Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 482
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

Кто виноват? Слово очевидца

Кто виноват? Слово очевидца

Т.Г. Авалиани [1]


Вот уже три месяца я наблюдаю, как с экранов телевизоров и страниц газет буквально дурят народ России, рассказывая о причинах взрыва метана сначала на шахте «Ульяновская», затем на шахте «Юбилейная», унесших полторы сотни жизней, в основном молодых шахтеров Кузбасса. Затем 25 июня 2007 года рванула шахта «Комсомольская» в Воркуте. На «встречу с богом» понеслись еще 11 шахтерских душ.

Официальная пропаганда сначала вещала об английских чудо-приборах, купленных за большие деньги хозяевами шахты, установленных в забое и закрытых телогрейками дураками-шахтерами, чтобы не мешали работать. Но никто не задал вопрос: «А вообще этим приборам давали работать хоть 20 минут за целую смену?» Шахтеру же, между прочим, платят за добытую тонну угля, а не за проведенные в шахте часы. Чтобы кормить семью надо добывать тонны, сотни тонн, миллионы тонн.

Потом начали говорить о внезапном выбросе газа. Но тогда встает вопрос: кто кого опередит – приборы отключат оборудование или прогремит взрыв. Дошли до нелепости. Начали распространять слухи, что шахтеры «наркоманят» в шахте. Зачем? Что разве мало места на горах колоться? Но никто ни разу за все время не задался вопросом: «А почему оказался метан в рабочем забое?»

Было дело и что делать

Дело в том, что исследовательские работы по безопасным методам труда шахтеров на шахтах, опасных по выбросу метана, и борьбе с угольной пылью интенсивно велись в СССР многие десятилетия, в том числе специализированными институтами Академии наук СССР. Велись они по нескольким направлениям.

Первое. Разработка взрывобезопасного оборудования. Но как только началась перестройка, институты и конструкторские бюро стали просто уничтожать методом прекращения финансирования. Уже тогда государство стало сбрасывать со своих плеч расходы на фундаментальную и прикладную науку (так же, как на ВПК и армию), мечтая переложить эту функцию на будущие капиталистические концерны и новых русских меценатов и спонсоров. Мол, хотели как лучше – как в США! Не вышло. Дураков не нашлось. Каждый хозяин печется о своем кармане.

Второе – это реализация гениального предвидения самого Дмитрия Ивановича Менделеева – сжигание и возгонка угля прямо в недрах земли, превращение его под действием высоких температур в газ, который подается на поверхность для дальнейшего использования: на котлы ТЭС, на отопление, в качестве химсырья и др. С этой целью в начале пятидесятых годов были построены две станции «Подземгаз», которые вошли в структуру Академии наук СССР. Одна из них в опытно-промышленном варианте полвека работала в Кузбассе, в городе Киселевске. Схематично она состояла из системы компрессорных и вентиляционных установок, подающих под землю, в заранее пройденные туннели по пластам угля воздух и откачивающих после возгонки газ. Перед началом работы уголь в пройденном по пласту туннеле поджигался. Подача воздуха в пласт ограничивалась, чтобы горение шло не интенсивно, а в тлеющем режиме, выдавая необходимую температуру для возгонки угля в газ. Эта станция на протяжении полувека обеспечивала работу котельных завода им. Ивана Черных и шахты «Черкасовская».

В начале перестройки станцию «Подземгаз» закрыли, а документацию и результаты исследований за полвека ее работы продали всего за 1 млн. долларов в самую цивилизованную страну мира – США. А проектировалось 25-40% добываемого в стране угля прямо в недрах земли перерабатывать в газ без участия подземных рабочих. Причем из планировавшейся к 2002 году добычи 1 млрд. 300 млн. тонн в год! Но пришла перестройка, поначалу радостно встреченная народом, и все планы перенесли на далекое капиталистическое завтра, когда предприниматели станут цивилизованными. А Китай и США уже добывают больше чем по 1,3 млрд. тонн угля. И станции по передовому методу возгонки работают уже не только у них, но и в Северной Корее, о чем мы еще расскажем ниже.

И, наконец, третье направление заключалось в дегазации угольных пластов, опасных по газу, до добычи из них угля. Это очень дорогая работа, повышающая себестоимость угля в зависимости от газообильности пластов угля, глубины залегания отрабатываемых пластов или их участков. Пока мы добывали верхние пачки пластов (пологих) или верхние части пластов (крутопадающих), метана в них не было. Или был в незначительных количествах. Но, взяв уголь, лежащий близко к поверхности земли, мы вынуждены его добывать, углубляясь все глубже, где газообильность пластов все выше и выше. Возникла обязательная необходимость дегазации пластов перед их отработкой. То есть бурение сотен километров скважин по пластам, с тем, чтобы метан по ним из пластов уходил в атмосферу. Это элементарно и известно десятки лет. Ведь ни одному дураку не придет в голову добывать торф фрезерным способом (комбайнами), не осушив болото, в котором он залегает. Сначала пророют вдоль и поперек этого болота сотни километров больших и малых каналов и канав. Осушат болото. И только потом добывают торф. Да еще затворные устройства на больших каналах построят, чтобы, если торф загорится, можно было бы затворы закрыть и затопить временно болото, в котором залегает торф.

Так же обязательна операция дегазации пластов, в которых природа сконцентрировала под огромным давлением триллионы кубометров метана. Обязательна! Конечно, это все дорого и долго. И тут возникает новорусский соблазн – «авось пронесет». И девять раз проносит. А на десятый… И чем глубже добываем уголь, тем чаще не проносит. Это понятно не только горным инженерам, но и людям, далеким от добычи угля.

Как на фронте

Приведу раздел доклада губернатора Кузбасса Амана Тулеева на Чрезвычайном Съезде шахтеров, сделанного им 10 лет назад, 29 декабря 1997 г.

«Безопасность труда. Аварии и травматизм

Состояние с безопасностью работ на шахтах не просто плохое, оно катастрофическое.

Нынешнее экономическое состояние шахт заставляет их постоянно снижать расходы на обеспечение безопасности работ.

Это приводит к сегодняшним трагедиям на шахтах Кузбасса.

Но завтра, когда уголь на шахтах и разрезах Кузбасса невозможно будет добывать из-за их технического состояния и массовой ликвидации, когда объемы его добычи упадут еще больше, это станет трагедией не только Кузбасса, это станет трагедией всей России. И это не сгущение красок. Это реальность завтрашнего дня. Уж очень велика сегодня зависимость российской промышленности и энергетики от угля. Сегодня Кузбасс платит за то состояние, в котором находятся все шахты, страшной платой – жизнью и здоровьем шахтеров. Мы уже теряем и калечим людей, как на фронте. Только за шесть последних лет на предприятиях Кузбасса травмировано более 78 тысяч человек. Подавляющее большинство из них травмировано в угольной промышленности. За этот период мы потеряли погибшими около 1,5 тысяч человек и сделали инвалидами более 5,5 тысяч человек. Повторение таких аварий, как на шахтах «Зыряновская», «им. Шевякова» и «Первомайская», более чем вероятно.

Причем это лучшие, самые высокопроизводительные шахты Кузбасса, на которых имеется самый ценный уголь. Более того, все взрывы и пожары происходят именно на коксовых шахтах. Причем не только в России, но и во всем мире. Потому что именно такой уголь выделяет наибольшее количество взрывоопасного газа метана и дает наиболее взрывоопасную угольную пыль. Но во всем мире с этим более-менее успешно борются. Можно ли с этим бороться у нас, в Кузбассе? Можно ли технически обезопасить такие шахты? Конечно, можно. Мы ведь такой уголь не в 1992 году начали добывать. Мы его уже 70 лет в Кузбассе добываем. Но ведь раньше не было так, как сейчас, чтобы практически каждый месяц взрывалось по несколько шахт. Что нужно, чтобы остановить эту бойню?

Остановить бойню

Во-первых, необходимо срочно начать массовую реконструкцию шахт, как это было сделано в 40-50-е годы, для того чтобы вскрыть резервные запасы угля на них, перевести их на постоянные схемы проветривания и заменить на них все вентиляционные и подъемные установки на более мощные и просто на новые.

Во-вторых, оснастить все шахты дегазационными комплексами для опережающей дегазации пластов угля.

В-третьих, коксовые шахты, отрабатывающие мощные крутопадающие (как в Прокопьевске) и мощные пологие пласты угля (как в Междуреченске), перевести на более производительную и более безопасную гидротехнологию.

В-четвертых, обеспечить максимальное оснащение шахт надежными средствами автоматического контроля за состоянием рудничной атмосферы.

В-пятых, на шахтах нам нужны принципиально новые, наши, российские, кузбасские «прорывные» технологии и по вскрытию запасов угля, и по их добыче.

Нам нужны технологии именно под наши горно-геологические условия залегания угля в недрах. Запад нам их не сделает, и не стоит рассчитывать на это, потому что у них просто нет таких горных условий, как у нас. Особенно это касается коксовых шахт, потому что на шахтах, добывающих энергетические угли, наши горные условия не подходят под те, под которые сделано западное горное оборудование. А такие специфические технологии создавали раньше и могут создать сейчас только наши инженеры и ученые.

А для этого необходимо восстановить из разрухи угольную технологическую научно-исследовательскую, проектно-конструкторскую и экспериментальную базу в Кузбассе.

Но на все это нужны средства, которых у шахт и угольных компаний нет. Сегодня все эти средства уходят к посредникам, которые не вкладывали и никогда не будут вкладывать их в такие дела. Потому что это дорого и не дает быстрой отдачи. Это может и должно сделать только само государство.

Будут ли те многочисленные мелкие и крупные посредники, которые сегодня «стригут купоны» на кузбасском угле, покупать для шахт аппаратуру газовой защиты, компрессорные установки для дегазации, новые вентиляторы и подъемные машины, новые экскаваторы и угледобывающие комплексы, вместо «шестисотых Мерседесов», чтобы перевозить свое драгоценное тело? Нет, не будут. (Они ведь не идиоты). Они жулики, нагло грабящие Россию – это верно».

Но они не дураки, и свои деньги, хоть и награбленные, считать умеют. Мы что – будем ждать, пока в умах наших «новых русских» проснется национальное сознание и забота о тех, кто сегодня с пустым желудком горбатится и сгорает заживо в забоях за то, чтобы они раскатывали с девочками в дорогих авто и загорали на самых дорогих курортах мира?

Угольная промышленность в России – это дело государственных интересов. Потому что угольная промышленность – это безопасность не только людей, работающих в отрасли.

Прежде всего – это национальная безопасность государства Российского, всего российского народа.

Это сегодняшняя и завтрашняя сырьевая и энергетическая независимость России».

Десять лет спустя

Прошло 10 лет. Положение только ухудшилось. Теперь гибнут шахтеры не единицами и десятками, а сотнями. Зато как патетически политики сообщают на весь мир по телевидению, что каждая семья погибшего горняка получит по миллиону рублей. А что такое миллион рублей? Это средний заработок шахтера на Аляске (одинаковый климат с Кузбассом) за 7 месяцев. У нас в России за 80 месяцев. А кормильца семьи нет навсегда. Как жить?

Кстати, кого заинтересует, посмотрите стенограмму того самого Чрезвычайного съезда. Интересные были выступления. С той же шахты «Юбилейная» начальник участка сказал: «На шахте «Зыряновская» люди погибли от самоспасателя. Не идиотизм ли это? А кто его пропустил? Госгортехнадзор – «Арбатские шахтеры». Кузбасс никому не нужен».

Бурмашинист с шахты «Краснокаменская» Г.Г. Иванов: «Ты там сопли не жуй! Мы горбушки (пайки хлеба с колбасой) с шахты несем домой детям. Скажи, что мы готовы выступить против правительства. Средняя зарплата 2,2 млн. рублей. Все терпение кончилось. Шахтеры в «Киселевской» (шахте) пролежали три месяца. Сменили директора. Новый говорит: «Я за прошлого не отвечаю. Бросили бы на Кузбасс атомную бомбу! И все…» А кто помнит, сколько тогда стоил литр молока? 15-20 тысяч рублей. Вспомните!

Горнорабочий шахты «Новокузнецкая» А.Ф. Кладчихин: «Я хочу извиниться перед ветеранами за то, что мы привели к власти Ельцина и рыжего Ваучера. Я предлагаю создать республику Кузбасс. Закрыть границы области! Создать свою армию. Хватит болтать. Хватит собирать собрания. Надо действовать. Надо, чтобы все встали. Призываю разогнать правительство, разогнать Думу. И неповиновение

Вот такие были выступления. Выступило 25 человек из всех угольных городов Кузбасса. Выступил и генеральный директор объединения Кузнецкуголь В.Г. Лаврик, отец сегодняшнего экс-директора. Очень правильно и логично выступил. Но что настораживает – он погиб в катастрофе вертолета, как генерал А. Лебедь, губернатор Красноярского края, как ген. директор Западно-Сибирского металлургического комбината и морских рудников А. Смолянинов и другие. Все в катастрофах вертолетов. Вот что значат сибирские просторы и купеческий размах, а своего Мегрэ в сегодняшней России пока нет. Таким образом, идет в Сибири передел собственности, не считаясь с потерями, как генералов, так и рядовых. Так до сих пор и идет.

В таких условиях до решения кардинальных вопросов техники безопасной добычи угля очередь не доходит. Оборудование с учетом возрастающей угрозы выбросов метана и угольной пыли не проектируется и не производится. Разработки превращения угля в газ прямо в недрах прекращены. Предварительная дегазация угольных пластов не ведется. И новые технологии дегазации не разрабатываются. При этом стоит добавить, что добыча угля на юге Кузбасса ведется в сейсмически активной зоне. А «генералы» глубокомысленно глаголют в телекамеры о первоклассной английской аппаратуре обнаружения метана. А метана-то не должно вообще быть в шахте при добыче угля! А тот, что есть, должен вытягиваться вместе с воздухом мощнейшей вентиляцией. Об этом не говорят. На дегазацию пластов угля ни собственники, ни государство тратить деньги не хотят. Экономят так.

Недавно я узнал, что в задании на проектирование взорвавшейся шахты «Ульяновская» была в несколько раз занижена газоносность пластов угля. В результате проектировщики занизили мощность вентиляционных установок, сечение вентиляционных выработок и соответственно снизили расходы на строительство.

Узнал и еще об одной дикости: в соответствии с постановлением правительства Российской Федерации от 26 декабря 2005 года №806 в 2008 году приватизируются военизированные горно-спасательные части, осуществляющие сегодня спасение попавших в беду горняков.

Передел собственности продолжается. За счет бесценных человеческих жизней!

Но есть и другие способы организации выемки угля безопасным способом. Среди них гидродобыча. Этот метод в экспериментальном, а затем промышленном масштабе применялся в СССР. Но с приходом к власти дилетантов – рыночных демократов, сменивших специалистов-государственников, и этот метод был угроблен. Мол, дороговато! Давай более дешевый, но более опасный – буровзрывной. И дают – смертельный и тяжелый травматизм. Дешевле семьям по миллиону «деревянных» выплатить. В докладе губернатора Амана Тулеева десятилетней давности очень ясно об этом сказано. Читайте.

Не против, а за

Есть еще один кардинальный выход в борьбе с метаном. Бороться не против его присутствия, а за его извлечение. Добывать его из угольных пластов для использования. Так же, как добывается природный газ Газпромом. Но в отличие от природного газа добыча метана по нашим меркам – дело хлопотное и опять же дорогое. Однако в США давно добывают. Вот бы за 1 млн. долларов у них такую технологию купить. Да вряд ли получится.

То ли дело добывать природный газ, да не обидятся газовщики! Дырку проткнул (пробурил) и качай его в Европу миллиардами кубометров. Греби себе в карман миллиарды долларов. Газ-то он российский, а доллары – себе! Кто победит? Государственный здравый разум или личная алчность? Дело в том, что по-государственному метан можно добывать, а не просто в атмосферу выпускать, как и попутный газ при добычи нефти. По отдельности и угольным и нефтяным баронам это не выгодно. Дегазация угольных пакетов повышает себестоимость добываемого угля. А добыча метана из пластов угля в два раза дороже, чем природного газа. На черта он нужен сегодняшним газовым баронам! Пусть себе дальше взрывается в шахтах. И никто сегодня не думает, что запасы природного газа через 30-50 лет иссякнут. Иссякнут, как киты в океане, как сосновые леса в Европе, как селедка иваси на Дальнем Востоке, как многое другое, навсегда утраченное для человека. Вспомните, сколько флотилий всех стран добывали еще в шестидесятые годы в океанах китов? Только под флагом СССР – две флотилии («Слава» и «Советская Украина») гонялись за китами по морям и океанам. А сегодня? Пишут, что только японцы да норвежцы… и те браконьерствуют.

А метана в пластах угля Кузбасса находится в сорбированном состоянии более 13 триллионов кубометров! Вдумайтесь, если ежегодно добывать метана 20 млрд. куб. (достаточно для всей Сибири и Дальнего Востока), то запасов хватит почти на 1000 лет! По золоту ходим.

Разговоры о добыче метана идут уже лет тридцать. Но возиться с его добычей никому не хочется. Ни раньше государству, ни сегодня предпринимателям. А взрывы в шахтах – все чаще и чаще. А жертв – все больше и больше. Но все упирается в финансовые проблемы, решение которых в руках буржуазного государства и президента России. А телевидение все сводит к идиотизму шахтеров, фуфайками закрывающих какие-то приборы. Как говорится, в Киеве дядька, а в огороде бузина. Губернатор Кузбасса Аман Тулеев 10 лет пробивает этот вопрос в правительстве России и у президента России, подключает общественное мнение через прессу.

В мае 2002 года газета «Природно-ресурсные ведомости» (№№ 15-16) в статье «Кузбасс: проблема может стать благом» писала: «Еще в 1998 г. администрация Кемеровской области (АКО) и РАО «Газпром» подписали соглашение о взаимодействии и сотрудничестве по добыче метана из угольных пластов в Кузбассе. Если Кузбасс сможет добывать 15-20 млрд. куб. м метана (такие цифры заложены в проект), то это позволит обеспечить газом Сибирь и Дальний Восток, отключив этих потребителей от Тюмени. В перспективе кузбасским газом будет подпитываться и магистральный газопровод в Восточную Азию. А высвобожденный природный газ пойдёт в Западную Европу.

Разработана и утверждена «Программа организации добычи углеводородного сырья на территории Кемеровской области». В результате в Кузбассе уже пробурено пять опытных скважин по добыче метана из угольных пластов. К 2003 г. планируют ввести в строй 16 опытно-промышленных скважин.

«Однако это не тот случай, когда надо торопиться, – считает генеральный директор ОАО «Кузбассгазпром» В.Г. Натура, – русские долго запрягают, но быстро едут. Тщательная проработка проекта на подготовительной стадии позволит, я надеюсь, избежать ошибок, допущенных в своё время газовиками США и Австралии. Полностью завершить экспериментально-подготовительный этап планируем к середине 2003 г. А промышленная добыча «голубого топлива» начнётся в Кузнецком бассейне к концу 2007 г.».

Добыча метана по сравнению с другими природными газами не так уж проста. Технология была освоена ещё в 80-е гг. газовиками США. Но в нашей стране технологий по добыче метана из угольных пластов нет. А если таковые появятся, то не раньше ближайших 10–15 лет.         

Иными словами, придётся прибегать к услугам и оборудованию западных компаний. Однако стоят они весьма недёшево. И пока неизвестно, согласятся ли те же американцы поставить оборудование и получать в виде оплаты добываемый газ. Везти им газ на родину нерентабельно – слишком высоки транспортные издержки

Поэтому Кузбасс ожидает от федерального центра поддержки по трём основным пунктам: льготный режим для импорта оборудования и технологий, льготная ставка или даже полная отмена акциза на метан из угольных пластов и последнее – льготные ставки по налогам.

Не те мечтатели

Через три года (время летит) губернатор Аман Тулеев был принят президентом Владимиром Путиным в его сочинской резиденции «Бочаров ручей». И опять разговор шел о добыче и, в частности, о добыче метана. Вот что тогда отвечал губернатор журналисту «Российской газеты» (05.04.2005). Интервью опубликовано под заголовком «Разговор у «Бочарова ручья»« – символично.

Цитирую губернатора А. Тулеева:

«Другим направлением развития экономики Кузбасса является создание совершенно новой отрасли, направленной на добычу газа метана из угольных пластов. По сути, под ногами кузбассовцев не только угольный бассейн, но и метановое море – 13 триллионов кубометров. Работа по проекту «Метан Кузбасса» у нас в области ведется совместно с ОАО «Газпром» уже более четырех лет. В прошедшем году были пробурены четыре опытно-промышленные скважины глубинами от 600 до 900 метров, в которых проведены гидроразрывы угольных пластов. По предварительным данным, дебит газа из скважин на экспериментальном полигоне сопоставим с производительностью скважин бассейна Сан-Хуан в США.

В перспективе мы предполагаем начать промышленную добычу метана к 2007 году. Для обеспечения области собственным газом нам будет необходимо иметь в работе 300–500 промышленных скважин, которые позволят обеспечить уровень добычи газа в четыре – пять миллиардов кубометров в год. Все это принципиально изменит структуру экономики Кемеровской области и позволит превратить ее в самодостаточный регион страны. Что особо важно, предварительная дегазация угольных пластов повысит безопасность подземной добычи – это в буквальном смысле сотни сохраненных жизней шахтеров.

Прошло два года, и Россию потрясли очередные три взрыва, унесшие жизни более полутораста шахтеров, именно потому, что дегазация пластов угля до сих пор не производится. По-прежнему метан, который может работать на благо человека, действует против человека, против человечества. По-прежнему владельцы шахт в своем кругу, говоря о дегазации пластов, улыбаясь изрекают: «На фига попу гармошка?» По-прежнему, обсуждая на очередном совещании ход реализации проекта «Метан Кузбасса», газовые олигархи говорят одно, а про себя все так же думают про гармошку. Нам, мол, готовый аккордеон подавай, да с аккордеонистом.

А народ по-прежнему верит словесам. Забыли все, как в 1992 году А. Чубайс обещал всем по две автомашины «Волга». Как все средства массовой информации буквально верещали, что после приватизации государственной собственности появится эффективный частный собственник, настоящий хозяин, рационально распоряжающийся своей собственностью. Появился! Распоряжается! Только взрывы грохочут, да ежемесячно флаги приспускаем по погибшим. Это Ильич мечтал об электрификации всей России, и большевики реализовали план ГОЭЛРО. Сегодня, похоже, нынешние газовые да кремлевские «мечтатели» мечтают о Куршавелях. Это-то у них получается.

Бог дал, а мы теряем

Заканчивая, обозначу еще одну тему – списание запасов полезных ископаемых, которые даны народам. Во всех странах их сегодня берегут, только не в России. Уголь, нефть, руда, минералы залегают в недрах по-разному. Одни угли высококачественные, другие без разбавления нефтью не горят. Одни пласты мощные, толщиной 4–10 метров и более. Другие – тонкие, толщиной 0,5–2 метра. Одни выгодно добывать. Другие пласты сегодня добывать невыгодно. Но эти пласты залегают так, что если добывать выгодный, то при его добыче разрушаются несколько сегодня невыгодных. Безвозвратно разрушаются! Из них уголь никогда человек не сможет взять. До перестройки в основном заставляли отрабатывать пласты в технологической последовательности их расположения – сверху вниз: 1,2,3… Но вот как они отрабатываются последние 18 лет? Большой вопрос. Есть информация, что списываются в безвозвратные потери сотни миллионов тонн угля, которые в других государствах заставляют добывать. То же происходит при добыче других полезных ископаемых. Но что нам до других! Богато живем!

Подземгаз

В Китай – за нашим советским прошлым

P.S. В почтовом ящике я обнаружил газету «Торгово-промышленные Ведомости» № 12 за июнь 2007 г. В ней на стр. 9 маленькая заметка: «Кемерово». Цитирую:

«В рамках соглашения между администрацией Кемеровской области и торгово-промышленной палатой о передаче последней функции в сфере внешних экономических связей, организован визит кузбасских специалистов угольной промышленности в Китай. Цель визита – ознакомление с технологией и опытом подземной газификации угольных пластов. Специалистам была продемонстрирована станция подземной газификации угля в провинции Шаньдум, находящаяся в опытной эксплуатации с 2002 года. Выжигая оставшиеся после отработки запасы угольного пласта, станция производит ежесуточно порядка 50 тыс. кубометров газа, поставляемого для сжигания в печах фарфорового завода. Китайские коллеги рассказали о состоянии и перспективах развития своей угольной промышленности».

Прочитав, я подумал: «Что это? Мистика или действие высших сил?». 50 лет тому назад в рамках VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов на шахте им. Вахрушева в Кузбассе мы проводили свой фестиваль. По предложению горного мастера, члена комитета ВЛКСМ Бориса Фролова, я, будучи комсоргом шахты, без согласования с кем бы то ни было, пригласил группу китайских молодых специалистов, проходивших стажировку в соседнем Новокузнецке, на наш шахтовый фестиваль.

Все получилось отлично. На сцене клуба пели, плясали, духовой оркестр исполнял классику, играли ложечники и оркестр народных инструментов. Выступила команда штангистов, в составе которой были будущие чемпионы мира и Олимпийских игр Рудольф Плюкфердер и Алексей Вахонин. Под конец на сцену поднялись гости из Китая. Их было, если не изменяет память, человек семь. Они исполнили несколько советских и китайских песен на русском языке. Последней была исполнена песня «Русский с китайцем братья навек!» Все в зале и на сцене неподдельно радовались. Это была атмосфера настоящего братства двух великих народов. На следующий день китайские товарищи неожиданно попросили меня организовать для них экскурсию на только что вступившую в эксплуатацию станцию «Подземгаз». Несмотря на воскресный день, руководство города и станции их просьбу удовлетворило. На все вопросы китайские студенты получили исчерпывающие ответы. И вот ровно через полвека эта заметка…

Она всколыхнула мою память. Порывшись в фотоархиве, я обнаружил всего одну фотографию с того вечера. Фотограф запечатлел двух китайских товарищей, разговаривающих с нашими девчатами и ребятами перед началом фестиваля в фойе клуба. Слева беседует библиотекарь Тася Ниненко. Выглядывает горный мастер Женя Бутыло. А вот кто китайские товарищи? Может, посольство КНР поможет узнать судьбу всех членов группы китайских товарищей? Прошло полвека! Скорее всего, их судьба так или иначе связана с работающей в Китае станцией подземной газификации угля. И, я уверен, далеко не последней.

Наши же отечественные «шахтеры с Арбата» последнее народное достояние распродадут да растащат ради собственного благополучия. Пора с этим завязывать, как говорят шахтеры. А пока российские делегации едут в Китай для встречи с передовым советским прошлым – «Подземгазом».


[1] Теймураз Авалиани – Народный депутат СССР, депутат Государственной Думы 2 созыва от Кузбасса (округ № 89)

Авалиани Теймураз Георгиевич проработал на предприятиях угольной промышленности СССР 23 года в должностях: подземный электрослесарь, комсорг шахты, проходчик, мастер-взрывник в комплексной проходческой бригаде, председатель профсоюзного комитета шахты, зам. директора шахты, гл. технолог объединения, зам. директора по строительству угольного объединения.

Категория: МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ | Добавил: Редактор (12.02.2007) | Автор: Т.Г. Авалиани
Просмотров: 883
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [50]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [64]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [35]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [59]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [17]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [9]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz