Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Контрреволюция в ГДР и современные коммунистические организации в ФРГ

Контрреволюция в ГДР и современные коммунистические организации в ФРГ

Вилли Франке[1]

Сила и слабость немецкого рабочего движения была и остается тесно связанной с первым социалистическим государством на немецкой земле. Контрреволюция 1989-го года в ГДР нанесла рабочему движению Германии тяжелый удар, от которого оно не оправилось и по сей день. До сих пор не удается добиться единства марксистов-ленинцев. Как и прежде, в Германии не существует единой организации, которая могла бы выражать их общее мнение. Марксисты-ленинцы раздроблены или лишены голоса в ревизионистских партиях.

История ГДР: краткий экскурс.

В противовес Потсдамскому соглашению четырех стран-победителей, которое предполагало "мирную, демократическую, антифашистскую и единую Германию", 23 мая 1949 года западные зоны оккупации отделились, образовав "Федеративную республику Германия". Западные оккупационные силы и связанные с ними немецкие милитаристы хотели сохранить за собой хотя бы половину Германии ради собственных агрессивных планов.

7 октября 1949 года была основана ГДР. В этом государстве Потсдамское соглашение было осуществлено гораздо более последовательно. Фашисты не попадали на высшие государственные должности, а получили заслуженное наказание. Земельная реформа лишила собственности сельскохозяйственных магнатов, которые наряду с промышленниками и банкирами были опорой Гитлера. Те, кто нажился на войне, были лишены собственности без компенсации. И затем началось строительство социализма.

Власти ФРГ, государства, созданного как оплот антикоммунизма, не пришли от этого в восторг. Было объявлено, что ГДР не переживет 1950-й год. ГДР называли "зоной", "срединной Германией", страной в кавычках или "так называемой ГДР". В нарушение Потсдамского соглашения западные оккупационные силы обосновались в Западном Берлине, который вообще-то был частью ГДР. Лишь на время оккупации Советский Союз допускал создание западными союзниками собственных управлений в Берлине. И этот Западный Берлин стал центром агентурной деятельности против ГДР. Акты саботажа, торговля людьми и шпионаж координировались оттуда. ФРГ бессовестным образом пыталась провести в Западном Берлине денежную реформу – фактически в центре ГДР! Таким образом они собирались переполнить ГДР дешевыми деньгами, чтобы разрушить хозяйственную систему.

17 июня 1953 года была предпринята попытка уничтожить правительство ГДР с помощью путча. Координация этих событий велась из Западного Берлина. Фактически это был прототип того, что спустя десятилетия назовут "цветными революциями", но тогда он провалился. Однако опасность войны в связи с постоянно тлеющим очагом Западного Берлина, не была устранена. Немецкий империализм продолжал заниматься поджигательством, разрабатывались многочисленные планы, как вырвать ГДР военными средствами из Варшавского договора, при необходимости – и с помощью ядерного оружия. Самый известный из этих планов – Deco II.

Чтобы устранить опасность войны, 13 августа 1961 года ГДР создала антифашистскую защитную стену.

Разделение Германии, которое было осуществлено западными силами совместно со старыми немецкими империалистами, теперь нашло архитектурное воплощение. Западный Берлин, эта бомба с часовым механизмом – была заэкранирована. Непосредственная опасность войны, которая могла бы снова погрузить Германию в инферно через 16 лет после окончания Второй Мировой, была предотвращена благодаря действиям ГДР. Политика "Обратного хода коммунизма" провалилась. ГДР стала оплотом мира в Германии.

В ФРГ закончилась эра Аденауэра, чье имя образно воплощает эту агрессивную стратегию против ГДР.

После интермеццо с Людвигом Эрхардом эра агрессии сменилась "новой восточной политикой" Вилли Брандта. Эта политика заключалась в тонкой и осторожной борьбе против социализма. То, что империализм ФРГ был принужден все-таки вступить в какие-то отношения с ГДР, можно рассматривать как успех ГДР.

Теперь ради разрушения государственного строя ГДР империализм ФРГ стал рассчитывать на идеологические средства. Для этого спецслужбами ФРГ была разработана концепция так называемого «третьего пути». То был еще один подвид «демократического социализма». Он подавался как идея улучшения социалистического общества, на самом же деле был изобретен исключительно с одной целью – как средство уничтожения социализма. К сожалению, СЕПГ также увязла в мутном ревизионистском болоте.

Ревизионизм оказался той идеологической трещиной, которой с нетерпением ожидал империализм, чтобы разрушить социализм. Эта трещина разрасталась. При этом ревизионизм действовал не только в области идеологии, но распространялся и на экономику. ГДР постепенно начала испытывать хозяйственные трудности, если задерживались обещанные поступления нефти из Советского Союза, или резко возрастали цены. В этом случае ГДР была вынуждена закупать остро необходимую нефть на крайне невыгодных условиях в капиталистических странах. Дополнительно это вызвало задолженность ФРГ и зависимость от нее. С момента основания ГДР сталкивалась с проблемой отсутствия в стране, как сырья, так и сырьевой промышленности. Рурская область, богатая ископаемыми, оказалась в руках западногерманских концернов. Несмотря на эти трудности, ГДР смогла буквально из ничего создать собственную сырьевую промышленность, однако это не могло решить проблему недостаточного поступления нефти.

Другая серьезная проблема – отсутствие в СЕПГ необходимых чисток. Наоборот, карьеризм поощрялся тем, что СЕПГ была преобразована в массовую партию, и каждого, кто хотел чего-то добиться в жизни, убеждали в нее вступить. Кроме того, с тех пор, как Вальтера Ульбрихта сменил Эрих Хоннекер, в Центральном Комитете стало значительно меньше дискуссий. Контакт партии с рабочим классом ухудшился.

Самые страшные последствия, такие, как горбачевские «перестройка» и «гласность», не были введены, однако в 1986-м году СЕПГ на совместном мероприятии с западногерманской СДПГ заявила о способности империализма к мирному сосуществованию.

Решающий момент настал, когда в октябре 1989 года Эрих Хоннекер был удален из ЦК сомнительными фигурами вроде Шабовски и Кренца. Гигантская подлость была запущена. Цветная революция победила под музыку повального бегства на запад, подстегиваемого сладкими речами западного телевидения. СЕПГ окончательно пала жертвой ревизионизма.

В так называемом докладе Шюрера[2] с помощью неверных интерпретаций, а также сознательных передергиваний и ложных вычислений, была представлена картина катастрофической задолженности ГДР капиталистической загранице. Это способствовало тому, что новое руководство стало охотнее сближаться с ФРГ.

Согласно официальной истории ФРГ 9 ноября 1989 года был днем, когда народ ГДР восстал против "авторитарного режима" и "пробил себе дорогу к свободе".

Однако если посмотреть на факты, совершенно очевидно, что распадающаяся СЕПГ самостоятельно и радостно распахнула двери для капитализма.

При этом капитализм назывался не собственным именем, а "демократическим социализмом" или "обновлением". В этом можно убедиться, если посмотреть передачу "Актуальная камера" от 8 ноября 1989 года.

В этой передаче "несчастная преследуемая" правозащитница Криста Вольф получила возможность открыто и свободно призвать к "истинно демократическому обществу"[3] прямо на телевидении ГДР! Кроме этого, было объявлено о создании новых партий.

Это ведущие ревизионисты-функционеры СЕПГ после провокации западноберлинских пожарников и технической службы 9 ноября 1989 года открыли антифашистскую защитную стену. С другой стороны уже стояли организованные RIAS, подготовленные демонстранты, а также любопытные и зеваки, представляющие материал для съемок камерам западных журналистов.

Ворота теперь были открыты, и западногерманские концерны, словно грифы, распотрошили народные предприятия ГДР. Язвы капитализма вернулись также и в эту часть Германии. И хотя ФРГ с тех пор (и до тех пор, конечно, тоже!) делала все, чтобы оболгать ГДР, не стесняясь ни перед какими искажениями, все равно ей не удается уничтожить реальные воспоминания о первом социалистическом государстве на немецкой земле.

Путь коммунистических партий.

Превращение СЕПГ в ПДС/Линке.

СЕПГ потеряла дееспособность. Один из тогдашних карьеристов, Грегор Гизи, использовал момент и перестроил СЕПГ в ПДС. Это сокращение от идеологически контрреволюционного названия «Партия демократического социализма»! ПДС стала плюралистической социал-демократической партией. Судьба, аналогичная той, которую испытали и другие бывшие компартии, павшие жертвами ревизионизма, например, итальянская, австрийская или французская компартии. Далее произошло дистанцирование от марксизма-ленинизма и демократического централизма. Или, как это провозглашается данной партией: «дистанцирование от сталинизма». Честные коммунисты, которые, как впоследствии и Эрих Хоннекер, признали гибельность этого пути, присоединились к заново основанной в восточной Германии КПГ(ост) или же вступили в ГКП, до тех пор существовавшую лишь на Западе.

Внутри ПДС, согласно плюралистическим принципам, возникли различные платформы. Помимо прочих, там существовала также Коммунистическая платформа. Впрочем, она подчиняется партийной дисциплине и не придерживается принципов марксизма-ленинизма. Кроме того, она также частично поддерживает клевету в отношении защитных органов и мероприятий ГДР. Сегодня (2014 год) ПДС носит название «Линке». Она стала социал-демократическим резервом правящей буржуазии. В восточной Германии она уже принимала участие в различных правящих коалициях на городском и земельном уровне, и при этом вместе с буржуазными партиями проводила политику социальных сокращений. Грегор Гизи по-прежнему занимает видное место в руководстве партии. Партия входит в немецкий Бундестаг, на выборах 2013 года она получила 8,6% голосов. В 2009-м голосов было 11,9%. Некоторые из депутатов Линке уже согласны на применение Бундесвера за границей. Так, 23 из 64 (в данный момент) депутатов партии в Бундестаге проголосовали "за" или воздержались в вопросе применения Бундесвера в совместной акции уничтожения сирийского химического оружия и таким образом, приветствовали разоружение этой антиимпериалистической нации[4].

КПГ.

Эта партия была основана после контрреволюции на территории бывшей ГДР. Согласно программе, она осталась верной принципам марксизма-ленинизма. Она последовательно считает Сталина четвертым классиком марксизма и поддерживает Демократическую Народную республику Корея. КПГ существует до сих пор, но она не смогла достичь сколько-нибудь значимой величины. Кроме того, она много раз пыталась объединиться с различными другими партиями – например, с ревизионистской Линке, или искала сближения с различными маоистскими и постмаоистскими сектами.

ГКП.

Наиболее представительной коммунистической партией Германии до сих пор является ГКП.

Она возникла в 1968 году в ходе дискуссии между буржуазией ФРГ и представителями КПСС. Советский Союз не мог и не хотел устанавливать экономические отношения со страной, где была запрещена коммунистическая партия. Буржуазия к тому моменту начала видоизменять свою антикоммунистическую тактику. В США уже пришли к выводу, что стратегия крайне правых – открытая конфронтация, уничтожение коммунизма – не ведет к успеху.

Поэтому также и в ФРГ после ухода канцлера Аденауэра перешли к более умеренным методам борьбы против социализма. Это было так называемое «изменение через сближение», политика Вилли Брандта. К тому же в течение нескольких месяцев сильное преследование коммунистов, типичное для предыдущих лет, сошло на нет, и студенческие левые протесты создали ситуацию, в которой компартия снова могла быть разрешена.

Поэтому некоторые части Центрального Комитета нелегальной КПГ переформировались, чтобы снова вернуться к легальной деятельности. Но юстиция ФРГ поставила условия: отказ от революции как средства достижения цели, признание и поддержка основного закона ФРГ, внутренняя структура партии, построенная по критериям буржуазных партий и отказ от диктатуры пролетариата как пути к социализму.

Подавляющая часть нелегальной КПГ согласилась с этим, и, несмотря на государственные репрессии, основала новую партию – ГКП. Другая ее часть осталась на нелегальном положении или присоединилась к маоистским группировкам, обосновывая свою позицию тем, что в партии не могла быть проведена открытая дискуссия о ревизионистских тенденциях в Советском Союзе и Китае.

Возникли несколько десятков маленьких маоистских, троцкистских и левых партий, которые называли себя «КПГ» и видели главного врага в Советском Союзе, ГДР или в ГКП – к примеру, Коммунистический Рабочий Союз Западной Германии, который позже развился в МЛПГ («марксистско-ленинскую партию Германии»).

В 1970-1980-е гг. в ФРГ не было единой подлинно марксистско-ленинской партии/организации. Но, все же, ГКП до 1989 года, несмотря на усиление ревизионистских тенденций, можно было назвать самой прогрессивной партией в Федеративной Республике.

С 1985 года все более широкие круги ГКП тяготеют к поддержке политики «нового мышления» – закамуфлированного предательского курса Михаила Горбачева.

В результате в партию вступило множество буржуазных элементов из антивоенного движения, что еще более ослабило ГКП. В 1989-1990-м гг. во время контрреволюции в ГДР более 80% членов вышли из рядов партии. Осталась лишь группа численностью приблизительно 5 000 членов, в которой основная роль принадлежала ревизионистам, однако сохранялась и сильная марксистско-ленинская/левая оппозиция.

Несмотря на внутрипартийное сопротивление ГКП медленно, но верно превращалась в ревизионистскую партию. Это началось с демонизации Сталина и закончилось новым принятием учения Каутского о «транснациональных концернах». Кроме этой основной линии идейного – теоретического перерождения, в ГКП развились и другие идеалистические представления.

С 1990 до 2010 года левое крыло ГКП много раз имело исторический шанс разоблачить ревизионистов, вытеснить их из партии и перенаправить ГКП на верный путь. Не только эти шансы были пропущены, но левое крыло позволило загнать себя в угол. «Если вы настаиваете на своих позициях, партия рухнет, ... тогда вы будете виноваты в уничтожении ГКП» – подобные угрозы нередко заставляли левое крыло ГКП действовать по указке ревизионистов.

Пока ревизионисты основывали собственные газеты, строили внепартийные структуры, чтобы укрепить свои позиции, левые в ГКП позволили запретить делать то же самое себе. Хотя существовало содержательное сопротивление против ревизионистов, но его голос замолкал как раз в решающие моменты, например, во время голосования и выборов внутри партии.

Левая оппозиция в ГКП окончательно прекратила свое существование в конце 2000-х гг., но отдельные товарищи продолжают мужественную скрытую борьбу.

Еще хуже то, что с 2008-2009 гг. центристы – то есть те, кто пытаются прикрывать социал-демократическую политику словами Маркса или Ленина – стремятся «сохранить единство партии», не обращая внимания на то, какие позиции занимают ее отдельные фракции, и при этом для для видимости выступают как «Новые левые в ГКП». В 2013 году они попали в руководящий орган партии.

Как и раньше, со стороны ГКП сохраняется «Постановление о несовместимости» с Коммунистической Инициативой, на основе которого некоторые товарищи из КИ были исключены из ГКП. Это еще более ослабило шанс на организованную антиревизионистскую борьбу внутри ГКП.

Правые, такие, как Лео Майер, поднимают на знамя неверные тезисы Каутского под предлогом «развития марксистско-ленинской теории». В точности по Каутскому Майер повторяет в эру «глобализации» и «неолиберализма» старые песни о финансовом капитале, который преодолел межимпериалистические противоречия и эксплуатирует мир как единое целое. Работа Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» для Майера устарела.

Правые в ГКП стремятся к союзам практически с кем угодно, например, с Левой партией, с Европейской Левой партией в Европарламенте или с греческой Сиризой. Последняя, разумеется, представляется в буржуазных СМИ как «леворадикальная группировка», но фактически является социал-демократическим резервом господствующего класса, вроде Линке в Германии.

Новое руководство ГКП

В 2013-м году был избран новый состав руководства партии. У многих это пробудило оптимистические надежды. У некоторых товарищей из разных организаций эти выборы вызвали к жизни давнюю мечту о том, что наконец-то наступит поворот внутри ГКП.

Председателем ГКП теперь стал Патрик Кёбеле.

Кроме этого, в партийном руководстве, состоящем из 30 человек, находятся Нина Хагер, Ханс Петер Бреннер и Вера Рихтер, которые также считаются носителями левой надежды. Мы подвергли позиции этих четырех человек проверке. Как обычно, наиболее четко ревизионистские взгляды проявляются в вопросе сталинизма и в рассмотрении так называемых его «преступлений».

„Я участвую в ЛЛ-демонстрации[5] уже в течение многих лет не под портретами Сталина или Мао. Их поклонники всегда были на демонстрации в меньшинстве и не определяли ее лица… Да, эти имена связаны также с преступлениями и деформациями![6] (Патрик Кёбеле).

„Сюда же относится, разумеется, и дискуссия о выводах из крушения реального социализма в Европе, вопрос, как при новой попытке избежать исторических деформаций и преступлений»[7] (Патрик Кёбеле).

„Кроме того, вы еще приводите аргумент (sic!), что я/мы питаем «некоторую слабость к вопросу сталинизма”. Вы не доказываете своих утверждений.

Если вы имеете в виду, что я требую материалистически-диалектического подхода, то вы правы.

Если вы ставите в вину, что я отрицаю преступления, на историческую роль СССР и его тогдашнего руководства, без которого мы, рожденные позже, сегодня деформации, которые стоили также жизни многим товарищам, то вы ошибаетесь»[8] (Патрик Кёбеле).

Следует констатировать, что эти его высказывания делаются именно в духе буржуазного, несоциалистического гуманизма. При этом он отрицает или как минимум, принижает роль чисток в партии в борьбе против ревизионизма, в особенности при отражении фашистского вторжения, и распространяет привычные мифы антисталинизма, о которых мы должны будем высказаться позже более детально.

„Да, эти имена (Сталина и Мао) также связаны с преступлениями и деформациями – и, несмотря на это, они тоже часть истории революционного рабочего движения. Слова Эрнста Тельманна «Сталин сломает Гитлеру хребет» указывают не могли бы ни говорить о демократии, свободе и социализме, ни ходить на демонстрации”[9] (Патрик Кёбеле).

Но тот, кто празднует победу над фашизмом, как он, не может одновременно клеветать на условия, обеспечившие эту победу!

Нина Хагер и Ханс-Петер Бреннер занимают еще худшие позиции в сталинском вопросе. В их общей статье с Робертом Штайгервальдом Сталин в духе обычного антисталинизма обвиняется в таких «преступлениях», как советско-германский Пакт о ненападении, а также выдача Гитлеру немецких антифашистов. Вот цитата из подлинника: «Указание на реальные условия двадцатых и тридцатых годов, которые были продиктованы империализмом и фашизмом, условия жесточайшей международной классовой борьбы при построении социалистического общества в Советском Союзе ни в коем случае не могут и не могли быть индульгенцией для злоупотреблений властью, которые не связаны с социалистическими законами и с пролетарской моралью и этикой»[10].

Они не стесняются использовать марксистско-ленинскую терминологию для проповеди буржуазной морали, чтобы дискредитировать революционное насилие, которое использовалось для защиты Советского Союза. Фактически они встают на колени перед буржуазными органами дезинформации, дискредитирующими социализм, чтобы в собственных капиталистических интересах заклеймить оборону социалистических стран от различных нападений как «неправомерную». Этой лжи коммунисты должны противопоставить правду в ее диалектическом видении. Авторов вышеупомянутого текста Курт Госсвайлер справедливо называет «лицемерными апостолами морали»[11], возражая им в собственной статье.

Патрик Кёбеле позволяет себе такие же грязные приемы. В 2010 году в Эссене он произнес речь перед последователями так называемой «Зеленой революции», которая в то время бушевала в Иране. И перед этими поклонниками шаха в новом обличьe[12] он на полном серьезе говорил о демократии и правах человека для народа Ирана, и требовал отстранения «реакционного», по его мнению, «режима[13] Представители буржуазных партий не могли бы сформулировать это лучше.

О позициях этих носителей левой надежды можно сказать следующее: Длительное время ревизионистское перерождение ГКП связывалось только с такими личностями, как Штер, Майер и др. В ГКП всегда существовала толерантность по отношению к этому явлению, она в особенности проявлялась в поведении при голосовании.

При голосованиях члены партии, считающие себя левыми, снова и снова избирали ревизионистов, держа при этом фигу в кармане. Снова и снова – только из опасения, что в противном случае наступит раскол партии.

Отсутствие решительности у нового руководства при удалении некоторых правых членов партии с их постов (так например, хотя правый член партии Клаус Вайсманн после выборов нового партийного руководства был удален со своего поста ответственного секретаря ГКП, но в качестве основания были названы расплывчатые формулировки – фракционизм и недостаточная надежность[14]) демонстрирует, что это «опасение раскола партии» все еще сохраняется, хотя если бы настоящая чистка была политически подготовлена и обоснованна, то ситуацию понял бы каждый настоящий коммунист.

По-прежнему остается привилегией ревизионистов создавать собственные публицистические площадки.

Так после выборов новое партийное руководство потребовало, чтобы интернет-сайт kommunisten.de, который ведет группа ультраревизионистов Майера и Штера, был передан избранному партийному органу, «компания» попросту проигнорировала это требование! В противоположность этому товарищи из КИ были исключены сразу же после того, как стало известно об исполнении ими долга марксистов-ленинистов, а именно, как учил Ленин, развертывании образовательной программы и открытых дискуссий.

В октябре 2013 года ГКП опубликовала проект программы на выборы в Европарламент[15]. Так как в программе используется марксистско-ленинский лексикон, мы позитивно приняли ее и оценили как небольшой шаг в верном направлении[16]. Патрик Кёбеле в программе четко отмежевался от позиций партии Линке, которая утверждает, что возможно демократическое «переустройство» ЕС.

„Никогда не существовало «социальной и демократической начальной фазы», к которой сегодня можно было бы «вернуться», как утверждают некоторые левые. Социальное, экологическое и демократическое переустройство Европы предполагает вначале революционный слом капиталистических фундаментов ЕС и разрыв с существующими до сих пор властными структурами крупного и финансового капитала и его властным аппаратом.

В партийной программе ГКП об этом сказано, что дальнейшее развитие Европейского Союза будет зависеть от того, насколько профсоюзному и политическому рабочему движению и другим антимонополистическим движениям, всем демократическим силам удастся сдвинуть власть и доминирующее влияние финансового и монополистического капитала на институты ЕС.

При этом ясно, что империалистический характер конструкции ЕС делает иллюзорным ожидание, что этот Европейский Союз без полной смены его общественных отношений мог бы стать демократической, гражданской и солидарной альтернативой империализму США»[17].

Не только характер ЕС был правильно определен, но проведено также дистанцирование от ошибочных предположений собственной партийной программы. В своем реферате Патрик Кёбеле дополнил: „Мы – сила, которая уникальна потому, что мы утверждаем: ЕС – империалистический союз государств и поэтому не может быть реформирован в прогрессивную сторону. Это, конечно, не означает, что ни на уровне ЕС, ни на уровне отдельных государств нельзя и не нужно добиваться никаких реформ. Напротив, эта борьба, прежде всего, как оборонительная борьба, находится сегодня на первом плане. Вопрос в другом – и здесь мы кардинально отличаемся от Левой партии: можно ли в итоге создать стратегию прогрессивной трансформации ЕС? Мы говорим – НЕТ, мы считаем это иллюзией»[18].

Все это верно и хорошо. Но, к сожалению, мы нашли также и пассажи, которые снова разжигают иллюзии. В реферате Кёбеле: „Это не означает, что мы сегодня в Германии считаем правильным требование выхода из ЕС. Но это означает, что мы считаем важным и достойным защиты право любого другого народа на выход из ЕС.

Во всяком случае, мы видим для стран периферии немного других альтернатив, если там удастся позитивно изменить соотношение сил[19]

Что конкретно мы должны понимать под неясной формулировкой «право любого другого народа на выход из ЕС»?

Предположим следующее: в какой-то стране, например, в Греции рынок империалистической ФРГ уничтожен революцией. Эта страна вырывается из империалистического захвата и потеряна для его стремления к экспансии. Соответственно, новая власть, диктатура пролетариата, аннулирует все запросы империалистов и их объединений. «Право на выход» естественно будет завоевано, когда будет свергнута национальная монополистическая буржуазия. Кто еще должен предоставлять это «право на выход», кроме классовых интересов пролетариата? Таким образом, борьбу Кёбеле за «право любого другого народа на выход из ЕС» можно понять лишь как благое пожелание милосердия от империалистов.

В проекте программы также возникает подобная иллюзия: „Списание долгов для все более погружающихся в нищету стран – слабых членов ЕС – списание за счет банков и концернов! В этом смысле ГКП поддерживает требования рабочего и профсоюзного движения и коммунистических партий, например, Греции, Португалии и Кипра[20]

Списание долгов при нынешней ситуации остается иллюзией и ничем не отличается от надежды на демократическое переустройство ЕС, которая совершенно правильно осуждается в проекте программы. Современное «право» в условиях империализма прямо происходит из реального соотношения классовых сил. Таким образом, «списание долгов за счет банков и концернов» возможно лишь в том случае, если будет уничтожена власть капитала! Вообще использование термина «списание долгов» как символа ограбления трудящихся в этих странах, довольно сомнительно.

На 4-й странице проекта значится: «Мы, коммунисты, считаем суверенным правом каждого народа, ограбленного крупными державами ЕС, отказаться от участия в этой насильственной империалистической конструкции и сказать «нет» ей и ее валюте, евро».

Эта интерпретация «права любого другого народа на выход из ЕС», соответственно, может означать лишь то, что капиталистические основы нации (не народа!) останутся нетронутыми. Таким образом, ГКП всего лишь поддерживает стратегию национальной монополистической буржуазии, которая решает для себя, останется ли она в ЕС или выйдет.

Помимо этого пассажа, вновь создающего иллюзии, важно и то, кого, собственно, выдвигает ГКП на выборы в Европарламент в своем списке. Ни кто иной, как Нина Хагер, одна из «лицемерных апостолов морали» (Курт Госсвайлер), находится на первом месте в этом списке.

Эта программа партии еще больше усилила необходимость чистки от некоммунистических элементов, но кроме предупреждающих слов[21] Кёбеле, снова ничего не произошло. Даже осуждение греческой ККЕ группы Майера-Штера (kommunisten.de) за искаженное представление о переговорах ничего не изменило[22].

Правые вокруг Майера/Штера могут прекрасно и дальше встречаться с Сиризой, чтобы загнать ГКП в организацию Европейских Левых.

Совсем недавно в газете ГКП «Унзере Цайт» (ZU) можно было снова заметить, как все еще велико в ней влияние правых. В газете было опубликовано сообщение об участии ГКП в 36-м съезде ревизионистской коммунистической партии Австрии. Без всяких комментариев были также перепечатаны злобные высказывания КПА в отношении Корейской народнодемократической республики: «Авторитарная и репрессивная экономическая и политическая система Северной Кореи ни в коей мере не отвечает нашим представлениям об обществе, которое мы хотим построить[23]

Несмотря на то, что правые в ГКП сделали все, чтобы навредить делу коммунизма, извратить марксистскую науку и присоединиться к «демократическому социализму», что программа ГКП резко не отличается от программы Левой партии, так остро необходимая, последовательная чистка не проводится. Ультраревизионистская фракция по своему содержанию соответствует социал-демократической партии Линке и не должна присутствовать в рядах коммунистической партии, однако складывается впечатление, что влияние этой фракции слишком велико, чтобы исключить ее из партии.

Правые в ГКП также отказали в солидарности Донецкой и Луганской народным республикам.

«Последние события, связанные с обстрелом гражданского самолета над территорией «Донецкой народной республики» еще раз четко показывают, что в этом конфликте невозможно ясно сориентироваться, если односторонне указывать лишь на «борьбу против украинского ультранационализма» и не замечать или отрицать «руку России». Однако и украинское правительство не демонстрирует поведения, которое позволило бы верить, что оно действительно решит проблему конфликта в стране без того, чтобы высшим приоритетом были интересы олигархов[24].

Другая часть ГКП, не имеющая отношения к правым, принимала участие в общих мероприятиях солидарности вместе с другими левыми. И хотя проявление солидарности левых Германии с сопротивлением народных республик Юго-Востока Украины выглядит очень слабым, надо признать, что и 3 500 членов ГКП (без ее правых) не смогли или не захотели сделать больше.

Марксистско-ленинская партия Германии (МЛПГ)

Название этой партии особенно вводит в заблуждение, поскольку на самом деле речь идет об еще одной маоистской секте. Расцвет подобных сект пришелся на время студенческих протестов в ФРГ в конце 60-х гг. МЛПГ возникла в 1982 году из рядов организации-предшественницы «Коммунистический рабочий союз Германии» (1972–1982), который, однако, не следует путать с «Рабочим союзом за восстановление КПГ».

В целом МЛПГ не интересуют антиимпериалистические союзы. В империалистических агрессиях против Ливии и Сирии они видят возможность непосредственного начала «народной революции[25] Любая партия, разумеется, может в чем-то ошибаться и неправильно оценить какую-то ситуацию. Так, в Ливии до бомбардировок НАТО МЛПГ видела назревающую «народную революцию». Но важно увидеть и исправить свои ошибки. Однако так называемая марксистсколенинская партия повторяет одно и то же перед каждым нападением империалистов на очередную независимую страну.

Сегодня они рассматривают Иран как фашистскую страну[26]. Выкрикивая ультралевые лозунги, они участвуют в травле антиимпериалистических государств, пользуясь при этом словарем крупных проимпериалистических монополистских газет.

Советский Союз для МЛПГ с 1956 года – хрущевской «перестройки» – перестал быть социалистической страной, он с этого момента был «социал-империалистическим» государством «бюрократического капитализма». Вообще верно, что ревизионизм Хрущева сыграл решающую роль в негативном повороте СССР, но интерпретация МЛПГ попросту безумна. Поворот 1956 года, в конце концов, не вышвырнул в одночасье из КПСС всех честных коммунистов. Они продолжали вести ожесточенную борьбу против ревизионизма.

Однако в партийной программе МЛПГ 1982 года заявляется следующее: «Советский Союз ... сегодня наряду с США мощнейший источник мировой реакции, эксплуатации и империалистического милитаризма».

МЛПГ также не может объяснить, каким образом Советский Союз и другие социалистические государства, как ГДР, внезапно экономически превратились в страны «бюрократического капитализма[27].

Странные капиталисты у МЛПГ, вместо стремления к наибольшей прибыли использовали слишком высокий процент аккумуляции средств для повышения удовлетворения потребностей рабочего класса.

А вот почему классовый враг в Германии особенно доволен поведением МЛПГ: империалистическую аннексию ГДР западной Германией они празднуют как «воссоединение».

В её партийной программе стоит следующее: „...глубокое разочарование народных масс, и в 1989 году развилось широкое демократическое народное движение. Оно было направлено против разрушения окружающей среды и атомного оружия Советского Союза на территории ГДР. Осенью 1989 года массовые демонстрации этого движения достигли высшей точки и вынудили режим Хонекера сдаться. 9 ноября пала Берлинская стена, символ разделенной Германии. Воссоединение было следствием демократического народного движения в ГДР и глубокого чаяния всего немецкого народа преодолеть расщепленность нации. Таким образом, национальный вопрос в Германии был решен мирным путем. Существенным внешнеполитическим условием мирного воссоединения было падение господства советского социалимпериализма[28]

Даже в ревизионистские времена Советский Союз осуществлял большую помощь национальноосвободительным движениям во всем мире, но, тем не менее, МЛПГ рассматривает его как «социалимпериалистическое», «неоколониалистическое» и точно такое же империалистическое государство, как США. Кубинские группы солидарности в Анголе МЛПГ рассматривает как «наемников»[29].

Даже после настоящей реставрации капитализма в 1989-1990 гг. в ГДР и Советском Союзе МЛПГ не смогло понять, что настоящее уничтожение социализма привело к огромному ослаблению и рабочего, и национально-освободительного движения во всем мире.

МЛПГ продолжает свой объективно контрреволюционный курс, дискредитируя далее существующие ныне и бывшие социалистические страны. Их позиции в отношении нового бюрократического капитализма также сильно напоминают троцкистские пасквили.

На словах, в персональных беседах, МЛПГ стремится к единству. Но в связи с перечисленными позициями МЛПГ, основа, на которой должно строиться это «единство», представляется сомнительной. Такие позиции доказывают лишь то, что левый и правый оппортунизм – две стороны одной медали.

К сожалению, МЛПГ ведет особенно серьезную работу с молодежью, и таким образом с помощью левооппортунистических фраз направляет революционную энергию юных борцов в пустоту.

Другие малочисленные организации

Коммунистическое движение раздроблено в огромной степени. Помимо уже упомянутых партий, есть еще множество других очень мелких групп. Помимо МЛПГ, существуют и другие организации, которые ведут происхождение от маоистских сект. Наиболее известная из них – Секартс, которая имеет также некоторое влияние внутри ГКП. Важнейшая часть их работы направлена на защиту деятельности государства Израиль. Похожи на Секартс по содержанию такие группы, как «Рабочий союз за восстановление КПГ», его молодежная организация ССНМ и так называемая «Коммунистическая рабочая газета» (KAZ).

Журнал Оффен-зив.

Попытка создания единства марксистов-ленинистов

Как и ранее, перед немецкими коммунистами стоит проблема раздробленности или же лишения голоса в ревизионистских партиях.

В начале 1990-х гг. внутри Коммунистической платформы ПДС развилось также марксистско-ленинское образование, и это создало некоторое сопротивление.

В 1993 году был основан журнал Оффен-зив, ставший рупором этого сопротивления и объединивший марксистов-ленинистов всей Германии из многих левых партий на единой теоретической коммунистической основе. За это Оффен-зив был изгнан из ПДС (позже Линке) в 2002 году.

Это изгнание было тогда обосновано «несолидарной критикой других левых»[30] и «культурой дискуссии, которая по содержанию не соответствует принятой в Коммунистической платформе»[31]. Естественно, это были лишь формальные поводы, выдвинутые ревизионистами, которые не собирались терпеть самостоятельную агитацию марксистов-ленинистов против их реформистского течения.

Но они не достигли цели. Вместо того чтобы тихо скончаться, в конце 2002 г. Оффен-зив начал собственную публицистическую деятельность.

Влияние Оффен-зива на сближение и объединение марксистов-ленинцев было заметным, оно увенчалось совместными научными конференциями коммунистов из различных партий и организаций, а также неорганизованных. Журнал завоевал огромный авторитет у марксистов-ленинцев в Германии.

До сих пор старый Оффен-зив вплоть до перелома, начавшегося в мартовском издании 2012 года, служит нам незаменимым надежным источником знаний, в особенности партийный выпуск 2002-го года. Многие товарищи в КИ получили марксистско-ленинское образование на очно-заочных курсах, организованных Оффен-зивом.

Уже на этих курсах Оффен-зива стало ясно, что те, кто получил здесь марксистко-ленинское образование, крайне ограниченно могут применить эти знания в существующих коммунистических организациях вроде ГКП. Выпускаемый в Ганновере журнал Оффен-зив таким образом стал организатором и необходимым помощником при появлении Коммунистической Инициативы в 2008-м году.

Эта выдающаяся роль Оффен-зива, которую он играл, несмотря на ограниченный круг читателей – что обусловлено общим состоянием коммунистического движения в ФРГ – на наш взгляд, находится сегодня в серьезной опасности. Издатель Оффен-зива Франк Флегель весной 2012 года вышел из Коммунистической Инициативы.

Но еще до его выхода в Коммунистической Инициативе возникло недоумение по поводу спецвыпуска Оффен-зивом тетради Германа Якобса, в которой преуменьшалась роль ревизионизма в контрреволюции в Советском Союзе.

„Сначала рассмотрим вопрос возможного отношения между относительной и абсолютной критикой/уничтожением Советского Союза и социализма в Европе. Рассмотрим еще раз вопрос ревизионизма, внутриэкономической критики реального социализма. Здесь самое важное: было ли его появление, возникновение причиной разрушения социализма? Но если бы это было так, то надо признать, что ревизионизм сильнее, чем марксизм/коммунизм? Нет, этот ответ, это общее приписывание вины ревизионизму в случае социализма было бы слишком простым (подчеркивание авторское). Что помешало марксизму оказаться сильнее, чем ревизионизм? Ведь власть была у него, а не у ревизионизма. Нет, такого значения ревизионизм – в его втором историческом проявлении, в экономическом – не имел. Вопрос ревизионизма следует отделить от вопроса разрушения социализма[32].

Теперь для Оффен-зива пишут и другие ревизионистские авторы.

Например, это Инго Вагнер, который в 2008-м году составил общий памфлет «Марксистского форума».

Этот памфлет носил громкое название «Легенда о ревизионистском повороте»[33]. Вагнер обвиняет Сталина в догматизме и упрощении ленинизма. Сталин обвиняется в том, что в конечном итоге именно его догматизм вызвал реакцию в виде ревизионизма Хрущева. Сталин правил партией с помощью террора. Благодаря его смерти, Советский Союз смог просуществовать несколько дольше, в противном случае его политика привела бы к уничтожению страны.

Вагнер повторяет все известные мифы, которые опроверг Людо Мартенс в своей известной книге «Сталин другими глазами».

Вот несколько цитат из Инго Вагнера: «То, что Сталин, без сомнений, имел определенные заслуги в сложном деле построения социализма, ни в коем случае не исключает признания того факта, что отход от ленинских норм партийной жизни был в конечном итоге основной внутренней причиной поражения социализма в Европе, насколько я понимаю, в определенном смысле еще задолго до смерти Сталина (1953). Далеко идущее искоренение внутрипартийной демократии привело к господству аппарата, а в итоге к господству над партией единственной личности в роли генерального секретаря и к догматическому упрощению марксистской теории[33]

«Результат моих многолетних интенсивных размышлений и исследований – особенно в области истории и теории научного социализма – то, что Сталин, в связи с процессом отрицания ленинских норм партийной жизни (вначале) частично, а затем широко использовал террор как метод руководства. Сталин, несомненно, несет главную ответственность за Большой Террор и массовое уничтожение кадров советского государства и коммунистической партии, а также другие беспримерные преступления. По существу речь идет объективно о частичной контрреволюции, хотя он никогда не стремился реставрировать капитализм. Но его преступные действия причинили огромный вред делу социализма. Уже и так очень ограниченный уровень социалистической демократии был полностью разрушен[34]

«Не нужно быть пророком, чтобы предположить, что гибель социализма наступила бы значительно раньше, если бы и после смерти Сталина его политико-идеологическая концепция продолжала неограниченно господствовать[35]

Старый Оффен-зив соответствовал принципам марксистско-ленинского издания, которые требуют соблюдать научный принцип и не допускать фракционности.

С того момента, как в Оффен-зиве терпят и привечают таких авторов, как Якобс и Вагнер, там допускаются и даже желаемы фракции и плюрализм мнений.

Франку Флегелю следовало бы помнить о печальном примере ГКП, где ультраревизионистская фракция вокруг Майера/Штера подвергается со стороны левых центристов лишь мягкой предупредительной критике на словах.

Выводы и предстоящие задачи КИ

В данный момент ни одна коммунистическая или называющая себя коммунистической организация не имеет сколько-нибудь заметного влияния на массы. По численности наиболее крупной организацией все еще является ГКП (около 3 500 членов), во всех других организациях состоит значительно меньшее число членов. Но на этой основе – численном превосходстве- претензия ГКП быть единственной и главной коммунистической партией Германии является несостоятельной, прежде всего изза научной нечеткости, доминирования в ней ревизионистских позиций.

Однако и КИ не может и не стремится считать себя революционной партией немецких коммунистов, поскольку создание такой партии является пока нашей целью.

Несмотря на попытки давления и клеветы, КИ все же существует. Мы понимаем серьезную ответственность, лежащую на нас, в том, чтобы сохранять марксистско-ленинскую ясность, как необходимый зародыш для создания в будущем настоящей единой революционной коммунистической партии в Германии.

Для товарищей, разочарованных в болоте ревизионизма, нет другого пути, кроме КИ.

Помимо или одновременно с созданием единой партии, нам и всем другим коммунистам предстоит большая работа по преодолению тех ран, которые оставила нам эпоха контрреволюции и тяжелейшей реакции. В число этих задач входит, например, завоевание доверия пролетариата в реформистских профсоюзах.

Работа с СМИ как средством агитации и пропаганды также лишь постепенно начинается.

Из-за пресловутого 5%-го барьера коммунистам со времени запрета КПГ ни разу не удавалось использовать для себя парламентскую трибуну.

Со времени контрреволюции коммунисты не могут и возглавить антифашистское и антивоенное движения.

Необходимо создание единой партии, которая разорвет этот порочный круг, делающий эти непосредственные задачи для коммунистов в Германии крайне трудновыполнимыми.

КИ принимает этот сложнейший вызов – определить, когда и как могут быть преодолены при выполнении этих задач постоянные, повторяющиеся маргинализация и раскол среди коммунистов.

КИ готова выполнить свою часть этой работы. Она и дальше будет поддерживать сопротивление в других коммунистических организациях и партиях ревизионизму, а так же тех, кто шаг за шагом отходит от ревизионизма.

 


[1] Вилли Франке (Willi Franke) — Член Коммунистической Инициативы. Германия

Примечания см.

Категория: ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ | Добавил: Редактор (26.08.2015) | Автор: Вилли Франке W
Просмотров: 857
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [50]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [64]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [35]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [59]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [17]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [9]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz