Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 472
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2009 (45)

Жилищное строительство в СССР – достижение советского народа исторического масштаба (3)

Жилищное строительство в СССР – достижение советского народа исторического масштаба (3)

В.Н. Горлов 

Возросший уровень народного образования советских граждан переводил вопрос об ином качестве потребления и распределения материальных, духовных и научных ценностей в разряд весьма актуальных. Удовлетворение первичных потребностей порождало потребности нового, более высокого уровня, что соответствовало и возросшим общественным возможностям. Объем запросов значительно поднялся, усложнилась их структура. В 60-е годы люди уже покупали мебель, телевизоры, холодильники, пылесосы, магнитофоны, стиральные машины и другие предметы бытовой техники. Это было, разумеется, неизбежным результатом процесса экономического развития. Практически за 20-летний период, с начала 60-х годов, неизмеримо, почти с нулевой отметки, поднялся уровень обеспеченности городских семей предметами длительного пользования. С конца 50-х гг. в стране ежегодно строились миллионы новых квартир. Это обусловило лавинообразный рост спроса на мебель: по сравнению с 1940 годом продажа мебели увеличилась в 1965 году в 12 раз, в 1970 – в 18, в 1975 – в 26, в 1980 – без малого в 40 раз[1]. Благодаря крупномасштабному жилищному строительству 50-х – 80-х годов не только появлялись, но и удовлетворялись массовые желания и потребности, которые ранее могли себе позволить лишь немногие.Наиболее ярким результатом развития в 50 – 60-е годы стал скачок в качестве жизни. Его можно охарактеризовать как революцию в потреблении.

Поставив невиданную социальную цель в области жилищного строительства, закрепив её конституционно, советское общество столкнулось с огромной технической проблемой невозможности единовременно и повсеместно реализовать одинаковое право на качество жилища, равно как и на качество обслуживания. Процесс выполнения при социализме грандиозной строительной программы по мере её реализации породил эффект опережающего роста потребностей по отношению к средствам их удовлетворения. Так, если получение отдельной квартиры представляло как бы общезначимую ценность вплоть до середины 60-х гг., то по мере достижения этой задачи (заметим, задолго до полной её реализации) как ценности начали восприниматься уже размер и планировочное решение отдельной квартиры, её локализация в городе. В результате разрыв между достигнутой обеспеченностью жильем и уровнем притязаний не только не уменьшился, но и значительно возрос. В силу этого исследователи отмечали принципиальное изменение ситуации в стране: если раньше преодолевалась элементарная нехватка жилья, то в настоящее время речь все чаще шла об улучшении жилищных условий.

Индустриальное производство вместе с массовой продукцией породило особые эстетические и социальные проблемы. Неожиданности быстрого развития массового жилища ждали немедленного осмысления. В начальный же период индустриализации жилищного строительства теория вообще подменялась, в лучшем случае, посильным объяснением текущих неудач практики. Некоторые вопросы трудно было предусмотреть заранее. Их ставила действительность, а поиски ответов велись параллельно с проектированием, существенно влияя на корректировку его общих задач. Массовое жилищное строительство было необходимо, и некоторое упрощение архитектурно-строительных решений ради скорейшей ликвидации жилищного кризиса можно считать закономерным. Задачи были поставлены верно, а вот выбор средств их решения осуществлялся чрезмерно поспешно, без долговременного прогноза последствий.

Пятиэтажный жилой дом, изготовленный на заводе и собранный на площадке своего будущего «места жительства», был большим достижением отечественной инженерно-строительной мысли, важнейшим этапом на пути индустриального строительства, а, следовательно, памятником культуры своего времени. Что бы там ни говорили, это было прогрессивное решение для того времени: во-первых, строили быстро и дешево; во-вторых, люди переезжали из коммуналок в отдельное жилье – для них это было благо. Пятиэтажки были уникальным примером реального успеха властей в социальной политике. Пятиэтажный секционный дом, безусловно, послужил быстрейшей ликвидации жилищной нужды. Сыграв положительную роль, дом этот уступил место более совершенным, оборудованным лифтами и мусоропроводами, домам повышенной этажности, выпускаемым из сборного железобетона на мощных домостроительных предприятиях. Благодаря общему повышению материального и культурного уровня жизни людей, заметному росту средней жилищной обеспеченности населения повысились требования к улучшению планировки квартир, уровню их инженерного и бытового оборудования. Но и новое, более комфортабельное – опять же типовое жилье, построенное по типовым проектам.

Сегодня архитектуре микрорайонов, застроенных в исследуемый период, как и самим жилым зданиям, справедливо дается низкая оценка. Существовали ли, однако, альтернативы? Можно ли было перешагнуть через этап массового внедрения пятиэтажных зданий, недорогих и способных утолить жилищный голод? Можно ли было в тот период задаваться целью повсеместной застройки домами повышенной или смешанной этажности? Имелись ли для этого объективные предпосылки?

Всякий непредвзятый исследователь жилищного строительства, хорошо знающий его существо и условия второй половины 50-х годов, может дать только один ответ на поставленные вопросы: принятое в тех условиях решение было единственно правильным, государство не имело объективной возможности миновать этап строительства зданий относительно низких кондиций и временного экстенсивного использования территорий, ибо только таким путем можно было быстрейшим образом удовлетворить самые насущные нужды народа. Пятиэтажки, сыгравшие свою положительную социальную роль, уже много лет воспринимаются (весьма спорно!) как здания, не обладающие сами по себе архитектурно-художественными достоинствами, но образуют, тем не менее, весьма специфический пласт городской культуры, достаточно полно характеризующий годы своего появления. Они образуют самое важное – особую социальную среду человеческой солидарности, коллективного благоустройства, а не иждивенчества в прозападно-индивидуалистическом смысле. Термин «хрущобы», рожденный, по сути дела, анекдотами эпохи горбачевщины, сыграл роль пропагандистского пасквиля «реформаторов» ЖКХ. В той же Франции, или в ФРГ, или в Дании и т.д. пятиэтажки нашего типа всегда считались престижной частью городской застройки, теми самыми «пентхаусами», куда значительная масса городского населения всегда стремилась и стремится вселиться.

Оценивая однотипность и архитектурную безликость домов первого периода индустриального домостроения с позиций высоких современных требований, нельзя забывать, что подобные микрорайоны «пятиэтажек» с квартирами для посемейного заселения, стали спасением для миллионов советских людей. При всех минусах «хрущевок» необходимо признать, что в тех условиях реализация такой строительной программы позволила добиться значительного продвижения страны в решении жилищной проблемы. Что бы ни говорили, они помогли хоть как-то разрядить квартирный кризис. Время показало, что это было правильный шаг. В эти годы СССР вышел на первое место в мире по числу строящихся квартир на 1000 человек населения. Перелом наступил не только в строительстве, но и в психологии[2].

Для людей, долгие годы ютившихся в общагах, бараках и коммуналках, переезд в пятиэтажные дома, в отдельные бесплатные квартиры с канализацией, горячей водой и прочими удобствами, был настоящим счастьем. Думается, нельзя отрицать успехи, достигнутые в рамках советской модели жилищных отношений. Так, в результате реализации программы массового жилищного строительства в конце 50-х – начале 60-х годов пятиэтажных панельных домов, которые получили неофициальное название «хрущевок», и продолжения строительства жилья в 70 – 80-х гг., доля семей, проживающих в коммунальных квартирах, сократилась к 1994 г. в городских поселениях до 6,3%[3], тогда как в конце 1950-х годов более половины городского населения России проживала в коммунальных квартирах. Острота жилищного вопроса в целом по стране заметно уменьшилась. С 1956 по 1970 год в стране было построено около 400 млн.кв. метров пятиэтажек. А в Москве было возведено 36 млн.кв. метров[4]. Пятиэтажки грамотно выполнили поставленные задачи: обеспечили дешевизну строений и 25-летний срок эксплуатации. Даже перевыполнили – простояли они уже более полвека. Более 100 млн. советских людей смогли улучшить свои жилищные условия. Только в Москве за 1954 – 1963 годы новые жилища получили более 3 млн. человек[5]. Массовое индустриальное домостроение 60–80-х гг. – действительно огромное неоспоримое социальное достижение. Более 92% жилищного фонда Москвы построено в послевоенные годы[6].

В Москве была создана мощная материальная база строительства. Такой мощной и первоклассной базы не имеет не только ни один город в нашей стране, но, пожалуй, ни один город в мире. Трудящиеся СССР в короткий срок создали самую крупную в мире современную промышленность строительных материалов. Советский Союз вышел на первое место в мире по производству цемента, сборных железобетонных конструкций и деталей, шифера, оконного стекла, стеновых и др. материалов. Можно без преувеличения сказать, что за десятилетие промышленность строительных материалов, как крупная отрасль современной тяжелой индустрии, родилась заново.

Постоянный рост качественных характеристик жилищ требовал увеличения затрат на строительство 1 кв.м. жилой площади. Действующие ставки квартплаты были своего рода рекордсменами стабильности среди розничных цен. Они не менялись с 1928 г., тарифы на коммунальные услуги – с 1946 г., и не превышали к концу 70-х гг. в бюджете рабочих 3–5%, а с учетом всех поступлений из общественных фондов потребления – 2,5%. Отсюда – и доступность аренды для семьи, хотя жилье, дорогое само по себе, с каждым годом обходилось государству все дороже и по затратам на строительство и по эксплуатационным издержкам. Это уже перестало удивлять. Известно, что к хорошему привыкаешь быстро, перестаешь его замечать. Так, советские люди привыкли, что у каждого есть жилье – у кого-то получше, у кого-то похуже, но есть у всех. Вот почему Конституционная гарантия права советских граждан на жилище была воспринята ими как само собой разумеющееся, хотя такое право было зафиксировано (и то под впечатлением и влиянием социальной политики СССР) лишь в немногих конституциях.

Государство обладало неограниченной монополией в жилищном строительстве, выступая в роли инвестора, заказчика, подрядчика и владельца жилья одновременно. В советском государстве социальная политика носила патерналистский характер, в ней преобладал в основном уравнительный подход. Советские люди обладали большими правами и льготами. Безусловно, самым главным был чрезвычайно низкий уровень квартплаты, которая составляла столь небольшую часть семейного бюджета, что редко вызывала протест сама по себе. При этом, хотя советское законодательство и предусматривало возможность выселения из квартиры за неуплату квартплаты, на практике это происходило лишь в единичных случаях. В советский период большая часть жилья распределялась бесплатно среди очередников (имеющим до 5 кв.м. жилой площади на члена семьи), а также среди работников предприятий и организаций при строительстве жилья за счет этих структур. Часть квартир граждане покупали через жилищно-строительные кооперативы, внося первый взнос (40%), а оставшуюся сумму выплачивая в рассрочку. Продажа государственного и ведомственного жилья была запрещена. Низкий уровень квартирной платы позволял у нас пользоваться хорошим жильем людям с любым заработком. Жилую площадь предоставляли прежде всего работникам высококвалифицированного труда или работникам с большим трудовым стажем. Необходимость работы дома определенных групп профессий, особенно творческих (писатели, художники, композиторы, научные работники, преподаватели вузов), являлась общепризнанной и была закреплена законодательством в праве на дополнительную жилую площадь. В СССР распределение жилищ носило в себе элементы коммунистического распределения. На государство накладывалась обязанность обеспечивать всех членов общества примерно равными жилищными условиями, разделения на малоимущие или какие бы то ни было другие социальные группы не существовало, так как оно не соответствовало социалистической доктрине, выделялись только льготные категории граждан среди нуждающихся.

Для усиления материальной заинтересованности работников в улучшении работы предприятий за счет отчислений от прибыли, наряду с другими фондами материального поощрения, был образован фонд социально-культурных мероприятий и жилищного строительства. Средства этого фонда шли на жилищное строительство, на строительство и содержание детских учреждений, пионерлагерей, домов отдыха и санаториев. Это значило, что чем лучше работало предприятие, тем большая часть прибыли направлялась и на жилищное строительство, что в свою очередь давало возможность систематически улучшать жилищно-бытовые условия рабочих и служащих. Наличие у предприятий жилищного фонда создавало наиболее благоприятные условия для привлечения квалифицированных кадров и снижения текучести рабочей силы.

Особенность советской системы была в том, что производство было неразрывно переплетено с поддержанием важнейших условий жизни работников, членов их семей. Это переплетение, идущее от тысячелетней традиции общинной жизни, настолько прочно вошло в коллективную память и массовое сознание, что казалось естественным. Соединение, кооперация производства с жильем являлось источником очень большой экономии. Когда предприятия предоставляли благоустроенные квартиры, то это хорошо влияло на производство. Своевременное обеспечение населения более качественным жилищем было важной формой закрепления кадров на предприятиях, снижало уровень нежелательной миграции, сокращало нерациональные затраты рабочего и свободного времени граждан. Стоило только отделить производство от создания условий жизни, передать коммунальные службы из состава предприятия специализированной организации, работающей на рыночных основаниях, как себестоимость жизненных благ возросла в несколько раз.

В середине 1970-х годов появилось движение по созданию молодежных жилых комплексов (МЖК). Молодежные жилые комплексы получили значительное распространение по стране. Строили МЖК будущие жильцы: молодые семейные рабочие, не имеющие возможности получить отдельную квартиру от государства или предприятия или не желающие годами ждать своей очереди на квартиру. Главным отличием МЖК от традиционного жилища был принцип его создания, который заключался в участии жителей в процессах проектирования, строительства и эксплуатации своего жилища, создаваемого для конкретных жителей. Оперативное (от 2 до 5 лет) обеспечение полноценным жилищем наиболее инициативной и трудоспособной группы населения (25–30 лет) способствовало укреплению семей, сокращению текучести кадров на производстве


[1] СССР. 100 вопросов и ответов. М., 1984. С. 128.

[2] Русская мысль. 1999. 21-27 окт.

[3] Основные итоги микропереписи населения 1994 г. М., 1994. С.15.

[4] Московская правда. 2002. 9 июл.

[5] Строительство и архитектура Москвы. 1964. № 4. С.3.

[6] Московская правда. 2003. 9 сент.


Категория: № 1 2009 (45) | Добавил: Редактор (08.01.2009) | Автор: В.Н. Горлов
Просмотров: 1043 | Комментарии: 2 | Теги: жилстрой, жилье, СССР, жилищный вопрос
Всего комментариев: 2
1  
Сугубо утилитарная направленность статьи в духе "мы стали более лучше одеваться" Светы из Иваново вызывает тошнотворное ощущение.

2  
Уважаемая Лена, не могли бы Вы расширить критику, конкретизировать?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz