Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 447
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2007 (39-40)

Ключевое событие эпохи. Наказ авангарда идущим вслед (3)

Ключевое событие эпохи. Наказ авангарда идущим вслед

Тезисы к 90-летию Великой Октябрьской социалистической революции       (3)

Р.И. Косолапов

Часть 1. Часть 2. Часть3. Часть 4. Часть 5.

IX

IX.1. Двадцатилетие, с середины 1960-х до середины 1980-х годов в «перестроечно-демократической» публицистике получило ярлык «периода застоя». Именно эта оценка позволила «перестройщикам» начать свою диверсионную деятельность под фальшивым флагом «концепции ускорения», совершать «поворот к рынку». На деле же, при всех недостатках сложившейся хозяйственной практики, советская плановая экономика полного застоя не знала.

Так, с 1970 по 1988 год общее промышленное производство в СССР возросло в 2,38 раза против 1,32 в Англии, 1,33 – в ФРГ, 1,48 – во Франции, 1,68 – в США и не более 2 раз – в Японии. Выработка электроэнергии в Советском Союзе в 1988 году превосходила соответствующие показатели Италии и Англии, была однопорядковой с Японией, Францией и ФРГ и достигала 58% этого показателя в США. Среднегодовые темпы роста общественного производства у нас несколько снижались – это вызывало тревогу, но было во многом связано с возрастанием его абсолютных объемов. Объем конечного общественного продукта СССР за 1960 год был превышен в 1970-м в 2,1 раза, в 1980-м – в 3,5, а в 1988-м – в 4,7 раза. Объемы розничной торговли, по которым обычно судят о жизненном уровне населения, в те же годы выросли соответственно в 1,99, 3,3 и 4,8 раза. К тому же как раз в это время Советский Союз достиг оборонного паритета с блоком НАТО.

Тем не менее, застойные процессы имели место, но протекали они в тех сферах, на которые, как правило, не обращают внимания и не указывают. Налицо были инерционность хозяйственно-политической практики в ее давно сложившихся формах, фактическое прекращение социалистических и коммунистических преобразований, сдерживание научно-технического прогресса и, по сути, изоляция от развернувшейся в развитых капиталистических странах научно-технической революции. Буквальное привязывание к тогдашнему советскому обществу характеристик развитого (зрелого) социализма в этот момент служило в писаниях многих авторов явной данью конъюнктуре.

IX.2. Было бы опрометчиво объяснять застойные явления только субъективными просчетами. В целом оправдавшая себя в 1930-50-е годы практика управления экономикой стала давать постоянные сбои, ибо производительные силы СССР переросли из стадии формирования отдельных производств и отраслей в стадию «фронтального» охвата страны, образовали единый народно-хозяйственный комплекс, естественно потребовали замены экстенсивных методов развития всесторонней интенсификацией производства. Нужны были творческое видение задач, неутомимый поиск. В этих условиях в 1965 году предпринималась оригинальная попытка применить на практике обновленный аналог ленинского продналога к колхозно-совхозному производству. И тут же был сделан весьма рискованный шаг: восстановив централизованное управление плановым хозяйством, руководство страны ввело в него чужеродное начало. Критерием эффективности хозяйствования вместо показателей удовлетворения потребностей общества была заявлена прибыль. Это не могло не привести к подрыву условий действия основного экономического закона социализма, социалистической сущности советской экономики в более или менее близкой перспективе.

IX.3. Приходится только удивляться прочности и живучести советской политической и экономической системы, которая, перенеся столько ударов, при длительном неучете требований научного социализма и неадекватности руководства, продержалась свыше 40 лет. Однако загоняемая в организм бацилла капитализма делала свое дело. В то время как ученые искали «механизм торможения» совсем не там, где он скрывался, расширял свои позиции и накапливал средства теневой капитал. Он выращивал собственную интеллигенцию, ускорял процесс возвратного, регрессивного классообразования.

К началу 1980-х годов 62% советского общества составлял рабочий класс, 12%кооперированное крестьянство. Одна четверть населения приходилась на интеллигенцию и прочие социальные слои. При этом весомой (но не регистрируемой) частью общества оказывались также теневики. Именно в этот момент было бы своевременно активизировать формирование социально однородной структуры населения, изолируя возродившиеся буржуазные элементы и растворяя их в массе трудящихся, предотвращая возможные антисоциалистические эксцессы. Обоснованные предложения на сей счет высказывались на протяжении ряда лет. Они вошли и в подготовленную согласно решению ХХVI съезда КПСС (1981 г.) новую редакцию Программы партии, но реализованы не были. Объясняется это тем, что реставраторские элементы, будучи не в состоянии оспорить названные предложения в общетеоретической форме, блокировали их на прикладном уровне хозяйственной практики.

IX.4. Попыткой придать социализму новое дыхание явилась кратковременная деятельность Ю.В. Андропова, возглавлявшего ЦК КПСС в 1982-1984 годах. Он подчеркивал, что главным критерием, по которому каждое министерство и ведомство должно оценивать свою работу, служит «степень удовлетворения отраслью постоянно растущих общественных потребностей». Тогда и родилась известная констатация, что «мы в своем историческом развитии подошли сейчас к такому историческому рубежу, когда не только назрели, но и стали неизбежными глубокие качественные изменения в производительных силах и соответствующее этапу совершенствование производственных отношений». Было откровенно признано, что «мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому порой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок». События, развернувшиеся с середины 1980-х годов, убедительно подтвердили правоту этих слов.

X

X.1. Советское общество, его экономическая и политическая система 1980-х годов безотлагательно нуждались в качественной реорганизации. Не случайно появление М.С. Горбачева с его обещаниями второй после Октября социалистической революции – и притом мирной, регулируемой сверху – было с сочувствием и доверием воспринято большинством народа.

X.2. О нестабильности пред-»перестроечного» советского общества свидетельствует ряд противоречий. С одной стороны, социальные изменения в нем зашли настолько далеко, что подавляющая масса трудящихся утратила ощущение каких-либо классовых перегородок и проявляла классовую беспечность. С другой стороны, подспудно развивался их классовый антагонист в лице растущего слоя теневых буржуа и компрадоров, которые уже строили планы захвата и дележа народного достояния, готовили для этого своих людей.

Поскольку «революция-перестройка» подавалась в пропаганде как деяние «верхов», основной состав трудового населения – рабочие, колхозники, массовая интеллигенция (производственная и гуманитарная) – занял одобряюще-выжидательные позиции «доверия и послушания» и позволил новоявленным «прорабам», потом легко перекрасившимся в «реформаторов», проделывать все, что они считали нужным.

X.3. Трагедия была бы предотвращена, если бы на высоте оказался актив КПСС, партийно-государственный, хозяйственно-управленческий и военный аппарат. Но в том и беда, что к этой поре из среды и того, и другого, и третьего были в основном устранены здоровые силы, а оставшиеся либо лишены классового чутья, либо подвержены моральной эрозии. Многие годы не принимались рекомендованные Лениным меры против обывательщины в партийной среде, против такого неравенства, которое создается рядом привилегий ответственных работников в отличие от трудящейся массы, «нарушает демократизм и является источником разложения партии и понижения авторитета коммунистов...». То, что Ленин называл «бюрократическим извращением» рабочего государства, превратилось в раковую опухоль, где завелась червоточина буржуазности. Рядом с нравственно безупречными рыцарями идеи все больше активничали потенциальные хапуги, уже вошедшие в контакт с теневиками. Эти-то элементы позднее и составили кадровую базу антисоветского ельцинского режима. За спиной народа капиталисты-подпольщики и чиновники-взяточники вступили в сговор против трудящихся, предварительно заручившись поддержкой западных спецслужб и американо-сионистских финансовых кругов. Под личиной «демократизации» они осуществили перехват власти и постарались превратить послеоктябрьские социалистические накопления людей труда – от общенародной собственности до личных сбережений – в первоначальное капиталистическое накопление номенклатурной, криминально-компрадорской буржуазии. В Советском Союзе – России одержала верх буржуазно-бюрократическая контрреволюция.

X.4. Переворот готовился не один день и прошел в несколько этапов. Централизованная аккумуляция Советским государством основных материальных и финансовых ресурсов с ориентацией на прибыль отдельных звеньев производства, его планирование в рублях и рублевая отчетность за выполнение планов, при недооценке натуральных показателей, в течение ряда пятилеток укоренили как государственно-, так и частнокапиталистические тенденции и интересы. Во многом поэтому в 1985-1986 годах была провалена выдвинутая в качестве «козыря» «перестройки» программа подъема отечественного машиностроения. Перевод предприятий в 1987 году на первую и вторую «модели» хозрасчета обернулся разложением единого народнохозяйственного комплекса, стимулировал национал-сепаратизм, а поощрение псевдокооперативного движения вылилось в экспериментальное «микрокапиталистическое» строительство.

X.5. Мировая история не знала еще такого масштаба коварного демонтажа общественного строя – строя, который трудовой народ не отвергал. Он доказал это своим волеизъявлением на Всенародном референдуме 17 марта 1993 года, но его результатами пренебрегли. В подобные деструктивные действия никогда до сих пор не включалось столь «высокое» («первые лица» государства) и кощунственное предательство и не практиковался столь массированный и бессовестный обман. «Перестройка» начиналась под благовидным предлогом возродить «ленинский облик социализма», но на деле культивировала «товарный фетишизм». Переданные псевдодемократам средства массовой информации, особенно телевидение, стали проводить изощренную кампанию по отучению и отчуждению граждан, прежде всего молодежи, от производительного и творческого труда, прививать им страсть к «деланию» денег. Постарались лишить все общество понятной каждому облагораживающей цели, опустошили понятие патриотизма, оболгали отечественную историю, превратили зоологический индивидуализм, разврат, невежество, мракобесие и поп-культуру в устои действующего общественного порядка. Пассивно-отчужденную или же цинично-поощрительную позицию предпочла занять при этом «элитарная» часть интеллигенции. Потребительская психология стала главным структурным элементом ее духовного мира и жизненной побудительной силой.

X.6. Первый этап контрреволюции (1985-1988 гг.) носил маскировочный характер. Только после решающих кадровых перетрясок, монополизации СМИ и подрыва экономической устойчивости общества «прорабы» приступили к ликвидации Советской власти.

Второй этап контрреволюции (1988-1991 гг.) открывается XIX конференцией КПСС, делегаты которой безответственно одобрили самоубийственное реформирование советской политической системы: отказ от преимущественного представительства рабочих и крестьян в законодательных органах, введение профессионального парламентаризма, разделения властей, института президента. Уже к концу 1989 года стало ясно, что избранный согласно новым нормам Съезд народных депутатов СССР, чиновничье-интеллигентский по своему составу, совершает юридическую контрреволюцию, пересматривая Советскую Конституцию и узаконивая частную собственность. Еще более правые позиции заняло большинство Съезда народных депутатов РСФСР, где рабочие и крестьяне составляли менее 6%.

После избрания председателем Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина и двусмысленного объявления «суверенитета» Российской Федерации все явственнее ощущалась ситуация союзно-российского двоевластия, которая приобрела конфликтный характер и разрешилась августовским спектаклем 1991 года. За кулисами событий орудовали американские советники, а на сцене разыгрывался фарс из трех действий: имитация путча, якобы совершенного ГКЧП; имитация его подавления с роспуском КПСС и арестом представителей законной власти; наконец, подлинный путч, роспуск последнего Съезда народных депутатов СССР без каких-либо законных мотивов. За ним последовал развал Союза ССР по произволу трех соучастников беловежского сговора.

Третий этап контрреволюции (1992-1993 гг.) был отмечен нарастанием напряженности между исполнительной (президент РФ и его «команда») и законодательной (Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ) властями, к которому добавилось подобие еще одного, третьего двоевластия: «субъекты Федерации – Центр». Эти противоречия в результате нескольких месяцев конфронтации были разрешены откровенно насильственным путем – сначала попытками президента разогнать парламент декретами (20 марта и 21 сентября 1993 года), затем его расстрелом 4 октября. Все Советы сверху донизу были распущены. После протаскивания через референдум конституции частных собственников и выборов V Государственной думы (декабрь 1993 г.) наблюдается относительная стабилизация реанимированного буржуазного строя. Есть и признаки (очевидная несостоятельность «реформаторства», трезвое осознание гражданами случившегося с 1985 года, массовые протестные действия, левеющая активность молодежи и т.п.) его стагнации.

X.7. Обширный опыт былых реставраций убеждает, что они, как правило, исторически недолговечны. К сожалению, отечественные марксисты своевременно не осознали, что переходный период от капитализма к социализму в высшей степени чреват возможностями социально-политических приливов и отливов, и не имели достоверных прогнозов на этот счет. В отличие от буржуазных революций, которые, по словам Маркса, «скоропреходящи, быстро достигают своего апогея», пролетарские революции «постоянно критикуют сами себя, то и дело останавливаются в своем движении, возвращаются к тому, что кажется уже выполненным, чтобы еще раз начать это сызнова, с беспощадной основательностью высмеивают половинчатость, слабые стороны и негодность своих первых попыток, сваливают своего противника с ног как бы только для того, чтобы тот из земли впитал свежие силы и снова встал во весь рост против них еще более могущественный, чем прежде, все снова и снова отступают перед неопределенной громадностью своих собственных целей, пока не создается положение, отрезывающее всякий путь к отступлению…». Это было верно уже в середине XIX века. Это тем более верно сейчас, в эпоху, которая, начиная с Октября, объективно приобрела характер – и объективно не может его утратить при всех колебаниях процесса – эпохи перехода от капитализма к социализму во всемирном масштабе.

X.8. Политические революции локального действия – суть неизбежные эпизоды в ходе социалистической Революции как куда более разностороннего и длительного процесса. По мнению Ленина, эту Революцию следует рассматривать не как один акт, а как долгую череду и гамму бурных политических и экономических потрясений, переменчивой классовой борьбы, гражданских столкновений, перемежающихся революций и контрреволюций. Продолжая ленинскую мысль, следует понимать историческое пространство, в котором развертывались «акты» российской контрреволюции 1980-90-х годов, неизмеримо шире, чем полагают «демократы». Это пространство бесконечно противоречивого социально-освободительного потока, вызванного Октябрем, – потока, в котором нынешняя контрреволюция выглядит лишь временным прогибом, изворотом, сбоем прогрессивных перемен, чистилищем и суровой школой, но никак не началом или же финалом.

Не успела мировая реакция отпраздновать третий «миллениум» как веху бытия, наконец-то, без «призрака коммунизма», как тот вновь появился, на этот раз уже в «мягком подбрюшье» главной цитадели империализма – в Южной Америке. Если в XVIII-XX веках центр мирового революционно-освободительного движения перемещался в Европе и из нее на восток, посетив Нидерланды и Великобританию, Италию и Германские государства, надолго задержавшись во Франции и особенно в России, преобразив Китай, то в XXI веке он, подтверждая давние прогнозы и подкрепляя пример Острова Свободы, укореняется в Венесуэле и Боливии, по-своему задевает Мексику и Ямайку, Колумбию и Гренаду, Бразилию и Гайану. По словам Уго Чавеса, «капитализм – это искусство эксплуатации человека, тогда как социализм основывается на любви… В Венесуэле боливарианский проект – это идейное течение, которое служит основой для создания марксистской идеологии… Революционная демократия – это переход, мост, движение к социализму XXI века, боливарианскому, венесуэльскому и латиноамериканскому». Тройка Кастро-Чавес-Моралес ждет пополнения. Процесс уже «опоясывает» земной шар. Движение продолжается через взаимопритяжение и взаимопроникновение противоположностей, через отрицание отрицания, и финансовый капитал, очевидно, преждевременно ощутил себя «хозяином» истории. Но настоящий хозяин, не он. Сквозь тернии – к звездам – это девиз не только для романтиков прошлых веков; это действенный императив и для наших современников, если они не лишены творческого чутья, если они обладают исторической дальновидностью, владеют методологией живой диалектики и не изменяют ей никогда.

Разумеется, мировой революционный процесс отнюдь не покинул и Восточное полушарие. Если в Западном полушарии радикальные движения ныне напрямую противостоят северному соседу, имея опыт вековой борьбы непосредственно против американского империализма и приобретая более зрелый, полупролетарский и прямо пролетарский характер, то в Восточном – от Индокитая до Средиземноморья – они направлены против наглого проникновения империализма США по эту сторону земного шара, против стремления по произволу повсеместно диктовать нормативы «демократии» и «наказывать» за ее «нарушения», распоряжаться и здесь энергетическими ресурсами и культурным наследием других народов, как у себя дома. По большей части, эти движения принимают пока что религиозную форму и носят национально-демократический характер. Их последующая эволюция вряд ли предсказуема в деталях, но достижение ими все большей зрелости и их слияние в общий многоцветный поток в дальнейшем не вызывает сомнений.

XI

XI.1. На фоне общего кризиса капитализма и кризисов перепроизводства, время от времени потрясавших отдельные капиталистические страны, Советский Союз десятилетиями являл пример непоколебимого поступательного роста. Однако с 60-х годов дали себя знать иные тенденции. Неверно понятые условия мирного сосуществования двух систем, ложное толкование политики разрядки породили сорт деятелей, которые ринулись выручать буржуазных партнеров в сложных для них социальных перипетиях, смягчать за счет, как казалось, необъятных ресурсов нашей державы внутренние противоречия капиталистического строя. Размещение заказов западным фирмам с целью гашения безработицы в их странах, закупка там неликвидов, другие уступки стали частью советской внешнеэкономической практики. Особенно примечателен в этом смысле экспорт сырой нефти, который своей долларовой отдачей отвлек брежневское руководство от необходимости форсировать научно-технический прогресс. Обладая уникальным резервом новейших высоких технологий в засекреченных отраслях, мы, тем не менее, приобрели репутацию технологически отсталой державы и стали перенимать недуги капиталистической мирохозяйственной системы. За этим само собой последовало импортирование закона неравномерного экономического и политического развития, который действует при империализме и порождает социализм, но ему самому органически противопоказан.

XI.2. Вместо того, чтобы переводить планирование народного хозяйства на базу научно измеряемых здоровых (физиологически, нравственно, социально) общественных потребностей и подчинять его целям их оптимального удовлетворения, наши «реформаторы» сделали идолом рынок, оторвали его от естественного основания, производства, и сбили с толку страну. Рыночные заклинания и романсы не осчастливили население России, а лишь освятили уступку ее внутреннего рынка западным производителям и поставщикам. Если раньше, помогая зарубежным партнерам в их кризисных затруднениях, Советское правительство все же блюло государственные интересы, то теперь на них был поставлен крест.

Свертывание отечественного производства стало государственной политикой. В 1990-х оно ежегодно сокращалось в индустрии в среднем на 10%, в сельском хозяйстве – на 8%. Специалисты констатировали потерю половины национального дохода по сравнению с одной третью (естественно, при существенно меньшем объеме) в годы Отечественной войны. Падение производства у нас оказалось сопоставимо с последствиями «великой депрессии» в США (- 48%) и Германии (- 42%), оно уступало только показателю разгромленного рейха (- 66%).

Усыхают главные «точки роста» – наука и машиностроение. Сократилась продукция легкой и пищевой промышленности на 70-80%, строительства – на 2/3, сельского хозяйства – на 1/3. Более чем 40% потребляемого продовольствия, далеко за допустимыми пределами продовольственной безопасности, составляет импортная продукция. Соотношение внутреннего валового продукта России и США снизилось в 90-х годах с 1/4 до 1/10. По производству на душу населения Россия заняла «почетное» место чуть ли не позади Маврикия, Тринидада и Тобаго. За счет ее истощения «цивилизованный» Запад реализовал систему компенсационных мер, призванных обезопасить его от ударов обостряющегося общего кризиса капитализма. Впервые в истории великая держава была брошена собственным правительством под ноги иностранных монополий, низведена до положения колонии.

Перед марксистами встала актуальная задача творчески возобновить применительно к рубежу XX-XXI веков исследование, проделанное Лениным 110 лет назад, – «Развитие капитализма в России». И они эту задачу в основном постарались решить.

XI.3. По сравнению с капитализмом, сметенным с лица Российской земли Октябрьской революцией, его нынешнее подобие имеет ряд весьма специфических черт.

Во-первых, оно не является результатом восходящего естественно-исторического развития, а представляет собой искусственно организованное сверху и извне попятное нисходящее движение. Эта деградация подпитывается общими усилиями внутренних антикоммунистических и антипатриотических элементов и международного империализма. Она чужда, не органична русской культуре, строю души и обычаям российских народов, и это усугубляет причиняемый ею вред.

Категория: № 1-2 2007 (39-40) | Добавил: Редактор (15.06.2007) | Автор: Р.И. Косолапов
Просмотров: 341
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz