Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 472
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2009 (45)

Методология марксистского анализа роли исторической личности и современность (3)

Методология марксистского анализа роли исторической личности и современность (3)

Г.Д. Чесноков  

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

ия для нашей страны (в этом вопросе серьезных расхождений между Горбачевым и Ельциным с самого начала практически не было) объективно означал неминуемую утрату в последующем самостоятельности стран, появляющихся на постсоветском пространстве. В качестве равноправного, пусть только торгового партнера, Советский Союз для западных стран интереса представлять не мог. Интерес могли представлять его богатые ресурсы, но выгодно их заполучить Западу можно было лишь при условии, когда на бывшем советском пространстве возникнет большое число независимых стран, жаждущих обрести поддержку Запада и готовых ради этой поддержки принять любые условия партнерства с тем же Западом. Но это еще не все. Развал СССР неизбежно должен был привести (и это уже сегодня заметно) к ревизии итогов II мировой войны, которые для Запада оказались далеко не такими, какими бы они их желали видеть. Ниже мы подробно проследим важнейшие этапы вполне рукотворного развала СССР, но поначалу подчеркнем, что говорить о неизбежности распада СССР, с научной точки зрения, является, на наш взгляд, полным искажением исторической правды. Горбачев и Ельцин – главные, но отнюдь не единственные действующие лица процесса разрушения собственной страны. Весьма ощутимыми на протяжении всех семидесяти лет существования Союза в обществе представляются националистически настроенные элементы в отдельных советских республиках. В годы перестройки они заметно активизировались и повели яростные атаки на советский общественный строй и единство Союза. Впрочем, одни бы националистические силы внутри страны без поддержки извне не смогли бы развалить СССР подобно тому, как два человека (Ельцин, Горбачев) даже при том, что оба они занимали высшие посты в государстве, этого бы не сделали. Чтобы изменить общественный строй в стране, следовало начать с изменения ее экономического базиса (Советская власть вкупе с буржуазной экономикой – это был такой же нонсенс, который долго просуществовать не мог), а между тем руководство КПСС этот нонсенс отстаивало. Замена социалистической экономики капиталистической (это было ясно уже к концу 80-х гг.) непременно должна была встать в повестку дня, а это, в свою очередь, неминуемо вело к развалу СССР.

Чтобы осуществить развал страны «конституционным» путем, Горбачеву, Яковлеву, Шеварднадзе и Ко требовалось, как минимум, изменить природу правящей в стране Коммунистической партии. Из изначально коммунистической (т.е. революционной) она должна была со временем превратиться в реформистскую, что собственно и делалось ее руководством. Эту задачу руководство КПСС во главе с М.С. Горбачевым практически выполнило к началу 90-х гг. Сохранилось только прежнее название партии (Коммунистическая), но, что до ее руководства, то оно к концу 80-х гг. полностью отреклось от социалистического выбора развития нашей страны. Впрочем, возможность вернуться к прежнему политическому курсу в партии сохранялась до событий августа 1991 г. Но, чтобы вернуться к курсу на социалистическое развитие, требовалось отстранить от руководства партией некоммунистическое руководство КПСС во главе с М.С. Горбачевым. Однако ни на последнем партийном съезде, ни на последующих Пленумах ЦК этого не было сделано.

Между тем в конце 80-х значительно активизировали свои действия в обществе Б.Н. Ельцин и поддерживавшие его «демократы». Последние оказались на деле никем иным, как либеральными политиками, настаивавшими на скорейшей передаче общегосударственной собственности в частные руки. Ельцин примыкает к «демократам» и вместе с ними начинает атаку на проводившего в то время социал-реформистский курс генсека ЦК КПСС, отстаивая либеральные лозунги, а проще говоря, требуя скорейшего осуществления в стране буржуазных преобразований. Оба лидера, как было выше отмечено, в роли политиков были фигурами достаточно мелкими, но к концу 80-х гг. страна была ввергнута в состояние такого хаоса, когда-то, что в условиях сохранения в стране нормального порядка явилось бы невозможным, теперь становилось возможным. Будучи в действительности ничем даже вкупе с поддерживающими его либералами («демократами»), имевшими в то время полный доступ к средствам массовой информации страны, Ельцин постепенно превращается в заметную политическую фигуру. Его начинают ускоренно «раскручивать» и эта его «раскрутка» была приурочена к началу избирательной компартии по выбору народных депутатов на предстоящий Съезд. Для авантюриста она закончилась на редкость успешно, хотя на первом этапе избирательной компании пробиться во власть Ельцину не удалось. Впрочем, он уже вступил в «игру», цель которой заключалась в том, чтобы конституционными средствами отстранить Горбачева от власти. После этого отступать ему было уже некуда. Не набрав достаточного числа сторонников на съезде народных депутатов СССР, Ельцин и поддерживавшие его либералы, неточно именуемые тогда демократами, включились во вторую предвыборную компанию, теперь уже правда на республиканском уровне, и на этот раз добились весомого успеха. Ельцин был избран председателем Верховного Совета РСФСР. С этого момента начинается предпоследняя фаза борьбы между Ельциным и Горбачевым за власть, закончившаяся величайшей трагедией для страны – развалом СССР.

Борьба за контроль над депутатским корпусом Верховного Совета велась предельно жестко. Горбачева и союзное правительство либералы обвиняли в бездеятельности и это негативно сказывалось на деятельности правительства. Имея за спиной поддержку Верховного Совета РСФСР, Ельцин прибегнул к фактическому саботажу работы центральных органов власти на всей территории России. Разумеется, свой саботаж он прикрывал демагогической трескотней о некой мифической заботе о россиянах. И хотя Ельцин, став Председателем Верховного Совета России, практически никакой конструктивной работы не вел, он не переставал повторять, что ему просто мешают работать. Этим кем-то мешающим Ельцину работать, как все понимали, могло быть разве что союзное правительство. Чтобы окончательно выйти из-под контроля Президента и правительства СССР, Верховный Совет России инициирует введение в республике поста Президента, реальным кандидатом на который в то время мог стать только действующий Председатель президиума Верховного Совета РСФСР. Ни один другой кандидат, принявший участие в президентской гонке, реальных шансов на победу в то время не имел, и потому Ельцин легко выигрывает искусственно организованные под него выборы, демонстративно не участвуя в дебатах, в которых принимали участие все остальные претенденты на пост Президента России. Случись такое на Западе, это бы обернулось отстранением подобного претендента на его последующее участие в президентской гонке.

После того, как в одной стране появились одновременно два законных президента, за первого из которых голосовали народные избранники, а за второго уже «сам народ», контроль над деятельностью Ельцина со стороны Союзного Центра был окончательно утерян. Робкие и непоследовательные действия ГКЧП, члены которого в течение трех дней августа 1991 г. заявляли, что они выступают за сохранение единства Союза во главе с Президентом Горбачевым, остановить действия Ельцина и либералов, твердо задавшихся целью устранить союзное государство, практически не могли. Поддержка действиям отечественных либералов со стороны Западных стран была твердо гарантирована, о чем те хорошо знали. Молниеносная «война» с ГКЧП принесла «победу» над Горбачевым и Советской Властью.

После 21 августа спасти Союз от развала было уже невозможно, поскольку внешние и внутренние силы, заинтересованные в разрушении Советского Союза, действовали отныне на редкость согласованно, а между тем как силы, которые хотели бы противостоять развалу страны, не были для этого организованы. Партии, которая обязана была в подобной ситуации брать на себя инициативу в деле защиты социалистических завоеваний народа, к тому времени в СССР не существовало.

Последней точкой, завершившей семидесятилетний период существования Советского государства, явилась встреча так называемых «лидеров» трех славянских республик в Беловежской пуще, решивших за весь советский народ судьбу его страны. Формально Президент и Верховный главнокомандующий вооруженными силами СССР тогда еще сохранял атрибуты Власти и по Конституции обязан был принять необходимые меры, дабы сорвать антиконституционный заговор, имеющий целью захват власти. Именно так в свое время поступил в Чили действительный патриот страны – С. Альенде, но Горбачев был не С. Альенде. Он покорно принял ультиматум заговорщиков, после чего страна перестала существовать, а ее граждан, словно скот, принялись определять в подданные возникших на постсоветском пространстве новых государств. Столь масштабной катастрофы, такого национального позора, которые мы пережили в последние дни декабря 1991 г., Россия не испытывала ни тогда, когда Наполеон занял древнюю русскую столицу Москву, ни после тяжелых военных поражений выпавших на долю нашей страны первоначально в ходе Крымской (1853–1855), а затем и в начале XX в. в ходе русско-японской войны 1904 г. Граждане Советского Союза до последнего часа надеялись, словно на чудо, что их страна сохранится, потому что ничего подобного, начиная с воцарения на российский престол Петра I в истории России не случалось, а если еще и принять во внимание внушительную победу Советского Союза над гитлеровской Германией в 1945 г., то развал СССР воспринимался гражданами государства явлением из мира фантастики, но это была реальность. Ельцин, Кравчук и Шушкевич изображали из себя этаких глашатаев, возвещавших миру, что Советского Союза больше не существует. Когда они делали это свое заявление, страна доживала последние свои дни. И то, что после формального объявления о прекращении существования СССР люди на постсоветском пространстве, несмотря на вскоре начавшуюся остановку предприятий, регулярную невыплату им зарплат продолжали жить и работать там, где они жили и работали в советское время, – все это лишний раз доказывает, что созданный в годы существования СССР экономический потенциал, ставший достоянием новых стран, появившихся на постсоветском пространстве, продолжал функционировать и обеспечивать пусть минимальные условия для жизни бывших граждан СССР. Если бы в годы советской власти всего этого не было создано с развалом СССР в странах, образовавшихся на постсоветском пространстве, вообще, вероятно бы, очень скоро не осталось людей, ибо в качестве компенсации за развал СССР Запад вновь появившимся государствам ничего не дал. Они продолжали жить за счет того, что унаследовали от Советского Союза.

Таковы факты, свидетельствующие о том, что Советский Союз был вполне целенаправленно уничтожен объединенными усилиями внутренней, но главным образом все-таки внешней, контрреволюции, ибо антисоветские силы внутри страны осуществляли в этом процессе несамостоятельную функцию. Что же касается тех «исторических фигур», которым сознательно или не вполне их почитатели приписывают сегодня «основные заслуги по освобождению страны от социалистических пут», то на это можно возразить следующее. Новое явление (а продолжительность истории существования социалистического общества в СССР не может идти ни в какое сравнение с историей ранних общественно-экономических формаций) никогда не возникает в ежечасье. Его вызревание требует достаточного отрезка времени, где за фазой подъема вполне может придти и спад. В отношения социальных процессов сказанное можно подтвердить не на одном примере. Так, после победы Великой Французской революции 1789 г. во Франции еще трижды «устанавливалась» в стране монархия до того, как она окончательно «канула там в Лету». Причастность к тому или иному крупному историческому событию само по себе еще не делает заметную личность великой. Подлинно великая личность – это та, которая оказывает позитивное воздействие на последующий ход исторического развития общества. Если же этого не происходит, значит, и личность, стоящую на пике происходящих событий, нельзя считать великой. В самом деле, тот палач, который по приговору парламента отрубил голову английскому королю Карлу I, на самом деле, обезглавил тело бывшего монарха. Что до английской монархии, то она, как известно, дожила до наших дней. Ельцинизм, как социальное явление, появилось у нас, разумеется, не случайно. Подобные феномены нередко встречаются на этапе заката революции. Если требуемого объективными потребностями развития выхода из кризисных ситуаций в ходе осуществления революционных преобразований общества по тем или иным причинам не находится, революция останавливается в своем развитии, начатый ей процесс затухает.

Ельцинизм – это вовсе не чисто русское, а прямо наоборот, интернациональное явление, имевшее место и в более ранних революциях, к примеру, той же французской революции 1848 г. В XIX в. указанное явление получило название бонапартизм, и суть этого феномена была великолепно показана К. Марксом в его работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».

В чем же суть указанного исторического феномена? В том, что при складывающемся в стране двоевластии появляются благоприятные возможности для проведения политики лавирования между противоборствующими силами, а это, в свою очередь, может повлечь за собой установление в стране режима личной власти. Такого рода двоевластие возникло, к примеру, во Франции в 1848 г. вслед за занятием Луи Наполеоном поста Президента страны. Между тем в самом начале его президентства фактическая власть в стране еще оставалась в руках Учредительного собрания, т.е. в руках буржуазии Франции. Президенту Франции требовалось поначалу обрести реальную власть в стране, но без подконтрольной ему армии сделать это практически невозможно. Вот почему Луи Наполеон начинает свою деятельность с того, что лавирует между Учредительным собранием и брошенным буржуазией на полный произвол народом. Первое время Луи Наполеон поддерживает «партию порядка», иными словами, Учредительного собрания, но к концу революции он резко меняет тактику и уже «именем народа» разгоняет Учредительное Собрание.

Деятельность Ельцина в России на рубеже 80-х–90-х гг. по существу носила тот же самый бонапартистский характер. Став Председателем Верховного Совета РСФСР он беспрестанно провоцировал конфликт между Верховным Советом РСФСР и союзными органами власти. Конфликт в конце августа 1991 г. завершился победой Ельцина над союзным правительством и Горбачевым. Съезд народных депутатов Союза объявляет о своем самороспуске, тем самым, передавая власть Ельцину. Обязанности союзного правительства вслед за этим берет на себя правительство России, т.е. Ельцин и его группа. В это же самое время центробежные силы в остальных республиках активизируют свою сепаратистскую деятельность по развалу СССР и все это вместе делает процесс распада СССР необратимым.

После развала СССР Ельцин уже более не нуждался в сохранении Верховного Совета России, главным образом, из-за того, что тот становился противовесом его безграничной власти в стране. Он свои Указом распускает Верховный Совет России в 1993 г., но когда последний этому президентскому «указу» не подчинился, Ельцин просто-напросто расстрелял его из танков. Разумеется, те, кто всегда ненавидел советскую власть, сегодня изображают Ельцина этаким Гераклом, «раздавившим гидру» (т.е. КПСС). Между тем правящую партию Горбачев и его сотоварищи за пять лет перестройки разложили настолько, что Ельцину, дабы сокрушить «гидру», даже не потребовалось отрубать ей голову. Голов у «гидры» давно не было, и все разговоры об опасностях, якобы угрожавших в конце 80-х гг. молодой отечественной демократии со стороны существовавшей КПСС, были сознательно преувеличены.

Опасность демократии в стране на самом деле могла исходить в начале 90-х гг. только от Ельцина и выстрелы по законно избранному народом органу власти были произведены в октябре 1993 г. не кем другим, как именно Ельциным. Пока во главе Коммунистической партии нашей страны стояли люди, преданные делу социализма, уничтожить Советскую страну не смогли ни организованный У. Черчиллем поход 14-и государств, ни чудовищная гитлеровская военная машина, вскормленная на деньги Запада с целью устранить социализм сначала в нашей стране, а позднее и в мире в целом, ни послевоенный шантаж США угрожавших использовать против СССР ядерное оружие. Но внутренний враг после того, как он набрал силу, всегда опаснее внешнего, и потому в обстановке тихой контрреволюции – перестройки – мелкий авантюрист сумел успешно проделать то, чего так долго не удавалось Западу со всей его военно-экономической мощью.

В «Восемнадцатом брюмере» К. Маркс размышляет над тем, что имеют место случаи, когда даже цивилизованные народы становятся жертвами обмана удачливых авантюристов. Если такое случается, жертвой оказываются народы, поверившие демагогу. В подобных случаях люди сами оказываются виновниками собственных несчастий. Такое в середине XIX в. случилось с цивилизованными французами, избравшими на пост Президента Франции авантюриста Луи Наполеона Бонапарта. Подобное повторилось спустя почти столетие в Германии в 1933 г., когда народ другой цивилизованной европейской страны отдал большинство мест в парламенте национал-социалистам Гитлера. И, наконец, нечто аналогичное произошло в 1991 г. у нас в России после того, как Ельцин стал «всенародно избранным президентом». «Нации, как и женщине, – предупреждал К. Маркс, – не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие»[1]. «Оплошность» советских людей явилась причиной нашей общей трагедии в декабре 1991 г., сопоставимой по своим масштабам разве что с Отечественной войной (1941–1945 гг.). Голосуя в 1991 г. за Ельцина, люди не могли ни отдавать себе отчет в том, что в интеллектуальном и нравственном отношении их кандидат ничего сколько-нибудь значительного из себя не представлял (а ведь голосуя за него, они вверяли ему собственную судьбу), граждане России, тем не менее, допустили Ельцина во власть.

То, что было в 1991 г. посеяно, позднее пришлось пожинать, правда, к тому времени первоначальная комедия с избранием российского президента завершилась подлинной трагедией, вследствие которой миллионы наших сограждан в ежечасье оказались выдворенными из собственной страны, не покинув мест своего прежнего проживания. Оказалось, что после распада СССР, никто ответственности за их судьбу более не несет.

Несомненная когнитивная ценность работы К. Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» состоит, в первую очередь в том, что, отстаивая материалистический тезис о решающей роли народных масс в истории, автор убедительно показал, что деятельность людей протекает в непрерывно меняющихся, благодаря их же собственной деятельности, обстоятельствах, и, если искусственно создаваемые людьми кумиры оказываются на поверку людьми невежественными, а, по большому счету, и никчемными, то следует спросить и с самих себя: «Почему мы это допустили?».

Оставаясь актерами на огромной сцене Истории, люди не могут ни нести ответственности за то, что после себя оставляют пришедшим им на смену поколениям. А те, кто придут им на смену, «со строгостью судьи и гражданина», начнут оценивать все то, что они получили от своих предшественников. Так было и так будет всегда, но, только не в создаваемой в головах философов или кого-то еще, а в реальной (объективной) человеческой истории.




[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 124.



Категория: № 1 2009 (45) | Добавил: Редактор (02.05.2009) | Автор: Г.Д. Чесноков
Просмотров: 463 | Теги: социальная, интересы, марксистский, гегельянство, личность
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz