Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2006 (35-36)

Социал-демократия: Враг внутри

ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

Социал-демократия: Враг внутри 1

Харпал Брар

Предисловие 2

За[1] несколькими[2] частными исключениями, те, кто слывут в Великобритании революционными левыми, рассматривают лейбористскую партию (представляющую в Великобритании социал-демократию) как партию британского рабочего класса, способную объединить британский пролетариат в его борьбе за социальное освобождение, отстаивая ту точку зрения, что лейбористы могут быть орудием в борьбе за установление социализма в Великобритании.

Автор настоящей книги придерживается противоположного взгляда, утверждая, что лейбористы никогда не были, не являются и никогда в будущем не будут партией британского пролетариата; что партия лейбористов образовалась для защиты интересов привилегированной верхушки рабочего класса (в то время состоявшей из квалифицированных рабочих, организованных в цеховые профсоюзы, которые тогда включали незначительное меньшинство наемной рабочей силы); что с тех пор привилегированное положение этой верхушки – рабочей аристократии – зависит от размеров награбленного империей и извлечения империалистической сверхприбыли из-за рубежа. Лейбористы с момента возникновения партии были связаны обязательством защищать Британскую империю, ибо невозможно защищать одно (привилегии рабочей аристократии) без защиты другого (британского империализма); что поэтому лейбористы всей своей историей, насчитывающей почти столетие, полностью доказали, что они «империалистическая партия – буржуазная рабочая партия», по замечательно глубокому определению Энгельса. Задача, которую я поставил перед собой, – доказать, со ссылкой на неопровержимые факты из истории и современности, правильность этого вывода и сделать эту истину известной среди нижнего слоя рабочего класса, широких масс британского пролетариата, чьи интересы лейбористская партия никогда не защищала и не защищает. Лейбористская партия всегда защищала интересы британского империализма и привилегированных слоев рабочего класса – рабочей аристократии. Состав этой рабочей аристократии за несколько десятилетий подвергся значительным изменениям, но рабочая аристократия как таковая остаётся. Если в прежние времена она состояла из цеховых профсоюзов квалифицированных рабочих, то сегодня она состоит главным образом из квалифицированных рабочих – «белых воротничков», администраторов, профсоюзных и рабочих функционеров и тех, кто занимает контролирующие и управляющие должности. Но что роднит эту новую рабочую аристократию со старой – это ее полное презрение к бедным, ограбленным и угнетенным в собственной стране и за рубежом, её полное безразличие к положению наиболее обделённых и жестоко эксплуатируемых слоев населения в Великобритании и в остальном мире. Потребность в «функциональном подклассе» (используя терминологию Гелбрейта (Galbraith)) для поддержания своего привилегированного и паразитического существования и объясняет ее мещанство, степень ее самой гнусной угодливости и презренного подхалимства перед империалистической буржуазией.

Во-вторых, моей задачей в этой книге было доказательство продолжающего действовать ленинского тезиса о чрезвычайно глубокой экономической связи между империализмом и оппортунизмом в рабочем движении. Империализм порождает раскол рабочего класса, экономической основой которого служит часть сверхприбыли, получаемой горсткой исключительно богатых и мощных империалистических государств путем грабежа всего мира, для подкупа рабочих лидеров и верхней прослойки рабочего класса. «Этот слой обуржуазившихся рабочих, или «рабочая аристократия», вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию, есть главная социальная … опора буржуазии. Ибо это настоящие агенты буржуазии в рабочем движении, рабочие приказчики класса капиталистов (labor lieutenants of the capitalist class), настоящие проводники реформизма и шовинизма» (В.И. Ленин, Предисловие к французскому и немецкому изданиям книги «Империализм как высшая стадия капитализма»).

Основная функция этого подкупленного и потому оппортунистического слоя – действовать в качестве сторожевого пса капитализма и развратителя рабочего движения. Используя свои монопольные прибыли и подкуп своей рабочей аристократии буржуазия всех без исключения империалистических стран давно породила, воспитала и поставила себе на службу буржуазную рабочую партию.

Британская буржуазия, поскольку монополия развилась в Великобритании намного раньше, чем где бы то ни было, первой обеспечила себя такой партией. Лейбористская партия была именно такой «буржуазной рабочей партией». Она всегда была партией оппортунистической, шовинистической, не имеющей ничего общего с революционным пролетариатом; и не ведя последовательной беспощадной борьбы с этой партией, бессмысленно и лицемерно говорить о борьбе с империализмом, о марксизме-ленинизме, о социалистическом рабочем движении, как и о пролетарской революции.

Исторические факты говорят о том, что рабочий класс Англии был расколот на протяжении всей истории британского капитализма, за исключением двух кратковременных периодов, когда британский капитализм, обеспечивая привилегированное положение верхушечного слоя рабочего класса, был в состоянии обеспечить и соответствующий жизненный уровень массе рабочего класса.

Этим исключительным периодом были, во-первых, 1848-1868 гг., т.е. с момента поражения Чартистского движения почти до конца 60-х годов XIX века, когда Великобритания была крупнейшей колониальной империей и располагала полной монополией на всемирном рынке, а потому могла быть по праву названа «мастерской мира». В течение этих лет она была не только «самым большим действующим лицом в городе», но она была единственным действующим лицом – это был сам «город». Монопольное положение обеспечивало огромные прибыли британскому правящему классу, что давало ему возможность обращаться с рабочим классом довольно сносно. Ввиду этих исключительных обстоятельств после поражения чартизма не существовало партии, защищавшей интересы рабочего класса – даже его привилегированной верхушки, которая полагала, что ее ин

интересы вполне удовлетворительно защищены через профсоюзы и – в союзе с буржуазной Либеральной партией – либерально-рабочий союз. С 70-х годов XIX века монопольному положению Великобритании был брошен вызов, прежде всего со стороны Германии и США, а к 1890 г. это монопольное положение закончилось навсегда. С его исчезновением британская буржуазия не могла дальше позволять себе прежнюю снисходительность и была вынуждена наступать на жизненные условия рабочего класса, включая и его верхушечную прослойку. Обнаружив наступление со стороны бывшего союзника (либеральной буржуазии) и будучи не в состоянии защитить свои интересы с помощью Либеральной партии, рабочая аристократия пробила первую брешь в существовавшем в ту пору пресловутом либерально-рабочем союзе, образовав в 1893 г. Независимую рабочую партию (ILP), а в последующем, в 1900 г., – Рабочий представительный комитет, который с 1906 года начал упоминаться как лейбористская партия. Однако это организационное размежевание никоим образом не повлияло на их либерально-рабочую политику, которая продолжается до сегодняшнего дня.

Во-вторых, в течение 30 лет после окончания Второй мировой войны (1945-1975), когда результатом послевоенного бума стало кейнсианское социальное примирение, что привело к перестройке британского империализма за счёт усиления эксплуатации и угнетения колониальных народов: учреждению Национальной службы здравоохранения, всеобщих пособий, полной занятости и подъёму жизненного уровня всего рабочего класса.

Точно так же, как успешный вызов британскому монопольному положению в последней четверти XIX столетия положил конец социальному примирению того времени, ухудшающееся состояние британского империализма – его относительное отставание в сравнении с конкурирующими империалистическими державами – было причиной краха кейнсианского социального примирения, а вместе с тем и конца полной занятости, всеобщих пособий и Национальной службы здравоохранения, по крайней мере в её до тех пор существовавшей форме.

Британский империализм уже не мог поддерживать привилегированное положение верхушки рабочего класса и мелкой буржуазии и при этом обеспечивать существовавший прежде достаточный (не говоря уже – возрастающий) уровень жизни для широких масс рабочего класса. С этого момента, с конца 70-х годов XX века, привилегированные условия первых могут быть обеспечены только ценой растущей эксплуатации, бедности и нищеты последних. То, что еще не так давно считалось немыслимым, уже происходит. Все завоевания послевоенного периода (которые троцкистские и ревизионистские кружки ренегатов все еще продолжают наивно приписывать «социалистическому» правительству Эттли): полная занятость, всеобщие пособия, национальная служба здравоохранения – сокрушаются.

Результатом является рост бедности, увеличивающийся разрыв в доходах между богатыми и бедными и усиление раскола рабочего класса. Опубликованная «Справка о доходах и богатстве» Фонда Джозефа Раунтри (Joseph Rowntree Foundation) дает красноречивые свидетельства этого. В данном отчете, на основе анализа тенденций по зарплате за 18-летний промежуток времени, охватывающий последние два года лейбористского правительства и последующие 16 лет правления консерваторов, говорится: «После 1977 г. разрыв между низкой зарплатой и высокой зарплатой увеличился; изучение трех групп зарплат обнаруживает следующие различия: самые низкие зарплаты едва изменились, а в 1992 г. были ниже в реальном выражении, чем в 1975 г.; средние зарплаты выросли на 35%; но высокие зарплаты выросли на 50%».

Эта тенденция с начала правления Тэтчер так комментируется в отчете: «За период с 1979 по 1992 годы беднейшие 20-30% населения не имели выгод от экономического роста в отличие от предыдущего послевоенного периода, когда подъем жизненного уровня охватывал с течением времени все группы».

С 1979 по 1992 годы происходила массовая перекачка богатства от бедных к богатым. За эти годы средний доход вырос на 36%; однако это служило только прикрытием того факта, что в то время как зарплата верхних 10 процентов выросла на 60%, зарплата нижних 10% упала в реальном выражении на 17%. В отчёте говорится, что все большая часть рабочего класса зарабатывает теперь меньше 127 фунтов в неделю, что составляет лишь половину необходимого среднего семейного дохода, при этом особенно высока концентрация бедности среди темнокожего населения: «С 1977 года доля населения с доходом менее половины среднего дохода более чем утроилась: с 7% до 24%». «Доходы этнического меньшинства, как правило, ниже, чем у основного населения. Тогда из «белых» (по классификации сборщиков) относились к беднейшей пятой части 18% населения, в эту же категорию попадало более трети «небелых». Если вы чёрный, у вас в два раза выше шансы быть бедным, чем если вы белый».

Социальное жильё всё в большей степени является местом, куда выбрасываются беднейшие слои населения.

В 60-е годы и в начале 70-х годов XX века менее половины проживающих в социальном жилье принадлежали к 40% выборке менее благополучного населения, к 1991 году их доля возросла до трёх четвертей.

В отчёте отмечается быстрое ухудшение перспектив занятости для молодёжи, эти перспективы связывают с успеваемостью в школе и на высшей стадии образования. В условиях продолжающегося упадка британского империализма, утраты производственной базы, что приводит к мрачным перспективам трудоустройства, политика правительства в области образования рассчитана на производство не только успешных выпускников, но и категории «неудачников», обречённых пополнять ряды низшей трети населения и жить в условиях ужасной, безжалостной и абсолютной бедности, оказаться запертыми в неблагоустроенных и проблемных рабочих районах, ходить в проблемные школы с недостаточным финансированием.

Тем не менее так называемые «левые», из различных троцкистских и ревизионистских организаций (как внутри, так и вне лейбористской партии), эти «мещане в ночных колпаках», используя подходящее выражение Ленина, обладающие чрезмерным педантизмом и наполненные духом прислужничества буржуазии, продолжают отрицать существование расслоения рабочего класса. Отрицание же факта раскола является необходимым условием для их поддержки лейбористской партии как якобы партии всего рабочего класса, поскольку признание раскола в рабочем классе неизбежно заставило бы их признать, что лейбористы представляют интересы британского империализма и привилегированных слоев рабочего класса. Отрицая этот раскол, эти дремучие невежды отрицают, пусть неявно, и империалистический характер британского капитализма. Подобно тому, как презренные господа из лейбористской партии, раболепствуя перед буржуазией, приспосабливают каждую строку своей программы к требованиям британского империализма, рабочей аристократии и мелкой буржуазии, наши троцкистко-ревизионисткие «левые», воображающие себя революционерами, сильнее и сильнее раболепствуя перед социал-демократией, приспосабливаются к буржуазному парламентаризму, равняются на империалистическую лейбористскую партию и её выборные потребности. Обращаясь с историей и действительностью подобно гоголевскому Петрушке, наши «левые» умельцы лакейского мастерства продолжают твердить, как пономарь, что лейбористская партия – это массовая партия британского рабочего класса. Их презрение к историческим фактам, их игнорирование реальности отличается такой «сладенькой наивностью, которая была бы умилительна, если бы исходила от ребенка, и которая 

вызывает отвращение, когда исходит от лица, официально еще не признанного слабоумным», как Ленин когда-то писал о Каутском.

История буржуазной демократии показывает, что буржуазные демократы всегда практиковали обман и надувательство масс. Они всегда выдвигали и продолжают выдвигать всевозможные привлекательные лозунги для того, чтобы обмануть пролетариат. Лейбористская партия не исключение. Чтобы обмануть пролетариат, убаюкать «простодушных Симонов» среди социалистов она выдвигала демагогические лозунги на протяжении всей своей истории, постоянно прислуживая империализму. Поэтому задача социалистов – не удовлетворяться лозунгами, с идеалистическими или шарлатанскими посулами, но видеть классовую реальность и проверять искренность выдвигающих лозунги, сравнивая их слова с делами.

Продолжающееся относительное загнивание британского империализма всё в большей степени заставляет буржуазных демократов, в том числе из лейбористской партии, пропагандировать многочисленные привлекательные лозунги и в то же время в условиях ухудшающейся экономической конъюнктуры фактически обеспечивать наступление на социальные завоевания послевоенного времени.

В течение последних 25 лет количество работающих в промышленном производстве сократилось почти вдвое (с 8 до 4,5 млн.), тогда как число тех, кто занят в банковском деле и страховании, возросло почти втрое. Только за период с 1979 г. по 1984 г. капиталовложения в банковские услуги выросли на 125%, тогда как капиталовложения в производство за тот же период поднялись лишь на 13%. Поэтому не удивительно, что за десять лет занятость в сфере банковских и финансовых услуг выросла больше, чем на миллион. Выпуск промышленной продукции в 1992 г. по сравнению с 1979 г. возрос на 1%, тогда как капиталовложения в производство были фактически ниже, чем в 1979 г. В структуре самого производства каждый десятый работник занят в производстве вооружения; 11 из 20 ведущих британских компаний заняты в производстве вооружений.

Каким же образом британский империализм с такой эрозией своей производственной базы, с такой сильной опорой на производство «товаров смерти» в состоянии поддерживать растущую долю населения, занятого непроизводительным трудом – обширные паразитические слои, которые не производят ни материального богатства, ни прибавочной стоимости? Ответ может быть найден в экспорте капитала и прибыли от него. Например, в 1990 г. британские доходы от капиталовложений за границей были около 26 млн. фунтов стерлингов, что составило 36% всех прибылей, полученных в Великобритании за этот год. Ввиду такой высокой доли прибыли британского империализма, зависящей от экспорта капитала, понятно, почему банковское дело и милитаризм приобрели такие чудовищно гигантские размеры. Чтобы британский империализм в таких условиях мог продолжать своё паразитическое существование (а он не может существовать иначе), чтобы он мог продолжать создавать привилегированные условия для мелкой буржуазии и рабочей аристократии, правительственная политика всегда должна быть подчинена интересам разбойников – баронов финансового капитала; любая военная авантюра должна быть целиком и с энтузиазмом поддержана для обеспечения непрерывного потока дани, текущей из-за рубежа. Поддержка всеми буржуазными партиями, включая лейбористскую, кровавой войны против Ирака явилась одним из ярких примеров, который можно привести в этой связи.

Несмотря на извлечение сверхприбылей из-за рубежа, неуклонный относительный упадок британского империализма продолжается во всех областях – индустриальном, финансовом и политическом. Британский финансовый капитал попал под суровый прессинг со стороны немецкого и японского капитала, а Токио всё больше замещает Лондон как всемирный финансовый центр. Несомненно, британский капитал энергично борется (и, как показывают цифры, с некоторой долей успеха), чтобы сохранить своё паразитическое привилегированное положение. Между 1986 г. и 1990 г. его заграничные капиталовложения росли со скоростью примерно 28 млрд. американских долларов в год. Хотя 1991 г. свидетельствовал о крутом падении, до 17 млрд., таких капиталовложений, в последующие годы стабильно наблюдалось возвращение к прежнему состоянию. В 1992 г. британские капиталовложения за рубежом поднялись до 20 млрд. долларов США, в 1993 г. – до 27 млрд., а в 1994 г. – до 30 млрд. дол.; что поставило Великобританию в 1994 г. на второе место в мире по внешним инвестициям (после США, у которых вывоз капитала за тот же год составил 58 млрд. дол.).

Эти цифры, однако, не в состоянии затушевать общую тенденцию упадка британского монополистического капитала, взятую за длительный период времени, в особенности в связи с ослаблением его промышленной базы. Эти цифры открывают только то, что на перенасыщенном мировом рынке каждая империалистическая страна ведет борьбу за жизненное пространство, за место под солнцем ведется самая безжалостная война без каких-либо ограничений; что Сити, этот символ британского финансового капитализма, имеющий за плечами три столетия ловкости и опыта, больше не будет двигателем экономического роста; что Британия всё ещё играет одну из главных ролей в этой борьбе за раздел мира.

Проблема, однако, в том, что даже успех на этом поле служит только дальнейшему углублению кризиса. С одной стороны, чем больше капиталовложения за рубежом, тем больше приток сверхприбылей. С другой стороны, чем больше капиталовложения за рубежом, тем меньше капиталовложения в своей стране, что обуславливает дальнейшую эрозию промышленной базы, сокращение рабочих мест, большую безработицу и дальнейшее обострение кризиса перепроизводства. Разрыв между капиталовложениями за рубежом и капиталовложениями в отечественное производство увеличивается из года в год в пользу зарубежных капиталовложений. В то время как в 1980 г. зарубежные капиталовложения составляли 113% от уровня капиталовложений в национальное производство, это соотношение выросло до 250% в 1985 г. и до 370% в 1989 г., пока не упало до 164% в 1990 г. Эти цифры, вскрывающие поистине паразитический характер британского капитализма, не включают банковские займы и портфельные инвестиции, в сравнении с которыми цифры прямых капиталовложений за рубежом представляются скорее мизерными. Если, например, между 1980 г. и 1986 г. прямые капиталовложения составили 46 млрд. фунтов стерлингов, портфельные инвестиции равнялись 75 млрд. фунтов, а банковские займы – 200 млрд. фунтов.

Результатом эрозии производственной базы становится огромный торговый дефицит производственных товаров (в настоящее время увеличивающийся на 20 млрд. фунтов ежегодно). Эта проблема в дальнейшем обостряется катастрофическим уменьшением доходов от нефти Северного моря, которые составили ничтожную долю от их пикового уровня в начале и середине 80-х годов XX века. Продолжающееся стремительное падение с последующим ростом безработицы (в настоящее время даже по сильно приукрашенным официальным данным она составляет около 3 млн. человек) подняло сумму, необходимую для финансирования социалки, до невиданных размеров.

В условиях наиболее глубокого кризиса послевоенного периода, британский империализм ужесточает свои атаки на беднейшие слои рабочего класса. Заработная плата почти половины всех работников в Великобритании ниже европейского уровня безбедного дохода, а так как буржуазия напрягает усилия на расчленение, если не на ликвидацию Национальной службы здравоохранения и на отмену универсальных пособий, в перспективе – массовое увеличение бедности и усиление раскола в рабочем классе. Благополучное 

большинство стремительно превращается в меньшинство, и впервые за послевоенные годы преобладающее большинство рабочего класса втягивается в пучину абсолютной бедности, безнадежности и нищеты.

Но Лейбористская партия не подаст голоса протеста, не станет представителем этой огромной массы сильно нуждающихся. Лейбористы проиграли четыре избирательных кампании подряд из-за того, что привилегированная верхушка рабочего класса дезертировала к тори. Для того чтобы победить на выборах, лейбористы нуждаются в голосах низов пролетариата в избирательной поддержке его верхушки так же, как и части мелкой буржуазии. С той поры, как в результате нарушения кейнсианского социального примирения стало невозможным примирение интересов рабочей аристократии и нижнего слоя рабочего класса, лейбористы после каждого поражения на выборах дистанцировали себя от нижнего слоя и в основном защищали интересы его верхних слоев и мелкой буржуазии. Лейбористы проиграли выборы в 1992 г. из-за того, что их обязательство несколько увеличить расходы на Национальную службу здравоохранения (в размере 1 млрд. фунтов) и образование (600 млн. фунтов) оказалось неприемлемым для мелкой буржуазии и верхней прослойки рабочего класса. В результате лейбористская партия в дальнейшем отказалась от таких обязательств.

Ныне лейбористская партия сдвинулась так далеко вправо, что озадаченные тори беспрестанно обвиняют её в краже своих лозунгов.

Медиа-магнат Руперт Мэрдок, один из наиболее безжалостных хищников монополистического капитала назвал Т. Блера одним из «наиболее выдающихся политических лидеров в современном мире» хотя даже по буржуазным стандартам он не более чем посредственность среднего класса. Это напоминает следующее высказывание Маркса по поводу Джона Стюарта Милля: «На ровном месте и кочки кажутся холмом, ничтожество современных буржуазных политэкономов измеряется калибром ее вождей». «И её лидеров», – можем добавить мы. В ответ на обвинения деятелей своей собственной партии, включая ветерана правого крыла Хаттерслея, который в течение многих лет действовал как приспешник болтуна Киннока (нанёсшего шахтёрам предательский удар в спину), за то, что он забыл бедных и что лейбористская партия под его руководством не определила свою идеологическую позицию, Блер заявил, что ему не стыдно получать заискиванием голоса «среднего класса» и что ему нечего извиняться за это. Несмотря на это, троцкистские контрреволюционеры и ревизионистские ренегаты, считающие себя революционерами, всё ещё твердят о необходимости «вышвырнуть тори и избрать лейбористское правительство для проведения социалистической политики». Это доказывает, что троцкистско-ревизионистские господа являются только «левым» крылом социал-демократии и сами насквозь пропитаны грязной социал-демократической культурой коррупции, делающей их невосприимчивыми к бедственному положению бедняков в своей стране и за рубежом, и цель их – обслуживать интересы верхушки рабочего класса и мелкой буржуазии.

Будучи недовольными и разочарованными тем, что тори и лейбористы неотличимы друг от друга, меньшинство рабочего класса воздерживается от участия в выборах (хотя обработка средствами массовой информации призывает их принять участие в этом великом «демократическом» волеизъявлении), относясь к ним как к состязанию между двумя неразличимыми буржуазными партиями с почти идентичными программами. При этом выборная кампания «левых» (лейбористов) несёт дополнительный риск направить эту недовольную часть рабочего класса в объятия различных фашистских организаций, которые утверждают в своей пропаганде, что лейбористы и тори одинаково хороши (или плохи) и создают демагогический антикапиталистический шум – всё это, конечно, для избавления империализма от кризиса. Лейбористы не оказывают поддержку даже экономической тред-юнионистской борьбе рабочего класса, оставляющей в стороне вопрос социального освобождения пролетариата. Тред-юнионистские лидеры, в большинстве из привилегированной верхушки рабочего класса, всё больше удаляются от коллективного представительства рабочего класса, сосредотачиваясь на обеспечении индивидуальных услуг для тех, кто наслаждается доходами выше среднего уровня. Те же самые лидеры страшатся, как чумы, любого действия, которое может нарушить границу драконовского антирабочего законодательства, протащенного буржуазией в виде книги законов за последние 15 лет. Самые значительные выступления промышленных рабочих либо потерпели поражение перед лицом политического полицейского насилия, либо утонули под тяжестью легального кретинизма, либо были попросту преданы тред-юнионистскими лидерами.

Единственным исключением была героическая стачка шахтёров в 1984-1985 годах. В ходе этой стачки, продолжительностью в год, шахтёры во главе с самыми смелыми, отважными и неподкупными лидерами вели борьбу от имени всего рабочего класса против безработицы, за лучшую жизнь; они бросили вызов власти капитала, обращающегося с рабочими как с самой последней тварью. Своими действиями они оживили всё, что было благородного, героического и самоотверженного за долгую историю борьбы британского пролетариата, они оживили дух коллективизма.

Но этими действиями они вызвали бешенство буржуазии, фурий частного интереса. Более того, они вызвали гнев лейбористских и профсоюзных лидеров, которые страшились победы шахтеров как смерти, поскольку пример шахтёров угрожал внести в другие отряды рабочего класса дух сопротивления и решительную борьбу против монополистического капитала.

Руководители Лейбористской партии и тред-юнионов объединили усилия с правительством Тэтчер, Национальным правлением угольной промышленности, полицией и разведывательной службой, судебными органами, буржуазными средствами массовой информации и штрейкбрейхерами Ноттингемшира, чтобы изолировать и обречь на поражение шахтеров. В итоге этот «экзотический» ряд сил, выстроенный против шахтёров, доказал очень многое. Шахтёры, преданные остальными отрядами рабочего класса из-за предательства социал-демократов, умирали от истощения. Они были избиты, буквально избиты, и, в конце концов, вынуждены были вернуться на работу.

Ввиду вышесказанного совершенно ясно, что лейбористы далеки от того, чтобы быть массовой партией рабочих (в чем пытаются нас уверить все троцкисты и ревизионисты, эти ренегаты социализма), но, напротив, являются фактически партией монополистической буржуазии и привилегированной верхушки рабочего класса, полностью поддерживающей империализм, так как её привилегии и условия существования зависят от извлечения сверхприбылей за рубежом и усиливающейся эксплуатации широких масс пролетариата в своей стране.

Задача коммунистов – революционных марксистов-ленинцев – признать раскол в рабочем классе, бороться «против буржуазной рабочей партии» и «спускаться ниже и глубже к реальным массам», поскольку «в этом – смысл и всё содержание борьбы против оппортунизма». Задача революционеров,– как указывал Ленин в работе «Империализм и раскол в социализме» – объяснить массам неизбежность и необходимость разрыва с оппортунизмом, воспитывать их для революции бескомпромиссной, безжалостной борьбой против оппортунизма и разоблачать отвратительность национал-либеральной рабочей политики, а не прикрывать её. Это есть единственно марксистско-ленинская позиция, которая необходима для Великобритании так же, как и для мирового пролетарского движения (все цитаты в этом параграфе взяты из ленинской брошюры – переводчик).

Под натиском буржуазии широкие массы рабочего класса обязаны продолжать и наращивать свою борьбу. Обязанность коммунистов – организовать их вне и в противоположность социал-демократии. Эту работу нельзя доверить «левому» крылу социал-демократии, троцкистским и ревизионистским господам, которые отмечены накоплением продажности и грязи на протяжении десятилетий оппортунизма и компромисса с социал-демократией и которые также выражают интересы привилегированных слоев рабочего класса и мелкой буржуазии. Эта работа может увенчаться успехом лишь в том случае, если решительно порвать с идеологией и организационными формами социал-демократии. Марксисты-ленинцы – единственные, кто способен справиться с этой задачей. Они могут это сделать, они должны это сделать. Формирование подлинно марксистско-ленинской партии в Великобритании должно стать первым и очень важным шагом в решении этой исторической задачи.



[1] Впервые книга была опубликована Харпалом Браром в Великобритании (в Лондоне) в 1995 г. Авторское право – Харпал Брар, 1995 г. Книга издана в Индии в типографии "Прогрессивные печатники Дели”, 110095, Индия.

[2] Из книги печатается предисловие. Перевод с английского Чеченцева

Категория: № 1-2 2006 (35-36) | Добавил: Редактор (18.02.2006) | Автор: Харпал Брар
Просмотров: 614 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1  
Согласен, - враг внутри!
Владимир Соловьев Исповедь http://blogs.mail.ru/mail....B0B8AD2

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz