Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 482
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2010 (46)

Подборка документов по польскому вопросу из т.15 (часть II) сочинений И.В. Сталина (6)

Подборка документов по польскому вопросу
 из т.15 (часть II) сочинений И.В. Сталина (6)

Часть 1. Часть 2. Часть3.

Часть 4. Часть 5. Часть 7

Послание С. Миколайчику

16 августа 1944 года


ГОСПОДИНУ

СТАНИСЛАВУ МИКОЛАЙЧИКУ

Лондон

Получил Ваше письмо о Варшаве. Должен Вам сообщить, что после беседы с Вами я распорядился, чтобы советское командование интенсивно сбрасывало вооружение в район Варшавы. Кроме того, был сброшен парашютист, который, однако, не мог выполнить задания, так как был убит немцами.

После этого более близкое знакомство с делом убедило меня, что варшавская акция, которая была предпринята без ведома и контакта с советским командованием, представляет легкомысленную авантюру, вызвавшую бесцельные жертвы населения. К этому надо добавить клеветническую кампанию польской печати с намеками на то, что будто советское командование подвело варшавцев.

Ввиду всего этого советское командование решило открыто отмежеваться от варшавской авантюры (см. Опровержение ТАСС от 12 августа), так как оно не должно и не может нести какой-либо ответственности за варшавское дело.

И. СТАЛИН

16 августа 1944 года

 

Советско-американские отношения.

1939–1945. С. 582.

АВП РФ. Ф.06. Оп.6. П.1. Д.18. Л.52.

 


Из беседы с У. Черчиллем

12 октября 1944 года

(изложение, по тексту письма посла США в СССР А. Гарримана президенту Ф.Д. Рузвельту
 12 октября 1944 года)

Москва


Лично для президента. В серии разговоров в течение и после обеда, продолжавшегося 6 с половиной часов, обсуждались в основном следующие вопросы:

1. Польша. Сталин объяснил, почему нельзя было взять Варшаву. Сперва он надеялся, что Красная Армия может осадить Варшаву за счет инерции своего быстрого продвижения. Это сделать не удалось, потому что немцы выставили сильный заслон, а Красная Армия естественным образом продвинулась далеко вперед собственных коммуникаций. Варшава находится на возвышенности по сравнению с Прагой (пригород Варшавы на противоположном, правом берегу Вислы. – Ред.), что делает фронтальную атаку через Вислу невозможной или с неоправданными потерями. Чтобы зайти городу в тыл, потребуется 50 дивизий, и, таким образом, становится необходимым очистить от немцев Прибалтику, чтобы обезопасить правый фланг и высвободить необходимые силы. Он выразил негодование по поводу «писак» в Англии и США, которые поставили под сомнение добрые намерения России. После нескольких замечаний премьер-министра относительно помощи Варшаве с воздуха обсудили вопрос визита Миколайчика. Договорились, что британцы и русские окажут как можно большее давление как на Миколайчика, так и на лидеров Польского Комитета, чтобы те пришли к соглашению. Если в результате переговоров между поляками соглашение все-таки не будет достигнуто, русские и британцы должны договориться между собой, выработав справедливое решение. Обе стороны затем приложат усилия, чтобы принудить поляков согласиться с этим решением.

2. Была долгая дискуссия по балканским странам, в особенности по Югославии. Премьер-министр озадачил Сталина по вопросу того, что он принял Тито, не проинформировав Черчилля. Единственное объяснение, которое дал Сталин, – то, что Тито попросил его держать визит в секрете. Сталин объяснил, что никогда раньше не видел Тито, хотя тот жил в России в течение 1917 и 1918 годов. По просьбе Тито, он пообещал дать ему оружие, преимущественно трофейное немецкое, но также и некоторое русское. Сталин и Черчилль договорились, что должны соединить усилия для того, чтобы воссоединить народы Югославии, восстановить сильную федерацию, но что если окажется, что такая федерация не получится без продолжающейся внутренней борьбы, Сербия должна стать независимой страной. Оба согласились, что первое гораздо более желательно, а ко второму стоит прибегнуть только в крайнем случае. Это привело Сталина к интересному высказыванию по вопросу панславизма, который, по его словам, он считает нереальной концепцией. Чего хотят различные славянские народы, так это независимости. Преследование цели панславизма означает доминирование России среди славянских народов. Это против интересов России и никогда не удовлетворит малые славянские народы. Он сказал, что, по его ощущениям, ему придется когда-нибудь сделать публичное заявление, чтобы прояснить это. В отношении Югославии Черчилль заявил, что Англия не имеет «корыстных интересов», но желает увидеть свои моральные обязательства югославам выполненными. Сталин отмахнулся от этого, сказав, что не считает британские [интересы] в Югославии корыстными. Они вполне реальные интересы, выражающиеся в сырьевых концессиях и, в особенности, потому что Югославия имеет протяженную береговую линию в Средиземном море. Защита Средиземноморья жизненно важна для британских международных коммуникаций. Сталин признает и одобряет эти интересы. Это повело дискуссию в сторону Италии и ее будущего. Оба согласились, что итальянцев надо заставить выработать концепцию своего собственного существования в пределах полуострова.

3. Тема битвы за Италию перевела внимание на войну вообще. Сталин в существенных деталях развернул концепцию того, что попытки пробить немецкую оборону в Италии и на линии Зигфрида (система укреплений, возведенная немцами на западном фронте. – Ред.) приведут к неоправданным потерям. Должен быть принят план окружения. 15 из 25 союзнических дивизий в Италии могут удерживать текущую линию, а 10 можно послать через Австрию, чтобы выйти в тыл к немцам и содействовать продвижению Красной Армии через Венгрию в Австрию. Левый фланг линии Зигфрида упирается в Швейцарию. Швейцарию надо заставить позволить союзническим войскам пройти через свою территорию, чтобы выйти во фланг укрепленным линиям немцев. Когда Черчилль возразил, Сталин сказал, что Швейцария сыграла плохую роль в войне и ее надо заставить сотрудничать. Он сказал, что Ваше вмешательство относительно Швейцарии приведет к ее согласию. Договорились обсудить военные вопросы на следующей встрече. Черчилль сказал, что не только он с Бруком хотят обменяться информацией и взглядами по поводу Европейской войны с маршалом Сталиным и его штабом, но и генерал [Антонов] выступит на этой же встрече по ситуации на Тихом океане.

FRUS, 1944. Europe. Volume IV. P. 1012-1015.

Перевод с английского.

Примечание. Далее в письме Гарримана Рузвельту говорилось:

«4. Это, конечно, краткий отчет о многочасовых переговорах. Чтобы дать точную картину, я должен сказать, что часто оба говорили одновременно и не всегда на одну и ту же тему. Если Вы также представите себе, что два переводчика в то же самое время пытались перевести сказанное, то поймете, что не по каждому пункту удалось прийти к заключению. В общем, я должен добавить, что Сталин ясно дает понять, что искренне рад видеть премьер-министра в Москве и пользуется случаем, чтобы попытаться прийти к единому мнению с Черчиллем по как можно большему числу вопросов.

5. В течение вечера Иден имел хороший разговор с Молотовым о поляках, во время которого у меня была возможность объяснить, как важно в наших отношениях с Россией понимание американской нацией того, что русские были щедры и терпеливы по отношению к полякам в их трудностях и что в США польский вопрос рассматривается как первый настоящий экзамен по сотрудничеству в разрешении мировых проблем. У Идена и у меня осталось впечатление, что Молотов впервые был по-настоящему заинтересован в понимании реакции общественности в Англии и Соединенных Штатах по поводу польского вопроса» (Ibid).

Имеется еще один источник, содержащий сведения об этой встрече Сталина и Черчилля. Вот что по этому поводу писал в Лондон министр иностранных дел Великобритании Иден: «Во время общения после обеда в посольстве прошлой ночью маршал Сталин изо всех сил уверял премьер-министра, что провал в освобождении Варшавы произошел не из-за недостаточного количества попыток Красной Армии. Неудача объясняется силой противника и сложностями ландшафта. Маршал Сталин не мог признать поражения публично. Точно такая же ситуация возникла в Киеве, который был в итоге освобожден только благодаря фланговому маневру. Премьер-министр заявил, что полностью принимает данную точку зрения, и заверил маршала Сталина в том, ни один серьезный человек в Соединенном Королевстве не считает поражение умышленным. Критика касается только несомненного нежелания Советского правительства послать авиацию. Присутствовавший мистер Гарриман подтвердил, что подобное отношение разделяют и американцы» (Перевод с английского. Фотокопия документа – телеграммы в Лондон за подписью «Толстого» (Идена). См.: Churchill and Stalin. Documents from the British Archives. FCO Historians. March 2002).

Более подробно Сталин остановился на этом вопросе 15 ноября 1944 года на встрече с польской делегацией во главе с генералом М. Спыхальским: «Нас не спросили… не посоветовались с нами. Если бы нас спросили, мы бы не дали совета восставать. Красная Армия, которая овладела не одним крупным городом в ходе наступления, никогда не брала больших городов, подобных Варшаве, лобовым ударом. И мы никогда не призывали население наших больших городов к восстанию. Варшаву в лоб нельзя было взять, т.к. она находится на высоком левом берегу Вислы. Брать Варшаву в лоб – значит разрушить город артиллерией и понести при этом ненужные жертвы. Здесь создалось положение, аналогичное с Киевом… Мы Киева в лоб не брали. Мы взяли его обходом. Мы и Варшаву хотели взять обходным маневром, но к такой операции нам нужна была серьезная подготовка. Нужно было подтянуть минимум 40 дивизий, много боеприпасов и продовольствия… Нужно было время. Вот почему Красная Армия временно задержалась у стен Варшавы» (АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 354. Л. 106–107; цит. по: Советский фактор в Восточной Европе. Т. 1. С. 88).

Обвинения, выдвигаемые в адрес СССР в связи с якобы его нежеланием по-настоящему поддержать восставших и ведением двойной игры, противоречат фактам. В донесении командования 1-го Белорусского фронта Верховному Главнокомандующему о советской помощи повстанцам Варшавы за период с 13 сентября по 1 октября 1944 года за подписью К.К.Рокоссовского указывалось: «В целях оказания помощи повстанцам Варшавы в период с 13.09 по 1.10.44 авиация фронта произвела 4821 самолето-вылет, в том числе: на сбрасывание грузов – 2435, на подавление средств ПВО противника в городе Варшава в районе сбрасывания грузов – 100, на бомбардировку и штурмовку войск противника в городе Варшава по заявкам повстанцев – 1361, на прикрытие районов, занимаемых повстанцами, и на разведку противника в интересах повстанцев – 925.

За этот же период повстанцам в городе Варшава авиацией фронта сброшено: орудий 45-мм – 1, автоматов – 1478, минометов 50-мм – 156, противотанковых ружей – 505, винтовок русских – 170, винтовок немецких – 350, карабинов – 669, снарядов 45-мм – 300, мин 50-мм – 37216, патронов виновочных – 1312600, патронов ТТ – 1360984, патронов ПТР – 57 640, патронов 7,7-мм – 75000, патронов маузер – 260600, патронов парабеллум – 312760, ручных гранат – 18428, ручных гранат немецких – 18270, медикаментов – 515 кг, телефонных аппаратов – 10, коммутаторов телефонных –1, элементов телефонных – 10, батарей «Бас-80» – 22, телефонного кабеля 9600 м, продовольствия разного – 131221 килограмм.

Помимо этого артиллерия 1-й польской армии вела огонь на подавление огневых средств и живой силы противника в интересах повстанцев, а зенитная артиллерия 1-й ПА и 24-й зенитной артиллерийской дивизии РГК своим огнем прикрывала повстанческие районы от налетов вражеской авиации.

Для оказания помощи повстанцам Жолибожского района в их эвакуации на восточный берег р. Висла 1.10.44 к западному берегу р. Висла было подано до 100 лодок и подготовлено соответствующее огневое обеспечение эвакуации. Ввиду того, что в назначенный район прибыло небольшое количество повстанцев, на восточный берег перевезено всего 27 человек…» (Русский архив: Великая Отечественная.Т. 14 (3–1). СССР и Польша. С. 291-292).

В то же время благодаря донесениям разведки советское руководство было хорошо осведомлено о подлинной подоплеке восстания. Еще за год до варшавской авантюры лондонская резидентура сообщала: «Польский генеральный штаб с согласия правительства и президента дал инструкции уполномоченному польского правительства в Польше готовиться к оказанию сопротивления Красной Армии при вступлении ее на территорию Польши. Польские вооруженные силы должны в силу этих инструкций вести беспощадную борьбу с просоветским партизанским движением в Западной Украине и Западной Белоруссии и готовить всобщее восстание в этих областях при вступлении туда Красной Армии… Англичане знают об этих инструкциях уполномоченному польского правительства и молчаливо одобряют их. Инструкции предусматривают использование польской полиции, ныне находящейся официально на службе у немцев, для борьбы с партизанским движением и Красной Армией.

В Польшу послано указание скрывать от населения эти инструкции, но всячески возбуждать население против СССР путем пропаганды, что СССР хочет захватить всю Польшу, закрыть католические костелы, обратить поляков в православных, выслать всех несогласных в Сибирь» (Очерки истории российской внешней разведки. Том 4. 1941-1945 годы. С.609-610).

Не удивительно, что 15 сентября 1944 года, после форсирования подразделениями Войска Польского и частями Красной Армии Вислы в пределах города и захвата нескольких плацдармов, командование Армии Крайовой отвело своих бойцов, предав тем самым и вынужденных стать их союзниками красноармейцев, и соотечественников из Войска Польского, и ополченцев из числа горожан.

А уже 4 октября 1944 года, еще в ходе боев под Варшавой, разведка сообщала в Москву: «польские реакционные круги в Англии, потеряв надежду на возвращение в Польшу после окончания войны, усиленно занимаются теперь подготовкой нелегального аппарата для подрывной работы против СССР и просоветски настроенных поляков. Они собирают секретные совещания, где обсуждают планы нелегальной работы в будущем, готовят прикрытие для своих подпольных организаций, взыскивают и переводят в различные страны средства для финансирования своей нелегальной деятельности, подготавливают кадры и т.д. Наиболее активное участие принимают известные Вам БЕЛЕЦКИЙ, НОВАКОВСКИЙ, АРЦИШЕВСКИЙ и др.» (Секреты польской политики. Сборник документов (1935-1945). М., 2009. С.346-347).


Доклад разведчика штаба 1-го Белорусского фронта «Олега», вышедшего в ночь с 1 на 2 октября 1944 года из центрального района Варшавы

(не ранее 2 октября 1944 года) 1


Установление контакта с польскими повстанцами[1]

21 сентября с. г. я приземлился в центральном районе гор. Варшава, на ул. Гожа. Как оказалось, в этом районе действовали отряды Армии Людовой. Я был немедленно сопровожден к командиру АЛ майору Сенк (Юзеф Сенк Малецкий – начальник главного штаба Армии Людовой. – Ред.) и был принят им совместно с его начальником штаба Роман.

Майор Сенк радостно принял меня и обрисовал общую обстановку в Варшаве. По его словам, положение было весьма тяжелым, население и повстанцы голодали. Восстание затянулось на непредвиденный срок. Сенк заявил, что очень рад моему прибытию как представителя Красной Армии и одновременно предупредил меня, чтобы я не проявлял особого доверия к представителям АК, которые враждебно относятся к Красной Армии и Советскому Союзу.

22 сентября я был принят генералом Скаковским, который объединяет руководство отрядами АЛ, ПАЛ (Польская Армия Людова), КБ (корпус безопасности). Скаковский обещал мне полное содействие в работе, составил списки необходимого вооружения, боеприпасов и продовольствия и также предупредил меня о необходимости осторожного отношения к АК.

Вслед за этим я был направлен к командованию центрального повстанческого участка – в штаб генерала Монтер.

Генерал Монтер принял меня совместно со своим заместителем полковником Вахновским, начальником штаба полковником Хирург. На беседе присутствовал также не известный мне человек в гражданской одежде, который фактически руководил совещанием. Монтер не давал ни одного ответа, предварительно не посоветовавшись с этим человеком.

Первым вопросом со стороны Монтера, после того как я представился как офицер Красной Армии, прибывший для установления связи, был: «Имеете ли полномочия для разрешения политических вопросов». После моего отрицательного ответа Монтер разочарованно сказал: «Вы прибыли не как политический представитель? Жаль. Тогда нам мало о чем разговаривать».

Я еще раз подчеркнул, что прибыл как военный представитель и офицер связи для урегулирования вопросов сбрасывания продовольствия, боеприпасов, вооружения, взаимной информации о противнике, а также передачи планов и пожеланий повстанцев командованию Красной Армии.

В беседе Монтер заявил: «Мы нуждаемся только в боеприпасах и вооружении. Продукты мы не просим, так как их доставляют Англия и Америка».

Монтер обещал дать письменную заявку на необходимые грузы, а также обещал давать сведения о противнике. Беседа проходила в сдержанных тонах. Было заметно недоброжелательное и подозрительное отношение ко мне как к представителю Красной Армии.

После беседы мне было выделено специальное помещение с охраной. Во время установления радиосвязи мой радист, который ранее при посадке был тяжело ранен, был вторично смертельно ранен разорвавшейся миной.

Планы и ход восстания польских повстанцев в Варшаве

Восстание планировалось и готовилось долгое время. Из Англии доставлялись запасы боеприпасов и вооружения, которые располагались в тайных складах. Руководящая роль принадлежала организации АК, руководимой лондонским правительством. Остальные организации, в том числе и демократические, не были в курсе подготовки восстания.

Целью восстания был захват города до занятия его частями Красной Армии. После захвата Варшавы сюда должно было немедленно прибыть польское правительство во главе с Миколайчиком. Одной из задач, поставленной АК, было первоочередное очищение помещений правительства и министерств.

В 5 часов 1 августа 1944 года АК начала вооруженное выступление, поддержанное всем населением Варшавы. Демократические организации АЛ, ПАЛ, КБ были поставлены перед свершившимся фактом, однако решили поддержать восстание.

Первоначально повстанцы имели успех, очистили центральную часть города от немцев, в том числе помещения министерств и правительства, и рассчитывали, что в скором времени очистят всю Варшаву. Командование АК форсировало восстание, видя быстрое продвижение частей Красной Армии в районе Седлец.

Подготовка и проведение восстания руководились представителями лондонского правительства, в том числе несколькими министрами, которые все время находились в Польше. Кроме того, из Лондона специально прибыл заместитель премьер-министра Миколайчика, который все время находился в Варшаве (фамилию установить не удалось).

В качестве официального руководителя выступил генерал Бор (настоящая фамилия – граф Коморовский). Личность Бора сугубо законспирирована. Никто из солдат и офицеров его не видел, доступ к нему имели только Монтер и некоторые полковники. Все личные приметы сохранялись втайне, так что никто и не мог сказать, был ли Бор в Варшаве или его там не было.

От имени Бора выступал его адъютант генерал Гутек (небольшого роста, около 55 лет, в гражданской одежде). Гутек проводил официальные пресс-конференции, на которых информировал об указаниях лондонского правительства и самого генерала Бора.

Генерал Скаковский ни разу не был принят Бором.

Официальные разведсводки, которые я получил в штабе Монтера, помечались – «п/п генерал дивизии Бор».

К 10 сентября стал ясен неуспех восстания. Запасы продовольствия и вооружения стали иссякать. Противоречия между различными организациями, и в первую очередь между АК и АЛ, не давали возможности эффективной борьбы с немцами. Для устранения этих противоречий АК и АЛ вошли в контакт, который носил чисто военный характер.

В первый период восстания руководство АЛ боялось выступать против АК, так как более сильная организация АК угрожала полным истреблением АЛ. Однако после продолжительных и ожесточенных боев руководство АК было вынуждено вступить в военный контакт с АЛ. Отряды АЛ подчинялись общему руководству Монтера. Первоначально в каждом районе имелись роты АЛ и АК, впоследствии АЛ и АК получили отдельные районы для обороны.

Гражданское население, которое в первое время полностью пошло за АК, в ходе боев с немцами увидело провал планов АК. Населению стало ясно, что восстание начато без всякого согласования с Красной Армией. Антисоветская пропаганда, развернутая реакционными элементами, начала терять свою популярность. Среди населения появились протесты против руководства АК, паника, требования капитуляции. 18.9 имело место вооруженное выступление групп гражданского населения против руководства АК, которые стремились устранить АК как элемент, из-за которого Красная Армия не вступает в Варшаву и не оказывает никакой помощи гражданскому населению.

К моменту моего прибытия в Варшаву в городе царил голод. Солдаты в качестве питания получали: утром горячую воду, днем и вечером горячий суррогат кофе. Хлеба и крупы не было. Гражданское население не получало никакого продовольствия. Одновременно в городе имела место разная разнузданная спекуляция продуктами питания. На базаре можно было купить все, включая сало и хлеб. Продажа шла исключительно на золото и доллары. Было известно, что крупнейшие фабриканты и помещики, находившиеся в городе, обладают крупными запасами продовольствия, охранявшегося вооруженной стражей. Городская Управа, руководимая лондонским правительством, не принимала никаких мер к регулированию снабжения населения. Ежедневно сотни людей умирали от голода и болезней.



[1] Датируется по содержанию документа, а также на основе личных воспоминаний Л. Безыменского, подписавшего этот документ (Новое время. 1988. № 36. С. 39).

Категория: № 1 2010 (46) | Добавил: Редактор (02.06.2010)
Просмотров: 538
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz