Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 466
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2009 (45)

Народ против тирании. Массовые демократические организации Южной Африки в борьбе против режима апартеида (2)

Народ против тирании. Массовые демократические организации Южной Африки в борьбе против режима апартеида    (2)

В.Н. Тетёкин

Часть 1.Часть 2. Часть 3.  

1. Союз рабочих автосборки и производства запчастей Южной Африки

Это был единственный профсоюз, вступивший в ОДФ, который был организован по отраслевому принципу – на предприятиях автомобильной отрасли. Он был создан в октябре 1980 года в ходе забастовки на автосборочном заводе компании «Форд» в Порт-Элизабет в результате недовольства рабочих тем, как вёл себя в ходе их забастовки Национальный союз рабочих автомобильной промышленности (НСАП). Поэтому они сначала создали Комитет рабочих завода «Форд», а затем пошли по пути создания нового профсоюза.

Дело в том, что рабочие автомобильной промышленности в Южной Африке традиционно были высокоорганизованны. К концу 70-х годов существовало три профсоюза рабочих–автомобилестроителей. В 1980 году они объединились в Национальный союз. Забастовка на заводе «Форд», в которой приняло участие около 700 рабочих, началась 31 октября 1980 года. Её причиной послужило увольнение Тозамиле Бота, который был президентом Общинной ассоциации Порт-Элизабет. В ходе трёхдневной забастовки рабочие требовали его восстановление и добились своего.

Однако НСАП занял в этом конфликте чисто формальную позицию. Его истинная позиция заключалась в том, что профсоюзы не должны позволять втягивать себя в политическую борьбу. Со своей стороны, бастующие рабочие обвинили руководство НСАР в том, что оно стало на сторону администрации.

В конце ноября 1980 года рабочие завода «Форд» организовали новую забастовку, которая закончилась увольнением девятерых забастовщиков. НСАР вновь занял пассивную позицию, определявшуюся, в том числе, и недовольством руководства профсоюза активностью в этом конфликте Общинной организации Порт-Элизабет. Для борьбы за свои права и был создан Комитет рабочих «Форда», который опирался на Общинную ассоциацию Порт-Элизабет (его председателем стал Тозамиле Бота) и который смог добиться восстановления всех рабочих на прежних местах и с прежней зарплатой. Это значительно повысило авторитет Комитета, поскольку рабочие наглядно убедились в его способности лучше защищать их интересы.

Как результат, общее собрание рабочих завода выразило недоверие руководству НСАР. Однако рабочие других автозаводов не были информированы об этом мероприятии. Поскольку они в этом заседании не участвовали, то они объявили решение об отставке лидеров НСАР незаконным. Тогда рабочие завода «Форд» приняли решение выйти из НСАР и создать собственный профсоюз. Поначалу он действовал только в Порт-Элизабет. Но через некоторое время его отделения возникли в Претории и в Уйтенхаге.

Пример рабочих «Форда» побудил других рабочих, живущих вокруг Порт-Элизабет, тоже объединиться в профсоюз. Поскольку профсоюз «Форда» имел ограниченный отраслевой характер, то в мае 1981 года было принято решение создать Всеобщий профсоюз рабочих Южной Африки. Возникновение «всеобщего» профсоюза, как и в случае с ЮОСР, определялось опорой его создателей на жителей чёрных посёлков. Этому в немалой степени способствовал высокий авторитет Общинной ассоциации Порт-Элизабет. Численность этого профсоюза к 1985 году достигла 5 тысяч человек[1].

Оба профсоюза в качестве своих основных принципов выдвинули коллективное руководство и приверженность массовой «демократии участия»; отказ от сотрудничества с «рабочими» структурами, созданными правительством; приверженность борьбе за демократию и убеждённость в том, что эту борьбу должны возглавить рабочие; нерасовость; убеждение в необходимости для профсоюзов участвовать в политической борьбе в сотрудничестве с общинными организациями. В этих условиях вполне естественно оба профсоюза вступили в ОДФ. У профсоюзов и местного руководства ОДФ было «перекрещивающееся» руководство и общие кампании.

Однако, несмотря на провозглашённый принцип нерасовости, подавляющее большинство членов обоих профсоюзов состояло из африканцев. Руководство профобъединений недооценивало значение рабочих–цветных, составлявших немалую часть населения восточной части Капской провинции. Как отзвук идеологии «чёрного самосознания» было распространено убеждение, что ни цветные, ни, тем более, белые, не могут входить в руководство профсоюзов. Это создавало возможности для властей и администрации раскалывать рабочее движение. Кроме того, дополнительными проблемами, с которыми сталкивались оба профсоюза, были недостаточно сильная структура организаторов на низшем, цеховом уровне, а также конфликты внутри их руководства.

К внутренним проблемам профсоюзов в середине 80-х годов добавился сильный экономических кризис, а также усиление репрессий со стороны правительства. Эти репрессии, направленные на ослабление ОДФ, в немалой степени затронули и профсоюзы, особенно те, которые были связаны с ОДФ. Всё это привело к значительному спаду влияния этих профсоюзов во второй половине 80-х годов.

2. Южноафриканский союз рабочих железных дорог и портов (SARHWU).

Примером «политизированного» отраслевого профсоюза может быть Южноафриканский союз рабочих железных дорог и портов (SARHWU). При его возникновении, однако, подчёркивалось, что это, по сути дела, воссоздание старого профсоюза с таким же названием, который возник в 1936 году и с 1955 года входил в Южноафриканский конгресс профсоюзов (САКТУ). Это был первый независимый профсоюз, который организовывал рабочих–железнодорожников. И это при том что железнодорожный транспорт был одной из наиболее сложных отраслей для профсоюзной работы, в особенности из-за жёсткой, порой репрессивной политики администрации железных дорог.

Численность «старого» SARHWU, по оценке его руководства, составляла 4,6 тысячи человек. В ходе репрессий в начале 60-х годов многие руководители и активисты SARHWU подвергались арестам и запретам. Двое из них погибли в тюрьме. После запрета АНК в 1960 году и подавления профсоюзной деятельности в 60-х годах руководство САКТУ также было вынуждено отправиться в эмиграцию.

С 1981 года началось активное возрождение профсоюзов на железнодорожном транспорте. В числе инициаторов этого процесса было несколько активистов «старого» SARHWU. Они предложили восстановить профсоюз под прежним названием. Сначала был сформирован временный комитет, который вступил в контакт с различными железнодорожными станциями и депо. Затем были проведены переговоры с профсоюзами, ранее созданными в этой отрасли, чтобы побудить их объединиться. Одновременно шли переговоры с регионами, чтобы учесть и их разнообразные интересы. И только после завершения сложного процесса согласования была проведена учредительная конференция.

SARHWU был создан в обстановке секретности, вызванной сохраняющимся чрезвычайным положением. И, тем не менее, профсоюз сразу чётко определил свою позицию, приняв Хартию свободы, а также подтвердив приверженность традициям "старого” SARHWU с его политической направленностью, членством в САКТУ и тесной связью с АНК. Естественным развитием событий после этого было установлением контактов с GAWU и другими «профсоюзами ОДФ».

SARHWU как и другие "политические” профсоюзы заявил, что одной из его главных целей является создание единой, демократической Южной Африки, подчёркивая также неразрывную связь между борьбой рабочих за свои права и национально-освободительной борьбой. Одновременно было заявлено и о необходимости ведущей роли рабочего класса в политической борьбе.

Все эти принципы SARHWU привнес с собой и при вступлении в КОСАТУ, настаивая на необходимости активного участия рабочих в антиапартеидной борьбе и сотрудничества с другими прогрессивными организациями для достижения этой цели.

Что касается организационных принципов, то этот профсоюз был построен по "параллельной” схеме, соответствующей административной схеме государственной Южноафриканской транспортной службы (САТС), включавшей в себя железнодорожный транспорт, авиаперевозки, трубопроводный транспорт и порты. Поскольку САТС состояла из 12 основных управлений (например, дорожного транспорта, воздушных перевозок, портов, механического и электрического управлений, департаментов связи, топливного снабжения, медицинского обслуживания и других), то и профсоюз имел соответствующие отделения. Аналогичным образом, профсоюз имел свои отделения и во всех девяти провинциях Южной Африки.

Было принято решение, что каждые 15 рабочих–членов профсоюза выбирают своего "старосту”. Все делегаты, направляющиеся на заседания любого уровня, должны иметь мандат от рабочих, которых они представляют. Это означало, что делегаты должны были подробно обсуждать с рабочими суть вопросов, выносимых на заседание. Сотрудникам аппарата профсоюза не было предоставлено право голосовать на заседаниях и были предусмотрены специальные положения, исключающие ситуацию, когда "аппаратчики” контролировали ход обсуждения.

Инициаторы создания SARHWU совершили и тактические ошибки. Например, они направили в местные организации проект устава профсоюза, в котором было заложено недостаточно прав для низовых организаций. Поскольку этот проект был распространен лишь за неделю до учредительной конференции, внести изменения было весьма сложно.

Тем не менее, SARHWU начал постепенно укреплять свои позиции. Большое значение для роста его рядов имела забастовка в марте 1987 года. Её причиной было незаконное увольнение рабочего. Забастовка, одна из крупнейших в стране, продолжалась три месяца и закончилась победой бастующих. Её успех резко повысил авторитет профсоюза. К июлю 1987 года число его членов возросло до 34 тысяч человек. Из них 22 тысячи были из Трансвааля. К концу года в SARHWU состояло уже 45 тысяч рабочих, а до забастовки в профсоюзе было около 15 тысяч членов. Успех забастовки позволил также превратить SARHWU в подлинно общенациональный профсоюз. В большинстве провинций страны возникли отделения союза. При этом рабочих-транспортников уже не нужно было побуждать подавать заявления о вступлении.

В ходе забастовки руководители и активисты профсоюза подвергались арестам, в них стреляли, их изгоняли из общежитий. Против лидеров и членов профсоюза было возбуждено 150 судебных дел, вовлекших в общей сложности около тысячи членов SARHWU. Замысел властей был в том, чтобы если не разрушить профсоюз полностью, то, по крайней мере, серьёзно ослабить его.

3. Создание КОСАТУ

По мере бурного роста профсоюзного движения возникновение профобъединений становилось необходимостью и для повышения эффективности их деятельности, и для того, чтобы более эффективно противостоять давлению властей. Уже в 1981 году независимые профсоюзы объединились в Федерацию южноафриканских профсоюзов (ФОСАТУ), численностью в 60 тысяч человек, и Конгресс союзов Южной Африки (КУСА), численностью в 49 тысяч рабочих. Немало профсоюзов, однако, (общей численностью в 100 тысяч рабочих), не вступили ни в одно из профобъединений.

Продолжение объединительного процесса привело к тому, что к 1985 году в Южной Африке возникло три профобъединения: созданный на основе ФОСАТУ Конгресс южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ) численностью в 455 тысяч человек, КУСА – 180 тысяч и Азанийская конфедерация профсоюзов – 79 тысяч. «Неопределившихся» профсоюзов практически не осталось. В дальнейшем объединении антиапартеидных сил к 1987 году КОСАТУ увеличил свою численность до 712 тысяч рабочих, а КУСА объединился с «азанийскими профсоюзами» в Национальный совет профсоюзов (НАКТУ) – 218 тысяч человек. За шесть лет общая численность членов профсоюзов в Южной Африке возросла на 751 тысячу человек. Но мы сконцентрируемся на процессе создания именно КОСАТУ как профобъединения, сыгравшего решающую роль в ликвидации апартеида.

К 1984 году определилась тенденция к участию профсоюзов в политической борьбе, которая резко активизировалась с принятием новой конституции и комплекса законов, основанных на рекомендациях комиссии Вихана. Всё это происходило на фоне углубляющегося экономического спада, усиливающейся монополизации в ряде отраслей промышленности, применения администрацией более современных технологий воздействия на рабочих, ужесточения репрессий и, одновременно, усиления борьбы жителей чёрных посёлков. Восстание в Трансваале и связанное с этим давление низовых профсоюзных организаций вынудило ФОСАТУ занять более активную позицию

Идея создания КОСАТУ была выдвинута ещё в августе 1981 года на первой конференции, посвящённой вопросам профсоюзного единства. Для создания единого профцентра потребовалось 4 года сложных переговоров. 30 ноября 1985 года, через полгода после введения первого чрезвычайного положения, они закончились созданием Конгресса южноафриканских профсоюзов. Новое профобъединение представляло три основные традиции: хорошо организованные отраслевые профсоюзы, крепкие своими кадрами низшего звена; «всеобщие» профсоюзы, участвующие в национально-освободительной борьбе, и Национальный союз шахтёров, который входил в состав КУСА, но перешёл на сторону «чартеристов».

В учредительной конференции КОСАТУ приняли участие около 900 делегатов, представлявших 450 тысяч рабочих, объединённых в 36 профсоюзов. "Родился гигант" – такими словами охарактеризовал генеральный секретарь Национального профсоюза шахтёров С.Рамафоса создание этого профсоюзного объединения[2].

Формально КОСАТУ не входил в состав ОДФ, но он являлся важнейшим союзником Фронта. Из 33 профсоюзов, которые приняли участие в создании КОСАТУ, 18 уже входили в состав ОДФ. По данным Э.Рандал численность этих профсоюзов составляла 142 тысячи человек. 93 тысячи из них платили членские взносы. Профсоюзы, связанные с ОДФ, составляли примерно 23% численности вновь создаваемого объединения. Но они получили 49% мест в Центральном исполнительном комитете КОСАТУ. Это объяснялось высоким авторитетом, которым обладал ОДФ ввиду его роли в подъёме антиапартеидной борьбы. При этом нужно иметь в виду, что «профсоюзы ОДФ» представляли собой слитную группу, связанную друг с другом совместной борьбой и общими политическими взглядами.

Вторая группа профсоюзов, принявших участие в создании КОСАТУ, относилась к числу, если можно так выразиться, «центристских». Численность у них составляла 169 тысяч человек (37% общей численности КОСАТУ), но они получили только 19% мест в руководстве объединения.

В целом эти профсоюзы также принадлежали к «чартеристской» тенденции, то есть симпатизировали АНК и взаимодействовали с ОДФ. Однако были и существенные отличия от «профсоюзов ОДФ». Прежде всего – в причинах их возникновения. Профсоюзы «второй» группы возникли на узкоэкономических основах. Они отличались в формах организации и профсоюзной работы, подчёркивая значение сильной организации на низовом уровне и представительной демократии, и с подозрением относились к митинговому и лозунговому стилю политики. В свою очередь «профсоюзы ОДФ» зачастую рассматривали позицию этого блока по отношению к АНК как уклончивую и считали, что они делают фетиш из «мандатов и демократии»

Третья группа профсоюзов относилась к «независимому рабочему блоку». Они включали в себя Союз рабочих металлообрабатывающей промышленности, Национальный союз рабочих автомобильной промышленности, Союз рабочих химической промышленности и Национальный союз рабочих-текстильщиков.

Рост освободительной борьбы и давление «снизу» уже на ранней стадии подготовки к созданию КОСАТУ привели к тому, что было признано необходимым, чтобы новая федерация тесно взаимодействовала с общинными организациями. С самого начала КОСАТУ занял ярко выраженную политическую позицию. Учредительная конференция приняла резолюцию, призывающую к тесным отношениям с другими организациями массового демократического движения, включая ОДФ. Однако федерация формально заявила о своём идеологическом нейтралитете.

Между тем, идеологические симпатии КОСАТУ вскоре вполне выявились в его публичных заявлениях, а также самим фактом встречи с АНК и САКТУ в Лусаке в марте 1986 года. В ходе этой встречи была достигнута договоренность, что «долгосрочные решения могут возникнуть только как результат национально-освободительного движения, возглавляемого АНК и всеми демократическими силами нашей страны, важной и неотъемлемой частью который является КОСАТУ»[3].

Это заявление вызвало неоднородную реакцию в профсоюзах, входящих в КОСАТУ, отражая сохраняющиеся идеологические разногласия. Прежде всего, раздались заявления, что руководство КОСАТУ не имело должного мандата на поездку в Лусаку. Кроме того, утверждалось, что приверженность лидерству АНК одной группы профсоюзов может одновременно вызвать крен в сторону других идеологических традиций со стороны части членов профсоюзов. Возобновились и дискуссии по вопросу о различиях национально-освободительного и пролетарского подхода к политическим вопросам. Утверждалось, в частности, что подчинение рабочего движения «популистским» организациям может привести к ущемлению независимости профсоюзов и помешать движению к социализму.

Но в целом возникновение КОСАТУ стало свидетельством понимания чёрным рабочим классом, что его место в экономике страны вступило в противоречие с полным отсутствием политических прав, и решимости целенаправленно бороться за эти права. Это означало, что южноафриканское рабочее движение в основном преодолело период дискуссий и сомнений и вступило на путь сочетания экономической и политической борьбы.

Политическая резолюция II Национальной конференции КОСАТУ (июль 1987 года) призывала к укреплению лидерства рабочего класса в борьбе, как за национальное освобождение, так и против капиталистической эксплуатации. Федерация рассматривала эти два вида борьбы как равные и взаимодополняющие.

КОСАТУ принял Хартию свободы как минимальный набор требований, т.е. федерация была намерена стремиться не только к национальному освобождению, но и дальше – к социально-экономическим преобразованиям. Важно подчеркнуть также, что хотя КОСАТУ формально не вошёл в союз ни с одной политической организацией, принятие Хартии свободы, подтверждение широкого союза с альянсом АНК–ЮАКП–САКТУ и с политическими организациями внутри страны означали укрепление «политических» (в отличие от чисто «экономических») тенденций в этом ведущем профобъединении Южной Африки.

Если численность КОСАТУ в момент его создания 1 декабря 1985 года составляла 450 тыс. человек, то к июлю 1989 года в него входило уже 950 тыс. человек[4].

Молодёжные организации ЮАР – авангард антиапартеидного движения

Одним из решающих факторов победы над мощной системой апартеида стало широкое молодёжное движение. После жёсткого подавления демократического движения в конце 50-х – начале 60-х годов, после запрета АНК и других организаций и, особенно после Ривонийского процесса, означавшего полное подавление любых форм протеста, общественные организации чёрного населения возрождались с большим трудом. Быстрее всего это возрождение шло в студенческой среде, поскольку в колледжах и университетах собиралась наиболее образованная и активная часть чёрной молодёжи. К 1968 году существовали три основных студенческих объединения: Ассоциация африканских студентов, тяготеющая к АНК, Союз африканских студентов, симпатизирующий Пан-Африканистскому конгрессу, и Прогрессивная национальная организация студентов.

Однако наиболее заметным в то время был Национальный союз южноафриканских студентов (НУСАС). Он имел многорасовый характер, но был особенно широко представлен в англоговорящих «белых» университетах. Поэтому основную массу его руководителей и активистов составляли белые студенты. Естественно, что его деятельность вызывала разочарование чёрных студентов, ибо НУСАС в силу своей «белой» природы не был приспособлен к тому, чтобы отражать интересы чёрной молодёжи.

Возрождение политической активности чёрного населения после запрета АНК и других организаций в начале 60-х годов началось с появления в молодёжной среде идеологии «чёрного самосознания», принявшей в конце 60-х – начале 70-х годов форму движения «Чёрного самосознания». Это была попытка добиться, прежде всего, психологического освобождения от ощущения бесполезности любой борьбы, которое режим апартеида в течение многих лет пытался навязать чёрному населению. Целью движения было моральное раскрепощение чёрных (африканцев, индийцев и цветных) от морального рабства перед белыми. Отсюда мощное и вызвавшее симпатии молодёжи стремление к самоутверждению чёрных, их культурных традиций. Предполагалось, что моральное освобождение приведёт к усилению солидарности чёрного населения и станет важным фактором национального освобождения.

В старших классах средних школ училось немало юношей и девушек в возрасте от 18 до иногда 23-25 лет. То есть это не были школьники в нашем понимании этого слова. По принятой в Южной Африке терминологии, учащиеся старших классов относятся к категории «студентов». Мы тоже будем называть организации старшеклассников «студенческими организациями».

Организациями, олицетворявшими эту идеологию, были Южноафриканская организация студентов (САСО) и Конвент чёрного населения (BPC). Конвент стал одной из первых массовых демократических организаций, созданных после запрета АНК в 1960 году. Он сыграл важную роль в преодолении страха и политической апатии.

САСО, опиравшаяся, прежде всего, на «чёрные» университеты, была создана в июле 1969 года и быстро стала весьма влиятельной организаций в чёрных посёлках, особенно в школах и колледжах. Многие будущие лидеры массовых организаций Южной Африки – выходцы из САСО.

Однако движение «чёрного самосознания» было относительно узкой организацией с незначительным числом членов. Политика ненасильственного сопротивления властям, лежавшая в основе идеологии «чёрного самосознания» ограничивала возможности массовой мобилизации. В сентябре 1977 года лидер «чёрного самосознания» Стив Бико был убит в полицейском участке, организации «чёрного самосознания» были запрещены, а сотни руководителей и активистов подверглись арестам, оказались в тюрьмах или ожидали суда. Движение «чёрного самосознания» было резко ослаблено, а фактически – разгромлено.

Конвент чёрного населения был запрещён в октябре 1977 года. Попыткой возрождения этой идеологии было создание в 1978 году Организации народов Азании (АЗАПО). Однако к этому времени, в ответ на кровавую расправу над школьниками в Соуэто в стране началась радикализация африканского населения. «Чёрное самосознание» уже не отвечало потребностям более решительных действий, которые наиболее мощно проявились как раз у студентов – бывших руководителей и активистов САСО, и начался мощный рост общинных и студенческих организаций, находившихся под влиянием «чартеристской» идеологии АНК.

1. Переход молодёжного движения на позиции АНК

Противоборство между идеями «чёрного самосознания» и «чартеристскими» (то есть идеями Хартии свободы, – идеологией АНК) было одним из основных полей политической борьбы в 70-х – 80-х годах ХХ века. Примером возникновения и эволюции политического сознания черной молодежи может служить история Беки Ланга, одного из создателей молодежных организаций в начале 70-х годов, а впоследствии – посла Южной Африки в России.

«Я родился в провинции КваЗулу-Наталь. Отец был пастором. Поэтому он много ездил по стране с моей матерью. Отсюда, кстати, у меня чувство принадлежности не к одной этнической группе, а к Южной Африке в целом.

Многие думают, что священники – богатые. Может это так для священников из крупных христианских церквей. Но мой отец был пастором маленькой африканской церкви. Семья была большая – 7 детей. Поэтому мы жили бедно. Это была постоянная борьба за выживание. Послать нас в школу – это были для родителей почти непосильные расходы. Мы часто ложились спать голодными. Но когда мать пекла по праздникам скромные пироги, она всегда угощала соседей, таких же бедных, как и мы сами. Это во многом определило становление меня, как личности.



[1] Houston G.F., с. 162.

[2]"The Аfrican Communist", London, No.105, 1986, с.25]

[3] "The Аfrican Communist", No.105, с.27.

[4] UDF News. National Newsletter of the United Democratic Front, 22.7.89.



Категория: № 1 2009 (45) | Добавил: Редактор (27.02.2009) | Автор: В.Н. Тетёкин
Просмотров: 416 | Теги: ЮОСР, НАКТУ, азанийские профсоюзы, молодежь, профсоюзы, КОСАТУ, ЮАР, НСАР, SARHWU
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz