Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2008 (43-44)

Народ против тирании. Массовые демократические организации Южной Африки в борьбе против режима апартеида (4)

Народ против тирании. Массовые демократические организации Южной Африки в борьбе против режима апартеида (4)   

В.Н. Тетёкин

 Итоги выступлений 1976-77 гг.

Проблемы, возникшие в ходе восстания в Соуэто, отразились через несколько лет в той или иной форме и на МДО. Большинство организаций учащихся не имели развитой низовой структуры. Аресты руководства, как правило, снижали эффективность их деятельности. Акцент делался на мобилизации в ущерб организационной работе. Политизация масс ещё не достигла того уровня, когда выступление молодёжи могло бы превратиться в общенациональное восстание. В ходе восстания выявились также определённые противоречия между различными этническими и социальными силами чёрного населения. Это противоречия:

1) между постоянными городскими жителями и рабочими-мигрантами. Во время второй всеобщей забастовки полиции удалось использовать рабочих-мигрантов (из племенной группы зулу), проживающих в общежитиях, для нападения на молодёжь. Проблему взаимодействия с отходниками удалось затем решить за счёт активной политической работы с ними. Но проблема «Инкаты» – проправительственной трайбалистской организации, возглавлявшейся вождем зулу Г. Бутелези – продолжала обостряться в течение 80-х годов;

2) между возникавшим союзом классовых сил, представленным рабочим классом, интеллигенцией и мелкой буржуазией, с одной стороны, и верхушкой бантустанов и деятелями органов чёрного самоуправления – с другой. Лидеры бантустанов осудили выступления молодёжи, а некоторые из них прямо сотрудничали с властями в подавлении восстания;

3) в подходах к участию белых в освободительном движении. Организации «чёрного самосознания», признавая положительную роль белых в борьбе против апартеида, вместе с тем не были готовы не только принять белых в ряды этих организаций, но и участвовать в совместных с ними кампаниях.

Таким образом, в чёрной общине параллельно шли два противоположных процесса: консолидации и размежевания. Но, поскольку господство белого меньшинства затрагивало интересы подавляющего большинства чёрного населения, именно консолидация была основным направлением политического развития чёрных.

После восстания в Соуэто до нового подъёма в начале 80-х годов возник ряд тенденций, оказавших влияние на обстоятельства создания массовых демократических организаций, и в частности Объединенного демократического фронта, на формы и методы их деятельности:

Возрастали численность и роль чёрного рабочего класса. К 1979 году в стране существовало более 30 африканских профсоюзов общей численностью около 130 тыс. человек, что свидетельствовало о возрождении рабочего движения после глубокого спада. По оценке А.А. Макарова, «в условиях расистской системы апартеида любое выступление африканских рабочих, затрагивающее их материальное положение, перерастает экономические рамки. Оно неизбежно направлено против апартеида, против системы расовой дискриминации и национального угнетения. Отстаивая свои классовые интересы, африканский пролетариат вместе с тем выступает в качестве главной движущей силы национально-освободительной борьбы»[1].

Происходила радикализация масс. Жестокость, с которой были подавлены выступления 1976-77 гг., только усилила готовность бороться с существующими порядками. В народных массах, особенно у рабочего класса, усиливалось понимание того, что апартеид является специфической для Южной Африки формой существования капитализма, что изменение условий жизни невозможно без ликвидации не только политического, но и экономического господства белого меньшинства.

Одновременно укреплялось влияние АНК и шла интенсификация вооружённой борьбы. Созданная к концу 70-х годов внутри Южной Африки политико-военная структура АНК начала оказывать всё более активное воздействие на ход событий. Во многих демократических организациях ключевую роль играли активисты АНК. В начале 80-х годов произошло своеобразное снятие народом запрета на АНК. Символика Конгресса: цвета флага, гимн и лозунги – стали неотъемлемой частью любой политической манифестации, митинга, похорон жертв репрессий.

Вооружённая борьба быстро стала важным элементом борьбы против апартеида. Она отражала стремления масс дать отпор репрессиям, вышла на новый уровень, характеризующийся массовостью, готовностью к самопожертвованию и более высокой подготовкой бойцов АНК. Возвращение в страну к началу 80-х годов сотен участников восстания в Соуэто, получивших военную подготовку в лагерях АНК, и поддержка, которую они получили в народе, создали новую обстановку, ускорившую рост политического сознания масс.

Примечательно, что рост числа боевых операций АНК до середины 80-х годов совпадал с подъёмом активности масс, что представляется естественным. Однако ещё более важно то, что после введения чрезвычайного положения, когда легальная политическая деятельность пошла на спад, число военных операций АНК не снизилось, а продолжало возрастать. Это сыграло важную роль в сохранении духа сопротивления, в новом подъёме демократического движения в конце 80-х годов. Таким образом, это был взаимосвязанный процесс: подъём политической активности масс способствовал укреплению позиций внутри страны «Умконто ве сизве». В свою очередь, расширение боевой деятельности АНК стимулировало рост массового политического движения.

В это же время шло укрепление взаимодействия между учащимися и рабочими, признание молодёжью руководящей роли рабочего класса. Сотрудничество между молодёжными, общинными и профсоюзными организациями, возникшее во время восстания в Соуэто, стало впоследствии одной из основ Объединённого демократического фронта.

Эволюция политического сознания белых

Для понимания характера сил, противостоящих освободительному движению чёрного населения, надо кратко рассмотреть социальную структуру белого населения, а также характер и причины изменений в стратегии и тактике правительства.

Сначала проанализируем социальную структуру белого населения и его внутренние противоречия, поскольку борьба между сторонниками «жёсткой» концепции апартеида и сторонниками реформ (и, соответственно, социальными группами, стоящими за ними) во многом определила условия политической борьбы в стране в 80-х годах.

Противоречия внутри белой общины существовали давно. Горнодобывающая промышленность изначально находилась под контролем британского монополистического капитала. Сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность – в основном в руках местных, южноафриканских владельцев, которые нуждались в протекционистских мерах со стороны государства против горнодобывающих монополий.

На выборах 1948 года победила Националистическая партия, опиравшаяся: 1) на аграрный капитал, которому была обещана помощь государства в контроле за рабочей силой и за ценообразованием; 2) на белых рабочих, рассчитывавших на политику «резервирования профессий» за счет чёрных рабочих; 3) на африканерскую мелкую буржуазию, всегда являвшуюся основной опорой Националистической партии; 4) на африканерский финансовый, торговый и промышленный немонополистический капитал.

Африканеры (потомки первых белых поселенцев – голландцев), получив политическую власть, начали завоёвывать позиции в экономике страны. Политическим итогом этого стало то, что африканерской капитал начал выражать сомнения в приемлемости белого господства для капитализма

Усилились противоречия и между интересами обрабатывающей промышленности, заинтересованной в стабильной, квалифицированной и относительно хорошо оплачиваемой рабочей силе, и теми секторами капитала, которые по-прежнему нуждались в дешёвой рабочей силе. Но позиции сельскохозяйственного капитала к началу 80-х годов начали ослабевать ввиду проникновения монополистических отношений в сельское хозяйство. Численность белых фермеров сократилась с 106 тыс. человек в 1960 г. до 70 тыс. в 1980[2].

Можно выделить следующие основные характеристики господствующих классов и их союзников:

1. Монополистический капитал укрепился как ведущая сила капиталистического класса. Он достиг чрезвычайно высокой степени концентрации, когда 83,1% компаний, зарегистрированных на Йоханнесбургской фондовой бирже (около 5 000), контролируются 4 ведущими монополиями.

2. Включение в число ведущих монополий значительного числа африканерских компаний. Они продолжали оставаться частью националистического союза, но у африканерского крупного бизнеса возникли разногласия с другими силами в этом союзе – с аграрным капиталом, с мелкой буржуазией и с белыми рабочими.

3. Африканерская мелкая буржуазия всё больше интегрировалась в государственную бюрократию. Поэтому сохранение её позиций зависело от сохранения политической системы, основанной на сильной государственной бюрократии и на особо льготных условиях для африканеров.

4. Белые рабочие начали перемещаться на конторско-управленческие, административные и технические позиции. В 1970 году такие позиции занимало 65% трудоспособных белых по сравнению с 45% в 1946 году.

Необходимость и характер реформ.

Разница в экономических и, соответственно, политических интересах различных групп белого населения сыграла важную роль в расколе единства белых в конце 70-х годов, в выработке курса правительства на реформы и в противодействии этому курсу в белой общине. Это, в свою очередь, предопределило непоследовательность в поведении правительства, в переходе от реформ в начале 80-х годов к репрессиям в середине десятилетия и вновь к реформам в начале 90-х годов.

Сильный импульс процессу перемен дало восстание 1976-1977 гг. Нельзя сказать, что это восстание непосредственно затронуло белую общину. Схватки молодёжи с полицией происходили на территории чёрных посёлков, а белые пригороды были надежно изолированы от них. Тем не менее восстание произвело сильный эффект, особенно три крупные забастовки, которые показали возрастающую экономическую силу чёрных.

Реакция белой общины была неоднородной. Наиболее глубоко и быстро разобрался в происходящем и его потенциальных последствиях крупный бизнес. Более дальновидный, чем остальные компоненты союза сил белой общины, крупный бизнес ещё до начала восстания выступал с предложениями реформ. В апреле 1976 года орган Африканерского торгового института «Volkshandel» призывал к поискам формулы, которая могла бы предоставить городским чёрным права собственности в посёлках, с тем чтобы «создать ядро чёрного среднего класса, приверженного демократической системе, основанной на частной собственности»[3].

В июле 1976 года Промышленная палата Трансвааля направила премьер-министру меморандум со стратегическими предложениями, направленными на изменении концепции апартеида, а именно, на превращение чёрных из временных в постоянных городских жителей. Предлагалось: 1) улучшить жилищные условия, транспортную систему, коммунальные службы и систему образования; 2) улучшить условия труда; 3) предоставить городским чёрным определённые, хотя и крайне ограниченные, политические права.

В документе подчёркивалось, что «появление среднего класса с материалистическими потребностями и амбициями западного типа уже произошло в этих районах... Только через привлечение наиболее ответственной части городских чёрных на нашу сторону белые в Южной Африке смогут сдерживать в долгосрочном плане экономические и политические амбиции тех чёрных, которые поддаются на противоречащее их собственным интересам влияние изнутри и извне наших границ».

Как мы увидим позже, эта позиция стала центром новой стратегии правящей группировки. Крупный бизнес дальновидно оценил угрозу не только апартеиду, но и самой системе частного предпринимательства.

Однако продиктованные прагматизмом предложения крупного бизнеса не получили поддержки правительства. И дело тут не в его консерватизме, а в позиции других классовых сил, составляющих его социальную опору. Предложения бизнеса вступали в противоречие с интересами, в частности, белых рабочих. Представляющая их интересы Южноафриканская конфедерация труда на своей ежегодной конференции в 1978 году высказалась за сохранение системы резервирования рабочих мест для защиты белых рабочих от конкуренции, а также против совместных профсоюзов.

Предложения крупного бизнеса вызывали также сопротивление средней и мелкой белой буржуазии и влиятельного сельскохозяйственного капитала. Очевидно, давление этих социальных групп объясняет резкую реакцию премьер-министра Д.Форстера, который заявил, что «уступки непродуманным просьбам организаций бизнесменов представляли бы угрозу для всего политического процесса» [4].

Всё это не означало раскола между отдельными членами союза сил в белой общине. В конечном счёте крупный бизнес получал от правительства политическую стабильность (хотя бы и за счёт репрессий) и дешёвую рабочую силу. А именно это требовалось для обеспечения основной задачи бизнеса – извлечения прибылей. Вместе с тем был предпринят ряд мер по изучению вариантов будущей стратегии. В этих целях были созданы две комиссии под председательством Риккерта и Вихана.

Было бы неверно сказать, что реформы были чем-то совершенно новым для правительства Южной Африки. Каждый из лидеров Националистической партии, начиная с 1948 года, вносил в концепцию апартеида что-то новое. Однако всё это было направлено на укрепление системы апартеида.

Замысел состоял в том, чтобы решить двуединую задачу повышения эффективности экономики за счёт снятия устаревших ограничений и раскола чёрного населения по новой линии – между постоянными жителями городов и отходниками. То есть в дополнение к стратегии создания чёрной буржуазии вырабатывалась ещё и линия на формирование чёрной рабочей аристократии. Однако дальнейшее ухудшение условий жизни африканцев, заложенное в выдвинутых ранее законопроектах Коорнхофа, повело к усилению движения сопротивления.

К концу 70-х годов под давлением восстания в Соуэто, а также под напором крупного бизнеса, заинтересованного в квалифицированной рабочей силе, правительство пошло на значительное увеличение расходов на образование. Это означало, во-первых, что в условиях быстро растущей политической активности молодёжи школы, колледжи и университеты становились центрами мобилизации. К середине 80-х годов на смену стихийному движению молодёжи середины 70-х пришли крупные общенациональные организации, которые стали наиболее активной политической силой ОДФ.

Во-вторых, поскольку основная масса выпускников школ вливалась в ряды рабочего класса, чёрный пролетариат стал отличаться более высоким уровнем образования, а в условиях Южной Африки это означало и более высокий уровень политического сознания. Решение правительство о признании незарегистрированных профсоюзов создавало в этой обстановке возможность для бурного роста числа профсоюзов.

Так создалась основа для будущего союза трёх крупных сил, которые в дальнейшем сыграли решающую роль в Объединённом демократическом фронте: общинных и молодёжных организаций, и профсоюзов.

Концепция «тотальной стратегии»

Избрание премьер-министром ЮАР в 1978 году министра обороны Питера Боты означало больше, чем смену лидера. Угроза для системы апартеида стала очевидной. Прежние методы управления страной стали неэффективными. Обстоятельства требовали разработки новых подходов, и они нашли своё выражение в так называемой «тотальной стратегии». Её основу составляла идея о том, что Южная Африка подвергается «тотальному наступлению» со стороны СССР, поэтому ответная стратегия должна сочетать жесткие меры безопасности с реформами, направленными на устранение причин, порождающих революционные настроения.

Такой подход позволял сочетать интересы основных группировок, которые представлял новый премьер-министр: «просвещённой» части Националистической партии, крупного бизнеса и военных. Бизнес и «просвещённые» националисты получали реформы, которых они давно добивались, а военные – более жёсткую систему безопасности, на которой они настаивали.

Таким образом, концепция реформ изначально основывалась не на признании необходимости отхода от апартеида, а на стремлении сохранить белое господство за счёт большей увязки политических и экономических мер с военно-полицейскими. Значительное влияние на развитие этой концепции оказали идеи английского учёного С.Хантингдона[5], который исходил из опыта преобразований в Бразилии, управляемой военными. По его мнению «реформы сверху», а именно такие реформы предполагала проводить группировка П.Боты, возможны при соблюдении следующих условий:

– нельзя допускать, чтобы уровень ожиданий превышал реально достижимые результаты реформ;

– процесс реформ должен быть постепенным: необходимо решить одну проблему и только потом переходить к следующей. На каком-то этапе возможен качественный скачок, и вот его необходимо осуществлять быстро, чтобы не дать возможность правой и левой оппозиции организоваться;

– реформы должны осуществляться с позиции силы, при неизменном военно-полицейском контроле за положением в стране;

– необходимо расширить социальную базу правительства за счёт находящихся в умеренной оппозиции к режиму слоёв бизнеса, средней прослойки чёрных и других групп.

Было выделено 4 основных направления реформ: легализация чёрных профсоюзов; признание права городских чёрных на постоянное проживание в городах; принятие новой конституции, которая расширила бы парламент за счёт индийцев и цветных в качестве «младших партнёров»; осуществление новой концепции регионального развития, основанной на разделении страны на 8 экономических районов.

Особое значение имело признание права чёрных на постоянное проживание в городах. Это, по сути дела, было признанием провала одной из основ апартеида – политики бантустанизации, провала концепции превращения чёрных южноафриканцев во «временных жителей» белых городов.

Всё это неизбежно влекло за собой пакет других уступок: право на приобретение собственности в городах, на «свободную» продажу своей рабочей силы без обязательных раньше контрактов. Но главной среди уступок должно было стать право на создание органов местного чёрного самоуправления, что, по мнению творцов «тотальной стратегии», должно было означать предоставление чёрным политических прав.

Однако уже в самой идее чёрных органов самоуправления были заложены мины для её последующего поражения: они были переведены на самоокупаемость. Это могло привести только к увеличению налогов для жителей посёлков и к взрыву их недовольства; ибо местное самоуправление не было предоставлением африканцам политических прав в общенациональном плане, которые по-прежнему могли реализовываться (и то ограниченно) только через бантустаны. При этом выделение элиты могло произойти только за счёт ущемления прав остальной части чёрных, то есть за счёт жёсткого контроля над перемещением из бантустанов в города.

Новая система регионального развития была призвана создать возможности для трудоустройства жителей бантустанов в самих бантустанах или около их границ и тем самым ослабить приток африканцев в города. Все эти меры, однако, не затрагивали фундаментальные основы апартеида – Закон о расселении по этническим группам или Закон о классификации по расовым признакам. Отношение чёрных к этим реформам выразилось в популярной оценке «слишком мало и слишком поздно».

Основная слабость этой концепции была, по их оценке, в «идеализме» её создателей, предполагавших, что само по себе предложение реформ способно «завоевать умы и сердца» чёрного населения. Эта концепция в конечном счёте потерпела неудачу не только в силу своего «идеализма», не учитывающего реальных условий жизни чёрных, но и в силу того, что она отражала внутренние ограничения общей структуры власти в Южной Африке, которую эти реформы были призваны оставить в основном нетронутой.

В немалой степени бурный рост массовых демократических организаций был ответной реакций на попытки правительства осуществить «реформы», ведущие к расколу единства между различными этническими группами (африканцами, индийцами и цветными), составляющими большинство населения Южной Африки.


[1] Макаров А.А. – Борьба африканского населения ЮАР (70-е годы ХХ в.). – М., 1981, Наука, с.110.

[2] Сисулу М. – Национализация монополий и перестройка экономики. [3.2, с.7]

[3] Brooks A., Brickhill J. – Whirlwind Before the Storm. с.293.

[4] Там же, c.297.

[5] Huntingdon S. – Reform and Stability in a Modernising, Multi-ethnic Society. – Politikon, Johannesburg, Vol.8,No.2, 1981.

 

Категория: № 1-2 2008 (43-44) | Добавил: le-tireur (15.08.2008) | Автор: В.Н. Тетёкин
Просмотров: 408
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz