Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 3-4 2007 (41-42)

Октябрьская революция: истоки, ход, результаты (3)

Октябрьская революция: истоки, ход, результаты (3)

В.Я. Гросул

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

 Тем не менее деньги от Моора были получены. В разное время от него поступили 32837 долларов[1]. Достаточно хорошо известно, на что они пошли. Прежде всего они были использованы для проведения в сентябре 1917 г. Третьей Циммервальдской социалистической конференции, то есть в Россию не пересылались, а остальная часть была переведена в Россию уже после Октябрьской революции[2]. Таким образом, на подготовку собственно революции из сумм Моора практически ничего не пошло. Вот что достоверно известно о суммах, переданных Мором большевикам. Все остальное относится к сфере предположений и домыслов. В частности, о каких-то огромных суммах, переданных немцами на издание большевистских газет в армии. Этот вопрос, кстати, тщательно изучен. В марте–октябре 1917 г. на территории России издавалось всего 170 армейских газет, из которых к большевистским могут быть отнесены только 20, а не менее 100 издавалось эсерами и меньшевиками[3]. Таковы реалии, которые опровергают сознательные инсинуации на этот счет. Естественно, большевики, как и члены других политических партий, занимались добыванием денег, получали они их и от членов своей партии, работавших в различных фирмах, в том числе и в фирме Парвуса[4], к которому лично Ленин относился крайне отрицательно. По имеющимся данным, эти суммы не были значительными[5].

Германское правительство и его разведка действительно проводили политику, направленную на вывод России из войны, но они работали с оппозиционными силами не только одной страны, а стремились наладить контакт с оппозицией всех стран – противников Центрального блока. Выделялись для этих целей и соответствующие средства, но далеко не всегда есть возможность установить, доходили ли эти средства до цели и кто в действительности ими распоряжался. Как известно, после бегства А. Керенского из России были конфискованы его текущие счета в банках, на них оказалась огромная сумма – 1 млн. 175 тыс. рублей, тех довольно полновесных рублей 1917 г. Откуда такие деньги? И в этой связи отечественные историки обратили внимание на опубликованный еще в 1974 г. американским исследователем Э. Саттоном документ из архива Министерства иностранных дел Великобритании, где говорилось, что «Керенский находится на жалованье у Германии и что он и его правительство делают все, чтобы ослабить и дезорганизовать Россию, приведя ее к положению, когда никакой другой курс, кроме сепаратного мира, будет невозможен»[6]. Есть и другие документы, породившие соответствующие комментарии.

Однако нужно иметь в виду и иные немаловажные факты. Внимание читателей и зрителей многочисленных телевизионных каналов привлекается обычно к деятельности германского правительства и германской разведки и сознательно замалчивается деятельность других правительств и других разведок. Чем занимались разведки других стран? Они отнюдь не сидели сложа руки. Недавно историк Ю.В. Емельянов обратил внимание на подрывную деятельность английских спецслужб, в частности - на активность на территории России впоследствии известного писателя У.С. Моэма, поддерживавшего связи с формировавшимся чехословацким корпусом, который предполагалось задействовать еще в середине 1917 г., с одним из лидеров правых эсеров Б.В. Савинковым и др. К концу октября 1917 г. Моэм завершил свою работу по созданию мощной подпольной организации и наметил осуществление в России государственного переворота[7]. Активную работу на территории России проводила и французская разведка, также работавшая против большевиков. Вообще страны Антанты передали Временному правительству огромные суммы, суммы реальные, а не мнимые, но они почему-то не сработали. И если говорить о разведках, то нужно напомнить о том, что существовала и русская разведка. Чем она занималась? Но об этом несколько позже.

А пока несколько слов о технологии Октябрьской революции. 1917 г., как уже писалось, отличается небывалым полевением масс. Это полевение усиливалось из месяца в месяц. И одной из важнейших причин этого полевения было стремление народа поскорее покончить с опостылевшей войной. 20 большевистских газет в армии были намного влиятельнее 100 газет меньшевиков и эсеров, поскольку призывали к окончанию войны. Не деньги немцев имели решающее значение, а идеи близкие и понятные массам. Полевение коснулось даже эсеров и меньшевиков, и об этом свидетельствовало проведение известного Демократического совещания, проходившего 14-22 сентября 1917 г. и призванного поддержать Временное правительство[8]. Разногласия в кругу этих партий привели совещание к краху. Эсеро-меньшевистская резолюция, одобрявшая коалицию с буржуазией, получила только 183 голоса против 813 и при 80 воздержавшихся. Левые эсеры в партии эсеров - самой многочисленной в 1917 г. – все более укреплялись, и к концу года выделились в самостоятельную партию. На Демократическом совещании они выступили против коалиции с кадетами, а в Предпарламенте открыто заявили о том, что считают политику руководства партии эсеров предательской, и покинули заседание.

Поэтому Петроградский Военно-Революционный Комитет – орган Петроградского совета по практическому руководству восстанием – не был чисто большевистским органом. ВРК был создан в условиях, когда Временное правительство пыталось вывести войска Петроградского гарнизона на фронт и когда распространились слухи о желании этого правительства сдать Петроград немцам. Большевики предложили Петросовету создать Революционный комитет обороны с целью защитить Петроград от внешней угрозы и дать отпор внутренней контрреволюции. Точный состав ВРК неизвестен, но те списки, которые удалось восстановить, свидетельствуют о том, что большевиков в нем было 53 человека, левых эсеров – 21, меньшевиков-интернационалистов, анархо-синдикалистов и независимых анархистов - по одному, анархистов-коммунистов - двое, и партийная принадлежность пятерых членов ВРК установлена не была[9]. Таким образом, Петроградский ВРК, руководивший подготовкой восстания, не был чисто большевистским.

Важнейшую роль в подготовке восстания сыграло совещание представителей Петроградского гарнизона 18 октября. Совещание заявило о полной поддержке ВРК и о готовности выполнить любой его приказ. Собственно, судьба будущего восстания была решена именно в этот день, поскольку петроградский гарнизон составлял тогда 150 тыс. солдат и офицеров, а с пригородами – около 240 тысяч. Кроме того, на стороне революции находилась петроградская Красная Гвардия численностью свыше 20 тыс. человек и Балтийский флот с его 80 тыс. матросов и 700 кораблями. Всем им противостояли всего лишь 3 тысячи защитников Зимнего дворца. Почту, телефон, телеграф, вокзалы, мосты занимали регулярные части армии, в их числе известные русские полки – Павловский, Кексгольмский, Волынский, Петроградский, Финляндский, Семеновский. Да, тот самый Семеновский, созданный еще Петром I и подавлявший в декабре 1905 г. восстание в Москве. На сей раз он перешел на сторону революции и принял в качестве комиссара ВРК прапорщика Ю.М. Коцюбинского, сына выдающегося украинского писателя. Комиссаром другого знаменитого русского полка, полка тоже еще петровских времен, игравшего особую роль в истории русской армии, а 25 октября штурмовавшего Зимний дворец, стал большевик Г.И. Чудновский. Всего к 24 октября комиссары ВРК были назначены в 51 часть петроградского гарнизона.

Уже 25 октября на заседании Петроградского совета Ленин заявил о том, что в стране произошла революция, а на Втором съезде Советов, 26 октября, именно Ленин впервые применил в докладе о земле термин «вторая, Октябрьская революция». В обращении «К гражданам России» – первом официальном документе Советской власти, написанном Лениным и датируемым 10 часами утра 25 октября 1917 г. – говорилось: «Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено. Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!»[10]. И вот здесь произошло нечто непредвиденное. На сторону победившей революции перешла большая часть центрального аппарата русской военной разведки во главе с генерал-лейтенантом Н.М. Потаповым. Интересно, что он еще летом 1917 г. наладил сотрудничество с Военной организацией Петроградского комитета большевиков, в частности с ее руководителем, одним из главных военных руководителей Петроградского вооруженного восстания Н.И. Подвойским. Остался на своем посту и П.Ф. Рябиков, непосредственно возглавлявший военную разведку и первым делом отправивший телеграммы всем военным атташе с призывом продолжать работу[11]. Кто-кто, но российская военная разведка прекрасно знала, кто такие большевики и то, что никакими германскими агентами они не являлись. Иначе решение её сотрудников было бы совсем другим.

Однако Октябрьская революция не сводилась только к Петроградскому вооруженному восстанию. В тот же самый день власть к Советам перешла в Иваново-Вознесенске, Орехово-Зуево, Кронштадте, Брянске, Тарту, Минске, Луганске. Когда-то казанские историки доказывали, что в Казани власть к Совету перешла даже раньше, чем в Петрограде. События там действительно развивались весьма стремительно. Еще 15 октября 40-тысячный митинг рабочих и солдат в Казани принял резолюцию о необходимости скорейшей передачи власти Советам. В городе формируется Красная Гвардия, а в гарнизоне почти вся власть перешла к солдатской секции Совета. Вскоре в Казани начались самые настоящие бои, и в ночь с 25 на 26 октября сторонники контрреволюции вынуждены были капитулировать. В ряде крупных городов власть к Советам переходит 26 октября, а в далеком Красноярске – 28 октября. Все это свидетельствует о том, что переход власти к Советам действительно назрел и был поддержан большинством населения страны. Кстати, первым национальным регионом, где победила Советская власть, была материковая Эстония. Эстляндский ВРК объявил о победе Советской власти 26 октября. Первый раз власть Советов здесь была ликвидирована в результате германской интервенции в конце февраля 1918 г., второй раз Советская власть в Эстонии была подавлена в феврале 1919 г., и опять-таки силы внутренней контрреволюции получили поддержку присланной в Таллин английской эскадры и наемников из Финляндии, Швеции и Дании.

Вообще, если бы не иностранная интервенция, Гражданская война не продлилась бы и нескольких месяцев, слишком очевиден был советский выбор народов России. Не случайно один из главных руководителей контрреволюционных сил генерал А.И. Деникин вынужден был впоследствии признать, что белое движение потерпело поражение, потому что русский народ был против него. Профессор Н.П. Полетика, отнюдь не просоветский историк, свидетель событий Гражданской войны, вынужден был признать: «Ни крестьяне, ни рабочие не хотели поддержать Добровольческую армию, которая несла им только шомпола и нагайки»[12]. А английский премьер-министр Д. Ллойд-Джордж, объясняя неудачу иностранной интервенции в России, подчеркивал, что, поскольку «русский народ отдает свои симпатии большевистскому режиму, наш (то есть войск Антанты – В.Г.) уход стал неизбежен»[13].

Октябрьская революция не была случайным явлением. Она подготавливалась десятилетиями и была обусловлена конкретными событиями 1917 г. В этом году резко усилилось крестьянское движение. Если в 1915 г. в европейской России отмечено всего 96 крестьянских выступлений, а в 1916 – 283, то только в марте 1917 – не менее 190. В марте-июне только в великорусских губерниях отмечено 2944 крестьянских выступления, а в сентябре-октябре только в 26 губерниях европейской России отмечено свыше 3500 крестьянских выступлений. К концу октября 1917 г. крестьянское движение охватило более 90% уездов европейской России. Начиналась самая настоящая крестьянская война против крупных землевладельцев-помещиков, кулаков, церковников. Были разгромлены сотни помещичьих усадьб, а примерно 20-30% крестьянских выступлений носило антикулацкий характер.[14] Осенью 1917 г. деревня была не менее революционной, чем город. Солдаты, возвращавшиеся из армии, представали не как дезертиры или отставники, а как авангард революции, и человек с ружьем стал той опорой Советской власти в деревне, которая и обеспечила отражение сил внутренней и внешней контрреволюции.

В 1917 г. в стране возник общенациональный кризис, охвативший буквально все сферы экономики, социальных отношений, политического устройства. Под вопрос было поставлено само существование России как единого и независимого государства. Достаточно сказать, что государственный долг России к октябрю 1917 возрос до 49 млрд. рублей, из них иностранный долг составил 11,2 млрд., тогда как в 1914 г. он был равен 4 млрд., то есть за время войны увеличился почти в три раза. Россия, таким образом, все более попадала в финансовую зависимость от стран Запада. Октябрьская революция в этом плане во многом носила освободительный характер, избавив страну от уплаты колоссальных займов.

В настоящее время Октябрьскую революцию хотят представить как народную трагедию. В этом плане немало потрудился английский историк Орландо Файджес, книга которого вышла сначала в Англии, а затем дважды в США[15]. Об «объективности» этого автора говорит тот факт, что в его более чем 900-страничной монографии, даже не упоминается иностранная интервенция против Страны Советов.

Октябрьская революция была не столько революцией разрушения, сколько революцией созидания. Не надо забывать, что в 1917 г. страна фактически распадалась. 4 марта 1917 г. в Киеве создается Центральная рада, тогда же, в начале марта, основывается в Ташкенте «Шура-и-ислам», из которой выделилась в июне «Шура-и-улема», в июле в Минске создается Белорусская Рада, и число подобного рода организаций все умножалось и умножалось. Великую страну воссоздали не белые, не розовые, не зеленые, не черные (анархисты) и не жовто-блакитні. Великую страну воссоздали красные, и это непреложный факт и огромная их заслуга. Даже трудно себе представить, что было бы в 1941 г., если бы единая страна не была собрана.

Как известно, первыми декретами Советской власти были декреты о мире и земле. Злопыхатели изо всех сил стараются доказать, что эта власть не дала ни мира, ни земли. А как было на самом деле? Ленин зачитал свой доклад о мире 26 октября. Затем, 8 ноября, Народный комиссариат иностранных дел обратился с официальной нотой ко всем правительствам воюющих стран с предложением приступить к мирным переговорам[16]. Через несколько дней государствам, не участвовавшим в войне (Испании, Швеции, Дании, Норвегии), направляется нота советского правительства с просьбой содействовать началу переговоров о заключении мира[17]. Совнарком трижды – 28 ноября, 6 декабря, 30 января 1918 г. – обращался к правительствам Антанты с предложением мирных переговоров. Но ответа не последовало. То есть предложение о прекращении всемирной бойни поддержано Антантой не было. 9 ноября 1917 г. Ленин обратился по радио к солдатам и матросам с призывом выбирать уполномоченных и приступать к переговорам с неприятелем о перемирии. В этих условиях 14 ноября 1917 г. Германия и ее союзники сообщили советскому руководству о согласии приступить к переговорам, а на отдельных участках фронта заключается перемирие. 21 ноября подписывается договор о заключении перемирия на два месяца на Западном фронте[18]. 2 декабря подписывается соглашение о перемирии сроком на 28 дней между Советской Россией и странами Четверного союза на всем протяжении фронта. Таким образом война прекратилась на тысячах километрах фронта. Люди перестали убивать друг друга. Перемирие продолжалось до 18 февраля 1918 г., то есть более двух месяцев. Учитывая, что во время Первой мировой войны страна теряла по 100 тыс. убитыми ежемесячно, можно сказать, что за время перемирия были сохранены жизни не менее чем 200 тысячам солдат и офицеров. И не вина Советской власти в том, что Германия 18 февраля перешла в наступление. Пришлось пойти на унизительный Брест-Литовский мир. Но, кстати, большевики и в короткий период этого вынужденного («похабного», как его справедливо называли – ред.)мира по-своему продолжали борьбу против германского империализма, способствуя подготовке революции в Германии. Они субсидировали более десяти левых социал-демократических газет и распространяли в Германии антивоенную и антиправительственную литературу, которая печаталась в Советской России[19]. Это к тезису о «большевиках – немецких шпионах».

Что касается земельного вопроса, то здесь несколько фактов говорят сами за себя. По Декрету о земле крестьяне России получили абсолютно бесплатно более 150 млн. десятин земли, были освобождены от уплаты 700 млн. рублей золотом ежегодно за аренду земли и от долгов за землю, достигавших к тому времени 3 млрд. рублей. Никто другой, кроме Советской власти, не мог обеспечить крестьянство такими огромными преимуществами. И после этого кое-кто удивляется, почему крестьяне предпочли красных, а не белых, во время Гражданской войны возвращавших земли помещикам. Вот она первопричина поддержки народом большевиков, и вот почему именно Колчак стал создателем сибирского ГУЛАГа, так называемого ГУМЗ (Главное Управление местами заключения), построив около 50 концентрационных лагерей и переоборудовав множество тюрем, через которые прошло около миллиона заключенных[20]. На белый террор Советская власть вынуждена была ответить красным.

Октябрьская революция ознаменовала собой начало новейшей истории, истории борьбы и сосуществования капитализма и социализма. Во всемирно историческом процессе проявилось новое социальное и политическое качество, что требует начинать новейшую историю именно с 1917 г.


[1] Новые документы о финансовых субсидиях большевикам в 1917 году. Вступительная статья – С. Ляндерса. Составители Н.А. Сидоров, Е.С. Улько. // Отечественная история. – 1993. № 2. – С. 137.

[2] Соболев г. Указ. соч. – С. 202-203.

[3] Журавлев В.А. Без веры, царя и отечества. Российская периодическая печать и армия в марте-октябре 1917 года. СПб., 1999. – С. 43.

[4] Зееман З., Шарлау У. Кредит на революцию. План Парвуса. – М., 2007. – С. 206, 246-248; Улам А. Большевики. Причины и последствия переворота 1917 года. – М., 2004. – С. 319-320.

[5] Фроянов И. Октябрь семнадцатого. Взгляд из настоящего. – М., 2002. – С. 116, 143, 146.

[6] Соболев Г. Указ. соч. – С. 245.

[7] Емельянов Ю.В. Октябрьская революция против заговоров в теории и на практике // Политическое просвещение. 2007. № 3. – С. 37.

[8] См.: Руднева – С. Е. Демократическое совещание (сентябрь 1917 г.). История форума. – М., 2000.

[9] Петроградский военно-революционный комитет // Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. – М., 1987. – С. 394.

[10] Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 35. – С. 1.

[11] Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. Кн. 1. – М., 2001. – С. 51-52.

[12] Полетика Н.П. Виденное и пережитое (Из воспоминаний). Иерусалим, 1990. – С. 184.

[13] Ллойд- Джордж Д. Военные мемуары. – М., 1933. – Т. 6. – С. 98.

[14] Крестьянские восстания 1917 г. // Великая Октябрьская социалистическая революция. – С. 254-255.

[15] Figes O. A people,s tragedy. The Russian Revolution : 1891-1924. New York, Penguin books, 1998.

[16] Документы внешней политики СССР. – Т. I. – М., 1957. – С. 16-17.

[17]Там же. – С. 22-23.

[18] Базанов – С. Н. Борьба за власть в действующей армии (октябрь 1917-февраль 1918 гг.). – М., 2003. – С. 156.

[19] Соболев Г. Указ. соч. – С. 364.

[20]Голуб П.А. Белый террор в России (1918-1920 гг.). – М., 2006. – С. 284, 292

Категория: № 3-4 2007 (41-42) | Добавил: Редактор (21.12.2007) | Автор: В.Я. Гросул
Просмотров: 598
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz