Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 457
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2014-2015 (53-54)

О терминах «ценность» и «стоимость» в переводах «Капитала» К. Маркса (2)

(к началу)

О терминах «ценность» и «стоимость»
в переводах «Капитала» К. Маркса

Л.Л. Васина

Возвращение к термину «стоимость»

Понятно, что при данной выше интерпретации в российском академическом сообществе конца XIX – начала ХХ века категории «ценности» и теории Маркса в целом использование термина «ценность» в русском переводе «Капитала», особенно если принять во внимание острую идейную борьбу с «легальным марксизмом» в те годы, не могло устраивать социал-демократическую аудиторию. Поэтому, как только позволили политические условия, в 1905–1907 гг. новый перевод всех трех томов «Капитала» был предпринят в рядах российских социал-демократов (большевиков). Идея исходила от бежавшего весной 1906 г. из Омской тюрьмы и нелегально приехавшего в Москву члена Харьковского большевистского комитета Н.С. Ангарского, которому удалось договориться об издании «Капитала» с купцом Г.А. Блюменбергом, представителем бумажных фабрик Паллизен. Блюменберг рассчитывал нажиться на издании революционной литературы и поручил подыскать переводчика и редактора. С этим предложением Ангарский обратился к И.И. Скворцову-Степанову, который провел большую работу не только непосредственно по переводу, но по организации издания в целом[35].

Поскольку I том в редакции Струве имелся в продаже, в первую очередь были переведены и изданы II и III тома (помимо И.И. Скворцова-Степанова в переводе этих томов участвовали М.А. Сильвин и М.Г. Лунц, в работе по редактированию текста приняли участие В.И. Ленин (2-й том) и И.И. Скворцов-Степанов). Затем, в 1909 г., тиражом в 6000 экз. вышел I том «Капитала». Основным переводчиком этого тома был В. Базаров (литературный псевдоним В.А. Руднева). Редакторами перевода на титульном листе этого издания значились В. Базаров и И. Степанов (литературный псевдоним И.И. Скворцова), общую редакцию осуществил А. Богданов. В основу этого перевода первого тома «Капитала» было положено пятое немецкое издание (1903 г.), являвшееся переизданием последнего прижизненного четвертого издания первого тома, подготовленного Ф. Энгельсом. В приложении были опубликованы письмо Энгельса В. Адлеру об изучении II и III томов «Капитала», указатели авторов и работ, цитируемых в I–III томах, а также стран, упоминаемых в I–III томах. Последний должен был показать, что «Капитал» Маркса опирается не только на материалы, связанные с Англией, но и содержит данные о развитии Северной и Южной Америки, Франции, Германии, Бельгии, России, Индостана, Китая и даже Японии.

Предисловие к русскому переводу I–III томов «Капитала» в основном было посвящено отстаиванию правильности термина «стоимость», к которому редакция возвращала читателя[36]. «Как известно, – писали редакторы, – первый русский переводчик I тома «Капитала» передал «Werth» словом «стоимость», отступив от обычного в русской политической экономии термина «ценность». Это нововведение не оказало влияния на академическую науку, но привилось в нашей марксистской литературе 80-х и 90-х годов, вошло, так сказать, в марксистскую традицию. В конце 90-х годов, в период борьбы русского ревизионизма против «окаменелых догм» ортодоксальных марксистов, не было забыто и об этой терминологической «догме»; были приняты меры к тому, чтобы вернуть заблудшую терминологию ложной, ненаучной, марксистской ортодоксии в лоно истинной, научной, академической ортодоксии. В предпринятом тогда новом переводе «Капитала», под редакцией г. Струве, «стоимость» была замещена «ценностью» и научная необходимость этой реформы пространно изъяснена в предисловии редактора и в некоторых журнальных статьях того времени.

Мы решили восстановить историческое право русской «стоимости» на немецкую «Werth», – по крайней мере на ту Werth, о которой говорит Маркс. И вот этот-то контр-реформаторский шаг мы считаем необходимым здесь мотивировать»[37]. Рассматривая аргументацию Струве о трактовке категории «издержек или стоимости» как аналога термина «Cost» в английском языке и «Kosten» – в немецком, редакторы нового перевода поясняли: «Немецкое слово Kosten, когда оно употребляется без всякого дальнейшего пояснения, означает у Маркса не «стоимость», не затрату труда или затрату «вообще», а затрату капитала, авансированного на производство продукта…; на русском языке вошло в обычай выражать это понятие термином «издержки производства». … Что касается англицизма Kost, употребляемого Марксом крайне редко[38], то в цитированном г. Струве месте он действительно имеет «смысл, обычно присваиваемый русскому слову стоимость». Но следует ли из этого, что «Werth» нельзя передавать словом «стоимость»? Такое заключение было бы верно лишь в том случае, если бы термину Kost Маркс придавал существенно иное значение, чем термину Werth, если бы Kost являлась у Маркса особой, отличной от Werth, экономической категорией. Но стоит лишь продолжить вышеприведенную выдержку из III тома «Капитала», чтобы убедиться в противном. …Kost – не особая экономическая категория, а синоним, подчеркивающий определенную сторону в понятии «Werth», но по своему содержанию отнюдь не выходящий из рамок последнего. А так как синоним этот встречается у Маркса, как мы уже сказали, чрезвычайно редко, то не представляет существенной надобности изобретать для него особый термин, – и уж во всяком случае недопустимо в интересах выражения Kost специальным словом отказаться от передачи Werth тем термином, который ближе всего подходит к значению этого основного понятия.

Но, как мы видели, г. Струве утверждает, что не «стоимость», а «ценность» лучше всего выражает немецкое Werth: «смысл русского слова «ценность» в точности соответствует смыслу немецкого слова Werth». Это фактически не верно. «Werth» значительно шире «ценности». Наряду с субъективно-психологическим ему присущ и строго объективный смысл: Werth – не только «предмет нашей оценки», «то, что мы ценим» или «ценность», но также «объективное значение» данного предмета в данной области. В этом последнем смысле слово Werth обычно употребляется в физико-математических науках…

В русском языке нет слова, «в точности» передающего смысл немецкого «Werth». «Ценность», как она употребляется в обыденной речи, а также в психологии и философии, соответствует исключительно субъективно-психологическому смыслу слова Werth. «Стоимость» передает только объективный смысл немецкого термина, и притом далеко не во всем его универсальном объеме; стоимость применима лишь к тем сферам, где объективное значение исследуемого предмета качественно определяется и количественно измеряется какими-либо затратами, где «иметь значение» равносильно «чего-нибудь стоить». Таким образом, ни ценность, ни стоимость – даже сложенные вместе – не выражают всех оттенков слова Werth.

Но ведь в рассматриваемом случае вовсе и не требуется, чтобы русский термин был эквивалентен слову Werth во всех возможных областях его применения. Дело идет лишь о наиболее целесообразной передаче Werth в данной специфической области, в политической экономии Маркса. Следовательно, вопрос ставится так: что более соответствует духу экономического учения Маркса, – психологическое истолкование Werth (Werth = «ценность», объект субъективной «оценки») или его объективное истолкование (Werth = «стоимость», результат определенных затрат)»[39].

«В товарном мире основным явлением, подлежащим объяснению всякой теории стоимости, является, как это прекрасно известно и самому г. Струве, «цена». Но только для сторонников одной определенной, а именно психологической теории стоимости, во всех их модификациях …, априори очевидно, что цены включают в себя момент ценности, т.е. слагаются как результат тех или других оценок хозяйственных благ. По Марксу цены товара формируются в процессе, протекающем «за спиною производителей», вне сферы их сознательных целей и ценностей, их индивидуальных или общественных оценок. Цена как «явление», как непосредственный факт опыта, представляется человеку капиталистического общества не ценностью, не чем-то таким, что сознательно и намеренно приписывается данной вещи или вкладывается в нее людьми, а объективным, самою природою созданным свойством вещи-товара. То отмеченное г. Струве «удобство», что русское слово «ценность» одного корня с «ценой», с точки зрения системы Маркса есть величайшее неудобство, лишний аргумент против перевода Werth словом ценность»[40].

«… Во всех трех томах «Капитала», – резюмируется в предисловии, – нет и намека на феномен «оценки» как проблему политической экономии. Но зато в первой же главе первого тома с ясностью, не допускающей никаких сомнений, устанавливается тот основной тезис, что от всякого рода оценок необходимо отвлечься для того, чтобы правильно приступить к экономическому анализу товара. Таким образом методологическое устранение категории «ценность», отвлечение от нее, является по Марксу необходимым условием верной постановки проблемы. Плохо это или хорошо, но факт тот, что «проблема» политической экономии не только решается, но и ставится Марксом совершенно не так, как сторонниками психологического направления во всех его разновидностях. И поскольку слово «ценность» способно затемнить отправной пункт учения Маркса – а предисловие г. Струве блестяще доказало, что эту роль оно может выполнить очень недурно, – постольку оно не пригодно для передачи термина «Werth» в учении Маркса.

В «Капитале» нет «ценности», как родового понятия, видами которого являлись бы меновая и потребительная ценность. Тому, что в русском языке выражается словом «ценность», вполне соответствует Gebrauchs-werth в употреблении Маркса. Поэтому всего логичнее было бы переводить «Werth» и «Tauschwerth» – «стоимость» и «меновая стоимость»; «Gebrauchswerth» – «ценность» или «потребительная ценность». Но от этого пришлось отказаться по техническим соображениям. При употреблении различных слов для выражения меновой и потребительной стоимости пришлось бы не переводить, а излагать многие места, в которых Маркс устанавливает отношение между Werth и Gebrauchs-werth, так как в этих случаях самое построение фраз подлинника зачастую определяется наличностью одного термина для обоих понятий. Такие места встречаются преимущественно в 1-ой главе I тома, возможно более близкая передача которой особенно важна для понимания духа и метода политической экономии Маркса. Вот почему мы предпочли пользоваться не совсем удобным термином «потребительная стоимость». Нам это казалось тем более позволительным, что «потребительная стоимость = Gebrauchswerth», несмотря на всю свою физиологическую уязвимость, не способна породить никаких недоразумений по существу, тогда как «ценность = Werth» влечет за собою, как мы только что видели, целую теорию, в корне чуждую Марксу»[41].

Таковы соображения, по которым переводчики и редакторы перевода издания трех томов «Капитала» 1907–1909 гг. В. Базаров, И. Степанов и А. Богданов восстановили терминологию, построенную на переводе немецкого Werth в первом томе «Капитала» словом «стоимость» и постарались «возможно строже, единообразнее и последовательнее применять вошедшую во всеобщее употребление терминологию на протяжении всех трех томов «Капитала»»[42]. Тиражи второго и третьего томов составили по 8000 экземпляров, первый том этого издания имел тираж 6000 экземпляров. Данное издание послужило отправным пунктом для новых редакций русских переводов «Капитала», осуществленных уже после 1917 года.

В 1913 г. П.Б. Струве выпустил книгу «Хозяйство и цена», в которой использовался термин «ценность». В.И. Ленин по этому поводу заметил: «… г-н Струве упорно употребляет неправильную терминологию, говоря «ценность» вместо «стоимость», хотя неправильность эта давно была ему доказана»[43].

Издания первого тома «Капитала» после 1917 г.

На протяжении всего советского периода русский перевод всех трех томов «Капитала» неоднократно перепроверялся, корректировался, и каждая новая редакция занимает в истории издания «Капитала» в нашей стране свое место. В рамках нашей темы ограничимся лишь изданиями первого тома. Принципиальными были новые редакции перевода первого тома «Капитала», осуществленные в 1920, 1933–1934, 1937 и 1960 годах.

В 1920 г. в четвертом томе запланированного Институтом К. Маркса и Ф. Энгельса (ИМЭ) Собрания сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса в 28 томах, из которых вышли в свет только четыре тома, был опубликован новый перевод первого тома «Капитала» под редакцией В. Базарова и И. Степанова, переработанный Степановым. Этот перевод существенно отличался от издания 1909 г., поскольку в основу его было положено так называемое «Народное издание» первого тома под редакцией К. Каутского[44]. Текст этого «популярного издания» базировался на втором издании первого тома «Капитала» 1872 года, вышедшем при жизни Маркса, в которое Каутский внес изменения, главным образом на основе французского издания первого тома (1872–1875 гг.). В частности, Каутский упростил изложение тех мест, которые в немецком оригинале были, с его точки зрения, слишком сложными для читателя. Он внес и другие изменения, по сравнению с текстом третьего и четвертого изданий I тома «Капитала» в редакции Энгельса. О характере изменений, которые были предприняты в «народном издании», Каутский сообщал в своем редакционном предисловии, которое, наряду с предисловием Степанова к русскому изданию, было полностью опубликовано в томе IV Сочинений Маркса и Энгельса 1920 г.

Это издание I тома ИМЭ выпустил повторно в виде отдельной книги в 1923 г. (в том же году книга вышла и в Харькове). Затем оно многократно с незначительными расхождениями переиздавалось (в 1925, 1928, 1929, дважды в 1930 и 1931 годах, 1932, 1935 и 1936 годах), всего вышло восемь изданий данного перевода. Предисловие Каутского в последних изданиях не воспроизводилось.

В 1920-е годы, когда происходило становление советской экономической науки, большую роль в теоретических дискуссиях вокруг экономической теории Маркса, особенно теории стоимости, играл И.И. Рубин, который с 1926 г. работал в ИМЭ и участвовал в подготовке русских изданий экономических работ Маркса, в том числе «Капитала». Совместно с А.Л. Реуэлем и Е.А. Гурвич Рубин подготовил к печати новое издание работы Маркса «К критике политической экономии», в которой Маркс впервые изложил свое учение о товаре и где, соответственно, фигурируют термины первой главы первого тома «Капитала». При этом был заново отредактирован сам перевод, отработана терминология, построенная на использовании термина «стоимость». В своих «Очерках по теории стоимости Маркса» (1-е изд. 1923 г., 4-е изд. 1929–1930 гг.), получивших широкое распространение, как и в других работах, Рубин также всегда использовал термины «стоимость», «меновая стоимость» и «потребительная стоимость»[45]. Таким образом, терминология «Капитала» в переводе Скворцова-Степанова не подвергалась сомнению уже в 1920-е годы.

В 1933–1934 гг. Институт Маркса–Энгельса–Ленина (ИМЭЛ) выпустил принципиально новое издание I тома «Капитала» на русском языке. К этому времени И.И. Скворцова-Степанова (1870–1928) уже не было в живых. Редакторами этого тома являлись Б. Раскин (отделы I–V) и А. Леонтьев (литературный псевдоним известного в будущем экономиста Л.А. Леонтьева, отделы V–VII), общая редакция была проведена В.В. Адоратским. Книга была сдана в печать в конце 1932 г., первые экземпляры тиража вышли в 1933 г., остальная часть – в 1934 г. В основу перевода был положен текст 4-го немецкого издания первого тома в последней, прижизненной редакции Энгельса. При этом использовался перевод Скворцова-Степанова, но он подвергся тщательному пересмотру. В особо трудных случаях подготовители обращались к первому русскому переводу 1872 г.

Подготовка нового издания стала возможной после того, как в процессе работы над томами Второго отдела Marx-Engels-Gesamtausgabe (MEGA) – первом издании МЭГА, выходившем в 1927–1935 гг., – для публикации на языке оригинала трех томов «Капитала» и основных черновых рукописей Маркса первой, второй и третьей книг «Капитала»[46] была проведена уникальная работа по выявлению всех разночтений между вторым (вышедшим при жизни Маркса в 1872 г.) и четвертым (опубликованным Энгельсом в 1890 г.) изданиями первого тома «Капитала», а также между четвертым немецким и французским изданиями[47]. Наиболее важные из этих разночтений, в том числе часть которых была опубликована в издании под редакцией Струве и в «народном» издании Каутского, воспроизводились в виде подстрочных примечаний. В процессе работы над новой редакцией перевода первого тома была проделана тщательная работа по сличению текстов всех четырех немецких изданий первого тома, проведено сопоставление немецкого оригинала с английским изданием, изучены пометки и корректуры Маркса на его собственных экземплярах первых двух немецких изданий, сверка цитат с текстом цитируемых книг в подлинниках. Богатейший к этому времени книжный фонд библиотеки ИМЭЛ позволял проделать эту кропотливую работу.

В результате было выявлено немало ошибок, небрежностей и погрешностей в издании Каутского, о наиболее значимых из них сообщалось в предисловии от редакции[48]. Обнаружились как произвольно включенные в текст места из французского издания, так и исключенные из текста отдельные места из немецкого издания.

Большая работа была проведена по унификации терминологии. При этом учитывалось, что в советской экономической литературе к этому времени уже утвердилась определенная экономическая терминология, поэтому введение каждого нового термина должно было быть очень продумано. Серьезное нововведение в области терминологии касалось серии сложных немецких слов, преимущественно в первой главе первого тома, образованных путем присоединения слова «Wert» к целому ряду существительных. Речь шла о терминах Wertve-rhältniss, Wertgegenständlichkeit, Wertding, Wertcharakter которые переводились как стоимостное отношение, стоимостная предметность, стоимостная вещь и стоимостной характер. Интересно, что в предыдущих переводах, начиная с редакции Богданова 1909 г., слово «Wertgegenständlichkeit» переводилось как «субстанция стоимости»; во втором издании Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса оба последних термина будут переведены как «стоимость», при этом в каждом случае в квадратных скобках будет сообщаться немецкий оригинал[49].

Впервые в издании 1933–1934 гг. места, цитированные в работах Ленина в его собственных переводах «Капитала», приводились в переводе Ленина. Если существовало несколько вариантов перевода одних и тех же мест, то принимался последний вариант. Была проведена новая литературная редакция всего текста. Таким образом, поиск адекватной терминологии в переводах «Капитала» и совершенствование перевода текста в целом осуществлялись в каждом новом издании как первого, так второго и третьего томов «Капитала». Отсюда видно, что выбор между терминами «стоимость» и «ценность» имеет значение не только для перевода таких категорий, как Wert, Gebrauchswert и Tauschwert.

Новшеством в издании 1933–1934 гг. был и научно-справочный аппарат. Если ранее в отдельных изданиях первого тома давались указатели важнейших имен и литературных и мифологических персонажей, иногда географических названий, то в этом издании имелись полный указатель имен, указатель литературных и мифологических имен, транскрипция географических названий и обширный указатель цитированных произведений. Последний был вообще сделан впервые, а только в первом томе «Капитала» цитируется и упоминается более 700 произведений и периодических изданий на английском, немецком, французском, итальянском, латинском и русском языках. Отдельным изданием должен был быть издан предметный указатель.

Издание 1933–1934 гг. стало отправным пунктом для последующих публикаций I тома «Капитала» на русском языке. Оно легло в основу следующей редакции I тома в составе ХVII тома первого издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Подготовителем тома был А.Ф. Кон. Эта новая редакция перевода вышла под редакцией В. Адоратского, М. Савельева (заведующего Сектором произведений К. Маркса и Ф. Энгельса в то время) и А. Стецкого в августе 1937 г. и была тут же переиздана Партиздатом в виде специально оформленного издания, приуроченного к 70-летию выхода в свет первого тома «Капитала» Маркса. В конце 1937 г. издание I тома было выпущено Партиздатом повторно, уже без юбилейного оформления. Отметим, что во всех изданиях, вышедших в 1937 г., отсутствовали указатели географических названий и цитированных произведений.

В 1949 г. текст ХVII тома Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса с предисловием ИМЭЛ 1937 г. был переиздан вновь в виде отдельного издания I тома, которое без изменений печаталось в 1950, 1951, 1952, 1953 и 1955 годах.

Следующий важный этап в совершенствовании русского перевода I тома «Капитала» связан с подготовкой его издания в томе 23 второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Этот перевод был подготовлен А.И. Малышем под редакцией Я.Б. Турчинса[50]. По свидетельству Малыша, при подготовке нового издания «Капитала» «большой и безусловно необходимой проверке подвергся распространенный перевод всех томов «Капитала», особенно первого … Число всевозможных исправлений в старом переводе под редакцией И.И. Скворцова-Степанова только по первому тому достигает 9 тысяч. В сложных и ответственных случаях обращались к текстам на других языках – французскому авторизованному переводу и английскому переводу, отредактированному Энгельсом. Сличение оригинала с этими именно переводами подсказывало то русское слово или словосочетание, которое полнее и правильнее всего выражало мысль Маркса. В ряде случаев было решено в отдельные формулировки оригинала внести целесообразные исправления на основе французского варианта»[51].

В издании 1960 г. был сделан существенный шаг вперед в создании научно-справочного аппарата к тексту I тома «Капитала»: впервые к тексту давались редакционные примечания, в первом из них кратко излагалась история работы Маркса над «Капиталом». (Такого рода примечания делались ко всем публикуемым во втором издании произведениям Маркса и Энгельса.) Впервые в томе были даны аннотированные указатели имен и литературных и мифологических персонажей, полный указатель цитируемой и упоминаемой литературы с русским переводом иностранных названий, внутри которого были выделены парламентские отчеты и другие официальные публикации, а также периодические издания, произведения художественной литературы и библия. Был сделан указатель русских переводов цитируемых книг и, наконец, – предметный указатель. При этом следует отметить, что работа над научно-справочным аппаратом была тесно увязана с работой над текстом: унифицировалась транскрипция имен, проверялись по первоисточникам цитируемые в тексте места и, соответственно, их переводы и т.д.

Новая редакция перевода первого тома 1960 г. воспроизводилась в отдельных изданиях Политиздата в 1963, 1967, 1969, 1973, 1978, 1983 и 1988 годах. Некоторые незначительные уточнения в издание всех трех томов «Капитала» были внесены в их публикацию в составе томов 7–9 Избранных сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса в девяти томах, вышедших в 1987–1988 годах.

Таким образом, существующее на сегодняшний день последнее издание «Капитала» на русском языке, в основу которого был положен текст 7-го, 8-го и 9-го томов Избранных сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса[52], аккумулировало огромную, многолетнюю, разностороннюю, кропотливую и трудоемкую работу нескольких поколений переводчиков, подготовителей и редакторов переводов всех томов «Капитала». Но при этом терминология, построенная на последовательном использовании термина «стоимость», не подвергалась изменениям, поскольку вытекала из соответствующего понимания теории стоимости Маркса.

Подводя итог, хотелось бы сказать следующее: Современному читателю, особенно молодому, может быть не понятна принципиальная сторона спора вокруг терминов «стоимость» и «ценность». Однако, ставя вопрос о правомерности или об ошибочности термина «стоимость», необходимо, на мой взгляд, хорошо представлять себе всю историю издания «Капитала» на русском языке, особенно первого тома, показывающую, что вопрос о правильности перевода лежит не в области филологии, а напрямую связан с соответствующей интерпретацией теории Маркса.

Вопрос о качестве перевода «Капитала» на русский язык не может сводиться к выбору между двумя терминами. «Капитал» – это сложнейший теоретический труд, так и оставшийся автором, к сожалению, не завершенным. Однако главные его идеи Маркс опубликовал в первом томе, и не случайно именно вокруг этого тома в первую очередь идут дискуссии до сих пор. Думается, что отношение к терминологии «Капитала» и сегодня должно вытекать именно из отношения к теории стоимости Маркса.

В заключение хотелось бы обратить внимание на то, что в настоящее время в Полном собрании сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса на языке оригинала (МЭГА) изданы все издания «Капитала», вышедшие при жизни Маркса и Энгельса, включая французское и английское издания[53]. Во втором отделе МЭГА, завершенном в 2012 г., опубликованы черновые рукописи всех томов «Капитала». Поэтому читатель, не удовлетворенный существующими переводами, имеет сегодня возможность ознакомиться с интересующими его текстами «Капитала» и его черновыми вариантами в оригинале.

 

[35] Подробно см.: Саралиева З.Х. «Капитал» К. Маркса и рабочее движение России… С. 36–40.

[36] Предисловие к русскому переводу I–III томов «Капитала» // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. - Т. 1. Полный пер. с 5-го, провер. Ф. Энгельсом, - М. изд. под ред. В. Базарова и И. Степанова. Общая ред. А. Богданова. Москва: Московское книгоиздательство, 1909. - С. III–ХII.

[37] Там же. - С. III–IV.

[38] К данному месту редакторы дают принципиально важную сноску: *) Точнее говоря, употребляемого Энгельсом, а не Марксо- М. Каутский, на которого было возложено издание рукописей так называемой четвертой книги «Капитала», оставшихся после Маркса, замечает по этому поводу: «Энгельс в третьем томе обыкновенно пишет «Kostpreis». Маркс в рукописи «К критике» обыкновенно пользуется английской формой costprice. Но один раз, на стр. 753 рукописи, он говорит о «Kostenpreisen». (K. Marx, Theorien über den Mehrwerth. Herausgegeben von K. Kautsky. Stuttgart 1908. Vorrede, p. XVI.).

[39] Там же. - С. IV–VI.

[40] Там же. - С. VII–VIII.

[41] Там же. - С. Х–ХI.

[42] Там же. - С. III.

[43] Ленин В.И. Еще одно уничтожение социализма // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. - Т. 25. - С. 35. С- М. также: Саралиева З.Х. «Капитал» К. Маркса и рабочее движение России… С. 41.

[44] Marx K. Das Kapital. Kritik der politischen Oekonomie. Volksausgabe. Hrsg. von Karl Kautsky. Bd. I. Stuttgart, 1914.

[45] СМ.: Васина Л.Л. И.И. Рубин и его рукопись «Очерки по теории денег Маркса» // Истоки: социокультурная среда экономической деятельности и экономического познания. - М., 2011. - С. 479–487.

[46] Об истории и значении МЭГА см.: Васина Л.Л. Публикация литературного наследия К. Маркса и Ф. Энгельса в международном издании МЭГА (история, современное состояние, значение) // Экономическая история России: Проблемы, поиски, решения. Ежегодник. Выпуск 4. Волгоград, 2002. - С. 119–152.

[47] Составленные в 1930-х гг. подготовителями томов Второго отдела первой МЭГА, ни один из которых так и не вышел в свет, указатели этих разночтений, насчитывающих сотни и тысячи вариантов, сохранились и использовались для всех последующих изданий «Капитала» и черновых экономических рукописей Маркса как на русском языке, так и на языках оригинала в новом издании МЭГА, начавшем выходить в 1975 г.

[48] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. - Т. I. Кн. 1. Процесс производства капитала. - М.: Партиздат, 1933. - С. III–V.

[49] СМ.: К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. - Т. 23. - С. 56.

[50] Тщательный анализ новой редакции текста I тома «Капитала» в томе 23 второго издания содержится в статье В.П. Касаткина «Перевод «Капитала» Маркса (т. I) в новой редакции». СМ.: Ученые записки (Ульяновский гос. пед. ин-т и- М. И.Н. Ульянова). - Т. XVIII. Вып. 2. - Ульяновск, 1963. - С. 65–105.

[51] Малыш А.И. Второе издание сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса // Научно-информационный бюллетень Сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса / Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. № 14. - М., 1966. - С. 25–26.

[52] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. - Т. I. [Введ. О.И. Ананьина; предисл. Л.Л. Васиной, В.С. Афанасьева.] Т. II. [Предисл. Л.Л. Васиной, В.С. Афанасьева; послесл. В.И. Маевского.] Т. III. [Предисл. Л.Л. Васиной; послесл. П.Н. Клюкина, К.В. Сорвина.] - М.: Эксмо, 2011. Данное издание неоднократно перепечатывалось в последующие годы.

[53] Первое немецкое издание см.: Marx K. Das Kapital. Bd. 1. Hamburg 1867 // Marx-Engels-Gesamtausgabe (MEGA). Bd. II/5. Berlin, 1983; второе издание – Marx K. Das Kapital. Bd. 1. Hamburg 1872 // MEGA. Bd. II/6. Berlin, 1987; третье издание – Marx K. Das Kapital. Bd. 1. Hamburg 1883 // MEGA. Bd. II/8. Berlin, 1989; четвертое издание – Marx K. Das Kapital. Bd. 1. Hamburg 1890 // MEGA. Bd. II/10. Berlin, 1991; французское издание – Marx K. Le Capital. Paris 1872–1875 // MEGA. Bd. II/7. Berlin, 1989.; английское издание – Marx K. Capital. A Critical Analysis of Capitalist Production. London 1887 // MEGA. Bd. II/9. Berlin, 1990. Русское издание не попало в издание МЭГА, так как к этому переводу ни Маркс, ни Энгельс не имели отношения.

Категория: № 1-2 2014-2015 (53-54) | Добавил: Редактор (26.08.2015) | Автор: Л.Л. Васина W
Просмотров: 650
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz