Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Диалектическое взаимодействие между ревизионизмом и империалистической диверсией на примере ГДР (1)

Диалектическое взаимодействие между ревизионизмом и империалистической диверсией на примере ГДР (1)

Михаэль Опперскальски 1

Подрывная[1] деятельность мирового империализма против ГДР как стратегическое направление началась еще до основания этого государства: как злая фея в сказке, империализм подсунул ГДР в колыбель «подарок» – диверсии, как компонент глобальной стратегии, цель которой – исчезновение социализма с карты мира. Поэтому необходимо на примере ГДР рассмотреть диалектическое взаимодействие между ревизионизмом и подрывной деятельностью империализма в контексте глобальной его стратегии, для того чтобы все правильно понять и расставить по своим местам.

В русле империалистической стратегии глобализма были предприняты попытки разрушить ГДР еще в стадии становления. Важную роль при этом играл империализм ФРГ, действовавший под патронатом Вашингтона.

«Германская Демократическая Республика должна быть уничтожена фронтальным наступлением, а сфера господства западногерманского империализма должна расшириться до рек Одер и Нейсе. Западная Германия, как писал Джон Форстер Даллес (тогдашний министр иностранных дел США) в своей книге «Война или мир?», должна втянуть Восточную Германию в сферу влияния Запада и тем самым занять передовые стратегические позиции в Центральней Европе для ведения подрывной деятельности против Польши, Чехословакии, Венгрии и других сопредельных стран»[2].

Американский Верховный комиссар Мак-Клой создал в начале февраля 1950 года Комитет по политическим и экономическим проектам (PEPCO), задачей которого являлись разработка концепции и координация ведения политической пропаганды, направленной против ГДР и советской политики в отношении Германии. В программе PEPCО, утвержденной в апреле 1950 года, провозглашались следующие цели германской политики США: подталкивать население ГДР к пассивному сопротивлению, прививать веру в западные ценности, разоблачать советскую репрессивную политику и тем самым предотвратить дальнейшую советизацию ГДР и сохранить ирредентизм в ГДР и районах Польши, заселенных немцами»[3]. Все это – так называемая «стратегия домино» империализма, сформулированная предельно четко.

Империализм ФРГ не просто официально провозгласил ликвидацию ГДР своей целью. Создание Министерства по общегерманским вопросам придало этой программе, так сказать, министерский статус и подчеркивает особое значение, придававшееся западногерманским империализмом этой стратегической задаче. Здесь координировались действия большинства сил, целью которых было уничтожение ГДР. Это подтверждается и ведением психологической войны против ГДР. Психологическая война, занимающая промежуточное положение между целенаправленными пропагандистскими акциями и операциями спецслужб, велась ФРГ на совершенно официальном уровне (как уже говорилось, было создано специальное министерство) на протяжении всей истории ГДР – от ее создания до гибели. Причастны к этой деятельности были также различные министерства, ведомства и государственные учреждения, а также бюджетные, якобы независимые, организации и научно-исследовательские институты.

«В разгар холодной войны чиновники Федерального министерства по общегерманским вопросам действовали против ГДР в стиле тайной полиции – практически бесконтрольно, расходуя миллионы из налоговых средств. (...). Задачей руководителей подобных отделов даже не самого высокого ранга была борьба с «восточной идеологией». В рамках «психологической войны» (как называлась такая политико-оперативная работа на официальном языке), министерство выделяло огромные суммы для поддержки так называемых Восточных бюро ХСС, СДПГ и СвДП. В 1953 даже планировалось разложение народной полиции ГДР путем дискредитации ее духовных и моральных ценностей, причем – прибегнув к услугам специалистов нацистской контрразведки – абвера. Боннские чиновники не останавливались даже перед преследованием политических противников внутри самой ФРГ. Они финансировали сомнительный «Народный союз за мир и свободу», дискредитировали склонную к диалогу с ГДР Всегерманскую народную партию будущего Федерального президента Густава Хайнемана. Было заведено тайное досье на 20 000 граждан ФРГ, симпатизирующих коммунистам, и так называемых врагов демократии. Этим незаконным досье пользовались не только представители соответствующих министерств. К нему были допущены были также чиновники из Федерального ведомства по охране конституции, Федеральной разведывательной службы и даже, предположительно, американского ЦРУ»[4].

Здесь невольно вспоминается более поздняя история – война ЦРУ с сандинистской Никарагуа, непрекращающаяся война с социалистической Кубой. Почерк тот же – саботаж, террористические акты, организуемые империалистическими спецслужбами, подрывная деятельность связанных с ними организаций, работающих под прикрытием. Все эти методы применялись против совсем молодой Германской Демократической Республики, с откровенной целью – задушить в колыбели первое в истории немецкое государство рабочих и крестьян.

«В большинстве случаев диверсий и саботажа, раскрытых в ГДР, прослеживаются прямые связи со спецслужбами и их агентурной сетью в ФРГ и Западном Берлине. Это подтверждается широкомасштабной вредительской деятельностью в текстильной промышленности Саксонии (1949), на заводах Solvay в Саксонии-Ангальт (1952), в сельском хозяйстве в округе Витшток (1953), на машинно-тракторной станции в Брюзевитце (1953), на народном предприятиях – цементном заводе в Гешвице и заводе измерительной аппаратуры в Цвенитце (1953). Характерно, что в названных случаях заказчиками выступали монополии Круппа и Сименса, которые во времена нацизма теснейшим образом сотрудничали с гитлеровскими спецслужбами и предприятия которых на территории ГДР были национализированы. (...) Случаи диверсий и саботажа особенно участились в 1949-1955 годы, и направлены они были главным образом против народных предприятий в промышленности, на 1958 год пришелся пик диверсий и саботажа в связи с социалистическим преобразованием сельского хозяйства в ГДР»[5].

Для прикрытия таких действий создавались различные группировки, которые в большинстве случаев состояли в тесном контакте с империалистическими спецслужбами, прежде всего с американским ЦРУ и западногерманской ФРС (BND). Cреди прочих можно назвать «Группу борьбы против бесчеловечности»[6], «Союз немецкой молодежи», «Трудовой союз 13 августа», «Следственный комитет свободных юристов» и другие группы и группки.

Многие из участников этих объединений, кроме того, сыграли значительную роль в созданной ЦРУ тайной организации GLADIO. Эту организацию стратеги антикоммунизма в Вашингтоне и Лэнгли (штаб-квартира ЦРУ) использовали в Западной Европе для ведений «войн низкой интенсивности» против любого вида демократических или прогрессивных движений.

Особая роль «Восточного бюро» СДПГ

Так называемое «Восточное бюро» СДПГ сыграло особую роль. Его деятельность не только свидетельствует об использовании социал-демократизма («демократического социализма») как идеологического инструмента борьбы империализма против социализма, но и является убедительным доказательством того факта, что переход от идеологической диверсии к пропаганде, шпионажу и саботажу происходит очень легко и быстро.

«(...) «Восточное бюро» СДПГ

тайно сотрудничало с немецкими и западными спецслужбами;

при попустительстве государственных органов осуществляло «внутреннюю разведку», внедряясь в политические экстремистские группы (т.е. в КПГ – авт.);

собирало информацию о 3 миллионах граждан ФРГ, чтобы после воссоединения (Германии) организовать «лучший Нюрнберг» – для наказания пособников сталинизма;

использовало своих агентов для пропагандистской борьбы против режима Ульбрихта. (...)

«Восточному бюро» удалось добыть в ГДР большое количество конфиденциальной, часто секретной, информации: протоколы заседаний ЦК СЕПГ, данные о структуре полиции, планы тюрем, места дислокации Красной Армии. (...)[7].

Бывший высокопоставленный функционер СДПГ и ее «Восточного бюро» Гельмут Бервальд в своей книге «Восточное бюро СДПГ» подтверждает сделанные в журнале «Шпигель» признания и идет в этих признаниях даже дальше:

«Не с самого начала, но и не позднее конца 1946 года Восточное бюро получило от руководства партии шесть заданий, которые были выполнены в ходе нашей почти 25-летней работы вплоть до января 1971 года:

Установление контактов между СДПГ и социал-демократами в ГДР, организация координационного центра работы социал-демократов и социал-демократических групп, которые оказывали политическое сопротивление насилию и произволу в советской зоне оккупации. Уже в первые три года после основания Восточного бюро, а особенно после образования ГДР и превращения СЕПГ в «партию нового типа» лица, до того не имевшие никакого отношения к СДПГ и социал-демократии вообще, установили связь с нашим бюро. Среди них были коммунисты, настроенные оппозиционно к руководству СЕПГ, проводимой им партийной и государственной политике.

Сбор, обработка и анализ информации о положении ГДР и тенденциях в ее развитии.

Разведывательная работа внутри СЕПГ и других политических и общественных организаций, а также в пределах всей советской зоны оккупации.

Доведение собранной информации о положении в ГДР (советской зоне оккупации) до ведома общественности, политических институций и государственных органов ФРГ (до 1949 – западных зон оккупации), а также стран Запада.

Анализ и противодействие акциям спецслужб СССР, ГДР и других стран восточного блока, направленным против СДПГ, ФРГ (с 1949 года) и ее демократического общественного строя, а также сотрудников Восточного бюро.

Проверка беженцев из советской зоны оккупации (ГДР) и руководство ими, осуществляемое Центром поддержки беженцев при Восточном бюро, поддержка политических заключенных, их семей и участие в «акциях выкупа» политзаключенных ГДР»[8].

«Восточное бюро СДПГ сотрудничало с государственными органами, научно-исследовательскими институтами и другими организациями, а также спецслужбами ФРГ, прежде всего в области сбора и обмена информацией, в подготовке соответствующих аналитических обзоров. Это сотрудничество рассматривалось партийным руководством в условиях демократии как вполне приемлемое и оправданное; до самого конца деятельности Восточного бюро оно никогда не отказывалось от подобного сотрудничества.

Генерал Рейнхард Гелен (нацистский генерал, специалист по секретным службам, по поручению и при прямой финансовой поддержке ЦРУ создал Федеральную разведывательную службу BND – Авт.) в своих мемуарах «Воспоминания. 1942-1971» рассказывает о беседе с председателем СДПГ д-ром К. Шумахером, состоявшейся 21 сентября 1950 года в присутствии Э. Олленхауэра, А. Ренгер, проф. С. Шмидта и Ф. Эрлера. Речь шла главным образом о роли службы внешней разведки, подобной BND, в условиях демократического общества. Генерал Гелен вспоминает: «Мне было очень приятно, что по всем существенным пунктам нам удалось прийти к согласию. В завершение беседы Курт Шумахер заверил меня, что СДПГ будет оказывать поддержку нашей организации».

Спецслужбы других государств НАТО также поддерживали отношения с Восточным бюро, архив которого, собранная им с 1946 года информация о советской зоне оккупации (ГДР), о развитии международного коммунистического движения представляли для них чрезвычайную ценность»[9].

«Не только центральные (правление, арбитражная комиссия и пр.) и местные органы партии, но и другие организации (профсоюзы, благотворительные организации), а также государственные учреждения запрашивали информацию о группах и отдельных лицах. Отдел контрразведки и безопасности Восточного бюро теснейшим образом сотрудничал с соответствующими государственными структурами, не дистанцируясь от них, а вполне доверительно и по-товарищески. Особенно показательны контакты Восточного бюро с 14-м комиссариатом криминальной полиции в Бонне, комиссариатом по государственным преступлениям криминальной полиции Гамбурга, отделом по борьбе с государственными преступлениями Федерального управления криминальной полиции, Федеральным ведомством по охране конституции, ведомствами по охране конституции федеральных земель и пр. (...)

Президиум СДПГ знал об этих связях, одобрял их и время от времени также пользовался ими»[10].

Пропаганда как оружие против ГДР

Саботаж и шпионская деятельность всех названных организаций, и в первую очередь «Восточного бюро» СДПГ, в большей или меньшей степени сопровождались целенаправленной дезинформацией и пропагандой среди населения ГДР. Их целью было политико-идеологическое разложение СЕПГ, ее дрейф в сторону «демократического социализма» и, как следствие – идеологическая подготовка ГДР к ее поглощению западногерманским империализмом. Формы пропагандистской работы были весьма разнообразны: от нелегального распространения листовок, массовой рассылки их по почте, распространения нелегальной литературы, организации сети небольших подпольных типографий до сбрасывания листовок над территорией ГДР при помощи небольших воздушных шаров.

Однако существовали организации, значение которых выходило даже за эти рамки. Среди них следует назвать:

– расположенную в Западном Берлине радиостанцию RIAS, сыгравшую важную роль в подготовке контрреволюционного путча 17 июня 1953 года;

– издававшуюся в Западном Берлине газету «Дер Монат», поддерживающую связи с международной организацией «Конгресс за свободу культуры» („Congress for Cultural Freedom» – CCF), в свою очередь связанную с ЦРУ;

– журнал «Третий путь – журнал современного социализма».

На последнем стоит остановиться подробнее ввиду его особой роли в распространении влияния империализма на СЕПГ и западногерманскую КПГ под флагом «критического коммунизма» и «современного социализма».

Большинство авторов этого журнала составляли бывшие коммунисты – сторонники «третьего пути», порвавшие со своими партиями (СЕПГ или КПГ): «В коммунистическом движении, в особенности в ГДР, были известны имена этих антисталинистов: Манфред Гертвиг, Вольфганг Леонард, Вальтер Филипп, Фриц Шенк, Рудольф Шредер, Герман Вебер, Гюнтер Цем, Хайнц Цегер, Герхард Цверенц.

На двенадцати страницах каждого номера этого журнала рассматривался широкий спектр социальных проблем в ГДР, Восточной Европе, коммунистическом движении в целом. Довольно длинные статьи разбавлялись стихами Эриха Фрида, Герхарда Цверенца или Евгения Евтушенко, цитатами Маркса и Энгельса, призывами наподобие: «Свободу товарищам Янке, Штайнбергеру и всем остальным узникам социалистам в ГДР!» «Третий путь» подвергал критике политику и социальное развитие в ГДР, ее средства массовой информации и ее историческую концепцию. Анализировались протоколы заседаний ЦК СЕПГ, выступления В. Ульбрихта, передачи «Черного канала», исторические труды в русле «реального социализма», взгляды критически настроенных интеллигентов, которые в ГДР едва ли могли стать достоянием общественности»[11].

Ответственным редактором журнала был бывший функционер Союза свободной немецкой молодежи (СНМ), сбежавший на Запад с 300 тыс. марок этой организации. Финансировался и контролировался журнал Федеральным ведомством по охране конституции. Бывший руководитель ведомства Гюнтер Ноллау вспоминает: «Работа спецслужб состоит не только в сборе информации, позволяющей арестовать «врагов конституции». Зная особенности подпольной работы, можно применять более тонкие методы. В 1956 году КПГ была запрещена. В том же году состоялся ХХ съезд КПСС, на закрытом заседании которого Хрущев выступил с резкой критикой Сталина, тем самым дискредитировав его систему. В среде партийной интеллигенции тогда велась дискуссия о выборе дальнейшего пути. Следовало ли сохранить ортодоксальный социализм, или же стоило присоединиться к реформистской социал-демократии в рамках капитализма? Некоторые из моих сотрудников спорили с бежавшим из ГДР вторым секретарем СНМ, тогдашним заместителем Хонеккера Хайнцем Липпманном (в пропагандистских целях Ноллау «повысил» Липпманна в должности; в действительности он был секретарем Центрального совета СНМ, должности «второго секретаря» не существовало. – Автор) о том, как оживить эти дискуссии и как можно использовать их в наших целях. Мы пришли к выводу, что открытая пропаганда социал-демократии позволит верным Москве коммунистам навешивать на каждую свежую идею ярлык «социал-демократизма» и таким образом компрометировать ее. Кому-то пришла в голову мысль о пропаганде так называемого «третьего пути» – узкой тропы, требующей балансирования между ортодоксальным коммунизмом и реформистской социал-демократией. Мы ожидали, что подобное балансирование окажет разлагающее действие на нелегальную КПГ и даст нам возможность получать информацию от диссидентов, с которыми мы рассчитывали наладить связь. В 1959 году майский номер нашего журнала открывался статьей «Между сталинизмом и капитализмом». Критиковать сталинизм было легко. Однако для большей достоверности нам следовало критиковать и капитализм, и федеральное правительство. Это было тоже нетрудно, поскольку к восточной политике правительства у нас также были претензии. Эти нападки следовало дозировать таким образом, чтобы, если наше предприятие лопнет, мы могли оправдаться перед органами служебного надзора»[12]. Именно Хайнца Липпманна использовали всегда, когда предпринимались попытки вербовки функционеров СЕПГ и СНМ во время командировок в страны Запада.



[1] Михаэль Опперскальски – журналист, публицист, соиздатель журнала "offen-siv”. С 1985 года является также членом редколлегии журнала "Geheim”, выступающего с критическими публикациями относительно деятельности спецслужб; с 1988 года – ответственный редактор англоязычного журнала "Top Secret” аналогичной тематики. По причине многочисленных разоблачений деятельности империалистических спецслужб, а также поддержки АНК и СВАПО на его жизнь трижды готовились и совершались покушения, одно – тесно сотрудничающей с ЦРУ группой «Виджилент» («Бдительные») на Филиппинах в 1988 году, два других – южноафриканской военной спецслужбой режима апартеида DMI. Выступал с поддержкой Никарагуа, Анголы, Мозамбика, Намибии, Ганы, антиимпериалистических движеоний на Ближнем и Среднем Востоке. Дополнительная информация: www.geheim-magazin.de, e-mail opperskalski@geheim-magazin.de.

[2] Verschwörer! Tatsachen und Hintergründe der Subversion der Achse Bonn-Washington gegen die ČSSR", Dokumentation von PANORAMA DDR, September 1968, S. 3

[3] Eichner/Dobbert, „Headquaters Germany, Die USA-Geheimdienste in Deutschland", Berlin 1997, S. 63

[4] Der Spiegel", 6. Oktober 2008

[5] Charisius/Mader, „Nicht länger geheim", Berlin (DDR), 1980, S. 318ff.

[6] Terror- und Sabotageaktionen der KgU und ihrer Hintermänner werden detailliert beschrieben u.a. in: Heinrich/Ulrich, „Befehdet seit dem ersten Tag. Über drei Jahrzehnte Attentate gegen die DDR", Berlin (DDR), 1981.

[7] Der Spiegel, „SPD-Spionageaktivitäten im Kalten Krieg", Nr. 25, 1990.

[8] Helmut Bärwald, „Das Ostbüro der SPD", Krefeld, 1991, S. 28-29.

[9] Там же, с. 52-53.

[10] Там же, с. 104-105.

[11] Michael Herms, „Heinz Lippmann – Porträt eines Stellvertreters", Berlin, 1996, S. 214.

[12] G. Nollau, „Das Amt", München, 1979, S. 22ff.

Категория: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ | Добавил: Редактор (15.02.2009) | Автор: Михаэль Опперскальски
Просмотров: 889
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [50]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [64]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [35]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [59]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [17]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [9]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz