Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 457
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 2 1995

Важнее дюжины программ (2)

Важнее дюжины программ (2)

Е.И.Суименко
(Статья печатается в авторской редакции)

Часть 1. Часть 2.


3. ХРОНИКА ОБНАДЕЖИВАЮЩИХ СОБЫТИЙ

Что же делать современному рабочему классу стран бывшего Союза? Постепенно врастать в капитализм или продолжать начатое дело —двигаться по социалистическому пути?

К первой альтернативе рабочих активно призываюат "строители капитализма", ко второй — левые силы и, прежде всего, коммунисты.

Нынешние "друзья народа" назойливо пытаются внушить трудящимся классам, что нашему обществу необходимо возвратиться к его "естественному", т.е. дореволюционному состоянию, "незаконно" прервананому авантюристическим Октябрьским переворотом 1917 г. До такой глупости могли додуматься только наши доморощенные социал-демократы, готовые реставрировать оптом и в розницу все прежние порядки, включая написание "еров" и "ятей" (киевский ресторанчик "Максімъ" тому иллюстрация!). Сколько бы и как бы ни занимались экономической алхимией современные маги и волшебники от науки, им никак не уйти от того несомненного факта, что уровень технологической и экономической интеграции созданного за 70 лет грандиозного производственного мегаполиса никак не позволяет втиснуть его в узкие и ничтожные рамки частнособственнического уклада и что он, этот мегаполис, получивший название единого народнохозяйственного комплекса, при всех его издержках только и способен развиваться на основе социалистической, общенародной собственности и государственно-планового регулирования экономической деятельности. Не к социализму возврата нет, а к капитализму!

Но способен ли современный рабочий класс, быстро прозрев, отстаивать дело социализма, возвратить себе, трудящемуся народу разворованную общественную собственность и политическую власть?

Ответить на этот вопрос могут только сами рабочие своими практическими действиями, ибо никто из самых умных аналитиков не способен предугадать конкретный ход исторических событий в ближайшем будущем и любые скоропалительные пророчества наверняка окажутся посрамленными. Поэтому нет оснований как для того, чтобы обольщаться возможностью незамедлительного вызревания революционной ситуации, так и для того, чтобы принять за истину' крайне скептический диагноз, в соответствии с которым "по уровню общественной активности мы сейчас находимся в положении столетней давности".

Наука апеллирует к фактам, и только они как "упрямая вещь", накапливаясь и систематизируясь, могут стать основанием для выявления объективных тенденций и построения вероятностных моделей социальных и политических действий. Каковы же эти факты сегодня?

Исследования, проведенные Институтом социологии НАН Украины и Центром "Демократические инициативы", позволяют проследить динамику отношения народа Украины к социализму и капитализму.

В ноябре 1991 г. на вопрос анкеты "Будет ли способствовать капиталистическая система экономическому решению основных проблем Украины?" (опрос проводился по всеукраинской выборке) последовали такие ответы: "да" — 44,2%; "нет" — 12,8%; "затрудняюсь ответить" — 43,0%.

Два года спустя в 1993 г. на вопрос "Какой курс социально-экономической политики способен вывести Украину из кризиса?" — опрошенные ответили: "курс на развитие капитализма" — 32,2%, "курс на восстановление социализма" —25,5%, "затрудняюсь ответить" — 33,5% (предполагались и другие курсы, поэтому сумма всех % меньше 100).

Еще год спустя, в мае 1994 г. ответы на вопрос "Политические силы сегодня делятся на такие, кто хотел бы вернуться к социализму, и такие, кто хочет строить капитализм. Каково Ваше личное отношение к этим силам?" определились следующим образом: "поддерживаю сторонников капитализма" — 12,7%, "поддерживаю социалистов" — 22,1%, "поддерживаю и тех и других, лишь бы не конфликтовали" — 23,9%, "затрудняюсь ответить" — 19,4%; "не поддерживаю ни тех, ни других" — 20,0%; другие ответы — 1,9%.

Приведенные факты социальной статистики примечательны во многих отношениях. К их анализу мы вернемся позже. Пока же отметим, что факты субъективного отношения к чему-либо как чисто оценочные явления еще не характеризуют людей со стороны их активной деятельности или готовности к ней. Часто они означают и пассивно-выжидательную позицию. Поддержка тех или иных политических партий и движений может оказаться "моральной поддержкой", поддержкой на словах.

Каков же реальный уровень социально-политической активности граждан Украины в отстаивании ими своих прав?

Исследования 1994 года показали, что в случае ущемления прав и интересов трудящихся 37,8% из них готовы принять участие в санкционированных и не санкционированных акциях протеста. Из этого количества потенциальных "активистов" (абсолютного их числа) 53,7% готовы принять участие в санкционированных акциях и 24% — в несанкционированных, в частности: угрозе забастовок — 7,9%, бойкоте (отказе выполнять решения администраций, органов власти) — 7,1%, несанкционированных митингах и демонстрациях — 2,3%, незаконных забастовках — 1,6%, голодовке протеста — 2,1, захвате зданий — 1,0, создании независимых от президента и правительства вооруженных формирований — 2,0%.

Нелишне сопоставить приведенные данные по Украине с результатами аналогичных исследований, проведенных Институтом социально-политических исследований РАН в 1993-1994 гг. Опрос москвичей показал, что в подписании различного рода воззваний в 1993 г. принимали участие 13,3%, желали бы принять — 32,6%; в 1994 г. — соответственно 13,2% и 26,6%; участвовали в митингах в 1993 г. 6,8%, желали бы участвовать 25,2%, в 1994 г. —соответственно 7,9% и 20,6%; участвовали в забастовках в 1993 г. 1,2%, желали бы участвовать 17,3%, в 1994 г.

—соответственно 1,6% и 17,7%; участвовали в насильственных действиях (по отношению к представителям других политических сил, власти) в 1993 г. 0,7%, желали бы участвовать 6,3%, в 1994 г. — соответственно 0,9% и 7,7%. Эти данные, если их внимательно проанализировать, свидетельствуют о наметившейся, хотя и слабо, тенденции к усилению ориентации на силовые действия.

Более убедительной выглядела бы статистика оппозиционного поведения граждан, составленная на основании не вербального (словесного) их поведения, а практических действий. К сожалению, таковая отсутствует, и здесь приходится довольствоваться хроникой отдельных фактов-событий, которой мы располагаем.

Апрель 1994 г. Серия стихийных актов протеста рабочих на известной "Светлане" (вчера — ленинградском ПО, сегодня Санкт-Петербургском АО). Разъяренные женщины одного из дочерних предприятий фирмы ворвались в помещение администрации, блокировали все выходы и заставили директора подписать гарантии частичной выплаты зарплаты.

Июнь 1994 г. По призыву Российского комитета рабочих на 15 предприятиях в городах Российской Федерации проходит день коллективных действий трудящихся с требованиями снижения налогов. Это были по существу первые совместные действия организованных рабочих, продиктованные их коллективными интересами. Митинги с требованиями снижения налогов с предприятий сопровождались приостановкой работы на час и вынудили местные администрации апеллировать в правительственные органы.

Июль 1994 г. Винницкая фабрика "Винни-чанка", ставшая недавно акционерным обществом. На фабричном дворе громыхает гневный митинг. В толпе транспоранты: "П. — ворюга! Вон с фабрики"! Причина возмущения — 2170 акций, приобретенных директором фабрики П. нечестным, теневым способом. Членами АО стали люди, никакого отношения к фабрике не имеющие, в то время как многие рабочие, в том числе кадровые, акций вообще не смогли приобрести. За истекшие полгода правление АО ни разу не заседало. П. распоряжался акциями единолично. Лопнувшее терпение рабочих привело их на стихийный митинг-собрание, которое единодушно решило освободить П. от занимаемой должности, исключить из АО, выразить недоверие членам правления, возбудить против П. уголовное дело. Тут же рабочие избрали новый состав правления фабрики, а директору пришлось выложить печать на стол.

Август 1994 г. Встреча активистов рабочего движения Астрахани (судоверфи, завода "Прогресс", газоперерабатывающего и станкостроительного заводов). Встрече предшествовали многочисленные митинги, пикетирования, забастовки. Объединенный фронт трудящихся (ОФТ) создает астраханский городской рабочий комитет, цель которого — координировать действия рабочих, профсоюзов, стачкомов и инициативных групп. На встрече выработаны требования к администрации области. Среди этих требований: регулярная выплата зарплаты на предприятиях и в организациях, начисление пени 2% в сутки в случае задержки зарплаты; прекращение финансирования из бюджета "малого и среднего бизнеса", направление освободившихся средств на образование, здравоохранение, удешевление лекарств, улучшение работы городского транспорта; принятие программы создания новых рабочих мест и ликвидации безработицы; недопущение искусственно провоцируемых директорами и чиновниками банкротств предприятий, ряд других требований. Под давлением ОФТ администрация области вынуждена была удовлетворить многие из требований рабочих. ОФТ предприятий Астрахани, объединивший к осени 1994 г. 16 профсоюзных и забастовочных комитетов, добивается смещения руководителей заводских организаций ФНПР и замены их на рабочих лидеров, вследствие чего появились беспрецедентные для России коллективные договоры, по условиям которых руководители предприятий в случае их нарушения в первый раз штрафуются тремя окладами, во второй — десятью, а на третий раз отстраняются от работы.

Сентябрь 1994 г. Общезаводской митинг "Красного пролетария" в Москве. Наряду с экономическими требованиями прозвучали и требования политические. Голос рабочего: "Товарищи! Хватит клевать на приманку паразитов в виде Лени Голубкова! Только при социализме, при подлинной власти трудящихся могут быть в почете честный труд и защищены наши права!" На митинге единодушно поддержана резолюция: "Требует воссоздания СССР, возврата власти народа в форме Советов... Даешь всеобщую политическую стачку!".

Сентябрь 1994 г. В последний раз пришла "восстановленная в должности директора" Любовь Егоровна Л. на Новомосковскую швейную фабрику (Днепропетровская область). И ни с чем ушла. До этого приходила не единожды, начиная с июля 1993 г., когда конференция трз7-дового коллектива выразила своим протоколом ей недоверие и после этого суд — вначале городской, затем областной и, наконец, республиканский — восстановливал ее в должности. Приходила с судисполнителем, с нарядом милиции, с народным депутатом. Но всякий раз перед проходной фабрики по сигналу вахтера возникал живой кордон разъяренных женщин-работниц, против которых пасовали даже "беркуты". "Уведите эту ворюгу, если не хотите, чтобы мы ее растерзали"! — гневно кричали работницы представителям власти. И было за что: Л. присваивала валютные поступления от продажи на экспорт в Польшу и Венгрию изделий, приторговывала машинами, вела себя как Салтычиха. Изгнав ее с фабрики, коллектив избрал нового директора.

Сентябрь-октябрь 1994 г. Ряд забастовок в машиностроении и угольной промышленности. Недельная забастовка главного конвейера на ВАЗе. Рабочие протестуют против попыток администрации лишить их голосующих прав, прибрать к рукам львиную долю акций. Борьба не на жизнь, а на смерть. Администрация прибегает к локауту. Рабочие в растерянности. Начинают осознавать, что блага акционирования —  не про них.

Почти одновременно с событиями на ВАЗе — массовая забастовка шахтеров в Тульской и Калужской областях — 15 тыс. рабочих. Ее примечательность: она началась не по призыву профсоюзных боссов, манипулирующих недовольством шахтеров в качестве эффективного инструмента политических игрищ, а стихийно и лавообразно. Начавшись на Никулинской шахте, забастовка быстро распространилась на другие шахты АО "Тулауголь" и грозила вылиться в политическую стачку (на собраниях уже выдвигались требования "Правительство и президента в отставку!"). Лишь угрозы Генерального директора закрыть Никулинскую шахту, а также сведения о выделении правительством 8 млрд. руб. "Тулауголь" приостановили забастовку.

Ноябрь 1994 г. Повторная акция начатого в июне протеста рабочих против разорительного налогообложения предприятий. Особенно активно день коллективных действий прошел в Нижнем Новгороде, где приостановили работу пять крупнейших предприятий, в том числе легендарный завод "Красное Сормово". Наибольшую организованность в этой акции проявили докеры Находки, Владивостока, Туапсе, С.-Петербурга (да, пока что не Ленинграда, ибо с именем этого города никак не вяжутся ни АО, ни "Мэрия").

Ноябрь 1994 г. Митинг в С.-Петербурге, наиболее массовый из всех митингов за после-союзную историю. На Дворцовой площади собралось около 50 тыс. рабочих, трудовой интеллигенции, тружеников села, пенсионеров и студентов. Наибольшее количество митингующих — 1.500 человек от АО "Светлана". "Цивилизованное" по замыслу его организаторов мероприятие не вошло в миролюбивое русло частичных, преимущественно экономических требований, выплеснув из себя вместе с красными знаменами решительные политические требования отставки президента и правительства, денонсации беловежского сговора.

Декабрь 1994 г. Первый учредительный съезд Всеукраинского Союза рабочих в Киеве. Делегаты съезда разрабатывают и принимают Устав Союза, избирают руководящие органы — Совет Союза и его Исполнительный Комитет. Председатель исполкома ВСР от Компартии, его заместитель от Соцпартии Украины. На съезде присутствовали и антикоммунистически настроенные делегаты-рабочие, но большинство делегатов придерживалось коммунистической ориентации.

Январь-март 1995 г. Череда митингов протеста против антинародной политики президента и правительства на предприятиях Киевской, Донецкой, Полтавской, Одесской, Запорожской, Харьковской и Луганской областей. Большинство из них организовано первинками КПУ тех предприятий, где они существуют с разрешения администрации. Некоторые из таких митингов завершались вступлением рабочих в ряды КПУ.

Пирятин Киевской области. На фасаде Дома культуры красные знамена. Перед Домом толпа митингующих — около 2000 человек —с лозунгами и транспорантами: "Вся власть — Советам!:, "Наши взгляды левые, наше дело правое!", "Население Украины вымирает. Для кого готовится жизненное пространство?", "Чего не сделал Гитлер, сделали Пинзеники!". Комбайнер колхоза им. Карла Маркса Григорий Федорович Демченко свое выступление на митинге закончил словами: "Сегодня я вступаю в ряды Коммунистической партии, так как понял, что только коммунисты являются настоящими защитниками интересов трудового народа". В эти дни пополнились ряды первичных парторганизаций в Броварском районе, на Токмакском кузнечно-штамповочном заводе (Запорожская обл.), в совхозах Полтавской, Черниговской и Харьковской областей.

Апрель 1995 г. Совхоз Требуховский Броварского района Киевской области. Директор совхоза Р. при подписании коллективного договора пытался навязать рабочим неприемлемые для них условия, игнорируя права и требования "контрагентов". Вел себя развязно, угрожал рабочим. "Тебе не кажется, что ты ведешь себя с нами, как барин? — вознегодовали рабочие. — Отныне мы не хотим иметь с тобой никаких дел, а хозяйство все равно будет нашим!". Встали и ушли. Урезонить взбунтовавшихся механизаторов пытался было председатель Броварской агрофирмы "Десна" Т., но рабочие стояли на своем и снова в знак протеста ушли, не подписав договора. Обстановка накалилась до предела, и власти района вынуждены были удовлетворить требование рабочих — освободить Р. от занимаемой должности. Для Броварского района это не единичный случай. В феврале 1994 г. рабочие мебельной фабрики выгнали своего проштрафившегося директора и избрали нового.

Апрель 1995 г. Одна из молодежных организаций Украины обратилась через газету "Товарищ" с призывом пополнять ее ряды новыми боевыми членами. В воззвании говорится: "Не являясь организацией военизированного образца и действуя в рамках ныне действующего законодательства Украины, мы тем не менее стремимся поддерживать жесткую дисциплину в своих рядах. И в случае необходимости готовы противостоять любой военизированной фашистской банде".

Май 1995 г. Двенадцатитысячный коллектив женщин АО "Новокраматорский машиностроительный завод" уполномочил женсовет обратиться с письменным требованием к Президенту Украины об отмене ранее принятых решений КМ и Донецкого облисполкома, касающихся повышения платы за жилищно-коммунальные услуги, Указа Президента о перенесении заработной платы в разряд непервоочередных платежей, и других решений. "Если наша просьба не будет выполнена, — говорится в обращении, — мы потребует отставки Президента, Верховного Совета и Кабинета министров, призвав к поддержке этой акции всех женщин Украины".

Представленная хроника событий лишь частично отражает реальное состояние современного рабочего движения. Левая печать не имеет возможности охватить и отразить эти события в их широком социально-территориальном спектре, а желтая и желто-блакитная пресса предпочитает о них умалчивать. И все же приведенные факты, дополняемые социологической информацией, позволяют сделать некоторые немаловажные для нас выводы.

4. ПЕРВЫЕ УРОКИ ПЕРВЫХ ДВИЖЕНИЙ

Полноводные реки начинаются с ручейков, а ручейки — это уже движение. Никакое сравнение не может, конечно, выступать в качестве научного доказательства, но диалектика процесса —может. И если она хоть что-нибудь значит для скептиков и "реалистов", то они в первую очередь должны обратить внимание не на существующее состояние умонастроений и поведения рабочих, а на объективно складывающиеся тенденции?, их среде. Приведенная выше хроника событий дает нам представление о смысле и содержании имеющих место акций протеста, а данные социологических исследований — об их динамике, а значит о возможных социально-политических тенденциях. Динамика эта, как показали исследования, свидетельствует, во-первых, о падении доверия к благам капиталистической рыночной экономики и, во-вторых, о возрастании готовности людей к силовым действиям в отстаивании своих прав, что дает основания говорить о зарождении рабочего движения в России и Украине. Более того, сегодня можно уже говорить о некоторых уроках этого движения. Остановимся на них.

Урок первый (и главный). Значительная часть рабочего класса ретроспективно осознала утраченные им ценности социалистического образа жизни, несмотря на все его деформации и сопряженные с ним пороки. Проще говоря, если раньше рабочий в худшем случае "хоть что-то имел", то сегодня он вообще ничего не имеет. Большинство рабочих пребывает в положении растерянности, смятения и неопределенности: социализм все еще отпугивает их памятным засильем госпартноменклатуры и теневиков, а в благости капиталистического строя они уже разочаровались. Попытка форсированной капитализации впервые заставила рабочих почувствовать себя хозяевами отторгаемой от них социалистической собственности, казавшейся им полностью "ничейной", и они объективно оказались перед выборов: либо дать себя до конца ограбить, окончательно превратиться в пролетариев, либо решительно воспрепятствовать практике благовидного ограбления. Процесс отторжения рабочих от собственности не закончился, он активно и ускоренно продолжается неокапиталистами, боящимися окончательного прозрения трудящегося народа, который, освободившись от иллюзий, захочет повернуть этот процесс вспять. В таких условиях крайне важно представителям левых политических сил внести в пробуждающееся классовое сознание рабочих мысль о недопустимости упущения последнего оставшегося у них шанса — сохранения общенародной, государственной собственности как гаранта их подлинно человеческой жизни.

Урок второй. Есть основания надеяться, что часть радикально настроенных рабочих (и безработных) по мере банкротства курса рыночных реформ пополнится со временем новыми отрядами "активистов" из числа несостоявшихся шоп-бизнесменов и искателей легких удач, элиты рабочего класса, временно увлекшейся романтикой "челночных" странствий.

"Рынок перенасыщается, — говорит токарь КБ им. Сухого Н.Корсаков, — и я знаю тех, кто еще недавно торговал с большим барышом, но кому сегодня становится тоскливо. Из-за падения покупательной способности большинства народа они будут скоро вынуждены искать себе место работы. И очень вероятно, что придется им вернуться на производство. Тогда это будет пороховая сила, так как в среде пролетариата появится, во-первых, активная часть, во-вторых, уже обманутая капитализмом, переболевшая его иллюзиями, в-третьих, произойдет его омоложение" ("Знамена есть. Ждут Павла Власова" // Правда, 6 апреля 1995 г.). Мнение рабочего В.Савельева: "Так долго продолжаться не может. Во-первых, из-за все истощающихся налоговых поступлений российские власти (украинские тоже! — Е.С.) уже не смогут долго содержать на мизерном бюджете огромную армию чиновников. Во-вторых, иссякает и денежный ручеек дотаций государственным предприятиям. В итоге — новые миллионы безработных, для всех уличного приработка у коммерческих ларьков не хватит. Вот тогда — вполне возможно — огромные возмущенные толпы изголодавшихся людей (никем не управляемые и не организованные) выйдут на улицы городов" ("Гласность", 3-17 ноября 1994 г). Перспективы подобного рода могут означать возможность формирования революционной ситуации.

Урок третий. Пробуждающееся классовое сознание, первые проблески которого заключаются в понимании того, что их, рабочих, лишают собственности на средства производства, означает еще и то, что рабочие начинают осознавать необходимость своего непосредственного участия в хозяйственном процессе в ка чест-ве субъекта собственности, ее распорядителя и контролера. Позиция субъекта собственности способна подвинуть рабочий класс на решение двух исторических задач — декапитализацию общества и обновление (усовершенствование) отношений социалистической общественной собственности. Последняя означает создание системы рабочего контроля на всех уровнях представительной государственной власти, персонифицирующей отношения общенародной собственности; всестороннее пользование рабочими средствами производства на предприятиях и в организациях на основе саморегуляции производственного процесса; участие рабочих в распоряжении собственностью в виде произведенного ими совокупного продукта, прежде всего прибылью, на основе самоуправления.

В современной хозяйственной деятельности, как показывает опыт, формируется противовес ее авторитарно-капиталистическим механизмам. Таким противовесом сегодня являются: новые профсоюзы, противопоставившие себя администрациям-работодателям; практика подачи в административные органы массовых заявлений-протестов и систематизированных ультимативных требований; действенные и сильные коллективные договоры на основе паритета сторон; использование, в случае необходимости, механизма силового давления на администрации предприятий; договоры объединенных фронтов трудящихся с местными администрациями относительно курса региональной хозяйственной политики и способов ее реализации; общие собрания рабочих коллективов-пайщиков и арендаторов; постоянная координирующая, контролирующая и корригирующая деятельность Советов или Комитетов рабочих, комиссий контроля за деятельностью администраций; Союзы рабочих, имеющие свою иерархию. Действие перечисленных и иных механизмов, дополняемых и усиливаемых акциями протеста — забастовками, митингами, силовыми блокированиями и т.д. — ведет по существу к формированию альтернативных или параллельных властных структур, регулирующих многостороннюю жизнедеятельность рабочего класса и, очевидно, закладывающих фундамент его будущего самоуправления. Представляется важным и неотложным, изучив уже имеющийся опыт рабочего самоуправления (Астрахани, Рязани, Москвы, Днепропетровской и Киевской областей), думской фракции КПРФ и фракции КПУ в ВС Украины выступить с инициативами придания этим властным структурам (в частности Советам рабочих) правового статуса.

Урок четвертый. Зарождающееся рабочее движение в современных условиях не может развиваться по классической схеме многофазового и постепенного перехода от длительной экономической борьбы к борьбе политической. Два обстоятельства, прежде всего, придают своеобразие и беспрецедентность действиям пролетариата в его нынешней борьбе. Во-первых, системный характер разразившегося общественного кризиса, обусловленного в свою очередь системным характером производства и экономических связей в странах бывшего СССР. Во-вторых, централизованно-политизированный способ капитализации нашего общества. Вместе взятое все это означает, что любые попытки рабочих решить с помощью силовых действий свои экономические проблемы на уровне отдельной фабрики, завода, отрасли или региона заведомо обречены на неудачу, ибо решение частных экономических вопросов в условиях системного кризиса напрямую и непосредственно связано с решением общих, политических, системных задач. Разорванные экономические связи, система взаимных неплатежей, дотирование из госбюджета как единственное средство от массового банкротства предприятий, гиперинфляция и бессчетное множество других причин лишают всякого смысла экономические забастовки в государстйенном секторе и на СП, обрекая их на проявление группового эгоизма и деление крошек пирога. Попытки же обособления, самоизоляции в таких условиях и невозможны и лишены смысла. Они — симптом развала.

Системный кризис усложняет выход трудящихся на арену классовой борьбы. Он требует, минуя промежуточные этапы кумуляции отдельных "экономических завоеваний", незамедлительного вхождения рабочих в сферу активной политической деятельности. С одной стороны исторический процесс как бы спотыкается в этом пункте о невежество, пассивность и политическую незрелость рабочего класса и обрекает себя на вынужденный "простой", с другой же — системный кризис, убедительно демонстрируя несостоятельность и невозможность мелких экономических шажков в сторону его преодоления, создает основу для скорейшего перехода рабочего движения на уровень политической борьбы. Так или иначе, но создаваемые им сложности остаются и неоднозначно влияют на рабочих. Перед малообразованными, маргинальными его слоями системный кризис выступает в виде темной, мистической всеподавляющей силы, делающей их жалкими и беспомощными. Передовой же частью рабочих, подкованных знаниями и практическим умом, он воспринимается как причина, породившая враждебную им политическую силу, которой должна быть противопоставлена другая политическая сила — организованная рабочая масса во главе с ее партией.

Важнейший урок системного кризиса — объективное повышение роли политических партий в рабочем движении. Этот урок должен быть твердо усвоен коммунистами, если они претендуют на авангардное место в этом движении и способны возродить к себе доверие масс.

Урок пятый. Особенности нашего общественного кризиса и социально-экономических трансформаций переранжировали в арсенале борьбы рабочего класса значение ее конкретных форм и методов. Более того, они привели к появлению новых форм, отражающих анархо-демократический характер возникшего (или все еще формирующегося) и непонятного всем общества-гибрида. Обесценившиеся в условиях полуработающего, полуостановившегося производства забастовки (уровень скрытой безработицы в Украине на первое полугодие 1995 г. составил 36%!) уступают место другим, более эффективным методам классовой борьбы. Это прежде всего методы срілового принуждения, объединяющие в себе метод силового бойкота и метод силового блокирования (явления поистине беспрецедентные и возможные лишь в обществе, где экономически победившая или побеждающая буржуазия еще не обрела легитимной власти, способной оградить ее от гнева рабочих полицейскими дубинками).

Методы силового принуждения, описанные выше в хронике событий, происшедших в АО "Светлана", на Новомосковской швейной фабрике и на ряде предприятий в Броварах Киевской области, характерны тем, что они, во-первых, преследуют как экономические, так и хозяйственно-политические цели; во-вторых, осуществляются, как правило, стихийно и импульсивно, обретая затем свою организационную форму; в-третьих, имеют место там, где непосредственно сталкиваются интересы необуржуазии управленческого корпуса (как государственного, так и негосударственного секторов) с интересами рабочих; в-четвертых, способны вызвать большой воспитательно-пропагандистский, морально-психологический и политический эффект, демонстрируя силу и революционные возможности рабочего класса; в-пятых, обеспечивают победу рабочих и дают импульс к творческому поиску новых, приемлемых для рабочих способов хозяйственной деятельности ("Директора прогнали — что будем делать дальше?"); в-шестых, в отличие от забастовок не наносят экономического урона предприятиям.

Метод силового бойкота как разновидность метода силового принуждения означает разовый или многократный бойкот требований и приказов административных лиц, нарушающих или ущемляющих законные права рабочих. Метод блокирования — более радикальный способ борьбы против несправедливости и произвола административных лиц, заключающийся в физическом недопущении этих лиц к их рабочим местам (без применения грубого насилия).

Методы силового принуждения по-настоящему становятся эффективными там, где их применение приводит к появлению альтернативных (параллельных) властных структур — органов рабочего самоуправления (Советов рабочих, Комитетов рабочего контроля, новых профсоюзов и т.д.). Споры о том, нужны ли Советы рабочих, если их функции выполняют профсоюзы, или нужны ли новые профсоюзы, если есть старые, или следует ли разгонять старые профсоюзы и учреждать новые — пустые и беспредметные, если отвлекаться от конкретного содержания деятельности всех этих форм в конкретных условиях. Если профсоюзы успешно выполняют свою роль, обогащают ее новыми привнесениями, то, возможно, и нет необходимости дублировать их работу созданием Советов рабочих. Если "старые" пофсоюзы полностью на стороне рабочих, то нет необходимости в учреждении новых, а если "новые" профсоюзы подсовываются рабочим с целью втянуть их в неблаговидные политические игры, то лучше их инициаторов выставить за дверь, и т.д.

Сочетание методов силового принуждения (там, где они неизбежны или необходимы) с созданием альтернативных властных структур, рабочего самоуправления на всех уровнях общественной иерархии — важнейшее направление современного и будущего рабочего движения в наших специфических условиях. Сила обеспечивает прочность и создает гарантии функционирования рабочего самоуправления; различные формы самоорганизации рабочих способны направить в разумное русло стихийную, подчас жестокую и разрушительную энергию восставшего народа.

Урок шестой. Он заключается в том, что народ России и особенно Украины не воспринимает существующую публичную власть как легитимную. Это обусловлено как самокомпрометацией органов государственной власти, потворствующей ограблению трудящихся, так и несовершенством или отсутствием законодательной основы экономической деятельности граждан. Народ на собственной шкуре начинает испытывать марксово определение права как возведенной в закон воли господствующего класса, и житейский здравый смысл давно уже подсказал ему, что "закон — дышло..." Отсюда и его установка: против фактического беззакония допустимы и незаконные средства, а по большому счету — революционная законность. Именно такой установкой руководствовались работницы Новомосковской швейной фабрики, когда трижды изгоняли силой ненавистную им "директрису", всякий раз восстанавливаемую в своих правах высочайшими судебными инстанциями. Война между "волей господствующего класса" и "волей трудового народа" в данном конкретном случае закончилась победой последнего, и блюстители законности вынуждены были умолчать о происшедшем инциденте.

Урок седьмой. Его можно назвать психологическим. Опыт показал, что осознание своей социальной силы приходит к рабочим не в результате "большевистской агитации", а главным образом через стихийный, эмоциональный, импульсивный протест. Как отдельный человек, страшащийся "тяжелых последствий" и не решающийся на силовые действия, будучи в конце концов доведенным до состояния переполненной чаши, неожиданно взрывается и вдруг обнаруживает в себе необходимые для достижения желаемого эффекта силу и волю, так и рабочий класс, шепчущийся по углам и курилкам, преодолевает в какое-то мгновение исконный страх перед грозным начальством и в стихийном гневе обретает великанью энергию, выход которой сказывается не только в ниспровержении чуждой ему власти, но и в разумной организации и творчестве. В такой ситуации накопления и взрыва народного негодования научная теория более всего имеет шансы на соединение с рабочим движением. Сама же по себе она не телекинез, чтобы сворачивать на обочины валуны истории. Вот почему каждый шаг практического, как сказал в свое время КМаркс, движения, важнее дюжины программ.

5. ЗА КЕМ ПОЙДЕТ НАРОД?

Урок восьмой (и, очевидно, не последний). В решении своих земных, насущных дел рабочие обходятся без всяких партий. До поры до времени. Системный характер кризиса становится повседневностью, и от политической борьбы им не уйти. Но где политика, там и партии. За какой из них пойдет народ? Социал-демократы взывают к "благоразумию" и готовы оказывать услуги правительствам и президентам в создании концепций "национального согласия", "социального мира" или "національної злагоди". Логика изумительная: вначале ограбить, обобрать народ, а затем предлагать ему мир и дружбу! И если буржуазия ищет "злагоду" и согласие с рабочим классом, значит она ждет и боится возмездия. В массе своей рабочий класс не пойдет за социал-демократами, разве за исключением горстки пригретой пакетами акций рабочей аристократии. Пойдет ли он за коммунистами? Вопрос тяжелый. Слишком глубоко укоренилось в сознании людей неверие в компартию, как впрочем и во все остальные партии. Если тут что и обнадеживает, то только факт относительно высокого райтинга КПУ и СПУ по сравнению с рейтингом других политических партий: в 1994 году за КПУ "проголосовали" 10,5% опрошенных граждан Украины, за СПУ — 10,8%, в то время как за социал-демократическую — 6,5%, либеральную — 1,9%, христианско-демократическую — 3,4% (по данным Центра "Демократические инициативы").

В выступлениях некоторых лидеров рабочих высказывается версия о необходимости и целесообразности создания "своей, рабочей партии". Акцент в таких требованиях, очевидно, перенесен на сугубо личностную, чисто психологическую сторону взаимоотношений рабочих с коммунистами, когда у "людей дела" возникает антипатия к партийной интеллигенции, способной заболтать любое практическое начинание. Доля истины в такой позиции есть. Но компартия, во-первых, не состоит из одних "болтунов", а, во-вторых, как только "рабочая партия" захочет вооружиться "своей" подлинно научной программой, она тут же по неизбежности превратится в коммунистическую. К тому же опыт движения в наиболее "пролетарских" регионах Украины показывает рост доверия и тягу к коммунистам со стороны рабочих.

Секретарь Броварского РК КПУ И.Ф.Савин, с помощью своих соратников сумевший создать в районе 12 первичек на производственных предприятиях, с жаром рассказывает: "Раньше — в 90-92 гг. — на нас, коммунистов, рабочие смотрели косо: дескать, такие-сякие, довели страну... Сейчас они приходят к нам со своими болячками, предложениями или за советами: что делать? Раньше говорили: "Вот если бы была частная собственность!" — сейчас заткнулись. Я им втолковываю: приватизация, акционирование — это охмуреж. Соглашаются. "Но только не ждите, — говорю им, — чтобы Савин или кто другой принес вам на блюдечке собственность. Ваша она — вы ее и защищайте. Мы же всегда поможем!".

Мудрые слова.

Категория: № 2 1995 | Добавил: Редактор (13.01.2003) | Автор: Е.И.Суименко
Просмотров: 407
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz