Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 447
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Исторический прогресс производительного труда (1)

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Исторический прогресс производительного труда (1)

А.В. Золотов, М.В. Попов

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

В начале был труд…

Дискуссия в экономической науке о производительном и непроизводительном труде, в которой многие пытались оспорить позицию К.Маркса, ведущаяся вот уже в течение 150 лет, привела к созданию научного труда выдающейся значимости. Это монография А.В.Золотова и М.В.Попова «Философия производительного труда», выпущенная в 2006 году в Издательстве Нижегородского государственного университета.

Книга во-первых, выясняет, что такое труд в собственном, экономическом смысле и как он соотносится с другими видами деятельности. Общественно полезная деятельность выступает в трёх видах:

1. Собственно труд, или материально производительный труд – это «деятельность, непосредственным и основным результатом которой является вещь, энергия или перемещение вещей, энергии в пространстве».

2. Общественно-полезная деятельность, «непосредственным и основным результатом которой является идея, информация, образ – научная деятельность, труд деятелей искусства».

3. Наконец, «деятельность, непосредственно воплощающаяся в человеке, который выступает по отношению к этому виду деятельности в качестве предмета труда – услуга, в частности, труд врачей, учителей, организаторов и т.д.».

Из этих определений понятно, что только труд в собственном смысле непосредственно производит вещи, а не идеи вещей. И это орпеделение восходит ещё к основоположнику всей современной буржуазной экономической науки – А.Смиту.

К.Марксу пришлось всю жизнь защищать прогрессивную идеею этого буржуазного учёного от нападок недоумков и прихлебателей по вопросу о роли производительного материального труда в создании стоимости. А.Смит показал своим мыслившим по-феодальному коллегам, что стоимость создаётся не в сфере торговли, не каким-либо особым видом труда (сельскохозяйственным или управленческим), а любым трудом вообще, если он непосредственно необходим, создаёт потребительную стоимость, то есть вещи, удовлетворяющие человеческие потребности.

Понадобилось специальное понятие «производительный труд», чтобы отделить труд, непосредственно производящий продукты и вообще материальное богатство (при капитализме в виде стоимости) от иных видов трудовой деятельности (в науке, искусстве, управлении), которые непосредственно не производят продукты (при капитализме – товары). Деятельность этих категорий работников очень важна, в современном обществе – необходима. Она опосредствованно может участвовать в создании вещей и энергии (при капитализме – в увеличении или уменьшении стоимости). Но эта деятельность не является производительным трудом, при всём к ней уважении.

В СССР мне было странно: как это профессора не понимают столь простых вещей, почему они стремятся снять различия между производительным трудом (и, соответственно, производительными работниками – рабочими) и непроизводительным трудом (работниками). И теперь, по прочтении этой книги, стало понятно: это были псевдомарксисты, которые протаскивали и защищали капитализм, идейно подкупали интеллигенцию, агитировали против господствовавшей идеологии: смотрите мол, вас не признают (в советском обществе) производительными работниками, а потому и платят мало; нужен капитализм – там специалистов ценят. И грянули «демократические» реформы, которые прошлись по специалистам тяжелейшим катком.

Книга А.Золотова и М.Попова ставит жирную точку во всей этой дискуссии. После прочтения этой книги становится ясно:

– почему необходимо отличать производительный труд от других видов труда;

– почему это различие скрывается буржуазными экономистами и их проводниками в рабочем движении;

– каков практический результат политики игнорирования роли производительного труда в обществе;

– как буржуазия подрывала социализм изнутри.

Исходя из научной ценности и актуальности этой книги, можно сказать в целом: эту книгу должен прочесть каждый сознательный работник, изучить – каждый добросовестный экономист.

А.С. Казённов, доктор философских наук

1. Эволюция производительного труда доиндустриальный период

История[1]производительного труда начинается в первобытном обществе. Первобытный человек приводит в действие средства производства посредством рук, в меру физических возможностей своего организма. Его производительный труд является ручным. Использование других источников энергии в процессе труда (ветра, воды и т.д.), за исключением приготовления пищи, в основном имеет вспомогательный характер. Отсюда – низкий уровень производительности труда индивида, неспособность его устойчиво обеспечивать свои потребности.

При таких условиях работники вынуждены сообща и согласованно осуществлять важные трудовые функции (расчистку участков от зарослей, охоту на крупных животных и т.д.), благодаря чему производительность труда возрастает. Производительный труд имеет тем самым непосредственно общественный характер.

Совместное присвоение главных средств производства (земли как промысловой территории, охотничьих загонов и т.д.) ведет к совместному присвоению результатов производства. Труд, следовательно, непосредственно подчинен цели воспроизводства первобытной общины, в чем состоит общий интерес ее членов.

Производительный труд в общих интересах предполагает обязательность участия в нем каждого трудоспособного. Такая обязательность есть следствие и одновременно форма реализации положения человека как совместного наряду с другими членами общины собственника результатов труда. В основе общей собственности лежит именно участие в совместном производительном труде.

В условиях первобытного общества разделение труда, как выполнение разными работниками неодинаковых трудовых функций, обусловлено половозрастными различиями людей. В рамках этого естественного разделения сохраняется равенство людей как участников совместного труда. Соответственно, такое разделение труда не влечет за собой социально-экономического неравенства в присвоении произведенных продуктов.

Взаимодействуя в труде и совместно присваивая произведенное, члены общины сообща принимали решения по жизненно важным для всех вопросам. Поскольку круг субъектов, принимающих такие решения, совпадает с кругом их исполнителей, то исторически исходной формой управления общественными делами выступало общинное самоуправление. Собрание взрослых членов общины является основной формой организации самоуправления.

Трудовая кооперация предполагала выделение специальной функции управления, выполняемой наиболее опытным, умелым работником. Однако подобная специализация долгое время оставалась моментом общинного самоуправления, так как определялась его целями, была совместимой с участием такого человека в выполнении непосредственно производительных функций, с его подконтрольностью общине, и поначалу не влекла за собой социально-экономических привилегий.

Таким образом, будучи в социально-экономическом отношении равными в труде, члены первобытной общины были равны в потреблении и управлении. Их производительный труд, как совместный и непосредственно подчиненный цели воспроизводства его исполнителей, как обусловливающий социально-экономическое равенство членов общины, являлся свободным.

Свобода труда вела к реализации способностей человека в той мере, в какой это было возможно при существовавших тогда условиях. Как справедливо отмечал В.Г. Комаров, «в главной области своей жизнедеятельности – в добывании средств к существованию – первобытная община должна опираться на весьма развитую способность дифференцировать рабочие силы своих членов, чтобы иметь возможность рационально организовать хотя бы только простую половозрастную кооперацию труда. Следовательно, здесь не было и не могло быть основных объективных предпосылок как для нивелирования трудовых и всех прочих способностей индивидов, так и для подавления их практического мышления, обладавшего достаточно развитыми навыками различения как объектов внешней природы, так и структур своей социальной организации» [2].

Вместе с тем для собирательства и охоты характерна крайне высокая зависимость человека от внешних, не зависимых от него условий существования. Тем самым масштабы подконтрольного человеку взаимодействия с природой, определяющие технологический базис свободы труда, оставались узкими.

Непосредственно общественный характер труда в первобытной общине не имеет адекватной технической основы, поскольку орудия труда являются индивидуально используемыми, не образуют единой системы.

При существующей в первобытном обществе производительности ручного труда устойчиво обеспечивается только простое воспроизводство, то есть производство продуктов в неизменных масштабах. В результате отсутствуют предпосылки для роста численности населения, не прогрессирует величина сэкономленного рабочего времени, образующего субстанцию времени, которым члены общины могут свободно располагать.

Вследствие всех этих причин потенциал производительного труда как основы развития всех членов общества ограничен в первобытной общине не преодолимыми для нее рамками. Поэтому развитие работников остается ограниченным.

Дальнейший прогресс производительности ручного труда обеспечивался вследствие общественного разделения труда – социально-экономического закрепления больших групп людей за экономически неоднородными видами деятельности. Так, например, появились племена, занятые земледелием, наряду с закрепленными за скотоводством. При господстве ручного труда решающим фактором производительности является развитие трудовых навыков, которому как раз и способствует выполнение более узких производственных функций.

Общественное разделение труда сопровождалось растущей дифференциацией видов трудовой деятельности, что способствовало распространенному смешению отражения этих двух процессов в научной литературе. Однако они не тождественны: чередование людьми выполнения различных видов труда означает его разделение в смысле дифференциации трудовых функций при отсутствии общественного разделения труда как «сращивания» работника с определенной функцией.

Крупным этапом в общественном разделении труда стало социально-экономическое закрепление определенного социального слоя за выполнением умственного труда. Очевидно, что здесь экономическая неоднородность общественных функций, закрепляемых за разными социальными группами, приобретала более глубокий характер, чем в случае отделения земледельческих племен от скотоводческих.

В последнем случае и та, и другая социальная группа участвовали в выполнении собственно производительного труда. Что касается монополизации умственного труда особой социальной группой, то это означало ее исключение из непосредственного участия в производстве продуктов. Соответственно ее потребление обеспечивается за счет прибавочного продукта, то есть создаваемого непосредственными производителями сверх продукта, необходимого для их жизни. А время, используемое для умственного труда, выступает как сэкономленное рабочее время непосредственных производителей, которым, однако, располагают те, кто сами продукта не производят.

При общественном разделении труда на физический и умственный возникало и его разделение на управленческий и исполнительский: слой управленцев – это подгруппа занятых умственным трудом, основной массой исполнителей являются первоначально непосредственные производители.

Возникновение и углубление общественного разделения труда отрицало социально-экономическое равенство людей как участников совместного труда, а, следовательно, породило и неравенство в присвоении средств производства и результатов труда. Так возникала частная собственность, которая прогрессировала по мере развертывания товарного обмена, закономерного в условиях закрепления больших групп производителей за неоднородными видами труда.

В результате происходило деление общества на классы – «большие группы людей, различающихся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, и следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают» [3]. Тем самым в основе деления общества на классы лежит закон разделения труда.

Первой формой классового общества является рабовладение. Прогресс производительности труда достигался в нем не только за счет развития навыков работников, специализирующихся на выполнении узких производственных функций. С появлением класса рабовладельцев, занятых умственным трудом, возникает наука как особая сфера социальной деятельности, вследствие чего становилось возможным использование ее достижений для научной организации труда, совершенствования средств производства и производственных технологий. Применение совместного труда в более крупных масштабах, чем в первобытном обществе, также способствовало росту производительности. Развитие обмена ускорило рост и дифференциацию потребностей как побудителей развития производства. Таким образом, происходила более полная реализация потенций производительного труда как основы жизни общества.

Такой прогресс труда достигался при тех специфических условиях, что сам непосредственный производитель – раб был не вправе распоряжаться своими способностями к труду. Он являлся собственностью рабовладельца, который и определял порядок использования трудовых способностей раба. Соответственно труд реализовывал чужую для раба волю. Раб был отделен от управления, которое тем самым, в отличие от первобытной общины, не являлось самоуправлением непосредственных производителей. Больше того, рабы были лишены каких-либо элементов самоорганизации в труде. Труд, подчиненный интересам рабовладельцев, поглощал все время жизни раба за вычетом сведенного к минимуму времени удовлетворения естественных потребностей (так, в Древнем Риме рабский труд продолжался в среднем 15 часов в день, норма свободного времени была практически нулевой). Продукт труда раба противостоял ему в качестве чужого продукта.

Объективно невозможно в основе своей добровольно выполнять труд, который чрезмерной продолжительностью подрывает жизненные силы работника, лишен самодеятельности и имеет результатом создание продукта, образующего собственность рабовладельцев. Для осуществления такого труда необходимо неприкрытое принуждение со стороны класса рабовладельцев, организованного в государство. Все это характеризует рабский труд как в высшей степени отчужденный, несвободный.

Не следует думать, что форма свободного труда, присущая первобытному коммунизму, с переходом к рабовладению исчезает бесследно. Свобода и самоуправление, свойственные непосредственно общественному труду в его исторически исходной форме, воспроизводились в деятельности свободных граждан, образующих общество как таковое (рабы, как известно, рассматривались в качестве «говорящих орудий»). А.С. Казеннов справедливо отмечает, что государство «отрицает предшествующий способ самоорганизации и поэтому оно есть в себе самоорганизация и самоуправление» [4].

Однако различие между самоуправлением для всех и самоуправлением для немногих, безусловно, существенно. В последнем случае отсутствует действительное совпадение субъекта и объекта управления, так как круг лиц, принимающих решения, оказывается более узким, чем круг исполнителей. Поэтому при рабовладении самоуправление становится формальным.

Отчуждение труда означает отрицание собственной заинтересованности работников в росте производительности труда. Усиление надзора за рабами приносило ограниченный эффект, поскольку одновременно росли расходы на содержание надзирателей. Не удивительно, что, в конце концов рабовладельцы были вынуждены пойти на смягчение режима рабского труда, допуская меры его морального поощрения, позволяя рабам создавать семьи и т.д. Однако такие меры не могли в полной мере преодолеть отчужденный характер рабского труда. К тому же основная масса орудий труда оставалась индивидуально применяемыми орудиями, так что широкомасштабная кооперация труда не имела требуемой технической основы.

Закрепление рабов за физическим трудом предполагало низкую ценность подобного труда в глазах свободных граждан, что наряду с разорением мелких свободных производителей в условиях конкуренции со стороны рабовладельческих хозяйств, привело к появлению значительной массы неимущих, живших за счет пожертвований государства и частных лиц. Люмпен-пролетариат не выполнял общественно полезных функций.

Все это предопределило историческое прехождение рабской формы производительного труда.

Переход к феодализму существенно изменил социально-экономическое положение непосредственных производителей. Крепостной крестьянин – собственник своего жилища и орудий труда, полностью или частично распоряжался своим рабочим временем, часть рабочего времени работал на себя. Он участвовал в регулировании ряда социально-экономических вопросов (например, в распределении наделов и т.д.) Крепостной крестьянин имел свободное время, использовавшееся по его усмотрению. Так, в феодальную эпоху в среднем в течение года было 84 «святых» дня, свободных от работы [5]. При таких условиях развитие принадлежащих ему производительных сил становится собственным интересом крестьянина.

В рамках феодализма воспроизводится и кооперация труда – в форме помещичьего хозяйства, что создает свои предпосылки для развития производительных сил.

Вместе с тем труд крестьян в рамках собственных хозяйств оставался обособленным, что при ручном производстве обусловливало его низкую производительность.

Крепостная зависимость крестьянина означала сохранение принудительного труда в интересах помещика, принудительное отчуждение части произведенного продукта. Интересы развития работника были подчинены тем самым интересам присвоения земельной ренты.

Включение крестьян в производство на рынок делало их зависимыми от принудительных сил конкуренции. При таких условиях самостоятельность крестьянина как частного собственника оборачивалась непомерным трудом, не спасающим от разорения. Интересы субъекта как работника приносились в жертву его интересам как частного собственника.

Все это исключало возможность свободного развития крепостных крестьян.

Помещики, выполняя функцию управления, были отделены от участия в непосредственно производительном труде. Их интерес состоял в безвозмездном присвоении прибавочного продукта, созданного трудом крепостных крестьян. Соответственно заинтересованность помещиков в развитии производительных сил имела ту особенность, что она реализовывалась во многом вопреки интересам самих непосредственных производителей – крестьян.

Ремесленники-горожане, будучи лично свободными, трудились в собственных интересах. Присвоение средств производства и результатов труда основывалось на собственном производительном труде ремесленника. Положение собственника позволяло каждому на равных участвовать в решении общих для ремесленников данного цеха вопросов.

Вместе с тем в период средневековья цеховые объединения – это организации частных собственников средств производства. Эти корпорации регламентировали производственный процесс в соответствии с интересами ремесленников как мелких частных собственников, а не работников. Неудивительно, что мастера эксплуатировали здесь своих учеников, что в целях предотвращения конкуренции сковывалась трудовая инициатива. Цеховые корпорации образуют элемент сословной организации общества, в котором власть принадлежит монарху и отчуждена от непосредственных производителей.

Таким образом, в доиндустриальную эпоху происходит эволюция общественной формы производительного труда: от свободы труда в ее исторически исходной, неразвитой форме – через отчужденный характер рабского труда – к возникновению частного труда мелких товаропроизводителей, постепенно освобождающихся от выполнения принудительного труда на феодалов. Эта эволюция обеспечивает рост производительности ручного труда, чем обусловливается ее закономерный характер.

Разложение феодальных порядков, предполагающее отделение работников от собственности на средства производства, создает условия для кооперирования труда под началом капитала сначала в форме простой кооперации труда (когда все наемные рабочие выполняют одинаковые операции), а затем в форме мануфактуры, предполагающей разделение труда между работниками. Базисом мануфактуры остается ремесло, так что сохраняется возможность превращения работников в мелких частных собственников. Вместе с тем мануфактурное производство подготавливает возникновение фабрики – кооперации труда, имеющей своей технической основой систему машин.

2. Наемный характер производительного труда при капитализме

Замена господства ручного труда господством машинного характеризуется как промышленная революция. Она впервые началась в конце XVIII века в Англии. Позднее все современные страны прошли через этап промышленной революции, который завершается установлением преобладающей роли в экономике крупной машинной индустрии.

«Машинный» не означает, разумеется, что функция труда переходит к машине. Трудится по-прежнему человек, но при машине, приводимой в действие двигателем, который использует первоначально паровую, а затем электрическую энергию. В результате рост производительности труда освобождается от ограничений, налагаемых физическими возможностями человека, и определяется достижениями научно-технического прогресса.

Крупная машинная индустрия исторически возникает в капиталистической форме. Это означает, что средства производства находятся в частной собственности, а работники отделены от собственности на них и вынуждены продавать свою рабочую силу. Цена рабочей силы выступает как заработная плата. Ее объективное предназначение – обеспечить воспроизводство наемного работника.

Для капиталиста смысл купли рабочей силы состоит в использовании ее для производства прибавочной стоимости, то есть стоимости, создаваемой наемным работником сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемой капиталистом. Поэтому капиталист заинтересован в развитии производительных сил, включая работника, в той мере, в какой это способствует возрастанию прибавочной стоимости. Поскольку собственниками средств производства выступают капиталисты, то в экономике доминируют именно их интересы, интересы наемных работников имеют подчиненный характер.

В условиях машинной индустрии прогрессирует общественный характер производства, когда усиливаются связи между отдельными производственными процессами. Общественный характер производства не ограничивается рамками отдельных государств, а приобретает мировой масштаб.

Система машин – это орудия труда, по своей сути допускающие только коллективное применение. На этой основе расширяется масштаб кооперации труда, появляются предприятия, на которых заняты тысячи работников.

Интересы капиталистов реализуются в конкурентной борьбе, диктующей необходимость снижать издержки в целях увеличения прибыли. Основным орудием снижения издержек выступает внедрение новой техники, экономящей живой труд, высвобождающей его из сферы материального производства для непроизводственной деятельности. В результате впервые в истории человечества норма свободного времени общества, показывающая соотношение времени непроизводственной социальной деятельности в масштабах всего общества к общей массе рабочего времени, начинает превышать единицу.

Прогресс общественной природы производительного труда обусловливает общность социально-экономического положения работников, проявляющегося и в формировании однотипных потребностей, и в требованиях к профессиональной подготовке.

Научно-технический прогресс, предполагающий периодическое обновление поколений техники, порождает тенденцию к перемене и сочетанию различных видов труда в деятельности каждого, что способствует росту квалификации работников и повышению их ответственности в труде. Данный процесс идет быстрыми темпами. Так, со второй половины 80-х гг. XX века отмечались значительные изменения в составе американского рабочего класса. До этого большинство промышленных рабочих (57%) были станочниками, сборщиками и чернорабочими; остальные имели более высокую квалификацию и были заняты в точном производстве и на специализированных работах. Через десять лет соотношение стало обратным: «55% заняты в точном производстве, а 45% являются станочниками и чернорабочими» [6].

В передовых компаниях реализуются программы по обогащению содержания труда, расширению диапазона выполняемых работниками функций, по повышению их самостоятельности и ответственности в труде. Прогрессирует практика привлечения работников к участию в управлении. Растут расходы предпринимателей на профессиональную подготовку и переподготовку работников, достигающие в США 60 млрд. дол. Повышение квалификации и профессиональная переподготовка все чаще осуществляются за счет соответствующего сокращения рабочего времени с сохранением оплаты. Показателен следующий факт: «Если до 1947 года в отделе кадров корпорации «Форд» даже не спрашивали, сколько классов закончил нанимаемый работник, теперь же от одной трети до двух пятых – вдвое больше, чем десять лет назад, – вновь нанятых рабочих на автозаводах получили какое-то образование после окончания средней школы» [7]. По сравнению с XIX веком и началом XX века существенно сократилось рабочее время наемных работников: с 65-70 часов в неделю до 38-40 часов.

Все эти меры способствуют росту производительности труда. При том условии, что этот рост опережает соответствующие затраты, отмеченные меры выступают факторами увеличения прибыли как формы проявления прибавочной стоимости. Существенно, что подобные факторы совпадают с требованиями развития производительных сил.

Рост зарплаты в связи с возвышением потребностей работников ведет к нормальному воспроизводству работников, поддерживает их трудовую мотивацию. При опережающем росте производительности труда увеличение зарплаты совместимо с увеличением прибыли и потому согласуется с интересами капиталистов. Кроме того, повышение зарплаты наемных работников означает возрастание потребительского спроса основной массы населения. В результате расширяется сбыт товаров, что увеличивает массу прибыли.

Вследствие того, что в условиях машинной индустрии труд всех работников зависит от труда каждого, развитие каждого становится условием развития всех. Поэтому коренные интересы работников крупной машинной индустрии однонаправлены: реализация интересов одного субъекта предполагает реализацию тождественных интересов другого. Соответственно удовлетворение потребностей индивида перестает быть только его заботой. Отсюда возрастающая роль в условиях крупной машинной индустрии социальных гарантий и льгот, понимаемых как безвозмездное (или частично оплачиваемое) предоставление обществом ряда благ определенным социальным группам или всем.

Чем более развиты производительные силы, тем выше объективные возможности расширения круга льгот и гарантий. Эти возможности реализуются в порядке разрешения противоречия между накоплением и потреблением, когда совершенствуются средства производства, растет объем потребительских благ, сокращается рабочее и увеличивается свободное время всех членов общества. На такой основе создаются предпосылки дальнейшего прогресса производительных сил общества, роста общественного благосостояния.

Для развития человека существенно удовлетворение всех его разумных потребностей. Поэтому все блага могут присваиваться членами общества в форме льгот и гарантий. В первую очередь речь идет о всеобщей доступности образования как блага, непосредственно обеспечивающего формирование и развитие специфически человеческих способностей. Аналогичной гарантией выступает обеспеченность жильем, услугами системы здравоохранения. Гарантии доступности должны распространяться и на предметы потребления.


[1] Глава монографии А.В. Золотова, М.В. Попова «Философия производительного труда» // Н. Новгород: Из-во ННГУ, 2006

[2] Комаров В.Г. Указ. соч. С. 278.

[3] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.39. С. 15.

[4] Казеннов А.С. Генерационные отношения в воспроизводстве человека и самоорганизации общества. СПб.: Лен. гос. обл. ун-т им. А.С. Пушкина, 2002. С. 131.

[5] Данные взяты из: Зборовский Г.Е. Пространство и время как формы социального бытия. Свердловск. 1974. С. 146.

[6] Стюарт Томас. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций // Новая постиндустриальная волна на Западе. 1999. С. 382.

[7] Там же.

Категория: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ | Добавил: Редактор (17.11.2006) | Автор: А.В. Золотов, М.В. Попов
Просмотров: 934
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [50]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [64]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [35]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [59]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [17]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [9]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz