от буржуазной политики тем, что последняя реальна с точки зрения текущих материальных успехов, между тем как социалистическая политика реальна с точки зрения тенденции исторического развития. В национальном вопросе тоже. У коммунистов традиция исходит из экономической и социальной природы патриотизма и национализма; их патриотизм классовый, прежде всего. Решая задачу классовую, коммунисты попутно решают задачу национальную. Да, традиция погасла еще в 50-е годы, когда третьей программой КПСС на первый план были поставлены интересы СССР как государства. В последующие годы в политике партии интернационализм играл декоративно-прикладную роль. Но угасание традиции повлекло возникновение национальных вопросов, в том числе в СССР. И это факт.

Может, власть читала классиков, а может классовое чутье подсказывает, какую традицию нужно побеждать. Вы с болью признаете правоту слов Суркова – «я не понимаю КПРФ, говорят о демократии, а носят портрет Сталина» – с точки зрения строгости его теоретизирования. Вам кажется, будто Сурков тем самым фиксирует факт, что «у КПРФ нет идеологии, строго соответствующей стандартам философии совершенства». Нет, Никитин, он считает Сталина и демократию несовместимыми. Но ведь и вы тоже. Меня поражает лицемерие вашей «боли». Вы же весь предыдущий раздел с названием «Борьба «марксистов» с марксизмом-ленинизмом» посвятили доказательству именно тезиса о несовместимости. Начав с попыток «отодрать» Ленина от демократии (способом указанным выше), вы проделали те же проказливые движения со Сталиным, заявив, что он «создал условия для развития русской философской школы – философии совершенства» при одном доказательстве – «остановил гонения на церковь». Оно насквозь фальшиво и нелепо в данном случае. Если вы хотя бы немного уважаете Сталина, откройте его речь на XIX съезде. Буржуазия, говорил он, стала более реакционной. «Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт. Я думаю, что знамя придется поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперед, если хотите собрать вокруг себя большинство народа. Больше его некому поднять». Слышите? Больше некому! Вы же, приписав ему мысль, что «нельзя допускать внедрения в жизнь коллективистского общества теоретических стандартов западной философии свободы», делаете его лицемером, способным «философию совершенства» без демократии проповедовать для своего народа, а «философию свободы» с демократией – для других.

Да, Сурков хорошо понимает свой классовый интерес – оторвать Сталина от демократии. Понимает, что именно из «фанатизма» мировой революции получилась и великая социалистическая Держава, и мировая система социализма. Если наносить удары, то именно сюда, по традиции великих достижений научного коммунизма. Понимает и то, что оболгать и предать забвению такую традицию означает остаться властью. А если что вытеснять с патриотического поля, то именно ее, извращением и осмеянием. Поэтому в борьбе с «примирением» традиций он последователен, целеустремлен и откровенен. В отличие от вас, тов. Никитин, и тех, кто одобрил выводы вашего доклада. Вы выступает в качестве его добровольного помощника. И не верится, что бессознательно и бескорыстно.

Признаюсь, и я не без страха читал слова Суркова, что «в каждом регионе должны быть люди, которые получают …зарплату, которые с утра до вечера думают о том, как насолить конкурентам, как им возразить, как их поставить в глупое положение. Только так можно одержать победу в политической борьбе» [16]. Я боюсь, что он начнет перепечатывать ваши статьи. В них есть все необходимое и достаточное для выполнения черных замыслов. Реальная опасность в вас, заставляющих партию развернуться к политике, за которой нет никакой теоретической основы; вводящих в политический оборот формулу, у которой нет внятного содержания, даже для творца. Какая уж тут угроза «вытеснения».

Испив за вас чашу позора и насмешек окружающих, надеюсь в самой констатации этого факта обрести твердую почву. После ваших статей еще больше укрепился в желании быть марксистским ортодоксом и быть, в числе прочих, угрозой для вашей партии – партии рвущих последние нити коммунистичности. Знаю, у нас не получится честного состязания: партийные СМИ ваши. Но знаю и другое: век вашей партии короток, потому что это партия не здравого, а нездорового смысла, а будущее за партией науки.

Мне понравилась ваша статья, Никитин. Моя признательность за вашу откровенность столь велика, что вот вам небольшой подарок: «марксово учение в своей опаснейшей для нынешнего общественного строя части рано или поздно будет наверняка «преодолено». Но только вместе с существующим общественным строем». Это Р. Люксембург. Ведь правда, вам было приятно читать первое предложение? А мне второе.

Вы правы, сформулировав проблему: в партии двоевластие. Но не марксизм борется с марксизмом-ленинизмом, а наука с обскурантизмом. Переведу для вас: словом этим, ныне редким, называют крайне враждебное отношение к просвещению, мракобесие. Потому настоящая проблема в том, чтобы понять, как на вершине партийной пирамиды КПРФ оказался воинствующий антиинтеллектуализм. Он очевиден многим, потому не один я буду голову ломать над этим вопросом. Человеческое достоинство коммунистов, унижаемое обскурантами, взорвется однажды «способностью понимать суть происходящего и волей к сопротивлению». (Ваши слова). Сама ваша попытка объединить партию против марксистов есть ощущение зыбкости мира ваших иллюзий и положения. В этом уже залог конечного успеха.

 



[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 4. – С. 437.

[2] Там же. – Т. 4. – С. 435.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 46, ч. II. – С. 154.

[4] Там же. – Т. 16. – С. 437.

[5] Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 6. – С. 96.

[6] Сталин И.В. соч. – Т. 13. – С. 377.

[7] Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 6. – С. 107.

[8] Сталин И.В. соч. – Т. 5. – С. 80.

[9] КПСС в резолюциях. – М., 1970. – Т. 1. – С. 77.

[10] «Правда России» № 14. – С. 3.

[11] КПРФ в резолюциях. 1999-2001. – М., 2001. – С. 9.

[12] «Правда» 6 апреля 2006 г.

[13] «Правда», 7-10 апреля 2006 года. – С. 4. ст. «Русское самосознание».

[14] Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 37. – С. 190.

[15] Там же. – Т. 6. – С. 396.

[16] Цит. по «Советская Россия», 25 марта 2006 года. – С. 2.

Категория: № 1-2 2006 (35-36) | Добавил: Редактор (04.03.2006) | Автор: В.В. Цветков
Просмотров: 640
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [50]
№ 1-2 2016-2017 (55-56) [12]
№ 1-2 2018 (57-58) [73]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2021