Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 447
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 2 1995

Место встречи изменить нельзя (Что делать?)

Место встречи изменить нельзя

(Что делать?)

В. А. Тюлькн[1]

Предстоящий XXX Съезд СКП-КПСС, очевидно, не будет (не получится) съездом единой боевой организации. Ее пока нет. Нет еще такой организации, которая в сегодняшней сложнейшей обстановке, имея широчайший разброс мнений (даже взаимоисключающих), способна решить задачу выработки общей единой линии для обязательных практических действий. И дело не в том, что образовались самостоятельные партии суверенных единиц (язык не поворачивается назвать их государствами), часто по нескольку штук на республику. Дело в том, что не преодолен кризис, приведший к развалу КПСС и самого государства — СССР, что эта сложившаяся многопартийность объективно отражает разброд, шатание и (главное) разную природу составляющих нашего движения.

Поэтому XXX Съезд СКП-КПСС будет скорее местом встречи для прояснения больших вопросов и для совершения, хоть маленького, шага вперед. И это место встречи действительно изменить нельзя. Потому, что корни сегодняшнего состояния движения надо искать в истории КПСС, и потому, что практически все составляющие части движения (СКП) родом оттуда, из КПСС.

Берусь утверждать, что прежде всего для понимания сегодняшней ситуации в комдвижении необходимо понимание произошедшего на XXVIII Съезде КПСС. И наоборот, для тех, кто уже на XXVIII Съезде разобрался что к чему, этого знания уже достаточно для точной ориентации сегодня.

Продолжая эту мысль, отмечу, что часто встречающийся оборот, мол, СКП — это союз партий, очистившихся после августа 91 г. от предателей, ренегатов, оппортунистов, последователей Горбачева и горбачевщины и т.п., не соответствует действительности. И не столько по отношению к конкретным лицам, хотя это немаловажно, сколько по отношению к идеям и взглядам на практическую политику. Конечно, много сволочи убежало с партийного корабля, побросало партбилеты. Я бы сказал, демократической сволочи, не для того, чтобы обидеть демократов, а точности ради, так как в основном они, сегодняшние антикоммунисты, на XXVIII Съезде КПСС являлись в том или ином виде сторонниками ДЕМПЛАТФОРМЫ и РЫНКА (Горбачев, Яковлев, Ельцин, Шеварднадзе, Собчак, Бунич, Лацис, Шаталин, Волкогонов и т.д.).

Но дело не в них. Дело в курсе, который они проложили. Ведь их точка зрения победила на XXVIII Съезде КПСС!

Поэтому те товарищи, которые сегодня, анализируя события, пытаются точку контрреволюционного переворота привязать к августу 91 или к октябрю 93 г., совершают ошибку, простительную для обывателя, следящего только за чисто внешними проявлениями процессов. Мы же, коммунисты, должны понимать суть и отслеживать тенденции развития. Мы утверждаем, что точка перелома в пользу контрреволюции была пройдена именно на XXVIII Съезде КПСС Именно здесь закрепилось новое качество, выразившееся в курсе "на рынок" и "альтернативы нет".

На XXVIII Съезде КПСС и на Учредительном Съезде КП РСФСР лицом к лицу столкнулись две линии: коммунистическая и ревизионистская по сути, социалреформаторская по форме линия команды Горбачева.

Суть противостояния — борьба коммунистов против извращения, ухода ревизионистов от классового понимания природы самой партии и институтов государства. Соответствующее отражение этой разницы подходов наблюдалось в отношении к вопросам практической политики.

Чисто внешне кульминационным моментом этой схватки было обсуждение вопроса "о рынке".

Коммунисты, в соответствии с Уставом КПСС, зафиксировали мнение меньшинства (1259 делегатов, т.е. треть Съезда) — специальным заявлением, в котором говорилось буквально следующее:

"...Считаем нужным предупредить всех коммунистов страны: непродуманный переход к рынку, как к всеобщей системе, включающей рынок капиталов и рынок рабочей силы, будет означать неизбежное сползание к нарастанию капиталистических отношений. А насильственное, вопреки объективным процессам, лечение социализма капитализмом, повлечет за собой не повышение качества и уровня жизни, а их неизбежное падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа.

Мы считаем необходимым зафиксировать на Съезде это мнение меньшинства его участников, чтобы можно было провести инициативным путем снизу широкое обсуждение в партии альтернативных проектов и быть готовым к возможным в ближайшем будущем коллизиям во избежание полного краха принятого плана экономического курса.

...партия не может вести перестройку, приводящую к тяжелому ухудшению жизни народа.

Что касается коммунистической партии (прошу внимания — авт.), она эти потрясения просто не выдержит, и отстаивать конечные цели движения будет некому" (стенограмма XXVIII Съезда).

Сегодня мы можем судить, кто был прав. Тогда же, на Съезде, комиссия под руководством Рыжкова-Абалкина оперировала доводами типа: "Нас тянут назад — 70 лет так жили", "Иного не дано —вперед к цивилизации", "В экономике необходима многоуклад-ность".

За переход "на рынок" проголосовало большинство делегатов Съезда. Но очень важно понимать, что основная масса делегатов так голосовала не потому, что являлась противниками социалистического строя, а в силу обыкновенного оппортунизма. Оппортунизма, который заслуживает внимательного изучения. Вся сложность и специфика в том, как писал В.И.Ленин, что "оппортунист не предает своей партии, не изменяет ей, не отходит от нее. Он искренне и усердно продолжает служить ей. Но его типичная и характерная черта — податливость настроению минуты, неспособность противостоять моде, политическая близорукость и бесхарактерность. Оппортунизм есть принесение длительных и существенных интересов партии в жертву ее минутным, преходящим, второстепенным интересам". (Полн. собр. соч., т.14, с. 35).

Именно вот так — кругом твердили, вбивали в головы: "рынок —реформы, реформы — рынок". И выходил на трибуну такой "кремень" как Егор Лигачев и заявлял, что он тоже за реформы, но хорошие, в интересах народа.

Конечно, ревизионизм и оппортунизм по указанным направлениям родились не вдруг, а имели к XXVIII Съезду уже обширную историю. Ее изучение — предмет отдельной статьи (и не одной), здесь же отметим лишь основные, на наш взгляд, вехи:
- отказ в середине 30-х годов от выборов органов власти через трудовые коллективы (кстати в нарушение действующей Программы партии; по сути это означало отход от основной формы Советской власти, далее власть могла действовать в интересах рабочего класса лишь постольку, поскольку эти интересы выражала компартия;
- отход в 1961 г. (под воздействием иллюзий непротиворечивости движению вперед) в третьей программе партии от диктатуры пролетариата и декларация общенародного характера таких сугубо классовых институтов, как партия и государство;
- экономическая реформа 1965 года, стимулировавшая групповой эгоизм, ориентируя предприятия на стоимостные показатели и прибыль;
- провозглашение этапа "развитого социализма", маскировавшего по сути отказ от борьбы за развитие социализма.

Все эти этапы подготавливали перестройку, т.е. шло накопление материала, а точка перелома — приобретение нового качества —приходится на XXVIII Съезд КПСС; далее эта линия была закреплена решениями Апрельского (91 г.) Пленума ЦК КПСС, благословившего приватизацию (!).

Основной характеристикой этого этапа, начиная с XXVIII Съезда КПСС, является сознательное движение руководства по пути ревизии марксизма-ленинизма, реставрация капитализма. Наиболее откровенно и толково об этом не так давно рассказал Вадим Бакатин на круглом столе по поводу десятилетия перестройки:

"Проиграли прежде всего потому, что (причин, в общем, много было, я сейчас говорю о главной) потеряли партию. Потому, что те люди, которые хотели видеть в партии механизм для более плавного перехода к новому обществу — к совершенно новому, глубоко социал-демократическому обществу, — не сумели изменить программные цели на социал-демократические..." ("Правда", 19.05.95, N 72).

Прошу обратить внимание, насколько прямо и понятно все. Надеюсь, теперь уже не будет споров вокруг того, что имел ввиду Горбачев, говоря: "...двигаться к другой партии по сути и по названию..."

И двигались по этим направлениям: по сути и по названию. Но, вот беда, мешали коммунисты. Попробовали от них избавиться (в России, на Украине) одним махом, изменив название на "Социалистическая партия" (СПТ, СПУ), но гладко не получилось. Слишком явен был отказ от марксизма, не пошли на это партийные массы, — во многом не разбирающиеся, оппортунистические, но, как отмечалось выше, не предающие своей партии. Поэтому далее и в настоящее время эта линия в основном продолжается работой над незаметным изменением сути, сохраняя оболочку — т.е. название.

Здесь же уместно отметить, что именно курс на рынок, на капитализацию разрушил СССР. Предпосылки создавались и раньше, но перелом произошел с рыночным поворотом. И напрасно сегодня кое-кто усматривает заложенную мину в ленинской модели национально-государственного устройства, пытается прогнозировать, что все было бы по-иному, прими мы сталинский вариант автономизации. Эти товарищи не понимают основного содержания ленинской модели, основы единого государства — Советской политической системы. Формы осуществления диктатуры пролетариата, власти широких трудящихся масс. В гордом имени Союза Советских Социалистических Республик именно слово Советских несло главную смысловую нагрузку. И корни распада СССР лежат в перерождении системы власти в несоветскую, и в политике этой несоветской власти в несоветскую (т.е. не в интересах трудящихся) сторону — "на рынок".

Надо понимать, и это главная тема для нас и для XXX Съезда СКП-КПСС, это противостояние двух линий, коммунистической и некоммунистической, в левом движении среди тех, кто называет себя коммунистами, продолжается и сегодня. Его нетрудно проследить по некоторым внешним проявлениям, как то - сегодняшняя оценка перестройки.

Реформаторы всячески оправдывают это мероприятие экономической необходимостью, благими намерениями "дать больше социализма и демократии" и т.д. Но все эти обоснования существуют в отрыве от основного вопроса — о классовом содержании Советской власти, не были направлены на ее возрождение. Кстати, для меня, да я думаю и для многих коммунистов, до сих пор остается секретом, как можно было принять такой термин "перестройка", после ленинского предупреждения на IX Всероссийском Съезде Советов (1921 г.). Он говорил, что надо "величайший переворот политический завершить медленной, тяжелой, трудной экономической работой, где сроки намечаются весьма долгие.

...нужно этот переворот переварить, претворить его в жизнь, не отговариваясь тем, что советский строй плох и что нужно его перестраивать". А далее следовали воистину пророческие слова: "У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал... Не перестраивать, а, наоборот, помочь надо исправить те многочисленные недостатки, которые имеются в советском строе и во всей системе управления, чтобы помочь десяткам и миллионам людей" (Поли. собр. соч., т. 44, с. 326-327).

Думаю, что взять название перестройка для политики партии можно было по полному незнанию изложенного Ильичом, или с вполне определенным умыслом, имея целью именно ПЕРЕСТРОЙ, т.е. изменение политического строя. Эту цель наши перестройщики выполнили. Сегодня оправдывать начало этого бедствия благими намерениями, не понять до сих пор, что надо было не перестраивать, а исправлять политическую систему, возвращая ее к Советскому содержанию, значит определить себя сторонником не коммунистической, а другой по сути партии.

Ведь и люди чувствовали эту необходимость. Если вспомнить 80-е годы, ничего так не желал народ, как справедливости, справедливой и твердой власти в интересах большинства. Именно поэтому с подъемом и уважением восприняли люди линию Андропова. А потом... Увы, люди чувствовали, но партия не смогла выразить этого чувства в практической политике. Занялась перестроем.

Другой момент, в котором проявляется коренное различие двух мнений, это отношение к сегодняшним реформам. Ревизионисты, превратившись в социал-реформаторов, выступают за социальную направленность реформ, за создание рынка, за необходимость многоукладности экономики, за справедливую приватизацию и пр. При этом для защиты трудящихся выдвигаются требования социальной ориентации реформ. Сам Ельцин отметил это деление, сказав, что есть коммунисты-реформаторы, почти социал-демократы, и он готов с ними сесть за круглый стол, а есть коммунисты-ортодоксы, называющие режим антинародным, с ними у него согласия не будет. В этом Ельцин прав: не может быть согласия коммунистов с курсом капитализации.

Здесь мы снова вернемся к вопросу о природе этого явления —политике коммунистов-реформаторов. Они что, враги коммунистической идеи? В большинстве своем нет. Они просто под давлением обстоятельств пригнулись и стремятся занять классическую политическую нишу еврокоммунистической партии в цивилизованной буржуазной системе. Вроде бы все в порядке, в том числе и совесть. Название коммунистическое, в оппозиции, режим критикуют, интересы трудящихся на словах защищают, в парламенте шумят, и все в рамках закона. Нет одного (но, увы — главного!) — реальной борьбы за реальную власть трудящихся. И не просто через участие в парламентских играх, а через структурирование рабочего движения, через подготовку сегодня тех структур, которые когда-нибудь в будущем, при благоприятных условиях смогут взять власть. Эта работа по структурированию сопротивления трудовых коллективов должна составлять стержень всей деятельности коммунистического крыла. В отличие от "цивилизованной" оппозиции мы не можем согласиться, что с победой контрреволюции в стране исчерпан лимит на революции. Этот тезис в лучшем случае глупость, в худшем — умышленный обман трудящихся.

Мы должны работать на революцию, понимая это не как стрельбу на баррикадах (хотя это тоже может быть), а как смену политического строя. И з отличие от устойчивости цивилизованных западных стран, у нас революционная ситуация и революционный переход вполне возможны. Россия вновь оказалась слабым звеном в империалистической цепи. Ухудшение экономической ситуации в стране и сохранение людской памяти о временах социализма благоприятствует созданию революционных условий. Не хватает субъективного фактора — наличия организации революционеров, организованного движения масс. На создание этой организованности и должны работать коммунисты сегодня, создавая будущие органы власти — Советы.

Нас ни в коей мере не должны смущать испуганные предостережения, что эти органы не предусмотрены конституцией и законами.

Мы, конечно, используя легальные методы работы, всегда оговариваемся, что действуем в рамках закона, но с точки зрения теории борьбы, революционной морали наше отношение к законам, по которым грабится народ, известно.

История нас учит, что сначала появились Советы, затем установилась Советская власть и только потом была принята Советская Конституция! (Наоборот быть не может).

Сказать наверняка, когда произойдет этот революционный переход, никто не может. Но ясно, что без соответствующего уровня организации рабочего движения, он вообще невозможен, невозможно восстановление Советской власти путем воспитания режима и парламентских маневров.

Задача восстановления Советской власти — это главное условие восстановления Союза Советских Социалистических Республик, а не просто какого-то обновленного Союза братских народов. Тот же, кто расписывает эту задачу на несколько этапов, акцентируя внимание первого этапа на интеграции и стабилизации СНГ, ведет дело к тому, что второго и третьего этапа просто не будет.

Первым шагом на пути восстановления СССР может быть только один — скинуть режим Ельцина и установить Советскую власть в России. Значение этого примера для других республик должно быть вполне понятно без лишних объяснений.

Таким образом, общей задачей коммунистов СКП КПСС является борьба за восстановление Советской власти, практическая работа в этом направлении путем организации рабочего движения, организации сопротивления трудовых коллективов, а не простое декларирование намерений.

При таком понимании сути коренного вопроса революции "о власти", можно и нужно использовать всевозможные формы работы: митинги, агитацию, печать, работу в профсоюзах, парламентскую борьбу и т.д. Никто этого не отрицает. Но мы всегда должны помнить задачу, поставленную В.И.Лениным на VII Съезде РКП(б): "Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления". (Поли. собр. соч., т.36, с. 58).

Особенно важно подчеркнуть, что эта задача — строительства Советов, то есть подготовка тех структур, которые будут способны заменить парламенты в соответствующей ситуации, остается для партии актуальной и в случае рокировки режима влево, в том числе в случаях прихода к управлению так называемых правительств "народного доверия" и "национального спасения".

Работы по организации и структурированию рабочего движения — это то, что Маркс определил как задачу организации пролетариата в класс. Задача огромной масштабности и сложности. Она может быть длительной, без быстрых видимых успехов. Надо понимать, что какое-то время, говоря словами Маркса, действительным результатом борьбы будет не непосредственный успех, а все шире распространяющееся объединение рабочих.

Следовательно, нам надо оттачивать тактику работы в оппозиции, в том числе учиться защищать простые экономические интересы трудящихся. Не гнушаться этой черновой работой (угроза безработицы, зарплата, налоги, колдоговора, условия труда, квартплата и пр. и пр.), не прикрывать свои недоработки соображениями высокой политики. Надо понимать, что сегодня поможем в малом, завтра пойдут за нами в большом деле.

Однако следует прямо сказать, что среди партий СКП-КПСС такого согласия по принципиальным вопросам нет по разным причинам. Одни еще не поняли существа произошедшей контрреволюции, до сих пор не могут признать, что она вызрела внутри КПСС, другие сознательно ведут политику в сторону рынка, реформ, стабилизации существующего строя с некоторыми социальными послаблениями для трудящихся. При этом, как указывал В.И.Ленин, не только идейная, но и личностная связь оппортунистов и ревизионистов разных времен налицо. Посмотрите на политическую арену и вы без труда заметите на ней в отряде левых сил верных соратников Горбачева. Они начинали и вели ПЕРЕСТРОЙ, прокладывали курс "на рынок" и в "гуманный демократический социализм", одобряли суверенизацию республик и до самого последнего момента поддерживали Горбачева (может правильнее сказать- служили ему). Наконец, мы ведь не забыли, как эти товарищи успокаивали и тормозили борьбу коммунистов с горбачевщиной внутри КПСС. Они боролись с движением Коммунистической инициативы, поддерживая так называемую демократическую платформу в КПСС. В те времена для коммунистов было проблемой пробиться на страницы "Правды", "Советской России", сегодня ситуация схожа. Товарищи Горбачева снова в лидерах комдвижения, снова дают теоретические обоснования и призывают к взвешенной политике учета реалий. Когда один из них Н.И.Рыжков (безусловно порядочный человек), сегодня обосновывает тезис необходимости мно -гоукладности в экономике (за которую он всегда выступал) (?), и за недостатком аргументов в порыве чувств призывает: "посмотрите на улицу!", так и хочется задать ему вопрос — почему вы не добавляете "это наделали мы"?

Ведь это действительно так, сегодня мы наблюдаем закономерные результаты любителей перестраивать на всяческий лад, но выводы они делают, что виноват кто-то другой, какие-то антисоциалистические силы.

Пока такая разнопартийность существует внутри СКП-КПСС (да и внутри ряда составляющих партий), СКП-КПСС будет представлять не столько борющуюся и единую силу, сколько место встреч, обмена мнениями, в лучшем случае координацию усилий.

Отвечая на вопрос "что делать?", РКРП считает необходимым воспользоваться рецептами "Что делать" Владимира Ильича.

Необходимо преодолеть период разброда и шатаний через решительное размежевание с рецидивами горбачевщины. Без этой операции принятие неких усредненных программ методом голосования и давления большей массы дело бесполезное, если не сказать вредное.

Необходимо объединять действительно коммунистические силы в строгую организацию, не гоняясь за свидетельством о регистрации и не оглядываясь на Конституцию и законы.

Необходимо побороться за то, чтобы газеты "Правда", "Советская Россия" стали бы коллективными пропагандистами, агитаторами л, главное, организаторами коммунистического движения.

Российская коммунистическая рабочая партия будет способствовать выполнению этих задач в рамках СКП-КПСС, укрепляя его левое, коммунистическое крыло.

На XXX Съезде СКП-КПСС необходимо сделать хотя бы маленький шаг вперед — прояснить позиции и договориться о регулярной работе.

Новых восстаний вижу день я.
Снова подымется
                            рабочий класс.
Не защита —
                            нападение
Стать должно
                           лозунгом масс.
                                                        В. Маяковский



[1] Тюлькин Виктор Аркадьевич, первый секре­тарь Российской коммунистической рабочей партии.
Категория: № 2 1995 | Добавил: Редактор (14.01.2003) | Автор: В. А. Тюлькн
Просмотров: 399
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz