Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 582
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2016-2017 (55-56)

Возвращаясь к напечатанному: еще раз о терминах «ценность» и «стоимость»

Возвращаясь к напечатанному: еще раз о терминах «ценность» и «стоимость»

Л.Л. Васина

150 лет назад, 14 сентября 1867 г., в Гамбурге в издательстве Отто Мейснера тиражом в 1 000 экземпляров вышел первый том «Капитала» – главного экономического труда Маркса. В 2017 г. исполнилось 145 лет со дня выхода русского перевода первого тома, вышедшего тиражом 3 000 экземпляров в издательстве Николая Петровича Полякова (1843–1905) в Петербурге 27 марта (8 апреля) 1872г. и являвшегося первым переводом «Капитала» на иностранный язык.

Маркс назвал свою книгу «самым страшным снарядом, который когда-либо был пущен в голову буржуа (в том числе и земельных собственников)»[1]. В «Капитале» показан механизм присвоения капиталом неоплаченного труда рабочего, т.е. процесс капиталистической эксплуатации. Маркс дал угнетенному классу осознание его положения в обществе и обосновал неизбежность революционной смены капитализма обществом, построенном на альтернативе частной собственности. И пока на Земле существует капитализм, «Капитал» Маркса остается непревзойденной теоретической основой борьбы за революционное преобразование общества.

В последние годы развернулась дискуссия вокруг использования в русских переводах «Капитала» терминов «стоимость» и «ценность», причем термин «ценность» используется для далеко идущих интерпретаций теории стоимости Маркса во внеисторическом контексте, за пределами товарного производства, в рамках которого она, по Марксу, только и имеет смысл[2]. Полемика по этому вопросу[3], продолженная на международной конференции, посвященной 150-летию выхода 1-го тома «Капитала» «"Капитал" – ХХI: философия, методология, теория», состоявшейся в Московском государственном университете 20 мая 2017 г., показала, что данная проблема остается предметом острых дискуссий, тесно связанных с пониманием теории стоимости Маркса. Публикуемая ниже рецензия канд. экон. наук Л.Л. Васиной на вышедшее в 2015 г. новое издание I тома «Капитала» показывает, к какому результату привело некритическое заимствование у российских «легальных марксистов» конца ХIХ в. П.Б. Струве и М.И. Туган-Барановского аргументации в пользу термина «ценность» и использование этой терминологии на практике в альтернативной советским изданиям редакции перевода «Капитала» Маркса.

В журнале «Марксизм и современность» в 2015 г. была опубликована моя статья[4] по поводу позиции В.Я. Чеховского, заявляющего в ряде публикаций об ошибочности использования в русских переводах «Капитала» К. Маркса, начиная с 1872 г., термина «стоимость» и настаивающего на термине «ценность» как якобы единственно правильном. В конце 2015 г. в Москве вышел первый том «Капитала» К. Маркса в авторской редакции В.Я. Чеховского, где эта идея получила практическое воплощение. В своих публичных и печатных выступлениях и презентациях данного издания в России и в Германии, где с 1982 г. постоянно проживает В.Я. Чеховский, он представляет свою редакцию как качественно новый перевод, благодаря которому Маркс наконец переведен «правильно по-русски». Все советские издания «Капитала» Чеховский называет «трагикомической страницей советской интерпретации Маркса» (выделено мною – Л.В.), усматривая ее в том, что якобы из-за недоступности для советского читателя русского перевода «Капитала» под редакцией П.Б. Струве, вышедшего отдельным изданием в 1899 г.[5], советский читатель не был знаком с аналогичной заменой термина «стоимость» на «ценность», и потому «невероятный переводческий ляпсус» в виде использования термина «стоимость» «продолжал многократно тиражироваться»[6]. Такая позиция помимо прочего ставит под сомнение издание первого тома «Капитала» Маркса в томе 23 второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, опубликованном Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в 1960 г.[7], которое остается по сей день наиболее известным и широко используемым изданием первого тома в России. При этом хотелось бы специально подчеркнуть, что, отзываясь столь пренебрежительно о последней советской редакции русского перевода первого тома, Чеховский, тем не менее, использовал в качестве основы для своей редакции перевода именно это издание. Точнее – одно из его переизданий 1978 года, ошибочно указав при этом, правда, что основой для его перевода был сам вышедший в 1960 г. том 23, причем якобы в редакции И.И. Скворцова-Степанова, а не московского Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Подчеркнем: «новая» редакция Чеховского ни в коей мере не является новым переводом, а фактически более чем на 90% воспроизводит текст тома 23 второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. В качестве немецкого оригинала для сопоставления с ним русского перевода Чеховский использовал текст четвертого издания первого тома «Капитала» в редакции Ф. Энгельса (1890 г.), опубликованный в идентичном советскому изданию томе 23 немецкого издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса (Marx-Engels-Werke) и в т. 10 второго отдела Полного собрания сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса на языках оригинала (МЭГА)[8].

Проведенное Чеховским сравнение текстов русского и немецких изданий оказалась небесполезным. Он выявил несколько разночтений между текстом тома 23 и томом II/10 МЭГА, которые, однако, ни в коей мере не являются ошибками советского издания, как утверждает переводчик, а связаны с уточнением некоторых дат и фактов в тексте «Капитала» в процессе работы над вторым русским изданием после 1960 г. и изданием МЭГА. Отдельные предложения, фрагменты фраз или некоторые слова переводчик предложил в иной редакции, с которой лишь в отдельных случаях можно согласиться. Однако в целом проделанная работа подтвердила высокий профессиональный уровень «традиционного», по терминологии Чеховского, перевода первого тома «Капитала» в т. 23 Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, иначе как можно объяснить столь значительное заимствование Чеховским перевода советского издания.

Главные «новации» редакции Чеховского, как уже говорилось выше, связаны с заменой термина «стоимость» на «ценность». При этом переводчик претендует на «новое открытие» – собственную, заметим довольно своеобразную, интерпретацию термина «стоимость». Во Введении к книге Чеховский обосновывает необходимость произведенной им замены «традиционной» терминологии, благодаря чему читатель якобы получает «наконец доступ к содержанию одной из важнейших книг в истории человечества»[9]. Весьма произвольно трактуя экономические термины и смешивая по своему личному усмотрению бытовое значение слова с его научным содержанием, Чеховский утверждает, что слово «стоимость» происходит от слова «стоить», и это предполагает, по его мнению, однозначно меновое отношение на рынке. Поэтому он, распространяя определение Марксом «меновой стоимости» на категорию «стоимости», полагает, что именно «стоимость», а не «меновая стоимость», как у Маркса, есть «количественное соотношение, пропорция в которой потребительные ценности одного рода обмениваются на потребительные ценности другого рода»[10], и делает на этом основании вывод о полной идентичности терминов «стоимость» и «меновая стоимость». Такой подход является грубейшей теоретической ошибкой. Называя синонимами то, что в марксистской экономической теории понимается как сущность («стоимость») и форма ее проявления («меновая стоимость»), Чеховский утверждает, что сам термин «меновая стоимость» есть тавтология, поскольку в русском слове «стоимость» якобы изначально заложено меновое отношение и «отношение вообще». «Стоимость» и «меновая ценность», в интерпретации Чеховского, – это одно и то же, и потому, утверждает он, русское слово «стоимость» полностью совпадает с немецким словом «Tauschwert». [Заметим, что во всех существовавших до сих пор переводах «Капитала» «Tauschwert» переводилось либо как «меновая стоимость» (Лопатин, Любавин, Даниельсон, Базаров, Богданов, Скворцов-Степанов), либо как «меновая ценность» (Струве)].

Совершив подмену понятий, Чеховский обосновывает необходимость иного термина для выражения немецкого «Wert», которое в зависимости от контекста можно перевести и как «стоимость», и как «ценность». Однако, раз «стоимость», по Чеховскому, тождественна «меновой стоимости», единственно возможным термином для передачи «Wert» в таком случае оказывается «ценность». Переводчик при этом определяет «ценность», якобы «по Марксу», как «овеществленный в продуктах труд, общая всем продуктам (выделено мною – Л.В.), следовательно, и продуктам как товарам, субстанция»[11]. Таким образом, «ценность» оказывается в понимании Чеховского внеисторической категорией, присущей любому продукту человеческого труда. И эту трактовку стоимости переводчик приписывает Марксу.

Терминология в любой области науки – вещь в известной мере условная. Научные понятия, в отличие от понятий повседневной жизни, должны отвечать критериям «постоянности, совершенной определенности, всеобщего признания, однозначного языкового выражения»[12]. Научная дискуссия может вестись только на основе консенсуса, когда все ее участники, при всем возможном различии позиций, одинаково понимают, о чем идет речь. Конечно, терминология экономической науки построена частично на использовании слов обыденной речи, но сути дела это, однако, не меняет. Принципиально важным является в нашем случае разграничение между значением слов «стоимость» и «ценность», используемым в повседневной жизни, и их пониманием в качестве научных терминов. И еще более строгого к себе отношения требует понимание этих терминов в контексте «Капитала» К. Маркса. Научная дискуссия предполагает и определенный уровень знаний, который позволяет вести разговор на одном языке. В случае с «новой редакцией» это достаточно проблематично. Чеховский произвольно трактует экономические понятия и термины, вкладывает в них свое лингвистическое толкование, которое в данном случае оборачивается весьма серьезными теоретическими ошибками.

Определенная коллизия состоит в том, что немецкой аудитории, не владеющей русским языком, проблема использования термина «стоимость» или «ценность» в переводе на русский язык «Капитала» Маркса представляется как чисто лингвистическая. При этом, предлагая немецкому читателю обратный перевод с русского на немецкий своей интерпретации термина «стоимость», Чеховский представляет собственную точку зрения как якобы понимание терминологии «Капитала» профессиональными российскими экономистами. Трудно назвать это иначе как искаженное изложение проблемы. В свою очередь, сегодняшний русскоязычный читатель, не знающий немецкого языка и не прошедший школу специального изучения «Капитала», может воспринимать изложение Чеховским проблемы противопоставления «стоимости» и «ценности» как некое углубленное прочтение «Капитала», связанное с тонкостями перевода немецких терминов. Обманчивое впечатление создают при этом ссылки на некоторые марксоведческие работы немецких авторов, известные лишь узкому кругу специалистов. К сожалению, плохо знакомый с работами самого Маркса сегодняшний читатель с готовностью воспринимает критику советских изданий работ Маркса и Энгельса и литературы о них. Отношение к этим изданиям только как к продукту марксистской идеологии и отрицание их научной ценности представляются многим само собой разумеющимся. Для такого рода читателей абсолютно дилетантские, с точки зрения профессионалов, рассуждения г-на Чеховского могут оказаться даже привлекательными.

Поразительно, что за более чем 25 лет, прошедших с публикации его первой статьи с критикой термина «стоимость», у Чеховского не возникло потребности изучить специальные работы по истории русских изданий «Капитала». В своем «Предисловии ответственного редактора и переводчика», опубликованном в журнале «Альтернативы» в 2015 г.[13], он даже не смог верно назвать первых переводчиков первого тома «Капитала» на русский язык, ограничившись упоминанием Г. Лопатина и Н. Даниельсона и не назвав Н.Н. Любавина, на долю которого как раз выпала задача перевода первых, наиболее сложных глав первого тома. Зато «с легкостью необыкновенной» Чеховский раздает оценки и первым переводчикам «Капитала», и Марксу в отношении степени знания им русского языка, и В.И. Ленину, предпочитавшему термин «стоимость», но не придававшему якобы «этому вопросу "особенно существенного значения"»[14], и «советским/российским марксоведам», оказавшимся «неспособными», по мнению Чеховского, правильно перевести терминологию «Капитала»[15]. «Издали "Капитал» быстрее всех", – с сарказмом иронизирует Чеховский, – а прочесть и полтора века спустя не умеем…»[16].

Несмотря на видимость наукообразия, большинство рассуждений Чеховского являются продуктом умозаключений весьма сомнительного свойства. В частности, вызывает недоумение утверждение переводчика о сходстве взглядов Струве и Даниельсона на саму категорию «Wert»[17], в то время как они не имели между собой ничего общего. Столь же проблематичны рассуждения о якобы отождествлении Марксом в первом издании первого тома понятий «Wert» и «Tauschwert», что, по мнению Чеховского, повлияло на терминологию первого русского перевода. Между тем Маркс именно в первом издании первого тома «Капитала» специально подчеркивал необходимость различать форму стоимости и стоимость как таковую: «Независимо от их менового отношения, или формы, в которой товары появляются как меновые стоимости [Tausch-Werthe – Л.В.], должны быть, следовательно, сначала рассмотрены стоимости [Werthe. – Л.В.] как таковые»[18]. Чеховский основывает свою аргументацию на подстрочном примечании Маркса к данному месту, где говорится, что «всегда при употреблении слова «стоимость», если это не оговаривается специально, речь идет о «меновой стоимости»»[19]. При этом без внимания остается приведенная выше принципиально важная формулировка Маркса из основного текста.

Только незнанием Чеховским фактической стороны дела можно объяснить его рассуждения о том, что Даниельсон, «трижды переиздавая» «Капитал», «проглядел» «прогресс в науке», а именно то, что во втором издании первого тома Маркс отказался от вышеупомянутого примечания, и якобы только поэтому, по незнанию, Даниельсон сохранил термин «стоимость». Это голословное утверждение свидетельствует о том, что Чеховский не сопоставлял первое, второе и идентичное ему третье издания (оба последних 1898 г.) перевода первого тома «Капитала» в редакции Н.Ф. Даниельсона. Второе и третье издания Даниельсон подготовил на основе четвертого немецкого издания первого тома в редакции Энгельса, и, таким образом, изменения, сделанные Марксом во втором издании первого тома, были отражены в этом русском переводе.

В связи с непрофессиональными рассуждениями Чеховского, затрагивающими теорию стоимости Маркса, приходится напомнить о том, что Маркс связывал бытие «Wert» в качестве выражения общественно-необходимых затрат труда на производство товара лишь с исторически определенным обществом – с товарным производством. Причем речь идет в «Капитале» о его развитой форме – капиталистическом товарном производстве, основным законом которого, по Марксу, является производство прибавочной стоимости. Простое товарное производство в «Капитале» является аналитически выделенной формой, в рамках которой Маркс начинает изложение своего учения о двойственном характере труда. Открытие двойственного характера труда, заключенного в товаре, Маркс, как известно, считал своим главным открытием. Наличие двух сторон товара – потребительной стоимости и стоимости – проистекает, по Марксу, из двойственного характера труда, затраченного на его производство. Конкретный труд товаропроизводителя создает потребительную стоимость, абстрактный труд – стоимость, являющиеся двумя сторонами одного и того же труда товаропроизводителя, как затрата труда, безотносительно к его конкретной форме, является создателем стоимости. В свою очередь, за различением конкретного и абстрактного труда стоит, по Марксу, фундаментальное противоречие капиталистического общества между индивидуальным и общественным трудом. Товар обретает стоимость не в момент непосредственной трудовой затраты, а только в том случае, если он продан, признан обществом нужным, полезным. Поэтому стоимость, по Марксу, это внутренняя субстанция товара, выражающая общественно-необходимый труд, затраченный на его производство и проявляющаяся в форме меновой стоимости в момент продажи, или реализации, товара. Данный процесс происходит в масштабе всего капиталистического общества объективно, независимо от желания, воли или действий производителя отдельного товара. Категория «стоимость» более адекватно выражает объективный характер описанного процесса, нежели категория «ценность».

Термин «ценность» имеет в русском языке значение преимущественно в аксеологическом (в рамках учения о ценности) или в этическом смысле. Слово «ценность» близко по смыслу к слову «полезность», и неудивительно, что в России сторонниками использования термина «ценность» в экономической теории являются приверженцы теории предельной полезности австрийской школы в политической экономии. Применительно к теории Маркса главное возражение против использования термина «ценность» связано с тем, что данный термин включает в себя элемент субъективной оценки, что противоречит пониманию категории «стоимости» у Маркса. Именно стремление сблизить трудовую теорию стоимости Маркса с теорией предельной полезности прослеживалось в редакции перевода первого тома «Капитала» П. Струве с использованием термина «ценность», что и побудило И.И. Скворцова-Степанова в 1907–1909 гг. организовать подготовку нового издания перевода «Капитала» с восстановлением в правах термина «стоимость»[20].

Однако вернемся к предмету нашего рассмотрения.
Произведенные В.Я. Чеховским терминологические замены и другие новации неминуемо затронули целый ряд ключевых терминов «Капитала». Их новая редакция повлекла содержательные изменения в переводе не только отдельных терминов и формулировок, но и некоторых важнейших положений экономической теории Маркса. Замена термина «стоимость» на «ценность» предсказуемо привела к изменению перевода всех составных немецких терминов, содержащих в качестве части слова немецкое «Wert». В результате терминология Маркса в редакции Чеховского выглядит следующим образом: «Потребительная стоимость» стала «потребительной ценностью», «меновая стоимость» – «меновой ценностью или стоимостью», «стоимость» – «ценностью», «прибавочная стоимость» – «прибавочной ценностью», «капитальная стоимость» – «ценностью капитала», «увеличение стоимости» переведено как «реализация», «процесс увеличения стоимости» – как «процесс реализации ценности или процесс производства прибавочной ценности», а «закон стоимости» стал «законом ценности и законом меновой ценности (стоимости)» и т.д.

Особого внимания заслуживает перевод и интерпретация Чеховским термина «Verwertung», входящего, в частности, в название пятой главы первого тома «Капитала», которая называется у Маркса „Arbeitsprozess und Verwertungsprozess“ и до сих пор была известна в переводе как «Процесс труда и процесс увеличения стоимости». Глава имеет важнейшее значение для понимания теории Маркса, поскольку именно здесь начинается изложение теории прибавочной стоимости. В редакции Чеховского пятая глава получила название «Процесс труда и процесс производства прибавочной ценности». На первый взгляд, с таким заголовком можно было бы согласиться, тем более что во французском издании первого тома «Капитала», Маркс, видимо, не подобрав подходящего французского эквивалента для перевода термина «Verwertungsprozess», дал название этой главы в следующей формулировке: «Производство потребительных стоимостей и производство прибавочной стоимости»[21], отразив в этом заголовке две стороны капиталистического процесса производства. По той же причине Энгельс в первом английском издании первого тома из-за отсутствия английского эквивалента термину «Verwertungsprozess» дал заголовок соответствующей главы как «Процесс труда и процесс производства прибавочной стоимости»[22]. Если же использовать в данном случае прием Чеховского с обратным переводом с русского на немецкий язык, то название данной главы должно было бы быть «Arbeitsprozess und Prozess der Produktion des Mehrwerts». Однако в своем интервью газете «Neues Deutschland», опубликованном в статье под названием «Маркс теперь верен по-русски» 13 февраля 2016 г., Чеховский провозглашает, что «русский читатель должен иметь возможность читать «Капитал» именно так, как написал Маркс»[23]. Как быть в этом случае с тем фактом, что в вышедших при жизни Маркса и Энгельса немецких изданиях первого тома – втором (1872 г.), в которое сам Маркс внес немало изменений, третьем (1883 г.) и четвертом (1890 г.) изданиях в редакции Энгельса была сохранена прежняя формулировка названия 5-й главы: «Arbeitsprozess und Verwertungsprozess»?

Термин «Verwertung» действительно не имеет соответствующего общеупотребительного русского слова, и его перевод как «увеличение стоимости» или как «возрастание стоимости» признавался как не вполне удачный редакторами издания первого тома «Капитала» еще в 1930-е годы[24]. Однако данный перевод к этому времени уже прочно укоренился в экономической терминологии и был поэтому сохранен в последующих изданиях. Утверждая, что «Скворцов-Степанов…, похоже, сбился с пути»[25], Чеховский просто не знает существа дела. Кстати, о степени владения переводчиком фактическим материалом свидетельствует и то, что один из самых известных редакторов русского перевода «Капитала» называется им то «Скворцовым-Степановым», то «Степановым-Скворцовым»[26]. Подобная небрежность весьма показательна.

Формулировка «увеличение стоимости» появилась впервые в русском переводе первого тома «Капитала» 1909 г. в редакции В. Базарова (литературный псевдоним В.А. Руднева), И. Степанова (литературный псевдоним И.И. Скворцова) и А. Богданова[27]. В изданиях Даниельсона 1872 и 1898 гг. термин «Verwertungsprozess» в заголовке главы был переведен как «процесс образования стоимости», что ближе к немецкому значению термина, но не вполне отражает главное содержание главы, раскрывающей процесс создания прибавочной стоимости[28]. Поэтому во втором издании подзаголовок пятой главы сформулирован иначе: «Процесс возрастания стоимости, возникновение капитала»[29]. Струве, кстати, переводил термин «Verwertungsprozess» именно как «процесс возрастания капитала»[30].

В пятой главе первого тома «Капитала» Маркс анализирует специфическую особенность процесса труда при капитализме, заключающуюся в использовании особенного товара «рабочая сила», создающего в процессе труда большую стоимость, чем изначально затраченные капиталистом средства для приобретения «товара-рабочая сила». Именно из-за способности этого специфического товара производить большую стоимость, чем оплачено за его труд капиталистом, происходит, как доказывает Маркс, увеличение изначальной стоимости продукта труда и возникает прибавочная стоимость. Таким образом, процесс труда работника является одновременно процессом увеличения изначальной стоимости товара, что переводчики попытались отразить в формулировке данной главы в «традиционном переводе».

Однако в понимании Чеховского, у Маркса здесь незаконченная фраза, «Verwertungsprozess» – это, по его мнению, «процесс, целью которого является получение прибавочной ценности» (это действительно такЛ.В.), «а специфическое "сырье", реализуемое в процессе производства "готового продукта", прибавочной ценности, есть ценность или капитал, как сумма ценности всех элементов капиталистического производства, в том числе ценности рабочей силы. Verwertungsprozess, – полагает Чеховский, – это бесконечное движение капитала, – явление известное у Маркса под названием Verwertung des Werts (реализация ценности[31]. В этой связи хотелось бы особо подчеркнуть, что домысливать за Маркса, дополняя его терминологию, – дело весьма рискованное. Чеховский понимает здесь «прибавочную стоимость» как избыток над суммой затраченных элементов производственного процесса, что не имеет ничего общего с пониманием прибавочной стоимости как результата присвоения неоплаченного труда рабочего, т.е. его прямой эксплуатации, у Маркса.

В переводе Чеховским термина «Verwertung des Werts» как «реализации ценности» произошла подмена того специфического содержания, которое заключено у Маркса в анализе товара «рабочая сила». Известный подзаголовок 5-й главы «Стоимость рабочей силы и стоимость, которую она создает в процессе труда – величины различные» получил у него такую редакцию: «Ценность рабочей силы и ее реализация (! – Л.В.) в процессе труда – различные величины». Та специфика товара «рабочая сила», которую Маркс установил и на понимании которой базируется раскрытие действительного источника прибавочной стоимости, исчезла в предложенной Чеховским редакции.

Сопоставим далее, как выглядит в результате редакции Чеховского известное место из 5-й главы, где Маркс резюмирует свое обоснование процесса производства прибавочной стоимости (курсив в обоих случаях мой – Л.В.):
Т. 23. С. 206: «Если мы сравним теперь процесс образования стоимости и процесс увеличения стоимости, то окажется, что процесс увеличения стоимости есть не что иное, как процесс образования стоимости, продолженный далее известного пункта. Если процесс образования стоимости продолжается лишь до того пункта, когда уплаченная капиталом стоимость рабочей силы будет возмещена новым эквивалентом, то это будет простой процесс образования стоимости. Если же процесс образования стоимости продолжается далее этого пункта, то он становится процессом увеличения стоимости». Редакция Чеховского. С. 192: «Если мы сравним теперь процесс создания ценности и процесс реализации ценности, то окажется, что процесс реализации ценности есть не что иное, как процесс создания ценности, продолженный далее известного пункта. Если процесс создания ценности продолжается лишь до того пункта, когда уплаченная капиталом ценность рабочей силы будет возмещена новым эквивалентом, то это будет простой процесс создания ценности. Если же процесс создания ценности продолжается далее этого пункта, то он становится процессом реализации ценности».
Термин «реализация» в данном случае ставит читателя в тупик. Ведь в экономической терминологии «реализация» означает «продажу», и тогда получается, что источником прибавочной стоимости является сфера обращения – точка зрения вульгарной политэкономии, совершенно несовместимая с теорией Маркса. А если соотнести вышеприведенный фрагмент из 5-й главы первого тома «Капитала» с заголовком этой главы в редакции Чеховского «Процесс труда и процесс производства прибавочной ценности», то получается, что процесс производства прибавочной ценности есть процесс реализации ценности – полная нелепость с точки зрения теории Маркса.

Таким образом, мы видим здесь то же, что ранее наблюдали в отношении термина «стоимость»: не считаясь с принятым в экономической науке пониманием терминологии, Чеховский вкладывает в экономические термины свое собственное толкование, что ведет к искажению теории Маркса, причем в ключевых ее пунктах. Приходится признать, что, казалось бы, чисто техническая замена редактором Чеховским термина «стоимость» на «ценность» на деле является примитивизацией терминологии «Капитала», которая оборачивается вульгаризацией теории стоимости и теории прибавочной стоимости Маркса.

Еще несколько примеров новаций перевода, предпринятых Чеховским: он осознанно повсеместно заменяет русскоязычные термины на их иностранные эквиваленты, считая последние всем понятными и не нуждающимися в переводе. Речь идет о таких терминах, как «промышленность», «промышленное производство», «сельское хозяйство», «накопление», «воздержание» и др. Вместо них переводчик использует термины «индустрия», «индустриальное производство», «агрикультура», «аккумуляция», «абстиненция», «имманентный», «трансмиссия» и пр. Вообще говоря, такой подход свидетельствует, прежде всего, о непрофессионализме переводчика, поскольку квалифицированный перевод предполагает подбор соответствующих эквивалентов на том языке, на который осуществляется этот перевод. Правда, в современном русском (и не только в русском) языке такой прием сохранения иностранных слов получил широкое распространение, свидетельствуя как раз о неспособности говорящего или пишущего подобрать правильные русские слова или об отсутствии в русском языке соответствующих понятий. Но к «Капиталу» это вряд ли должно иметь отношение.

Приведем конкретные примеры. Так, в подзаголовке главы 11 «Кооперация» «цеховая промышленность» стала у Чеховского называться «цеховой индустрией». Однако в современном русском языке слово «индустрия» понимается как достаточно развитая промышленность, прежде всего, связанная с производством средств производства, что явно не применимо к цеховому производству.

Один из важнейших отделов первого тома «Капитала», известный как «Процесс накопления капитала», получил в редакции Чеховского название «Процесс аккумуляции капитала». «Теория воздержания» Сениора превратилась в «теорию абстиненции», формулировка «размеры накопления капитала» изменена на «объем аккумуляции», «всеобщий закон капиталистического накопления» – на «всеобщий закон капиталистической аккумуляции», «так называемое первоначальное накопление» – на «так называемую первоначальную аккумуляцию», а «историческая тенденция капиталистического накопления» стала «исторической тенденцией первоначальной аккумуляции». Заголовок параграфа 2 главы 23 «относительное уменьшение переменной части капитала в ходе накопления» стал в новой редакции звучать так: «относительное уменьшение переменной части капитала в процессе продолжения аккумуляции».

Даже если не касаться изменений по существу понимания теории Маркса в такой редакции, все приведенные случаи новых формулировок вызывают вопросы, порождают недоумение и являются, на мой взгляд, значительным ухудшением с точки зрения русского языка. Однако, что самое главное, они разрушают сложившуюся систему понятий и категорий, принятых в российской экономической науке, по крайней мере, в отношении экономической теории Маркса.

Профессионализм подготовителей тома 23 второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса становится особенно очевидным при анализе так называемых «ошибок», которые Чеховский якобы обнаружил в процессе своего «редактирования». В вышеупомянутом интервью газете «Neues Deutschland» он сообщает о 40 (!) ошибках, которые нашел «только на 40 страницах 24 главы» (!) первого тома[32]. На этом основании он называет «традиционный» перевод «халтурой». Приведенные им во «Введении» к своему переводу две таблицы так называемых «ошибок» тома 23 Сочинений[33], свидетельствуют, однако, о том, что г-н Чеховский не слишком хорошо понимает, о чем идет речь. Несколько из отмеченных им случаев являются, как уже говорилось, не ошибками в тексте Маркса, а разночтениями между текстом тома 23 и томом II/10 МЭГА, связанными с уточнением некоторых фактических данных в процессе работы над другими томами Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса и изданием МЭГА. В более чем 90% приведенных г-ном Чеховским мест, в большинстве своем касающихся не принципиальных в теоретическом отношении формулировок, часто цитат, мы имеем дело со стилистической правкой, причем зачастую изменяющей перевод не в лучшую сторону. Например, вряд ли замена, при переводе фразы Маркса „eine Pacht oder ein Schiff erwerben“, формулировки «взять в аренду землю или корабль» (издания 1960, 1978 гг.) на «приобрести (купить) аренду … или корабль» (Чеховский) может считаться удачной редакцией.

Чеховский просто не понимает, насколько сложным является работа по подготовке к печати текстов Маркса и Энгельса и их переводов на русский язык. Ему не пришлось проверять все цитируемые и упоминаемые Марксом источники, исторические факты по не менее чем трем источникам, обращаться к самой разнообразной справочной литературе, словарям XIX века. А ведь именно такого рода работа была проделана в московском ИМЛ при подготовке 23 тома 2-го издания Сочинений. Г-н Чеховский даже не подозревает о более чем 600 фактических ошибках в тексте четвертого издания первого тома «Капитала» 1890 г. под редакцией Энгельса, которые были обнаружены в результате проверки многочисленных цитат по источникам, большинство которых сегодня являются уникальными, фактов, дат, имен, библиографических названий, статистических данных и т.д. подготовителями прежних советских изданий первого тома «Капитала» и, прежде всего, 23 тома второго издания.

Мне уже приходилось приводить свидетельство подготовителя этого тома А.И. Малыша[34] о том, что число всевозможных исправлений в старом переводе под редакцией И.И. Скворцова-Степанова только по первому тому достигло 9 тысяч. В сложных и ответственных случаях подготовитель и редактор Я.Б. Турчинс обращались к авторизованному французскому переводу и отредактированному Энгельсом английскому переводу. Сличение немецкого оригинала с именно этими переводами подсказывало то русское слово или словосочетание, которое полнее и правильнее всего выражало мысль Маркса. В ряде случаев в отдельные формулировки немецкого оригинала были внесены целесообразные исправления на основе французского издания. За каждым исправлением стояло микроисследование, без которого ни одна дата, ни один факт в тексте Маркса не могли быть изменены.

Проверка многих приводимых Чеховским так называемых «ошибок» показывает, что переводчики и редакторы прежнего перевода были высокообразованными людьми, делавшими перевод, не дословно переводя каждое слово, а хорошо понимая исторический и литературный контекст. Подготовители текстов Маркса и Энгельса использовали при переводе на русский язык устоявшуюся, отработанную терминологию, принятую не только в экономической, но и в исторической и философской науке. Беззастенчиво воспользовавшись результатами огромного труда коллективов разных поколений московских издателей первого тома «Капитала» и работавших в тесном сотрудничестве с московскими коллегами подготовителей 10 тома второго отдела МЭГА из Германии, Чеховский позволяет себе пренебрежительно отзываться об их работе, а свой фактический плагиат выдавать за «новую редакцию» «Капитала», благодаря которой русский читатель якобы только теперь может правильно понять труд Маркса!

Во время недавней презентации своей «новой редакции» в Русском Доме в Берлине Чеховский в качестве примера сделанного им «исправления» с гордостью сообщил, что он заменил перевод прежних русских изданий формулировки «in den La Plata Staaten» как «Аргентина»[35] на «в странах Ла-Плата», утверждая, что речь идет не только об Аргентине, но и Уругвае и Парагвае[36]. Этим примером переводчик, подобно «унтер-офицерской вдове», сам себя высек. На самом деле Маркс говорит о реалиях середины XIX в., когда «La Plata Staaten» являлось названием Аргентинской республики, или конфедерации, поэтому перевод в томе 23 абсолютно корректен и соответствует историческим реалиям. Более того, именно такой перевод – Аргентина – дают толковые и немецко-русские словари XIX – начала ХХ века[37]. Редакция же этого места Чеховским означает наложение современных понятий на исторические реалии XIX века, что абсолютно неприемлемо и свидетельствует о непрофессионализме переводчика. Правильное географическое название взамен дословного перевода «в штатах (а не «в странах», как у Чеховского – Л. В.) Ла-Плата» избавляло подготовителей тома 23 русского издания от комментария к данному месту. В немецком же издании Marx-Engels-Werke и в томе II/10 МЭГА это место следовало бы пояснить, но 25 лет назад, когда изданием работ Маркса и Энгельса занимались профессиональные коллективы, никому в голову не могло прийти, что найдется переводчик-любитель, который современные границы государств отнесет к середине XIX века. Таким же образом можно прокомментировать и ряд других редакционных изменений, выдаваемых Чеховским за ошибки советского издания.

Приведем еще несколько примеров, свидетельствующих о литературных вкусах переводчика. Так, фраза «право давности на землю» была изменена им на «право приобретательной давности на землю», «старые наследственные арендаторы» – на «старые наследственные ленники» (сказано совсем не по-русски, при этом надо еще пояснять, кто имеется в виду – Л.В.), «превратить землю в предмет свободной торговли» – на «превратить землю в простой предмет торговли», «о моральном облике этого буржуазного героя» – на «о личной морали этого буржуазного героя».

Или еще один образец, красноречиво характеризующий уровень «новой редакции». Фраза «Дикий олень, обитающий в парках аристократов, является уже как бы домашним животным, жирным, как лондонские ольдермены»[38] заменена Чеховским на: «Дичь, обитающая в парках аристократов, практически является уже домашними животными, жирными [,] (запятая вставлена мною! – Л.В.] как лондонские чиновники»[39]. Переводчик не обращает внимания на следующую за данной фразой цитату из работы английского публициста Роберта Сомерса, где речь идет именно об оленях как объекте охоты английских лендлордов. Переводя вроде бы дословно, переводчик не чувствует, что под дичью в русском языке понимается прежде всего птица, которая не может называться, да еще и во множественном числе (!), «домашними животными». Не подозревает Чеховский, по-видимому, и о том, что «ольдермены» – вовсе не «лондонские чиновники». Это слово давно вошло в литературный русский язык и в историческую лексику, означает оно звание старшего советника в совете графства или города. Подобно этому, на русский язык не переводятся такие слова, как «мэр», «констебль», «эсквайр» и др.

Об одном случае так называемой «ошибки» тома 23 хотелось бы сказать особо. В главе «Рабочий день» есть такое место: «Если рабочий потребляет свое рабочее время на себя, то он обкрадывает капиталиста»[40]. У Маркса сказано «seine disponible Zeit»[41], что значит «имеющееся в его распоряжении, свободное время». Поэтому, когда Чеховский заменяет «свое рабочее время» на «свое свободное время», это кажется, на первый взгляд, исправлением грубой ошибки тома 23. Однако если сопоставить данное место с приведенной в подстрочном примечании цитатой из сочинения французского экономиста Н. Ленге («Если свободный рабочий предается отдыху, то скаредная экономия, с беспокойством следящая за ним, начинает утверждать, что он ее обкрадывает»), то понятно, что речь идет о перерывах в работе во время рабочего дня. «Традиционный перевод» тома 23 точно выражает мысль Маркса. В редакции же Чеховского данная фраза получила совершенно иной смысл: «Если рабочий потребляет свое свободное время на самого себя, то он обкрадывает капиталиста»[42]. Понимание того, что речь идет не о свободном времени как таковом, а именно о перерывах, которые делает рабочий в течение рабочего дня, в данной редакции исчезло.

Все приведенные примеры (а можно прокомментировать и объяснить практически каждый названный Чеховским случай) показывают, что даже в случае, казалось бы, более близкого к немецкому оригиналу «буквального» перевода, редакция Чеховского оказывается так называемой «вкусовой правкой» и весьма красноречиво показывает дилетантизм переводчика, отсутствие у него опыта перевода именно научной литературы. Приходится с сожалением признать, что «новая редакция» в большинстве случаев либо ухудшает существующую редакцию текста, либо, в отдельных, но важных для понимания, случаях, искажает смысл текста Маркса. При этом речь идет об искажении ряда принципиально важных положений теории прибавочной стоимости Маркса.

К числу несомненных недостатков рецензируемого издания относится воспроизведение подстрочных примечаний не в авторской нумерации, как во всех предшествующих «традиционных» изданиях «Капитала», а в сплошной (автоматической, компьютерной) нумерации. Не говоря уже о том, что это – нарушение авторского права, такая подача многочисленных подстрочных примечаний, имеющих у Маркса большую смысловую нагрузку, затрудняет изучение известного не одному поколению исследователей текста, усложняет ориентирование в нем.

***

Таким образом, с самых разных сторон предпринятая В.Я. Чеховским в виде хобби «новая редакция» первого тома «Капитала» является, на мой взгляд, не более чем любительской поделкой. Вспоминаются строки великого И.А. Крылова: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Авторская редакция Чеховского могла бы оставаться фактом личной биографии переводчика, если бы речь не шла о теоретическом труде Маркса.

Данное издание обозначило некую достаточно симптоматичную тенденцию, которая со временем может получить дальнейшее развитие. В 2013 г. на прилавках книжных магазинов появилось сокращенное издание первого тома «Капитала» под редакцией некоего Г. Преображенского[43]. В этом издании из текста изъяты все цитаты, построчные примечания, как якобы затрудняющие восприятие, за счет чего объем текста существенно сократился. Несмотря на то что потребность в популярных изданиях о «Капитале», по-видимому, существует, такого рода произвольно искаженное воспроизведение текста, давно ставшего классикой экономической науки, не может не вызывать протеста.

Безусловно, если бы не ликвидация Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в 1991 г., Сектор произведений К. Маркса и Ф. Энгельса наверняка подготовил новую редакцию перевода, в которой были бы учтены результаты издания МЭГА. И такое издание действительно планировалось. К сожалению, соответствующие тома второго отдела, посвященного «Капиталу», вышли в конце 1980-х – 1991 г., а публикация всех черновых рукописей «Капитала» была завершена в издании МЭГА лишь в 2012 г. Поэтому некоторые уточнения в тексте, заимствованные г-ном Чеховским из тома II/10 МЭГА, опубликованного в 1991 г., наверняка были бы приняты во внимание. Однако даже единичные случаи приемлемой редакции Чеховского и некоторые замеченные им разночтения в датах и библиографических сносках между т. 23 и томом II/10 МЭГА, которые требуют дополнительной проверки, не имеют принципиального значения для понимания труда Маркса.

Подводя итог, позволю себе сделать следующий вывод: новая редакция В.Я. Чеховского является, на мой взгляд, действительно «трагикомической историей». Определенный трагизм ситуации, на мой взгляд, состоит в том, что сам переводчик искренне горд изданием своего труда, не вполне осознавая результат сделанного.

Разрушение системы понятий и категорий, принятых за многие десятилетия в экономической науке, терминологическая путаница, замена русских слов иностранными и тому подобные операции, проделанные переводчиком, на мой взгляд, не столько помогают изучению «Капитала», сколько затрудняют его. Печально, что речь идет именно о главном труде Маркса, многие важнейшие положения которого в результате такой редакции упрощены, вульгаризированы и даже искажены. И дело тут никак не в идеологии, как пытается представить оппонирующую точку зрения Чеховский, а в полном непонимании переводчиком содержания самой теории Маркса. Предложенная Чеховским «новая редакция» первого тома оказалась подтверждением высказанной много лет назад мысли Энгельса, что ««Капитал» не такая книга, перевод которой может быть сделан по договору»1.

Единственный положительный момент видится в том, что предложенная В.Я. Чеховским «новая редакция» показала, как и почти 120 лет назад редакция русского перевода первого тома «Капитала» под редакцией П.Б. Струве, контрпродуктивность использования термина «ценность» применительно к переводу «Капитала» Маркса на русский язык. Опыт «новой редакции» Чеховского доказывает необходимость высоких требований к переводу произведений Маркса на русский язык, в том числе (а может быть, в первую очередь) адекватного понимания самой теории Маркса.

Существующий «традиционный» перевод «Капитала» позволяет изучать «Капитал» Маркса без опасения его ошибочного понимания или трудностей восприятия текста. Эти трудности объективно связаны со сложностью самой теории Маркса, прежде всего теории стоимости, с ее нетривиальностью.

Примечательно, что несмотря на очень значительные изменения в редакциях «Капитала», осуществленных в СССР, автором перевода «Капитала» во всех советских изданиях неизменно указывался И.И. Скворцов-Степанов, умерший в 1928 г. С этой точки зрения опубликование г-ном Чеховским под своим именем на более чем 90% заимствованного им перевода первого тома, опубликованного в томе 23 второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, безусловно, нарушает принятые в научном сообществе этические нормы. Отсутствие юридических правопреемников Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и издательства «Политиздат», к сожалению, не дает возможность предъявить г-ну Чеховскому иск в прямом нарушении закона об авторском праве, заключающемся в использовании чужого перевода, а в более широком смысле – работы других профессионалов.

Печально, что так называемая толерантность к любой точке зрения, идущей вразрез с советской традицией, открывает дорогу подобного рода дилетантским поделкам и позволяет публиковать их даже под грифом «научного издания».

[1] Маркс К. – И. Ф. Беккеру, 17 апреля 1867 // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 31. С. 453.

[2] См., например, Кондрашов П.Н. Нелепость, ставшая привычкой // Свободная мысль. 2016. № 5 (1659). С. 203–217.

[3] См.: Васина Л.Л. По поводу одной неудачной редакции русского перевода первого тома «Капитала» Карла Маркса // Вопросы политической экономии. 2016. № 2. С. 119–130; Мареев С.Н., Мареева Е.Е. О переводах «Wert» в «Капитале» К. Маркса (реплика в споре) // Вестник Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС. 2016. № 4 (8). С. 43–45; Бузгалин А., Васина Л. Претенциозная игра в новации (о неудавшейся попытке нового перевода ряда терминов «Капитала») // Свободная мысль 2017, № 2. С. 206–217.

[4] Васина Л.Л. О терминах «ценность» и «стоимость» в переводах «Капитала» К. Маркса // Марксизм и современность. 2014-2015. № 1-2 (53-54). – С. 80-89. Расширенную версию статьи см.: Васина Л.Л. «Ценность» versus «стоимость» – «за» и «против» // Альтернативы / Alternatives. № 2 (87), 2015. – С. 122–154.

[5] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. Пер. с 4-го нем. изд., провер. Ф. Энгельсом, под ред. П. Струве. – Спб., 1899.

[6] Чеховский В. Введение // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. Под ред. В.Я. Чеховского. М.: РОССПЭН, 2015. – С. 10–11. См. также: Цвайнерт Й. История экономической мысли в России. 1805–1905 / Пер. с нем. Л. И. Цедилина; под науч. ред. В. – С. Автономова. Го- С. ун.т – Высшая школа экономики. – М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. – С. 225: «По трагикомическому стечению обстоятельств, в то время как перевод Струве хранился в шкафах с запрещенной литературой государственных библиотек, эта грубейшая ошибка утвердилась в советских переводах Маркса».

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. М., 1960.

[8] Marx K., Engels F. Werke. Bd. 23. Berlin, 1962; Marx Karl / Friеdrich Engels. Gesamtausgabe (MEGA2). Bd. II/10: Marx K. Das Kapital. Kritik der politischen Ökonomie. Bd. 1. Hamburg 1890. Berlin, 1991.

[9] Чеховский В. Введение… – С. 38.

[10] Там же. – С. 24. Ср.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 44.

[11] Там же. – С. 30.

[12] Философский словарь. Основан Генрихом Шмидтом. Перераб. 22-е изд. – М., 2003. – С. 351.

[13] См.: Чеховский В. Предисловие ответственного редактора и переводчика. Карл Марк- С. Капитал, том I. Перевод с немецкого // «Альтернативы»/“Alternatives“. № 2 (87), 2015. – С. 104.

[14] Там же. – С. 107.

[15] Там же. См. также: Чеховский В. Введение… – С. 22–23.

[16] Чеховский В. Предисловие ответственного редактора и переводчика… – С. 106.

[17] Чеховский В. Введение… – С. 29.

[18] Marx K. Das Kapital. Bd. 1. Hamburg 1867 // Marx-Engels-Gesamtausgabe (MEGA2). Bd. II/5. Berlin, 1983. S. 19. Немецкая орфография подлинника.

[19] Ebenda.

[20] См.: Васина Л.Л. О терминах «ценность» и «стоимость» в переводах «Капитала» К. Маркса… – С. 85–87.

[21] Marx Karl / Friedrich Engels. Gesamtausgabe (MEGA2). Bd. II/7: Marx K. Le Capital. Paris 1872–1875. Berlin 1989. – S. 145.

[22] Marx Karl / Friedrich Engels. Gesamtausgabe (MEGA2). Bd. II/9: Marx K. Capital. A Critical Analysis of Capitalist Production. London 1887. Berlin 1990. – S. 153.

[23] Интервью Чеховского см.: Fritsche A. Marx jetzt richtig russisch // Neues Deutschland. Berlin. 13. Februar 2016. – S. 20.

[24] См. редакционное предисловие к изданию:: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. М.: Партиздат, 1933. – С. VII.

[25] Чеховский В. Введение… – С. 35.

[26] Там же. – С. 26, 27.

[27] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. Полный пер. с 5-го, провер. Ф. Энгельсом, нем. изд. под ред. В. Базарова и И. Степанова. Общая ред. А. Богданова. Москва: Московское книгоиздательство, 1909. – С. 142.

[28] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. – С.-Петербург, 1872. – С. 121; Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. Изд. 2-е, исправ. и дополн. по четвертому немецкому изданию. – С.-Петербург, 1898. – С. 13, 149.

[29] Маркс К. Капитал … – Т. 1. Изд. 2-е. – С.-Петербург, 1898. – С. 149.

[30] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1. Пер. с 4-го нем. изд., провер. Ф. Энгельсом, под ред. П. Струве. Спб., 1899. – С. 126.

[31] Чеховский В. Введение… – С. 35–36.

[32] Fritsche A. Marx jetzt richtig russisch // Neues Deutschland. Berlin. 13. Februar 2016. S. 20.

[33] Там же. – С. 13–15 и 16–18. В общей сложности названы 74 места на 784 стр. сложного теоретического и исторического текста (в оригинале – на немецком языке) с вставками по меньшей мере на пяти европейских языках (английском, французском, итальянском, латыни и греческом).

[34] Малыш А.И. Второе издание сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса // Научно-информационный бюллетень Сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса / Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПС- С. № 14. М., 1966. – С. 25–26. См.: Васина Л.Л. О терминах «ценность» и «стоимость» в переводах «Капитала» К. Маркса… – С. 89.

[35] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 373.

[36] См.: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1 / Под ред. В.Я. Чеховского. М.: РОССПЭН, 2015. – С. 325.

[37] См.: Брокгауз Ф.А., Эфрон И.А. Малый энциклопедический словарь. – Т. 1. – С.-Петербург 1907. – С. 206.

[38] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 742.

[39] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1 / Под ред. В. Я. Чеховского… – С. 623–624.

[40] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 244.

[41] Marx K. Das Kapital. Kritik der politischen Ökonomie. Bd. 1. Hamburg 1890 // MEGA2. Bd. II/10. Berlin, 1991. S. 209.

[42] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т. 1 / Под ред. В. Я. Чеховского… – С. 220.

[43] См.: Маркс К. Капитал. СПб, 2013.

Категория: № 1-2 2016-2017 (55-56) | Добавил: Редактор (06.02.2019) | Автор: Л.Л. Васина
Просмотров: 483
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [50]
№ 1-2 2016-2017 (55-56) [12]
№ 57-58 2019 [73]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2021