Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 482
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2010 (46)

Так НЕ говорил Сталин (3)

Так НЕ говорил Сталин (3)

С.Ю. Рыченков

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть5.

При этом последнее положение разделялось не всеми. Уже после окончания Ялтинской конференции, в Москве оказалось, что один и тот же текст коммюнике, подписанный Черчиллем, Рузвельтом и Сталиным, англо-американцы и русские понимают по-разному. В русском переводе значится «проконсультироваться в Москве как Комиссия в первую очередь с членами теперешнего Временного Правительства», в то время как по-английски данное место звучит иначе: «M. Molotov, Mr. Harriman and Sir A. Clark Kerr are authorized as a Commission to consult in the first instance in Moscow with members of the present Provisional Government and with other Polish democratic leaders from within Poland and from abroad, with a view to the reorganization of the present Government along the above lines»[1], то есть Молотов, Гарриман и Керр в качестве комиссии первой инстанции, созданной для самых предварительных, первичных контактов, обязываются проконсультироваться и т.д. В этом смысле советский перевод следует признать не вполне точным, если и допустимым, то несколько надуманным.

Эта разница в текстах выявилась на первых же заседаниях комиссии Молотова, Гарримана и Керра. На этапе согласования кандидатур польских деятелей для приглашения в Москву Молотов твердо настаивал на предварительных консультациях с Варшавой, между тем как Гарриман и Керр не считали это необходимым. Допущение советской трактовки грозило крушением британских планов насчет обязательного включения в состав польского правительства Миколайчика. Пообщавшиеся с ним в Москве в октябре 1944 года Берут и Осубка-Моравский иметь дело с ним больше не желали.

Осознав принципиальную несовместимость двух вариантов ялтинского коммюнике, Гарриман доложил об этом в Вашингтон[2], попытавшись со своей стороны отстоять версию о том, что слова «в первую очередь» в английском варианте относились к Москве как месту первичных консультаций[3]. Но в принципе, как бы то ни было, Гарриман признавал, что Ялтинское соглашение предполагало ведущую роль варшавской группы, как в консультациях, так и в формировании правительства[4].

Черчилль соглашаться с этим был не намерен, он «рвал и метал». Из под его пера вышел проект послания Сталину, где констатировалось, что «дискуссии в московской комиссии по делам Польши показали, что г-н Молотов имеет совершенно отличное от нашего представление о том, как должны выполняться решения Крымской конференции в отношении к Польше», подчеркивалось, что «никто в Англии не считает существующую варшавскую администрацию действительно представительной», и утверждалось, что советская трактовка о предварительных консультациях с Варшавой из английского текста не вытекает и принята быть ни в коем случае не может[5]. Однако к изумлению и огорчению Черчилля Рузвельт не поддержал идею давления на Сталина и вообще, по мнению британского премьера, обнаружил недопустимое равнодушие к течению дел в Польше и вокруг нее.

Так или иначе, но оба варианта коммюнике были подписаны всеми сторонами, и, если англичане с американцами были не согласны с русским переводом, заявлять об этом следовало в Крыму, а не в Москве. Быть может, позицию Кремля в этом вопросе и можно трактовать как формальную и негибкую. Однако почему Сталин и Молотов должны были действовать иначе, когда им в открытую навязывали в качестве министров новой Польши лиц, не только прямо участвовавших в многолетней антисоветской пропаганде, но и приложивших руку к убийству солдат и офицеров Красной Армии?[6]

Вот в этот момент на страницах американского еженедельника «Newsweek» появляется сенсационный материал о переговорах одного из видных польских эмигрантов со Сталиным. Статья попала в поле зрения ТАСС, и ее краткое изложение под заголовком «Выдержки из «документа» польских эмигрантов в журнале «Ньюс уик»» было включено в «тассовку» – обзор международной печати, готовившийся агентством для руководства. Ниже мы приводим этот документ целиком.

«Сов. Секретно. НЬЮ-ЙОРК, 7 марта (ТАСС). Журнал "Ньюс уик", который давно проявляет симпатии к самым реакционным полякам, публикует материал, который якобы представляет выдержки из записи беседы бывшего польского посла в Москве Ромера со Сталиным и Молотовым ночью 26 февраля. С этим и другими, до сих пор неопубликованными материалами, как утверждает "Ньюс уик", журналу дала возможность познакомиться лондонская польская клика. Журнал сообщает, что в других документах речь идет о польских обвинениях по адресу Советского правительства, в которых утверждается, будто в 1939 году советские власти жестоко обращались с поляками и отправили в отдаленные районы Советского Союза 1 миллион поляков, а также говорится об утверждениях германской пропаганды, поддержанных польским "правительством", будто советские власти убили 8 тыс. польских офицеров в Катынском лесу. Однако журнал не публикует последние "документы" (что неудивительно. – Авт.).

Журнал заявляет, что публикуемые выдержки показывают "твердость дипломатии Сталина" и тщетный характер таких переговоров.

Так называемые выдержки касаются вопросов о гражданстве поляков и о польских границах.

Что касается первого вопроса, то так называемый документ утверждает, что Сталин в ответ на вопрос Ромера заявил: «Польское правительство упорно считает польскими гражданами всех поляков, находящихся сейчас в Советском Союзе. Это неправильно. Правда, некоторые советские представители превысили свою власть в некоторых отдельных случаях, однако мы должны бороться с крайностями. Я должен, кроме того, указать, что дело зависит также от желания заинтересованных лиц. Поэтому необходимо спросить всех». Сталин якобы привел пример Василевской – польки, рожденной в Варшаве, которая считает себя советской гражданкой.

В следующей выдержке говорится, что Ромер заявил, что нужны дружественные переговоры по всем спорным проблемам между двумя правительствами и что вопросы, связанные с оказанием помощи польским гражданам, находящимся в Советском Союзе и их отъездом, должны обсуждаться в дружественном духе. Сталин в ответ на это спросил – какие проблемы? Ромер заявил: "Это исторический момент, который определит направление советско-польских отношений на многие годы".

Относительно территориальных проблем журнал сообщает о якобы происходившем следующем разговоре:

"Сталин: Г-н посол, после того, как Красная Армия разбила немцев на русской земле, она вступит на польскую территорию и поможет изгнать немцев из Польши и тогда немедленно возвратит эти земли польскому правительству. Будете ли вы, г-н посол, тогда говорить, что это является односторонним действием, неблагоприятно влияющим на хорошие взаимоотношения?

Ромер: Этого не случится.

Сталин: Г-н посол, мы желаем, чтобы Польша была сильной, мы отдадим вам всю занятую немцами Польшу, несмотря на тот факт, что мы подвергнемся оскорблениям. Но мы можем вынести эти оскорбления.

Сталин заявил: В том, что касается советской территории, ни одно Советское правительство не пойдет на то, чтобы нарушить какую-либо статью нашей Конституции. А присоединение Западной Украины и Западной Белоруссии к Советскому Союзу было включено в Конституцию.

Ромер: С другой стороны, Вы не найдете ни одного поляка, который будет отрицать, что Вильно и Львов являются польскими. Я сам заявляю об этом в Вашем присутствии с полнейшем убеждением.

Сталин: Я понимаю Вашу точку зрения. Мы также имеем свою. Мы квиты…"

Журнал помещает статью под заголовком: "Поляки считают, что со Сталиным трудно иметь дело".

Отпечатано 11 экз.

1 экз. – тов. И.В. Сталину,

2 " – тов. В.М. Молотову,

3 " – тов. К.Е. Ворошилову,

4 " – тов. А.И. Микояну,

5 " – тов. Л.П. Берия,

6 " – тов. Г.М. Маленкову,

7 " – тов. А.С. Щербакову,

8 " – тов. В.Н. Меркулову,

9 " – тов. А.Я. Вышинскому,

10 " – тов. В.Г. Деканозову,

11 " – в дело.

Исх. №116сс

з.п. № 108

9 марта 1945 г[7]

Насколько мы знаем, впервые об этой статье из «Ньюс уик» написал историк Р.Ф. Иванов[8]. Ее появление никак не назовешь случайным.

Спор по Польше внутри антигитлеровской коалиции носил самый принципиальный и жесткий характер. Не зря Черчилль в Ялте характеризовал значимость польского вопроса как вопроса, «урегулирования которого ожидает весь мир»[9]. Появление в печати сведений о якобы имевшей место встрече Сталина с Тадеушем Ромером носило открыто провокационный характер.

Фамилия Ромера (наряду с фамилиями Миколайчика и Грабского) фигурировала в списках заграничных деятелей, участие которых в межпольских консультациях лоббировали США и Великобритания[10]. Между тем, эти лица уже не входили в состав признанного Лондоном польского правительства в эмиграции (на тот момент возглавляемого Арцишевским). Уход Миколайчика в отставку и формирование нового кабинета в эмиграции последовали вслед за октябрьскими 1944 года переговорами в Москве. Миколайчик со товарищи вернулись в Лондон с твердым убеждением, что противостоять требованиям Сталина можно лишь при поддержке Англии и США. В частности, он попытался заручиться письменными гарантиями в вопросе сохранения за Польшей Львова и нефтяных промыслов. Естественно, ни Черчилль, ни Рузвельт подобных шагов делать не собирались. Миколайчик констатировал; «мы находимся все в большей изоляции… "Большая тройка" или открыто, или скрыто смотрит на нас как на нарушителей их единства…»[11] Он ушел в отставку.

Если антисоветская политика кабинетов Сикорского-Миколайчика была хорошо известна, то кабинет Арцишевского был в этом отношении еще хлеще. Черчилль, понимая это и желая любой ценой не допустить формирования правительства, дружественного СССР, выбрал тактику лавирования: продолжая признавать в качестве легитимного кабинет Арцишевского, добиваться от Москвы назначения премьером коалиционного правительства Миколайчика, после чего отношения с Арцишевским и Ко разорвать.

Положение британского премьера в этой ситуации было незавидным. В то самое время, как в Москве начались бесплодные обсуждения в комиссии Молотова – Гарримана – Керра, в Лондоне ряд депутатов от консервативной и от лейбористской партии объединенными усилиями попытались атаковать ялтинские решения по Польше, мотивируя это тем, что при попустительстве британского правительства имеет место факт «передачи другой державе территории союзника вопреки существующему договору и статье 2 Атлантической хартии» и т.п.[12] Разумеется, в этой ситуации правительство Арцишевского демонстративно не признает ялтинских договоренностей по Польше и, по словам Черчилля, «конечно, старается не допустить, чтобы кто-нибудь из поляков, находящихся здесь, отправился в Москву или в Польшу, и ведет дело к срыву переговоров»[13].

Сообщение о негласной поездке в Москву бывшего посла в СССР, бывшего министра иностранных дел Ромера должно было навести общественность на мысль тайного сговора части польской политической элиты с Москвой. Под ударом оказывались бывшие министры во главе с Миколайчиком, а косвенно и Черчилль, очевидно бывший в курсе «переговоров». Создание скандальной шумихи вокруг и так «перегретой» проблемы менее всего способствовало трудному процессу поиска общих позиций, на который так или иначе были настроены все члены Большой тройки. Пожалуй, лишь в Кремле в этой ситуации теряли меньше всего: не смогут приехать лондонские поляки, – не очень-то и хотелось. В освобожденной Красной Армией Польше и так уже действовало вполне легитимное правительство (легитимное не менее и не более чем, к примеру, итальянское или французское).



[1] FRUS Conferences at Malta and Yalta, 1945. P.973

[2] FRUS. 1945. Europe: Volume V (1945). P.143.

[3] Печатнов В.О. Сталин, Рузвельт, Трумэн: СССР и США в 1940-х гг. Документальные очерки. М., 2006. С.301.

[4] Фейс Г. Черчилль. Рузвельт. Сталин. Война, которую они вели, и мир, которого они добились. М., 2003. С. 513.

[5] Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. М., 1995. С.746-747.

[6] За период с 1.08.1944 по 25.11.1944 от рук бойцов т.н. «Армии Крайовой» и других организаций, подчинявшихся эмигрантскому правительству, погибли 184 военнослужащих Красной Армии (из них – 31 офицер), ранены 78 (из них – 16 офицеров). Из доклада представителя Советского правительства при ПКНО Н.А. Булганина председателю Государственного Комитета Обороны СССР И.В. Сталину // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том V, книга 2. Границы СССР восстановлены. 1 июля – 31 декабря 1944 года. М., 2007. С. 631.

[7] Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-4459. Оп. 38. Д. 143. Л.110-112.

[8] Иванов Р.Ф. Сталин и союзники. 1941-1945 годы. М., 2005. С.424-425.

[9] Советский Союз на международных конференциях… С. 141.

[10] Стенограмма первого заседания комиссии Молотова – Гарримана – Керра в Москве 23 февраля 1945 года. См.: Советско-американские отношения 1939-1945. Документы. М., 2004. С. 621.

[11] Фейс Г. Черчилль. Рузвельт. Сталин… С. 466.

[12] Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. С.741.

[13] Там же. С.740.


Категория: № 1 2010 (46) | Добавил: Редактор (12.05.2010) | Автор: С.Ю. Рыченков
Просмотров: 867
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz