Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 455
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Какое нам дело до Латинской Америки?

Какое нам дело до Латинской Америки?

(постскриптум, часть вторая)

А.В. Харламенко

Часть 1. Часть 2.

Рассматривая предпосылки нынешнего этапа антиимпериалистической борьбы Латинской Америки, необходимо заново обозреть экономическую и политическую панораму этого региона в 80-е гг. XX века на фоне мира тех лет. Мира, где уже непосредственно формировались общественные силы дня сегодняшнего. Мира, откуда родом наши товарищи к югу от Рио-Браво, мы сами, наши союзники и наши общие враги. [1][2][3][4]

Вот уже четверть века апологеты «перестройки» и «демократии» твердят, что социалистический мир проиграл капитализму «экономическое соревнование», и альтернативы «вхождению в мировую цивилизацию» не осталось. Действительное внутреннее состояние стран социализма в тот период – предмет специальных исследований. Латинская Америка открывает нам другую сторону проблемы. Действительно ли мировая капиталистическая система 80-х гг. триумфально маршировала по пути неолиберализма вперед и ввысь? В самом ли деле все в мире было по большому счету уже решено, по крайней мере, на несколько десятилетий вперед, и те, кто стремился к революции и социализму, вели арьергардные бои? Или объективная ситуация была значительно сложнее, таила в себе разные возможности, причем в любом случае цена, уплаченная народами за глобальные «успехи» неолиберального капитализма, и их ответ на эти «успехи» существенны для понимания действительного характера «успехов»? Не здесь ли истоки многих коллизий сегодняшнего дня, далеко не в одной Латинской Америке?

1. В «долговом» капкане

К середине 80-х гг. центры мировой капиталистической системы едва начинали с трудом выходить из глубокого экономического и политического кризиса, начавшегося на исходе 60-х. Как и прежде, это происходило путем выхода на новый уровень объективного обобществления производства, предполагавший качественное усиление международного взаимодействия. Как всегда в эксплуататорском обществе, это делалось в интересах господствующего класса, за счет трудящихся и эксплуатируемых, ценой обострения классовых и иных противоречий во всемирном масштабе. [5]

В ходе неолиберальных реформ были урезаны социально-перераспределительные функции государства в империалистических метрополиях. Но самое тяжкое бремя они возложили на зависимую периферию мирового капитализма, заставив ее оплачивать и свою «модернизацию», и свою гонку вооружений. Так в принципе было и прежде. Специфика конца XX века состояла в том, что ведущим механизмом ограбления большей части мира стал финансово-долговой, а главным его полигоном – Латинская Америка.

На первом этапе неолиберальных реформ, начавшемся в Латинской Америке еще с середины 70-х гг., транснациональные банки и империалистические государства давали латиноамериканским правительствам займы на льготных условиях. Помимо общих, в тот период сравнительно выгодных для «Третьего мира», условий кредитования, им надо было особо поддержать контрреволюционные режимы. Различные Пиночеты вкладывали в производство немного, больше тратили на импорт оружия, предметов роскоши, многое просто разворовывали. Еще больше средств выкачивали из Латинской Америки транснациональные корпорации (ТНК) и банки. Только в порядке перевода за границу прибылей и процентов по долгам страны региона теряли в год 40 млрд. долл. – четверть валовых капиталовложений; потери от протекционистских ограничений США на латиноамериканский экспорт оценивались в 20 млрд., общий отток средств – в 100 млрд. Приметой времени стало то, что ТНК стали брать у транснациональных же банков кредиты на таких условиях, что отвечать по их долгам приходилось латиноамериканским государствам. По всему этому внешний долг нарастал как снежный ком.

К началу 80-х гг. Латинская Америка, как и весь «третий» и часть социалистического мира, были посажены на кредитную иглу: уже только для выплаты процентов по старым займам требовались новые. Тогда ассигнования на льготные кредиты по государственной линии урезали, и неоплатным должникам остались кабальные «услуги» частных транснациональных банков. Проценты по займам сразу подскочили; к тому же давались они в долларах, а курс валюты США поднялся на 40%.

В 1981 г. администрация Рейгана резко повысила ставку банковского процента. Капиталы со всего мира устремились в США, где прибыль по вкладам была максимальной. Только в государственные ценные бумаги США было вложено 170 млрд. долл. иностранных капиталов, что приближалось к сумме бюджетного дефицита – 200 млрд. Запустив такой финансовый насос, можно было позволить себе даже рискованную игру в «звездные войны».

Покупательная способность товаров «Третьего мира», включая нефть, за 1980-84 гг. упала почти на 22%. Только за один 1984 г. экономика латиноамериканских стран потеряла свыше 45 млрд. долл.: 20 млрд. – от ухудшения условий торговли, 10 млрд. – от повышения процентных ставок по долгам, 10 млрд. – от утечки валюты и не менее 5 млрд. – от завышенного обменного курса доллара[6]. Внешний долг региона к 1984 г. оценивался в 360-400 млрд. долл. – больше половины годового ВВП. Не меньше трети этой суммы приходилось на филиалы ТНК. Только на уплату процентов страны Латинской Америки тратили от трети до более чем половины доходов от экспорта.

Долговой кризис начался с августа 1982 г., когда, оказавшись в критическом положении, приостановила платежи Мексика. За 1982-83 гг. уже 12 стран были вынуждены просить кредиторов об отсрочке задолженности, в 1984 г. 6 стран прибегли к чрезвычайным мерам во избежание банкротства. Все они просили об отсрочке платежей и дополнительных займах. Но им пришлось столкнуться с невиданной прежде глобальной финансовой диктатурой, головными органами которой стали Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР, впоследствии – Всемирный банк). МВФ, МБРР, центральные банки империалистических стран и частные банки совместно навязывали странам-должникам условия: замораживание зарплаты, сокращение ассигнований на социальные нужды, отмену субсидирования цен на товары первой необходимости, резкое сокращение импорта, снятие валютных ограничений, улучшение «инвестиционного климата» для иностранного капитала. Если раньше так разговаривали только с небольшими, наиболее зависимыми странами, то теперь финансовой диктатуре не могли противостоять и крупные государства. В 1983 г. МВФ приостановил выдачу займа Бразилии, «не обеспечившей выполнение всех требований»; коммерческие банки всего мира также перекрыли ей кредит, и только после принятия новых условий МВФ блокаду сняли. Когда Аргентина не смогла выполнить некоторых требований МВФ, тот в марте 1985 г. приостановил выдачу ей кредита, а США прервали переговоры о займе. Буэнос-Айресу тоже пришлось подчиниться диктату.

За первый год выполнения программ, навязанных МВФ, ВВП в среднем по региону упал на 3%, доход на душу населения – на 5,7%. Главной объявленной МВФ целью была борьба с инфляцией, но та продолжала побивать рекорды – от 100 до 2300% в год. От латиноамериканских стран требовали распродать национальную собственность в погашение лишь процентов по долгу. На сессии ОАГ в ноябре 1984 г. госсекретарь США призвал активизировать привлечение частных иностранных инвестиций и «превратить долговые обязательства в прямые иностранные капиталовложения»[7]. В то же время Вашингтон и не думал снижать процентную ставку, отменять протекционистские ограничения на латиноамериканский экспорт, повышать цены на сырье.

В 1984 г. в виде процентов и прибылей страны региона выплатили 37,3 млрд. долл. – на 3 млрд. больше, чем год назад, а займов и инвестиций получили на 10,6 млрд. За 1983-84 гг. чистый вывоз финансовых средств составил 56,7 млрд. «Слаборазвитые страны Латинской Америки финансируют экономику и развитие самых богатых стран», – подчеркивал Ф. Кастро; объем этого финансирования он оценивал в 70 млрд. долл. в год[8]. Только в счет процентов по долгу США получали 40 млрд. в год – вдвое больше, чем Дж. Кеннеди планировал вложить в «помощь» Латинской Америке за 10-15 лет.

Президент Аргентины Р. Альфонсин назвал внешнеэкономическую политику США «бомбой, которая уничтожает производственный потенциал». «Долг» по существу был уже не один раз выплачен, но продолжал нарастать: транснациональные банки просто повышали процентные ставки, и выплаты росли как снежный ком. Неудивительно, что для Латинской Америки 80-е годы превратились в «потерянное десятилетие».

К середине 80-х гг. борьба против «долговой» кабалы и диктата МВФ стала осью социально-политической борьбы в большей части региона. Страну за страной охватывали массовые протесты, достигшие высшего подъема в ноябре 1984 и марте-сентябре 1985 г.[9]. Организованные трудящиеся требовали отмены навязанных МВФ мер «жесткой экономии», повышения зарплаты, введения контроля над ценами. Так, Боливийский рабочий центр провел в ноябре 1984 и марте 1985 г. две всеобщих забастовки, граничивших с восстанием. В Доминиканской Республике стихийное восстание было подавлено войсками. В Панаме армия не стала стрелять в народ. В Бразилии и Уругвае финансовый крах военных режимов ускорил их конец. Пришедшие к власти гражданские буржуазные правительства просто не могли выплачивать кабальные «долги», если хотели удержаться у власти.

В январе 1984 г. на экономическом совещании в Кито латиноамериканские страны высказались за новый мировой экономический порядок, за прекращение гонки вооружений. Делались попытки координировать позиции по проблеме долга, противопоставить «клубу кредиторов» единый фронт стран-должников. Черты такого фронта начинала приобретать Контадорская группа (Венесуэла, Колумбия, Мексика, Панама), созданная для поиска путей мирного урегулирования в Центральной Америке. Президент Мексики М. де ла Мадрид в 1984 г. попытался увязать мирные предложения группы с решением экономических проблем всего региона: снижением учетных ставок, снятием США торговых барьеров и прежде всего облегчением условий выплаты внешнего долга. Долговая проблема была одной из причин создания в 1985 г. Группы поддержки Контадоры, куда вошли наиболее развитые страны региона, освободившиеся от военных режимов: Аргентина, Бразилия, Уругвай. В декабре 1986 г. страны Контадоры и Группы поддержки приняли решение создать постоянный форум для обсуждения как центральноамериканского кризиса, так и внешней задолженности и «независимого развития». Бразильские дипломаты сравнивали этот форум с «семеркой» ведущих капиталистических метрополий. Этот шаг мог серьезно оживить движение за новый мировой экономический порядок.

Найти совместно с «Третьим миром» компромиссное решение экономических проблем пытались некоторые деятели Социнтерна. В начале 1985 г. в Дели встретились руководители Индии, Танзании, Аргентины, Мексики, Греции и Швеции. Раджив Ганди, Джулиус Ньерере, Рауль Альфонсин, Мигель де ла Мадрид, Андреас Папандреу и Улоф Пальме высказались за сокращение военных расходов и использование средств для облегчения положения «третьего мира». Показательно, что вскоре никого из шестерых не осталось у власти, а двое пали жертвами террористов.

Самую принципиальную и в то же время гибкую позицию по долговой проблеме заняла Куба. 21 марта 1985 г. Фидель Кастро дал интервью влиятельной мексиканской газете «Эксельсиор». Основное внимание было уделено экономическим проблемам региона. Кубинский руководитель подчеркнул, что для Латинской Америки кризис 80-х гг. оказался хуже кризиса 30-х, поскольку население за пять десятилетий выросло втрое, социальные проблемы не стали легче, а соотношение цен на мировом рынке изменилось к худшему. Для приобретения любой машины надо было продать в 3-4 раза больше товаров их экспорта, чем еще 24 года назад. «Можно ли думать о политической и социальной стабильности латиноамериканских стран, подвергающихся столь невероятному безжалостному грабежу?» – спрашивал Фидель и отвечал: «Либо будет решен вопрос долга и преодолен экономический кризис, либо в Латинской Америке произойдет социальный взрыв. Произойдут революционные социальные взрывы, причем это станет довольно распространенным явлением»[10]. Кубинский руководитель отмечал тенденцию к общему сдвигу влево, к расширению фронта антиимпериалистической борьбы: «Я не опасаюсь возврата к волне репрессивных фашистских военных переворотов правого толка, которые лишь в виде исключения могут произойти в отдельных странах; наоборот, я предвижу возможность того, что, в случае больших социальных потрясений в некоторых странах, из той же среды могут выйти патриотически настроенные лидеры с реалистическим взглядом на вещи, готовые проводить социальные перемены вместе с народом»[11]. В последующие 20 лет этот прогноз полностью подтвердился.

В то же время Ф. Кастро считал, что преобразований внутри отдельных стран уже недостаточно. «В этот момент есть вещь более важная, чем даже социальные преобразования, это – независимость наших стран. Социальные преобразования могут привести к лучшему распределению общественного богатства, к большей справедливости, но одни лишь социальные преобразования не решают вопроса. Поэтому основную предпосылку независимости стран Третьего мира, суверенитета стран Третьего мира, их развития и даже осуществления их права на проведение социальных преобразований мы видим в ликвидации позорной системы эксплуатации, жертвами которой являются страны Третьего мира. Иными словами, мы считаем более существенным немедленно приступить к борьбе за новый международный экономический порядок»[12]. Фидель подчеркнул, что условия этой борьбы в Латинской Америке лучше, чем в большинстве стран Африки и Азии, а выиграет от нее весь Третий мир.

Фидель Кастро выдвинул самую радикальную программу решения проблемы т.н. внешнего долга Латинской Америки и всего «Третьего мира». Он предложил тот же принцип, что его друг Сальвадор Альенде применил к сверхприбылям медных корпораций: вычесть из суммы долга то, что фактически уплачено или скорее награблено. «Мы считаем, что внешний долг должен быть отменен. Можно математически доказать, что он – неоплатный. Все, что было отобрано у наших народов только в последние десятилетия, намного больше, чем общая стоимость этой задолженности. Скорее наши народы являются кредиторами промышленно развитого и богатого западного мира»[13].

Кубинский руководитель полагал, что невыплата внешнего долга не приведет к краху международной валютно-финансовой системы, а, наоборот, станет «важным шагом на пути выхода из затяжного мирового экономического кризиса». США и другие государства могли бы принять на себя обязательства перед своими банками по долгу Третьего мира, как принимали их по своей внутренней задолженности; для выплаты процентов хватило бы сокращения военных расходов всего на 10-12%[14]. В этом случае США и их союзники даже экономически выиграли бы от роста экспорта, сократив безработицу, а их компании увеличили бы прибыли от инвестиций в Третьем мире. В подтверждение Фидель привел тот факт, что за 11 лет после повышения цен Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК) ведущие капиталистические страны выплатили за нефть триллион долларов – намного больше, чем вся задолженность Третьего мира, причем это не разорило их и даже не повлияло на огромные военные расходы. 90% уплаченного за нефть в итоге вернулось в банки империалистических стран. Из этих фактов Фидель делал вывод: «Отмена задолженности Третьего мира – несравненно более справедливое и экономически выгодное для всех стран дело, чем осуществление требований, которых в свое время добились экспортеры нефти»[15].

В случае отказа кредиторов от взаимоприемлемой договоренности Фидель предлагал латиноамериканским странам совместно ввести односторонний мораторий: «В наших силах объявить, что мы просто не согласны с этим грабежом, что мы не будем платить. Эти 400 млрд. долл., которые нас заставляют извлечь ценою пота и жертв латиноамериканских народов, могли бы стать источником финансирования развития Латинской Америки на предстоящие 10 лет. Каждая страна может одолжить себе все то, что выплачивает в виде процентов»[16]. Тотальную экономическую блокаду Латинской Америки или интервенцию против нее Фидель считал в условиях 80-х гг. практически невозможными. Банки-кредиторы не смогли бы даже пригрозить прекращением займов, т.к. большая часть новых займов шла на выплату им же процентов по предыдущим. В этих условиях совместный мораторий стран-должников мог поставить всю финансовую систему мирового капитализма под угрозу банкротства.

В то же время кубинский руководитель предупреждал, что одно списание долга не решит проблем развития Третьего мира, а даст лишь временную передышку, «если не будут окончательно устранены неэквивалентный обмен, протекционистские меры, демпинг, валютная политика, опирающаяся на экономическое могущество немногих стран, чрезмерные проценты по займам и другие факторы, составляющие несправедливую систему экономических отношений и эксплуатации, навязанную странам Третьего мира, то есть, если не будет установлен по-настоящему новый международный экономический порядок»[17]. В интервью буржуазной газете Фидель раскрывал классовую эксплуататорскую сущность проблемы: «Мы не можем и дальше поставлять сырье, производимое за нищенскую зарплату, и приобретать оборудование, лекарства и другие товары, которые производятся в развитых индустриальных странах на основе высоких прибылей и зарплаты в 12, 15, а иногда и в 20 раз большей, чем та, что получают рабочие и техники в странах Латинской Америки. Наши безработные не получают пособий и огромная часть населения не имеет доступа даже к медицинской помощи и образованию»[18].

Официальный Вашингтон совместно с транснациональными банками делал все, чтобы не допустить создания единого фронта стран-должников и навязать им поодиночке свои условия. В ход были пущены все рычаги: переговоры об условиях экспорта их товаров и въезда иммигрантов, подкуп высокопоставленных чиновников, рекомендации правой оппозиции и военным «повлиять» на правительства.

Пример Кубы показывал, что перспективы борьбы определяются совместными действиями латиноамериканских народов и других прогрессивных сил, в особенности мирового социализма. Ф. Кастро подчеркивал: «Существенные успехи, достигнутые нашей страной в области экономического и социального развития, вызваны не только социальными преобразованиями, но и тем, что в наших условиях мы достигли – некоторым образом – нового международного экономического порядка в отношениях с социалистическими странами»[19].

В июне 1984 г. страны СЭВ на экономическом совещании в Москве приняли декларацию «Сохранение мира и международное экономическое сотрудничество». От Латинской Америки в совещании принимали участие не только Куба и Никарагуа, но и Мексика. Страны социалистического содружества осудили финансовое закабаление развивающихся стран, высказались за справедливое решение проблемы их внешней задолженности, подчеркнув, что ответственность должны нести империалистические державы, по вине которых проблема и возникла. Они выступили за скорейшее выполнение принятых ЮНКТАД в 70-е гг. Хартии экономических прав и обязанностей государств и Декларации об установлении НМЭП. Начало этому было уже положено в практике внешнеэкономических отношений СССР: для развивающихся, в том числе латиноамериканских, стран советские кредиты были намного выгоднее западных и по процентной ставке, и по условиям погашения. По соглашению 1983 г. Перу, переживавшая острейший финансовый кризис, получила возможность погашать советские кредиты поставками товаров.

Магистральный путь решения глобальных экономических проблем Москва видела в сокращении военных расходов и выделении части средств на поддержку развивающихся стран. Однако этого было недостаточно в ситуации, когда организаторы «долгового» грабежа восстановили против себя широчайший круг общественно-политических сил, прежде всего в Латинской Америке. Не случайно Ф. Кастро выступил с предложением аннулировать «долг» сразу после переговоров в Москве по случаю вступления на высшие посты М.С. Горбачева. В тот момент очень многое зависело от инициативы социалистических стран. Они могли бы сами отказаться платить долги, ставшие чисто кабальными, хотя бы до тех пор, пока не будут отменены все империалистические санкции против Кубы, СССР, Польши и других стран. Могли поддержать тех, кто уже объявил мораторий, как социал-демократическое правительство Перу. Могли открыто взять под защиту жертв агрессии – Никарагуа и Кубу.

На переговорах с Горбачевым в Гаване в 1989 г. Ф. Кастро вновь обратил внимание на «полное совпадение между постановкой вопроса об аннулировании внешнего долга и введением моратория на 100 лет». Он подчеркнул, что решить проблему внешнего долга Латинской Америки и всего «Третьего мира» может только аннулирование задолженности, а основа для выхода из кризиса «будет создана только в том случае, если эти меры будут поддержаны созданием нового мирового экономического порядка». Адептам «нового мышления», ни видевшим вокруг ничего кроме призрака «ядерной зимы», он напоминал: «Каждые три дня в мире умирают 120 тысяч детей, которых можно было бы спасти. Столько же, сколько погибло людей при ядерных взрывах в Хиросиме и Нагасаки. Иными словами, на детей в мире ежегодно сбрасывается 120 таких ядерных бомб»[20].

Но в перестроечном Кремле некому было проявить инициативу в важнейшем вопросе глобальной антиимпериалистической борьбы, без решения которого все «реформаторские» планы становились преддверием капитуляции. Оптимальный для этого момент был упущен, что в немалой мере склонило чашу весов в пользу глобальной контреволюции.

В отношении стран Латинской Америки империалистическому капиталу, как мы увидим ниже, под угрозой взрыва пришлось несколько умерить ростовщические аппетиты и смягчить условия «долговой» зависимости. Но ему удалось «конвертировать» так называемую задолженность в инвестиции ТНК и еще глубже включить страны региона в глобальную систему эксплуатации. «Долговой» же механизм с диктатом МВФ, по злой иронии судьбы, два десятилетия спустя используется против трудящихся стран Европы, где многие привыкли считать, что их в любом случае минует чаша сия. Теперь и по эту сторону Атлантики слова Фиделя Кастро, сказанные четверть века назад, звучат так, как будто произнесены в наши дни.



[1] Там же, с. 247.
[2] Там же, с. 249.
[3] См. напр. Ильенков Э.В. К выступлению у экономистов // Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. – М., 1997. – С.425-441.
[4] См. Эрнесто Че Гевара. Статьи. Выступления. Письма. – М., 2006. – С. 386-408, 509-513.
[5] Антонов О. К. Указ. соч. – С. 124.
[6] См.: Кастро Ф. Неоплатный внешний долг Латинской Америки и третьего мира. Как он может и должен быть отменен. Неотложная необходимость в новом мировом экономическом порядке. Гавана, 1985. С. 40-44.
[7] Латинская Америка. 1985, №8. С. 45-46.
[8] Кастро Ф. Неоплатный внешний долг. С. 9-10, 44.
[9] Обращает на себя внимание, что оба подъема в точности совпали с ключевыми моментами мировой политической ситуации (см. Постскриптум, часть первую).
[10] Кастро Ф. Неоплатный внешний долг. С. 45, 50.
[11] Там же. С.99.
[12] Там же. С. 55, 60.
[13] Там же. С. 68, 73-74.
[14] Там же. С.76, 80.
[15] Там же. С. 95-96.
[16] Там же. С. 93-94.
[17] Там же. С. 80-81.
[18] Там же. С. 91-92.
[19] Там же. С. 56.
[20] Визит Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР М.С. Горбачева в Республику Куба 2-5 апреля 1989 г. М.: ИПЛ, 1989. С. 23-24.
Категория: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ | Добавил: Редактор (02.05.2012) | Автор: А.В. Харламенко
Просмотров: 1192
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [50]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [64]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [35]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [59]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [17]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [9]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz