Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 450
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2014-2015 (53-54)

К выходу пятого тома издания «СТАЛИН. ТРУДЫ»

В конце 2014 года – начале 2015 года в свет выйдет очередной том издания «Сталин. Труды». Книга охватывает период с мая 1910 по сентябрь 1913 года. Его начало застаёт нашего автора под арестом. Что, впрочем, не помешало ему тогда же подготовить к печати свои знаменитые «Письма с Кавказа».

Переписка по делу Джугашвили затягивается, ему грозит пятилетняя высылка в отдалённые районы империи. Однако в итоге завершается водворением в Сольвычегодск, по прежнему месту ссылки, куда арестант прибыл в конце октября 1910 года.

Дерзкий беглец, видный деятель кавказской социал-демократии, теперь он является объектом самого пристального внимания правоохранительных органов. Об этом свидетельствует обширная переписка между Департаментом полиции, Вологодским ГЖУ, Тифлисским ГЖУ, московским и петербургским охранными отделениями, указания сольвычегодскому исправнику ужесточить режим наблюдения за неспокойным политическим ссыльным, протоколы неоднократных (впрочем, безрезультатных) обысков у него на квартире.

Отбыв ссылку и выбрав местом жительства Вологду, Джугашвили 6 июля 1911 года, избранный к тому времени на июньском парижском совещании членов ЦК кандидатом в члены организационной комиссии по созыву партконференции, едет из Сольвычегодска к месту назначения. Он пробыл там недолго и в начале сентября покинул Вологду, стремясь оживить партийные связи и включиться в революционную работу. Однако полиция была настороже, и уже 9 сентября Джугашвили вновь оказался за решеткой. Под новый, 1912 год он был возвращен в Вологду под гласный надзор полиции, по дороге успев принять участие в узком совещании перед отъездом делегатов на VI (Пражскую) общепартийную конференцию.

На этой конференции в январе 1912 года И.В. Джугашвили был ожидаемо (заочно) избран членом Центрального Комитета партии большевиков и членом Русского бюро ЦК. В конце февраля он скрылся из-под надзора полиции и направился в Москву и Петербург.

И вновь многомесячный отрыв от партийного строительства компенсируется утроенной активностью, с которой Джугашвили приступает к работе: участвует в собрании представителей рабочих партийных ячеек Василеостровского района, где были одобрены итоги Пражской конференции, написал листовку «За партию!», широко пошедшую по России от имени ЦК РСДРП; прибыв в марте на Кавказ, активизирует усилия партийных комитетов по осуществлению пражских решений, пишет циркулярное письмо № 1 ЦК РСДРП(б) к партийным организациям с извещением об окончательном конституировании Центрального Комитета партии большевиков.

Вернувшись в середине апреля в Петербург, Джугашвили редактировал большевистскую газету «Звезда», на страницах которой появились его статьи «Новая полоса», «Либеральные фарисеи», «Беспартийные чудаки», «Жизнь побеждает!», «Они хорошо работают…», «Тронулась!..», «Как они готовятся к выборам». Принял самое деятельное участие в основании новой партийной газеты «Правда», первый номер которой вышел 22 апреля с его программной статьей «Наши цели».

В этот же день Джугашвили арестован в очередной раз. Теперь ему назначена ссылка на три года в Нарымский край, куда его препроводили к 18 июля. Спустя 38 дней он вновь бежал и, прибыв в Петербург в середине сентября, тут же включился в подготовку к выборам в IV Государственную думу. В начале октября из-под его пера вышел знаменитый «Наказ петербургских рабочих своему рабочему депутату», а также ряд статей для «Правды»: «Воля уполномоченных», «К итогам выборов по рабочей курии в Петербурге», «Сегодня выборы».

В конце октября Джугашвили выехал за границу для участия в заседании ЦК РСДРП(б), произошедшем в Кракове в конце ноября – начале декабря. Возвратившись в Петербург, сотрудничал с социал-демократической фракцией Государственной думы. 22 декабря стал представителем ЦК во вновь избранном Петербургском комитете. В конце декабря опять выехал в Краков для участия в совещании ЦК с партийными работниками и членами думской фракции – большевиками, проходившем под руководством Ленина. Оттуда направился в Вену, где в конце 1912 – начале 1913 закончил работу над брошюрой «Марксизм и национальный вопрос» (под названием «Национальный вопрос и социал-демократия» опубликована в №№ 3–5 «Просвещения»). Также написал для «Социал-Демократа» статьи «Выборы в Петербурге (Письмо из Петербурга)», «На пути к национализму (Письмо c Кавказа)», листовку «Годовщина Ленской бойни».

Возвратившись в середине февраля 1913 года в Петербург, активно включился в работу думской фракции и реорганизацию редакции «Правды».

23 февраля по доносу провокатора Малиновского был арестован на благотворительном концерте в зале Калашниковской биржи и 2 июля этапирован в Туруханский край под гласный надзор полиции сроком на 4 года. А уже в августе он прибыл в село Костино Туруханского края. Началась последняя, самая тяжёлая и долгая ссылка.

Так за несколько напряженных, наполненных событиями, тревогами, заботами и трудами лет энергичный кавказский большевик Коба-Джугашвили стал одним из лидеров партии, искушенным публицистом и опытным организатором И.В. Сталиным. И хотя полиции удалось на несколько лет вырвать его из ежедневной практической политики, грядущие события – подъём рабочего движения в России, империалистическая война и, наконец, Февральская революция – увенчали старания борцов за дело народа. Главные бои для туруханского затворника были ещё впереди.

Заказать тома первый, второй, третий, четвертый и пятый, а также подписаться на издание целиком, вне зависимости от того, в каком регионе вы проживаете, можно, написав на электронный адрес sunlabour@yandex.ru или позвонив 8-967-132-48-63.

Редакционный совет издания «Сталин. Труды»

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ «РАБОЧЕЙ ГАЗЕТЫ»

(после 9 июля 1911 года)

В редакцию «Рабочей Газеты». От Коба (Ивановича). Из № 4–5 «Рабочей Газеты» узнал, что вами послано «Кобе» письмо, ответа на которое требуется от него. Заявляю, что никакого письма от вас не получал, старые адреса провалены, новых у меня нет, и я лишён возможности переписываться с вами. О чём вы могли мне писать? Быть может, не лишне будет, если заранее заявлю, что я хочу работать, но работать я буду только лишь в Питере или в Москве: в других пунктах в данное время моя работа будет – я уверен в этом – слишком мало производительна. Было бы хорошо предварительно побеседовать о плане работы и т.п. с кем-либо из ваших, ну, хотя бы из русской части ЦК. Более того, это, по-моему, необходимо, если, конечно, русская часть ЦК функционирует. Словом, я готов, – остальное ваше дело. Может, я сузил вопрос и забежал вперёд… тогда повторите ваше письмо. Жду ответа.

Коба

P. S. Вы, конечно, догадываетесь, что я уже свободен.

РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 10. Д. 20. Л. 266.

 

НОВАЯ ПОЛОСА

15 апреля 1912 года

Вслед за экономическими выступлениями рабочих – политические их выступления.

Вслед за стачками за заработную плату – протесты, митинги, политические забастовки по поводу ленских расстрелов.

В Питере и Москве, в Риге и Киеве, в Саратове и Екатеринославе, в Одессе и Харькове, в Баку и Николаеве, – везде, во всех концах России подымают голову рабочие в защиту своих загубленных на Лене товарищей.

«Мы живы, кипит наша алая кровь огнём неистраченных сил»!..[1]

Третью ступень проходит рабочее движение в своём возрастающем оживлении. И это после контрреволюционных вакханалий.

Года два назад рабочие ещё пробовали сопротивляться всё возраставшим нападениям ненасытных хозяев. Стачки обороны, а местами и наступательные забастовки – вот в чём выражалось оживление движения. Это была первая ступенька. Московский район был застрельщиком.

Года полтора назад рабочие переходят к наступательным забастовкам. Выставляются новые экономические требования, добиваются условий 1905–1906 годов, отобранных у рабочих за время контрреволюционного разгула. Это была вторая ступенька. Застрельщиками были западные окраины.

Теперь пошла третья ступень, период политического движения.

Со ступеньки на ступеньку!

И этого надо было ожидать. Подъём в основных отраслях промышленности и рост капиталистических барышей наряду с падением реальной заработной платы; рост профессиональных и политических организаций буржуазии наряду с разрушением рабочих организаций; подъём цен на жизненные продукты и рост помещичьих доходов наряду с голодом 30 миллионов крестьян, когда гонимые нуждой отцы и матери принуждены продавать своих дочерей и сыновей, – всё это не могло не внести политического оживления в ряды рабочего класса.

Ленские выстрелы послужили лишь сигналом.

Очевидно, «на Шипке не совсем спокойно». Это чувствуют и представители власти, спешно готовящиеся к «умиротворению» страны. Это отражается, по-видимому, даже на делах нашей внешней политики…

А известия о политических забастовках-протестах всё продолжают поступать.

Нет сомнения, что подземные силы освободительного движения заработали…

Привет вам, первые ласточки!

К. С.

Петербургская газета «Звезда». 1912. № 30.

ПИСЬМО А.Е. АКСЕЛЬРОДУ

6 декабря 1912 года

Краков, 6 декабря 1912 г. С.-Петербург, Калашниковское отделение Русского для внешней торговли банка, Александру Ефремовичу Аксельроду.

Химический текст.

Для Васильева.

Дорогой друг, насчёт 9-го янв. крайне важно обдумать и подготовить дело заранее.

А) Заранее должен быть готов листок с призывом к митингам, однодневной стачке и демонстрациям (сиe должно быть решено на месте, на месте виднее). Надо поправить ошибку 15.XI, поправить против оппортунистов, конечно. Лозунги листка должны быть три революционные (республика, 8-часовой рабочий день и конфискация помещичьего землевладения) с особым подчеркиванием 300-летия «позора» Романовской династии.

Б) Ежели нет полной и полнейшей уверенности в возможности иметь листок в Питере, надо заранее, вовремя заготовить его здесь и привезти. Наглость ликвидаторов по вопросу о Як. беспримерна. Если у нас все 6 по рабочей курии, нельзя молча подчиняться каким-то сибирякам. Обязательно шестерке выступить с самым резким протестом, ежели её майоризируют[2], напечатать протест в «Дне» и заявить, что они апеллируют к низам, к организациям рабочих. Ликвидаторы хотят вздуть своё большинство и протащить раскол с польской с.-д. Неужели представители рабочих 6-ти рабочих губерний подчинятся Скобелевым и Ко или случайному сибиряку. Пишите почаще и побольше, поподробнее. Статьи Луча против стачек – верх низости. Надо резко выступить нелегально. Пишите скорее, на каком из намеченных вами планов такого выступления вы останавливаетесь. Привет.

Верните документ – жить по нему неудобно. Владелец может быть в Питере.

Государственный архив Российской Федерации.

Ф. 102. Оп. 265. Д. 531. Л. 331–331об.

Примечание. Публикуется по копии, снятой при перлюстрации в департаменте полиции и отложившейся в архиве особого отдела. На бланке имеется помета «Химический текст».

ПОЛОЖЕНИЕ В СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ

26 февраля 1913 года

В № 44 «Правды» появилось «заявление» семи социал-демократических депутатов, где они враждебно выступают против шести рабочих депутатов.

В том же номере «Правды» шесть рабочих депутатов отвечают им, называя их выступление первым шагом к расколу.

Таким образом, рабочие становятся перед вопросом: быть или не быть единой с.-д. фракции?

До сих пор с.-д. фракция была едина и своим единством сильна, достаточно сильна для того, чтобы заставить считаться с собой недругов пролетариата.

Теперь она, быть может, разобьётся на две части на потеху и радость врагам…

В чём же дело? Из-за чего разошлись так резко члены с.-д. фракции? Что побудило семерых депутатов напасть на своих товарищей на страницах газеты, пред лицом врагов рабочего класса?

Два вопроса выдвигают они в своём «заявлении»: вопрос об участии в «Луче» и «Правде» и вопрос о слиянии этих газет.

Семеро депутатов думают, что с.-д. депутаты обязаны участвовать в обеих газетах, что отказ шести депутатов участвовать в «Луче» является нарушением единства с.-д. фракции.

Но так ли это? Правы ли семь депутатов?

Во-первых, странно, как можно участвовать в газете, направление которой не только не разделяешь, но считаешь вредным? Как можно обязать, например, ортодокса Бебеля участвовать в ревизионистской газете, или ревизиониста Фольмара – в ортодоксальной? В Германии хохотали бы по поводу такого требования, ибо там знают, что единство действий не исключает различия во взглядах. Но у нас… у нас, слава богу, нет ещё культурности.

Во-вторых, у нас имеется прямое указание опыта в России, по которому участие депутатов в двух разных газетах отнюдь не подрывает единства фракции. Мы говорим о третьей фракции[3]. Ни для кого не тайна, что из 13 членов третьедумской с.-д. фракции 9 участвовали только в «Звезде», 2 – только в «Живом Деле», остальные же двое совершенно воздерживались от участия как в той, так и в другой газете… И всё-таки такое положение вещей ни на иоту не подорвало единства третьей фракции! Фракция всё время выступала единой.

Очевидно, семеро депутатов стоят на ложном пути, требуя обязательного участия в «Луче». Они, по-видимому, не вполне ещё разобрались в вопросе.

Далее. Семеро депутатов требуют слияния «Правды» и «Луча» в одну нефракционную газету.

Но как их слить? Возможно ли слить их в одну газету?

Неужели семь депутатов, эти «идейные сторонники» «Луча», не знают, что «Луч» первый же отказывается от такого слияния? Читали ли они № 108 «Луча», где он пишет о том, что «единство не может быть достигнуто простыми механическими мерами, вроде слияния двух органов и т. п.»?

А если читали, то как могут они серьёзно говорить о слиянии?

Во-вторых, известно ли семи депутатам отношение лидеров ликвидаторства к единству вообще и к одному общему органу в частности?

Послушайте вдохновителя «Луча», П. Аксельрода. Вот что он писал в № 6 «Невского Голоса», когда одна часть петербургских рабочих решила издать одну нефракционную газету, в противовес «Звезде» и «Живому Делу»:

«Мысль о нефракционном с.-д. органе является в настоящее время утопией и притом утопией, объективно идущей вразрез с интересами партийно-политического развития и организационного объединения пролетариата под знаменем с.-д. Гони природу в дверь, она влетит в окно… Сможет ли проектируемый рабочий орган занять нейтральную позицию между двумя противоположными лагерями?.. Очевидно, нет» (см. «Невский Голос» № 6).

Итак, по Аксельроду, одна общая газета не только невозможна, но и вредна, ибо «идёт вразрез с интересами политического развития пролетариата».

Послушаем другого вдохновителя «Луча», небезызвестного Дана.

«Крупные политические задачи, – пишет он, – делают неизбежной беспощадную войну с антиликвидаторством… Антиликвидаторство есть вечный тормоз, вечная дезорганизация». Нужно… «всеми силами стараться убить его в зародыше» (см. «Наша Заря» № 6, 1911 г.).

Итак, «беспощадная война с антиликвидаторством», т.е. с «Правдой», «убить антиликвидаторство», т.е. «Правду», – вот что предлагает Дан.

Как могут семеро депутатов после всего этого серьёзно говорить о слиянии двух газет?

Кого же они хотят слить, объединить?

Одно из двух: либо они не усвоили вопроса и не успели ещё разобраться в позиции «Луча», сторонниками которого они себя считают, – и тогда они «сами не ведают, что творят». Либо они являются настоящими лучистами, вместе с Даном готовы «убить антиликвидаторство», вместе с Аксельродом не верят в возможность одной газеты, но громогласно говорят об единстве для того, чтобы втихомолку готовить почву для раскола фракции…

Как бы то ни было, одно несомненно: рабочие стоят перед вопросом о целости с.-д. фракции, которой грозит разрыв.

Фракция в опасности!

Кто может спасти фракцию, кто может обеспечить целость фракции?

Рабочие и только рабочие! Никто больше, кроме рабочих!

Поэтому обязанностью сознательных рабочих является возвысить голос против раскольнических попыток внутри фракции, откуда бы они ни исходили.

Обязанностью сознательных рабочих является призвать к порядку семь с.-д. депутатов, выступивших против другой половины с.-д. фракции.

Рабочие должны теперь же вмешаться в дело для того, чтобы оградить единство фракции.

Теперь молчание невозможно. Более того – молчание теперь преступно.

К. Сталин

Правда. 1913. № 47.

Примечание. В декабре 1912 года рабочие депутаты IV Думы дали согласие на включение своих фамилий в список сотрудников «Луча». Одновременно они продолжали сотрудничать в «Правде». Фактически рабочие депутаты в «Луче» не участвовали. После соответствующего указания ЦК они заявили о снятии их фамилий из числа сотрудников «Луча». В связи с этим заявлением между двумя группами социал-демократической фракции (большевистской шестёркой и меньшевистской семёркой) разгорелась ожесточённая борьба.

 

СВЕДЕНИЯ ВОЛОГОДСКОГО ГЛАВНОГО ЖАНДАРМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ О ССЫЛЬНОМ И.В. ДЖУГАШВИЛИ

20 августа 1911 года

Фамилия, имя и отчество – Джугашвили Иосиф Виссарионович.

Кличка наблюдения по городу – «Кавказец».

Кружковое прозвище – «Коба», «Coco» и «Чопур».

Звание – крестьянин Тифлисской губернии и уезда, села Диди-Аило.

Занятие – определенных занятий не имеет (конторщик-бухгалтер).

Лета, вероисповедание – православного, лет 30–34-х.

Приметы – 30–34 лет, роста среднего, волосы черные, глаза карие, лоб низкий, нос прямой большой, усы темно-русые, бороду бреет.

Имеется ли в отделении (управлении) фотографическая карточка – имеется.

Где ныне проживает – проживал в Вологде, откуда в ночь на 29 февраля 1912 г. скрылся как ссыльный.

Семейные связи – отец умер, мать Екатерина Клиховна в г. Гори.

Революционные связи – в г. Вологде имел связь с ссыльным Абрамом Исаковым Иванянцем, Меером Абрамовым Черновым, Николаем Петровым Татариновым, мещанами Афроимом Бейрахиль и Марией Берковой Гершенович и тесную связь с ссыльными Моисеем Лашевичем Петровым-Заславским и невыясненным «Шилей», а также бывшим ссыльным Петром Алексеевым Чижиковым.

Деятельность по партии – имел непосредственные сношения с заграничным партийным центром и получил в августе 1911 г. предложение приехать за границу для соответствующего инструктирования и исполнения обязанностей разъездного агента ЦК.

Кроме того, находясь в 1911 г. в ссылке в г. Сольвычегодске совместно с ссыльными Иваном Петровым, Иваном Голубевым и др., стремился сорганизовать среди ссыльных социал-демократическую фракцию и устраивал собрания, на которых читались рефераты и обсуждались политические вопросы.

Джугашвили родился в г. Гори Тифлисской губ., воспитывался в Тифлисской духовной семинарии, вышел из 5-го класса. В 1902 г. привлекался при Тифлисском губернском жандармском управлении к дознанию обвиняемым по делу о тайном кружке РСДРП в Тифлисе, за что на основании высочайшего повеления, последовавшего в 9 день июня 1903 г., был сослан под гласный надзор полиции в Восточную Сибирь на три года. 5 января 1904 г. из места водворения скрылся и разыскивался циркуляром департамента полиции от 1 мая 1904 г. за № 5500.

По негласным сведениям, имевшимся в Тифлисском губернском жандармском управлении, в 1903 г. Джугашвили состоял во главе Батумского комитета социал-демократической рабочей партии и в организации был известен под кличкой «Чопур». В 1904 и 1905 гг. занимался в г. Тифлисе революционной деятельностью. По вновь полученным сведениям был известен в организации в г. Тифлисе под кличками «Coco» и «Коба».

С 1902 г. работал в социал-демократических организациях, сначала меньшевиком, а потом большевиком, как пропагандист и руководитель первого района (железнодорожного). В 1905 г. был арестован и бежал из тюрьмы; в 1906 г. и 1907 г. нелегально жил в Батуме, где и был арестован и выслан в Вологодскую губернию под гласный надзор полиции на два года с 29 сентября 1908 г., но из места водворения – г. Сольвычегодска – скрылся 24 июля 1909 г. и разыскивался циркуляром департамента полиции от 19 августа 1909 г. за № 151385/53. 24 марта 1910 г. был задержан в г. Баку и доставлен в г. Сольвычегодск. 7 июля 1911 г. за окончанием срока ссылки был освобожден от надзора и прибыл в г. Вологду. 6 сентября 1911 г. выбыл из г. Вологды под наблюдением в С.-Петербург, где был арестован охранным отделением как перешедший на нелегальное положение. За революционную деятельность вновь выслан в Вологодскую губернию под гласный надзор полиции на три года, с 5 декабря 1911 г. 29 февраля 1912 г. скрылся из г. Вологды неизвестно куда.

Старая Вологда. XII – начало XX в.

Сборник документов и материалов.

Вологда, 2004. С. 267.

ГАВО. Ф. 108. Оп. 1. Д. 5255. Л. 52–52об.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 645. Л. 15–15об.

 

НАЧАЛЬНИК ВОЛОГОДСКОГО ГЛАВНОГО ЖАНДАРМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ — НАЧАЛЬНИКУ МОСКОВСКОГО ОХРАННОГО ОТДЕЛЕНИЯ

21 августа 1911 года

Совершенно секретно

Указанная в Вашем сообщении от 17 августа за № 260990 кличка «Коба» относится к временно проживающему в г. Вологде бывшему политическому ссыльному Иосифу Виссарионову Джугашвили копия сведений о котором на имя гр-на Директора Департамента полиции от 14 марта с. г. за № 53 была тогда же препровождена Вам Начальником Тифлисского губернского жандармского управления.

Из дел же вверенного мне Управления видно, что Джугашвили 27 февраля 1909 года прибыл по этапу на место определенной ему ссылки в гор. Сольвычегодск, откуда 24 июля того же года скрылся.

Задержанный 24-го марта 1910 года в городе Баку, он был обратно препровожден в тот же город Сольвычегодск, откуда 27 июля 1911 года за окончанием срока ссылки был освобожден и с проходным свидетельством прибыл в город Вологду, где ему, согласно его ходатайства, разрешено временно остаться на 2 месяца по 19 сентября с. г.

По сведениям агентуры Джугашвили совместно с другими ссыльными (Иваном Петровым Петровым, Иваном Михайловым Голубевым, Николаем Матвеевым Ильиным, Александром Янкелевым Шуром, Иродионом Исааковым Хаситовым, Федором Игнатьевым Сяпоновским[4], Михаилом Алексеевым Каландатзе, Георгием Алексеевым Корастылевым и Георгием Ивановым Жайворонковым) стремился сорганизовать в городе Сольвычегодске с.-д. фракцию, устраивал собрания, на которых читались рефераты и обсуждались политические вопросы. Эти собрания имели своей целью выработать опытных пропагандистов. Означенные агентурные сведения и были препровождены моим предместником в район 17 мая с. г. за № 216.

По прибытии в гор. Вологду Джугашвили поселился в доме Бобровой по Мало-Козленской улице, а с 24 июля вошел в сферу наблюдения по кличке «Кавказец».

Назначенным наблюдением установлена его связь: 1) с приказчиком фруктового магазина Ишмемятова Петром Алексеевым Чижовым[5], кличка наблюдения «Кузнец», 23 лет, крестьянином Орловской губернии, Болховского уезда, деревни Близни; 2) с бывшим студентом заграничного политехнического института, техником в Нижегородском самоуправлении Мееровым
Абрамовым Черновым, 29 лет (кличка наблюдения  «Сосновый»), сосланный в Вологодскую губернию за принадлежность к партии с.-р. на 3 года с 5 ноября 1907 г. С 28 августа 1908 года по 19 марта 1910 года находился в самовольной отлучке; 3) с ссыльным студентом Томского Технологического Института гор. Кубы Абрамом Исааковым Иванянцовым (кличка наблюдения «Темный»), 23-х лет, о причине ссылки и сроке её запрошен Начальник Томского Губернского Жандармского Управления от 31 июля сего года № 4838; 4) с женой ссыльного студента Томского Технологического Института Николая Петрова Татаринова (личность её в политическом отношении ещё не выяснена); 5) с Витебским мещанином Афроимом Левиковым Бейрахом (кличка наблюдения «Косоглазый»), сожителем Марии Берковны Гершенович (проходила по наблюдению с 1908 года по партии с.-р,. а с апреля 1911 года по партии с.-д. по кличке «шляпошница»). Бейрах в 1908 году замечался в сношениях с с.-р., 2 апреля того же года у него был произведен обыск, оказавшийся однако безрезультативным.

Сношения Джугашвили с вышеуказанными лицами выясняются более подробно. Наблюдением установлено, что они с Чижовым видятся несколько раз в день и заходит к нему на квартиру. За корреспонденцией ходят ежедневно на почту Чижов и Джугашвили, но получает её первый. Узнать по какому адресу и откуда она получается не представляется возможным, так как Джугашвили, будучи видимо очень хорошо знаком с техникой наблюдения, ведёт себя крайне осторожно.

До настоящего времени Чижов по делам Управления не проходил. Как можно полагать. Джугашвили в скором времени выедет в С.-Петербург или Москву для свидания с тамошними представителями организаций и при выбытии из Вологды будет сопровождаться наблюдением.

Для настоящего времени принимая во внимание, что Джугашвили очень осторожен и вследствие этого наблюдением легко может быть потерян, являлось бы лучшим производство обыска и ареста его ныне же в Вологде, ввиду чего и прошу сообщить, имеются ли в вашем распоряжении такие данные о Джугашвили, которые могли бы быть предъявлены к нему по возбуждению о нём дела, и не имеется ли препятствий с вашей стороны к обыску теперь же у этого лица.

К изложенному присовокупляю, что на благоприятные результаты обыска у него в Вологде рассчитывать нельзя в виду его крайнего конспиративного образа действий.

Одновременно с обыском у Джугашвили будут произведены и у всех лиц, с коими он находился здесь в сношениях.

Полковник Конисский

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 163. Л. 7–9.


[1] Слова стихотворения «Из Уота Уитмана» (перевод с английского за подписью Тана — В.Г. Богораза), впервые напечатанного в журнале «Начало» в марте 1899 года:

Не скорбным, бессильным, остывшим бойцам,

Усталым от долгих потерь, —

Хочу я отважным и юным сердцам

Пропеть свою песню теперь!

Пусть мертвые мертвым приносят любовь

И плачут у старых могил!

Мы живы: кипит наша алая кровь

Огнем неистраченных сил…

Впоследствии неоднократно помещалось в революционных сборниках. — Ред.

[2] То есть используют большинство голосов для отклонения предложения меньшинства. — Ред.

[3] Речь идёт о социал-демократической фракции в III Государственной Думе. — Ред.

[4] Правильно — Сятковский. — Ред.

[5] Ошибка. Правильно — Чижиков. — Ред.



Источник: http://marksizm.ucoz.ru/publ/0-0-0-681-13
Категория: № 1-2 2014-2015 (53-54) | Добавил: Редактор (25.08.2015) | Автор: Редакционный совет издания «Сталин. W
Просмотров: 463
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz