Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2010 (46)

Россия. Сталин. Сталинград

ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ

Россия. Сталин. Сталинград

В. Бушин


Вскоре после войны побывав за океаном, Константин Симонов написал цикл стихотворений «Друзья и враги». Среди них был и «Митинг в Канаде»:

 Я вышел на трибуну в зал.

Мне зал напоминал войну.

А тишина – ту тишину,

Что обрывает первый залп.

Мы были предупреждены

О том, что первых три ряда

Нас освистать пришли сюда

В знак объявления нам войны... 

Нас тоже предупреждал ещё Ленин, но всё-таки первых три ряда они заняли. В первом ряду сидит президент и вся его транспарентная администрация, а также тень покойного живого классика Солженицына. В руках у президента власовский триколор, на котором черная надпись: «Саяно-Шушенская ГЭС: 75». Этот флажок президент понесёт на параде в честь 65-летия разгрома фашистской Германии впереди советского Знамени Победы. Под стулом Солженицына затаился Эдвард Радзинский с рукописью двухпудового романа «Сталин», который он всё-таки опасается печатать.

Во втором ряду – премьер и всё его турбулентное правительство, а также Валентина Матвиенко в обнимку с тенью Анатолия Собчака. У тени на руках жиреющая плешивая собачка по кличке Пивовар. А в руках у премьера лист фанеры, которым он на время парада 9 мая будущего года закроет Мавзолей и могилу Верховного Главнокомандующего вместе с могилами его маршалов и генералов, разгромивших фашизм. На фанере надпись: «Невский экспресс: 25».

В третьем ряду – Грызлов и Миронов с их транспортабельными депутатами. У первого на лбу надпись «Хромая лошадь», у второго – «150». Между ними – живая Новодворская на коленях у Сванидзе. 

В лицо мне курит первый ряд.

Почувствовав почти ожог,

Шагнув, я начинаю речь.

Её начало – как прыжок

В атаку, что уже не лечь:

- Россия, Сталин, Сталинград!..

Три первые ряда молчат.

Но где-то сзади лёгкий шум.

И, прежде чем пришло на ум,

Через молчащие ряды

Вдруг, как обвал, как вал воды,

Как сдвинувшаяся гора,

Навстречу рушится «ура!» 

Когда на военных парадах громко оглашали имя Сталина, кони нервно прядали ушами; когда в Персии он входил в кабинет, где шли переговоры, Черчилль вставал и держал руки по швам; когда юную партизанку фашисты вели на смерть, она крикнула: «Сталин придёт!». И он являлся в образе Красной Армии...

Уже не осталось тех, кто работал со Сталиным, мало тех, кто просто видел его хотя бы издали на демонстрациях. Я видел Сталина на трибуне Мавзолея четыре раза. После демонстраций все спрашивали друг друга только об одном: «Ты видел Сталина?» Несколько раз он являлся мне в сновидениях. Это не удивительно. Он снится и своим ненавистникам. Помню, в этом признавались Булат Окуджава и тот же Анатолий Собчак. Возможно, первому он приснился с ледорубом в руках, второму – с намыленной веревкой.

Летом Сорок Первого из «похожей на Мадрид Одессы», осаждённой врагом, поэт через его голову взывал: 

Товарищ Сталин, слышишь ли ты нас?

Ты слышишь нас. Мы это твердо знаем.

Не мать, не сына,- в этот грозный час

Тебя мы самым первым вспоминаем. 

Да, это было именно так, ибо дело шло о судьбе не отдельных людей или семей, а о существовании всего народа, всей страны, а он был живым символом Родины, её образом. 

Мы все одной причастны славе

С ним были думами в Кремле.

Тут ни прибавить, ни убавить -

Так это было на земле. 

Недавно известный умственный мудрец Шафаревич заявил: «Коммунизм был одним из обходных путей подчинения России Западному миру». Ну, и, следовательно, Сталин, возглавлявший коммунистов и всю страну, был пособником поработителей России, прежде всего – Гитлера, что мы уже слышали от пивоваров разных национальностей и пола, возраста и потенции. «Это может показаться парадоксальным...», – замечает мудрец о пособничестве Сталина Гитлеру. Нет, сударь, это не парадоксальность, для определения таких максим существуют более короткие русские слова из четырех-пяти букв: чушь, вздор, х...я. И не только потому, конечно, что Сталин здесь изображается пособником Гитлера.

Да как же так, восклицает оный мозговой деятель, ведь неспроста же «Западный мир мощно помогал большевикам строить Страну Советов». За штудированием Шпенглера и писанием собственных трактатов товарищу недосуг было узнать, что сперва-то Западный мир мощно помогал Деникину да Колчаку душить страну Советов, не переставшую быть Россией. Об этом Сталин счёл нужным тогда кое-кому напомнить: «После Октябрьской революции русские рабочие не перестали быть русскими». Даже рабочие! А что говорить о крестьянах...

Но вот ведь незадача! Не удалось Западному миру при всей его мощности задушить Россию. И этим, милостивый государь, мы с вами обязаны большевикам первого поколения, в том числе Сталину, которого Ленин посылал с одного важного фронта на другой. И только после вышибона с российской земли, очухавшись, Западный мир начал «мощно помогать»... Впрочем, помощь, да ещё мощная, ведь это нечто совершенно бескорыстное, не так ли, сударь? Ну, вроде тех 100 тысяч рублей, что Путин и Медведев вот уже несколько лет всё сулят и сулят столетним фронтовикам, а те ротами и батальонами всё уходят и уходят, лишенные возможности оказать последнюю поддержку детям и внукам. Так вот, Западный мир не меценатствовал, как Путин и Медведев, из своего кармана, а просто начал с нами торговать. Торгаши они отменные, облапошат да ещё за твой счёт в ресторане с шампанским пообедают. И Ленин бросил призыв: «Учиться торговать!» И нагрянули к нам Хаммер и другие Соросы того времени. И под строгим хозяйским приглядом Сталина и его наркомов пошла взаимовыгодная торговля. Только и всего. Что ж это вы? Такой завзятый русский патриот, а в ущерб родине приписываете Западному миру бескорыстие, которым он никогда не страдал.

Столь же странно читать и такое: «В шестидесятые годы я встречался с американскими учёными – они все были настроены антиамерикански. Все говорили, что в Америке есть имперские амбиции, которые нужно уничтожить. Я был поражён. Я был несогласен...» Тогда, сударь, все честные люди, кроме вас и ваших друзей – Солженицына и Сахарова, были настроены антиамерикански, как, впрочем, и сейчас.

Что такое шестидесятые годы? Ещё в 1950 году «имперские амбиции» Америки дошли до наглого вторжения в Северную Корею, которая от нее на другой стороне земного шара. Что ей надо было там? Небольшая страна оказалась в отчаянном положении. Американцы захватили столицу. Но Сталин не мог равнодушно смотреть на страдания далёкого и даже другого по расе народа, как трусливые шкурники Ельцин, Черномырдин и их прихвостни смотрели на погром теми же американцами под носом у них наших братьев сербов. Сталин послал на помощь корейскому народу советскую авиацию. Наши лётчики с их опытом Великой Отечественной за три года сбили 1309 американских самолётов. А ещё пришли на помощь соседи китайцы. И шибко имперским американцам пришлось сматывать удочки. Помянутые учёные остро пережили позор своей страны – позор «амбициозной» агрессии, приведшей к гибели почти 60 тысяч американцев и сотен тысяч корейцев, защищавших свою родину. А наш патриот не согласен с коллегами и поражён их непонятными ему чувствами.

А в шестидесятые годы Америка вторглась ещё и во Вьетнам, который, как известно, тоже на другой стороне Земли от неё. И опять – что ей было там нужно? Одни только её сухопутные силы без флота и авиации доходили к середине шестидесятых до 540 тысяч человек. Сталина уже не было. Но Советский Союз бескорыстно помог и этой очередной жертве «имперской амбиции» США, восхищающей нашего мыслителя. Американцы вели войну с жестокостью, превосходящей фашистскую: ковровые бомбёжки, напалм, дефолианты – это всё из той войны... И, естественно, честные американские учёные, как и большинство народа, проклинали эту новую бандитскую амбицию. А помянутые выше два друга во всю силу своих глоток поддерживали агрессию. Когда же за пятнадцать лет не добившись своей цели, но уничтожив миллиона полтора вьетнамцев и потеряв около 360 тысяч своих вояк убитыми и ранеными, американцам и на этот раз пришлось сматывать монатки, эти два друга стали стыдить их за отступничество да ещё призывали: «Вмешивайтесь в дела Советского Союза!» Разумеется, видя такое усердие против лагеря социализма и своей родины, этой парочке впарили Нобелевские премии.

Все антисоветчики и русофобы не могут простить Сталину его «последний тост» – «За здоровье нашего Советского народа, и прежде всего русского народа». Вот уже 65 лет он приводит их в бешенство и вызывает несварение желудка.

«Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение».

По воспоминаниям Константина Федина, записанным Корнеем Чуковским, слушая тост, сидевший в Георгиевском зале за одним столом с ним Илья Эренбург плакал.

Терпение... Ясно, что имелось в виду основанное на вере в победу и вере своему правительству терпение, с которым народ вынес все тяготы войны.

Но, ухватившись за это последнее в ряду слово, чего только ни наплели с пеной на губах русофобы. В недавно тихо и незаметно, без причастия и соборования, без панихиды и некролога почившем «Огоньке» Виталий Коротич (а он-то где?) в 1989 году напечатал стишок тогда уже тоже почившего инструктора политотдела (Б. Слуцкий – ред.) 57-й армии, так и называвшийся – «Терпение»: 

Сталин взял бокал вина

(Может быть, стаканчик коньяка),

поднял тост, и мысль его должна

сохраниться на века:

За терпение!..

Вытерпели вы меня,- сказал

вождь народу. И благодарил.

Это молча слушал пьяных зал,

ничего не говорил... 

Во-первых, никакого молчания, Сталин выступал последним, а до него говорили много. Во-вторых, зал не молчал и во время тоста – то и дело раздавались возгласы одобрения и вспыхивали аплодисменты. В-третьих, «пьяных зал» – это Жуков и Рокоссовский, Шолохов и Шостакович, Уланова и Курчатов, Игорь Моисеев и Коненков... Вот такая всеохватная ненависть.

А что мы слышим теперь? Упоминавшийся выше знаток коммунизма приводит строки Некрасова, обращенные к русскому народу: 

Чем был бы хуже твой удел,

Когда б ты менее терпел? 

И соглашается с другим автором, который утверждает: «Большего непонимания русского народа трудно представить». Они, видите ли, лучше знают народ, чем великий поэт. Да, да: «Для русских терпение не удел, а высокое качество, за что его уважают другие народы».

Тут лучше бы сказать об уживчивости русских с другими народами, о его дружелюбии, отсутствии у него ксенофобии, которая мерещится нашим правителям.

А терпение бывает разное. Одно дело терпение, повторюсь, к тяготам войны, основанное на вере в победу и в своё руководство, о чём говорил Сталин, упомянув об ошибках и «отчаянном положении в 1941-1942 годы»: «Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошёл на это». Однако совсем другое дело – терпение к угнетателям чужеземным или своим. Его у русского народа не так уж много.

Ни один народ не подвергался столько раз иноплеменным вторжениям и не отстаивал свою национальную свободу. Только припомните: татаро-монгольское иго, шведы и немецкие рыцари, разгромленные Александром Невским, поляки с кучей Лжедмитриев, опять шведы со своим Карлом и Мазепой, французы с Наполеоном во главе всей Европы, опять французы, англичане, турки да итальянцы все вместе в Крыму, немцы со своим Вильгельмом, три похода Антанты вкупе с американцами и японцами, опять немцы... И что с ними со всеми случилось на русской земле среди нечуждых им гробов, которых становилось всё больше и больше?

В то же время нигде в мире не было столько самых решительных выступлений против социального угнетения: соляные, холерные, медные, стрелецкие, картофельные бунты и мятежи, восстания и крестьянские войны под руководством Болотникова и Булавина, Разина и Пугачёва, революции 1905 года, Февральская, Октябрьская... И очень странно, если Путину и Медведеву в тревожных снах не слышатся слова, которые народ мог сказать, но не сказал в 1941-1942 годы: «Вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь из первых трёх рядов, мы поставим другое правительство, которое отменит все ваши людоедские реформы и обеспечит нам покой». Сталин хорошо знал, что такое терпение и терпимость русского народа.

Не было в истории человека, вокруг имени которого спустя даже 50-60 лет после его смерти так бурно бушевали бы страсти. Всё негодяйство России и Западного мира поносит и проклинает Сталина, доходя при этом до пароксизмов полного тупоумия. «Ростом он был карлик! – вопиет вечно весёленький телевизионный Гуинплен, прогуливающийся у меня под окнами в ботинках на дутой подошве, называемых в народе «г....давами». – Когда на съездах он делал доклады, ему на трибуну подставляли скамеечку». На самом деле Сталин даже в прямом смысле был на полголовы выше Путина (168 см.) и на целую голову выше Медведева (156 см.). Но Гуинплен не смеет этого знать. Бенедикт Сарнов, 65 лет, считающий себя критиком, и Рой Медведев, уверенный, что он историк, ссылаясь друг на друга, пишут, будто у Сталина был такой низкий лоб, ну, такой низкий, что Политбюро приняло секретное решение: «На всех портретах вождя увеличивать его лоб на 2 сантиметра. За невыполнение – расстрел на месте». А как быть, если портрет всего со спичечный коробок? Всё равно расстрел. Тот же Рой стыдит: «Он не умел плавать!» Может быть. Но, с одной стороны, когда в молодости на его глазах в Баку с пирса упала в море маленькая девочка, он, не дожидаясь водоплавающего Роя, кинулся в воду и спас девочку. Оказалось, её звали Надя Аллилуева. С другой стороны, говорят, Гитлер был отменным пловцом. И что? Однажды так глубоко нырнул, что не вынырнул.

А недавно державные уста из второго ряда объявили: «Сталин уничтожил крестьянство!» Позвольте, а откуда же хотя бы на фронте столько крестьян взялась? Ведь армия, разбившая немцев и пришедшая в Берлин, была по составу очень крестьянской. А в 1984 году, даже через тридцать лет после смерти Сталина и незадолго до вашего нашествия, в деревнях и сёлах было 26,6 тысяч колхозов и 22,5 тысяч совхозов. Там жили и работали 25 миллионов человек, обеспечивавшие нашу продовольственную безопасность, о которой вы только сейчас вспомнили. Что, этим занимались семьи Грызлова и Миронова, родственники Чубайса и Голиковой, клан Киркорова и Пугачёвой, внебрачные дети Черномырдина? Это вы, задушив колхозы, чего не делали даже немецкие оккупанты, уничтожаете крестьянство. Нужны цифры? Ну, поработайте сами-то.

В эти же дни другие державные уста из первого ряда тоже пролепетали: «Преступления Сталина чудовищны! Он уничтожал свой народ!» Уже не крестьянство только, а весь народ. Они соревнуются! А мы, говорит, не уничтожаем, у нас население растёт, растёт и растёт, за восемь месяцев этого года вот уже выросло аж на 1 (одну) тысячу человек. Прекрасно! А как удалось установить и зафиксировать такой рост в стране, где население 145 миллионов – с помощью электронного микроскопа? Неизвестно.

Но дело даже не в этом. По данным Росстата, «естественная убыль населения» страны за эти самые восемь месяцев текущего года составила почти 183 тысячи человек. Депутат Думы Нина Останина в связи с этим заметила: «К новому году будет все 200 тысяч» (Правда. 27.ХI). Так ли, Нина Александровна? Ведь получается, что каждый месяц убывало почти по 25 тысяч. И нет оснований думать, что в оставшиеся четыре осенне-зимние трудные месяцы смертность уменьшится. Скорее, наоборот. Не достигнет ли эта скорбная цифра 300 тысяч или даже больше? И заметьте, что Росстат зафиксировал лишь «естественную убыль», т.е. это сведения об ушедших из жизни своей смертью – по старости, от болезней, нищеты и т.д. А какова неестественная – сколько убитых и самоубийц, сколько бесследно исчезнувших, сколько погибших в разного рода катастрофах, авариях, при пожарах?.. Припомните ещё раз хотя бы самые последние ужасы: Саяно-Шушенская ГЭС – 75 душ, «Невский экспресс» – 25, «Хромая лошадь» в Перми – 150 – и счёт продолжается... Поручите, Медведев, подсчитать это умному Чубайсу, делающему умную экономику. Он когда-то заявил: «Ну, вымрут миллионов 30. Так они же сами виноваты – не вписались в наши реформы...».

Да и «естественная убыль» это в большинстве своём – результат ваших реформ и вашей демократии. Из помянутых 300 тысяч своей смертью умерло, пожалуй, тысяч 50. А остальных без большой погрешности можно записать примерно так: 130 тысяч – за Медведевым и его умной администрацией, 120 тысяч – за Путиным и его умным правительством. Это только за нынешний год.

И при всём этом, когда их спрашивают «Когда отвалитесь?», они лихо отвечают: «Не дождётесь!» Так же верещал Заяц, которого схватил товарищ Волк, который знает, кого кушать первым. Дождёмся. И, судя по всему, скоро.

А как было при Сталине, уничтожавшем народ? 1декабря 1935 года в речи на совещании передовых комбайнёров и комбайнёрок он сказал: «Жить стало лучше, веселее. Это привело к тому, что население стало размножаться гораздо быстрее, чем в старое время. И мы это приветствует. (Веселое оживление в зале). Каждый год мы получаем приращение на целую Финляндию. (Общий смех)» (СС. Т. 14, с. 102).

Когда Медведев при великом многолюдстве сообщил о приращении наконец-то впервые после долгого падения с 1992 года на 1 тысячу, тоже мог бы грохнуть общий смех, но не весёлый. Однако никто не посмел. Возможно, хохотали, обливаясь слезами, уже дома в индивидуальном порядке.

И что же? За годы сталинской тирании население СССР выросло миллионов на 50. А ведь за это время по стране прошли два страшных голода, да война унесла 27 миллионов... Чудны дела твои, Господи!

Я не хотел было затрагивать в этой статье тему репрессий по причине её замызганности, но однако же достаточной ясности: давно опубликованы обстоятельные, тщательно документированные исследования на сей счёт. Стоит назвать хотя бы публикацию Виктора Земскова, допустим, в «АиФ» (1989) или книгу Игоря Пыхалова «Время Сталина» (Л., 2001). И только президент, да премьер, да их подпевалы продолжают голосить: «Масштаб репрессий невозможно вообразить!.. Реабилитация Сталина немыслима!» Но даже самые известные подпевалы смотрите, как ныне юлят: «Я абсолютно согласен с президентом, что ни в коем случае ту кровь, которая была пролита в революцию, нельзя забывать...». Он – абсолютно! Да ведь президент не о революции, а о Сталине, о репрессиях. А дальше, и не упоминая Сталина, уж совсем уморительно: «Конечно, эта, так сказать, кровь, её надо помнить, так сказать, и тех людей, которые погибли в этой, так сказать, революционной мясорубке». Тележурналист врасплох застал, так сказать, беднягу на его, так сказать, даче.

И всё-таки я не хотел писать о репрессиях. Но 10 декабря попалась мне на глаза в «Советской России» статья «Обманщики» историка, подполковника в отставке Юрия Шварёва. Он, в частности, пишет: «Ни в посёлке, где жила наша семья, ни на работе в Котласе, ни в военном училище в Череповце, ни в офицерской среде в Архангельске и Москве я не слышал никаких разговоров о родственнике, сослуживце, соседе, просто знакомом, осуждённом во время войны и после «за политику». А мне говорят о массовых арестах при Сталине!»

Автор припомнил всю свою родню, набралось 51 человек. И репрессирован, попал в лагерь только один – дядя по отцу. За что – автор точно не знает. 1 – это сколько процентов от 51? Меньше двух.

Интересный пример толкнул меня припомнить и свою родню. Родители Шварёва из многодетных семей. У него три дяди и шесть тёть. У меня были только один дядя и три тёти. Поэтому и родни я собрал меньше – 34 человека. И что? В том же 1931 году был арестован мой дед Фёдор Григорьевич Бушин. Но мой отец, сын деда, тотчас помчался в Товарково (Тульская область), где упекли деда в тюрягу, и недели через две-три добился его освобождения. А был отец всего-то лишь врач. И вскоре деда избрали председателем колхоза деревни Рыльское, что на Непрядве. Это наша единственная жертва «культа личности». Но несколько недель отсидки, хотя и с уголовниками вместе, можно ли назвать репрессией?

И среди нескольких сот жителей фабричного двора, где мы жили в 30-е годы, я, уже подросток и юнец, знал лишь одного человека, которого арестовали. Это был отец моих товарищей Юры и Жени Мазютиных, соседей по дому.

Совсем другая картина – война. Из 9 мужчин нашего клана, ушедших на фронт, погибли четверо. Это почти 50%. Вот истинная массовость.

Цифры надо знать. Недавно Путин был в Польше и лепетал там в оправдание родины в таком духе: да, советские руководители негодяи, но и вы не лучше. А ведь надо бы напомнить поляком только четыре цифры, чтобы они заткнулись со своей и геббельсовской Катынью. В 1920 году из их плена не вернулось 100 тысяч красноармейцев (И. Сталин. Т. 17, с. 136). Где они – католичество приняли? А Катынь, если даже согласиться, что это дело рук НКВД, это 15 тысяч жертв. А через двадцать лет, защищая свою родную землю, польская армия потеряла 66,3 тысячи убитыми (ИВМВ, т. 3, с. 39) и не защитила. А Красная Армия, освобождая их землю, не только чужую для нас по вере и по многому другому, но веками и враждебную, положила около 600 тысяч душ. Почти в десять раз больше. Да ещё Сталин, не припомнив полякам нападения, захвата Киева в 1920 году, гибели тогда 100 тысяч наших пленных, участия Польши в хищном растерзании Чехословакии, добился в Ялте установления границы Польши значительно западнее, чем она была до войны, отдали ей немецкий Данциг, большую часть Восточной Пруссии и кое-что ещё. И после всего этого они до сих пор скулят и воют, требуют с нас контрибуцию! Есть в мире ещё только один такой же национальный конгломерат.

В декабре 1992 года, в самую лихую пору разгула антисоветчины и поношения Сталина, я начал печатать в «Советской России» большой цикл статей «Кадры решают всё», завершившийся 6 марта 1993-го. Тираж газеты был тогда едва ли не миллионный. И пошел нескончаемый поток писем, телефонных звонков, незнакомых визитёров, приглашений в гости... Дело, конечно, не в литературных достоинствах моих статей, а в том, что газета решилась пойти на прорыв блокады, окружившей стеной вранья Сталина и его время. Газета получала письма из всех краёв страны – из городов и деревень, от людей разных национальностей и возрастов.

Н.М. Душаева из села Большой Толкай Самарской области писала: «Сталин жил и работал для народа. Он был справедлив. Ленин и Сталин освободили нас от нищеты, темноты и гнёта. Их чернят враги народа. Дети и внуки врагов... Я шагаю по девятому десятку. Но взялась за перо и пишу дрожащими руками. Благодарю...».

«Я сын репрессированного,- писал В.С. Евтушенко из Владимира. – Но я твердо знаю, что не Сталин повинен в этом!..».

Некоторые восклицают: «Господи, неужели не все продались и пишут правду о нас, о нашем времени, в котором было море счастья и радости, света и свободы! Единомышленников ваших – миллионы».

Р.И. Ичанкина из города Кизил Пермской области: «Я человек поколения социализма, когда люди помогали друг другу, откликались на беду, осуждали зло. Я не защищаю Сталина, но я против охаивания истории, против плевков в тех, кого уже нет в живых. Спасибо. Нашелся хоть один человек...».

Москвичка А.Н. Тжибовская признавалась: «Уважаемый товарищ Бушин! Я прочитала статью «Кадры решают всё», но не сразу – перехватывало дыхание, тряслись руки... Сколько оказалось предателей!».

А. Казаков из Ростова-на-Дону: «Дорогой В. Бушин! У меня деда раскулачили, выслали. Вернулся через 18 лет. Отца в 37-м из партии исключили. Но когда в 1975 году его хоронили, посёлок говорил: хороним коммуниста №1... И я, сын репрессированных, послал бы вам 1000 писем благодарности за правду о Сталине».

С.В. Кондратенков из Ижевска: «Статья, можно сказать, подняла меня с больничной койки. Мы обсуждали её всем отделением. Все – за!..Сталин допустил, конечно, много ошибок, но он только человек и жил в такое время, когда без жестокости было просто невозможно. Но не всех врагов народа он отправил в ГУЛАГ. Притаились, переждали, а сейчас вылезли, как тараканы ночью из всех щелей...».

А.С. Клещинской из Челябинска: «Войну я прошел от начала до конца. Нет слов, были у Сталина и ошибки, но без него...».

В.Н. Артемьев из Иркутска: «В 80-годы я стал верить, что ошибки Сталина велики, но теперь убеждён, что он был прав».

Л.М. Барышева, Сахалин: «Сталин пришёл к власти, когда по России бродили голод, разруха, эпидемии...А теперь поливают грязью всё, чего народ добился под водительством Сталина!»

В.В. Мартынов, Клин: «Конечно, Ельцин фашист №1...»

Л.Н. Шадрина, Сухой Лог: «Я выросла в детдоме... Помню день смерти Сталина. Плакали все – и взрослые, и мы, дети»...

От Сахалина и Владивостока до Калининграда и Ужгорода... «Заслуга Сталина в том, – писал именно из Владивостока тов. Гурченко, – что он сумел привить любовь к Родине, и к началу войны сплотил все народы и национальности. Патриотизм и высокая нравственность – вот главные черты советского человека того времени. И никакие волкогоновы, яковлевы, роймедведевы не изменят нашего мнения – нас миллионы! – о человеке, который спас Россию».

Н.Н. Кузина, инвалид войны из Ужгорода рассказала, что уже после победы, в сентябре 1945-го она, совсем молодая, была тяжело ранена бандеровцами, четыре года пролежала в госпиталях, перенесла пять операций, и вот во Львове предстояла шестая, решающая. Врач сказал её матери: нужно 20-25 грамм стрептомицина, а в госпитале его нет... «И моя мама, – читали мы, – тоже инвалид войны, в отчаянии дала телеграмму:

«Москва. Кремль. Товарищу Сталину.

Умирает единственная дочь. Нужен стрептомицин. Помогите, отец мой. Спасите. Храни вас бог!».

И через неделю авиапочтой в госпиталь пришла посылка с лекарством. «Я живу и вспоминаю радость моих врачей, когда они с коробочкой пришли в палату и сказали: «Завтра будем оперировать...».

И девушка выздоровела, стала врачом, вышла замуж, родила дочь, появилась и внучка, тогда ей было одиннадцать лет, сейчас уже двадцать семь. 

Но я конец не рассказал,

А он простой: теперь, когда

Войной грозят нам, я всегда

Припоминаю этот зал. Зал!

А не первых три ряда.

Категория: № 1 2010 (46) | Добавил: Редактор (09.01.2010) | Автор: В. Бушин
Просмотров: 939 | Теги: Сталин, антисталинизм, Симонов, сталинизм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz