Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 461
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1 2010 (46)

Роза Люксембург: наследие классической германской философии и фундаментальные вопросы методологии социальной и политической теории (1)

Роза Люксембург: наследие классической германской философии и фундаментальные вопросы методологии социальной и политической теории (1) 1

Дохан Гёчмэн2

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Основой этого эссе является моя речь на 15-ой Международной Конференции Розы Люксембург, состоявшейся в Токио 1-2 апреля 2007 года. Предварительно Раннее, в сентябре 2006 года, в германской ежедневной газете "Junge Welt" ("Юный Мир") была опубликована моя статья "The Cutting Weapon of Hegelian Dialectic" ("Острое оружие гегелевской диалектики"), которая в дальнейшем, под тем же названием, вошла в моё эссе о Розе Люксембург. Познакомиться с этой статьёй можно на Интернете: http://www.praxisphilisophie.de/luxbg dialectic.pdf.

Речь моя на Конференции в Токио (in English) также опубликована на Интернете: http://www.bunken.tamacc.chuo-u.ac.jp/rosa confe2007/pdf/papers/ Gocmen. pdf. Расширенная версия затем была опубликована в Critique: Journal of Socialist Theory, 43 (2007), c. 375-390.

Мне трудно найти слова благодарности моему другу и товарищу Ларисе Критской (Нью-Йорк, США) за её перевод этой работы на русский язык, что дало мне, наконец, возможность представить её русскому читателю.


«В диалектическом единстве противоположностей позитивного и негативного, заложено Умозрительное, его наиважнейшая часть. Однако, для мышления нетренированного и потому несвободного – работа наитруднейшая».

Г.В.Ф Гегель


Роза[1][2] Люксембург является одним из самых интересных социальных и политических теоретиков и активистов в марксистском движении 19-го и 20-го столетий, одним из самых важных его представителей, как в среде политических теоретиков, так и среди активистов. Имя её очень популярно и вызывает симпатию не только среди левых партий, но и среди различных академических групп буржуазной идеологии. И это печально, что по сей день её интеллектуальным и политическим работам уделено так мало внимания как в академических трудах наших современников, так и в политических дискуссиях, в которых ищут решения проблем сегодняшнего состояния человеческого общества.

Печально, что даже в левом политическом движении её имя нивелировано до упрощённого уровня – уровня популярного символа. И, хотя в 1970-х и в 1980-х годах прошлого столетия внимание к работам Люксембург стало постепенно возрастать, реакция на него оказалась весьма противоречивой. Это было связано с трактовкой одной из её известных фраз: «свобода – это свобода для инакомыслящего»[3]. (Эту фразу можно найти в заметках на полях посмертного издания её работы о русской Октябрьской революции 1917-го года).

Именно эта её фраза была взята на вооружение врагами Ленина и большевизма, а позднее, в разгар холодной войны, – врагами социализма в идеологической войне против Советского Союза. Фраза эта использовалась во многих вариантах. В том числе и для дискредитации фундаментальных мыслей самой Люксембург. За эту фразу её критиковали и ведущие лидеры социалистического и коммунистического движений. В конечном итоге, все атаки привели к тому, что политическая литература определила ей место «борца за демократическое представительство».

Я полагаю, что восстановление истинны и необходимость её реабилитации заставило Джорджа Фулберта (George Fulbert), хотя и в краткой статье, но внести ясность в понимание идеологической позиции Люксембург и, в частности, её критики русской социалистической революции 1917 года.

Джорджу Фулберту удалось доказать, что Люксембург формулировала свои взгляды не с позиции либерального парламентаризма, а с позиции истинного революционного социализма[4].

В смысле ложности интерпретаций судьба Розы Люксембург идентична судьбе Антонио Грамши (Antonio Gramsci), столкнувшегося с полным непониманием его концепции «гражданского общества». Даже при беглом ознакомлении с трудами Люксембург и Грамши абсолютно очевидно, что оба не имели ничего общего ни с либералами, ни с социал-демократами в том, сегодняшнем, понимании и того, и другого. Не говоря уже о том, что Люксембург являлась одним из основателей Коммунистической Партии Германии (KPD), а Грамши стоял во главе Коммунистической Партии Италии (PCI).

Столкнувшись с противоречиями и фрагментарностью рассмотрения интеллектуальной и политической работы Люксембург, я, начиная с 1980 года, пытался разобраться в сути этого парадокса.

И я нашёл ему объяснение во фрагментарности, в выборочном подходе к изучению её работ. Этот парадокс, по моему мнению, легко разрешим при условии, если её работа будет рассмотрена в целом: её труды по философии в неразрывной связи c её теорией методологии.

С одной стороны, в трудах Розы Люксембург её социальная и политическая позиция изложена исключительно ясно и её критика современных буржуазных философов и социальных политических теоретиков, неокантианцев не оставляет никаких сомнений в её преданности социалистическому движению.

С другой стороны, как в её письменных трудах, так и в полемике критика буржуазных философов того времени сочетается с защитой научных и философских достижений революционной буржуазии как культурного наследия, столь необходимого для дальнейшего развития человеческого общества. При этом во всех дебатах с различными социал-демократическими теоретиками она постоянно защищает теорию Маркса и, разрабатывая фундаментальные методологические вопросы социальной и политической жизни общества, отвечает на все вопросы исключительно с марксистской точки зрения. И в революционно-буржуазной философии, и в социальной и политической мысли своего времени Люксембург видит два основополагающих вектора: политическая экономия Смита-Рикардо и философия Гегеля.

В постреволюционную эпоху, последовавшую за Французской революцией 1789 года, и позже, после революции 1848 года, когда стало очевидным, что буржуазия приступила к разрушению своих же собственных исторических, научных, философских и культурных достижений, Люксембург публикует свою работу «Назад к Адаму Смиту» («Zurück auf Adam Smith»)[5].

В этой работе она рисует картину революционного класса буржуазии, которая не только не вмешивается в процесс разрушения, но порою и активно поддерживает «это, безжалостное к последствиям, варварство, это «беспардонное «хлопанье крыльями» на высоте, откуда можно высматривать внутренние связи для дальнейшего развития её буржуазного производства»[6].

«В постреволюционную эпоху, – говорит Люксембург, – захватив политическую власть в свои руки, буржуазные философы и социально-политические мыслители не только отказываются от научного метода исследования природы вещей, но и вообще прекращают исследование её основных законов»[7].

В среде буржуазных социальных политических теоретиков Люксембург ясно видит две группы: первая группа, которую она (вслед за Марксом — ред.) называет «вульгарными экономистами», заинтересована в теоретическом оправдании разрозненных, существующих как бы вне связей, явлений; вторая группа формируется из тех, кто отказывается от исследования основ экономики и видит задачу науки лишь в простом описании того, что есть, того, что уже сложилось, и различных особенностей бытия. Объединяет эти две группы то, что их не интересуют никакие поиски, научные объяснения и выводы о существовании внутренних связей между всем, что кажется им изолированным.

Люксембург восклицает: «Призывы буржуазной социальной науки: «Назад к философии Канта!», «Назад к политэкономии Адама Смита!», иными словами назад на уже преодолённые позиции, – очевидный знак бессилия. Именно это и демонстрирует буржуазия, как на идейном поле сражения, так и на социальном. Дороги назад, как известно, нет. Ни для науки, ни в реальном процессе развития общества»[8].

Внимательное ознакомление с книгой Люксембург «Назад к Адаму Смиту» позволяет понять, что в этой книге ею уже сформулированы некоторые из её основных методологических, философских и научно исторических принципов и убеждений:

во-первых, методологически она настаивает на том, что сосредоточенная отстранённость, беспристрастие должны лечь в основу научного метода. И тогда такой методологический принцип должен стать дополнением к этическому принципу честности в науке;

во-вторых, она настаивает на том, что метод обобщения является незаменимым предварительным условием для научного взгляда на вещи, которые являются предметом будущих исследований;

в-третьих, она подчёркивает, что учёные обязаны проникать в природу явлений и изучать внутренние связи наблюдаемых ими явлений;

в-четвёртых, она утверждает, что исторический подход к обществу, к философии, к науке и социальной политической мысли является жизненно необходимым для построения общества будущего;

в-пятых, – и это проходит красной нитью через её работу – она глубоко убеждена в том, что истинно научный взгляд должен формироваться исключительно с точки зрения рабочего класса.

Таковы самые важные методологические принципы, которые легли в основу всей работы Люксембург. И, к сожалению, именно эти её методологические принципы были полностью проигнорированы, что, я убеждён, и породило фрагментарность изучения и искажённое восприятие всей её работы в целом.

Люксембург не оставила после себя работы, которую можно было бы отнести к разряду философских в специфическом понимании этого слова. До нас не дошли ни «философские записные книжки», ни «конспекты», которые смогли бы пролить свет на её отношение к различным философам, и к Ленину в частности. Однако её интерес к философии и методологии был намного глубже, чем мы себе это сегодня представляем.

Даже философские дебаты, развернувшиеся в её время между профессиональными философами, не оставались вне её внимания, которое было всегда направлено на обобщение глубинной сути позиции того или иного мыслителя-теоретика во всей сложности и комплексности противоречий излагаемой им теории[9].

Во многих дискуссиях того времени по вопросам методологии она лично принимала активное участие, и в каждой их них она излагала свою позицию исключительно с марксистско-гегелианской точки зрения[10].

Её последующие работы затем служили живым зеркалом тех дебатов о методологии и научно-теоретических вопросов, которые разгорались в конце 19-го и начале 20-го столетий. И это одно, я полагаю, делает её работу незаменимой в ряду исторических источников познания теоретического поля сражений того времени.

В дополнение к сказанному, считаю, что было бы однобоко примитивным копаться в поисках «чисто» философских работ для определения роли марксистских теоретиков, таких, как Люксембург, которая, по сути, была менее заинтересована в создании «чисто» философских теорий, чем в их практическом приложении к жизни.

Я считаю, что для того чтобы определить роль Розы Люксембург в марксистском движении, надо сложить и увидеть все фундаментальные принципы её убеждений, заключённые во всей её уникальной деятельности в целом.

И тогда личность Розы Люксембург предстанет во всём её величии, и тогда ни у кого не останется сомнений в том, что, выступая против Канта и философов-неокантианцев, захвативших в то время центральные позиции в социал-демократическом движении, она всю жизнь защищала достижения философии Гегеля и теорию Маркса.

«Острое оружие диалектики Гегеля»

При изучении индекса к изданию Dietz Verlag; Berlin «Люксембург Роза: Собрание работ», бросается в глаза, что Люксембург приводит всего несколько ссылок на работы Гегеля. Из этого может опять же возникнуть ложный вывод о том, что она как социальный и политический теоретик оставалась равнодушной к вопросам методологии и философии. Как это увязать с тем, что она была постоянным участником многих дискуссий о методологии в тот период истории германской социал-демократии? Как объяснить тогда, что в то время как остальные современные ей теоретики были заняты разбором противоречий в гегелевской концепции противоречий, движения, перемены и развития, Люксембург оказалось единственной, кто в своих выводах дошел до самой глубины понимания философии Гегеля[11]. До той глубины, которую Маркс в Послесловии ко второму немецкому изданию «Капитала» назвал «рациональным зерном» философии Гегеля[12].



[1] Статья публикуется в связи с 90-летием со дня трагической гибели Розы Люксембург ( – ред.).

[2] Дохан Гёчмен – профессор, действующий член следующих организаций: Международное Общество Развития Диалектики Гегеля-Маркса – в составе группы исполнительного комитета; Международное Общество Адама Смита; Международное Общество Розы Люксембург; Постоянный Консультант Журнала Философии "Topos” Германия) по вопросам развития диалектической мысли в современном обществе; Консультант- редактор: " Journal of Critical Realism” (Германия); Издатель-редактор Журнала Философии "Baykus Felsefe Yazilari Dergisi” (Турция); Издатель – редактор турецкого журнала философии "Felsefe Logos” .

[3] Luxemburg, R., Zur russischen Revolution, in Gesammelte Werke, vol. 4, Dietz Verlag, Berlin, 1990, p. 359 n 3. (All translations used below are mine).

[4] Fülberth, G., Luxemburg, Rosa, in Metzler Philosophen Lexion, J. B. Metzlersche Verlagsbuchhandlung, Stuttgart, 1989, p. 484.

[5] Luxemburg, R., Zurück auf Adam Smith, in Gesammelte Werke, vol. 1/1, Dietz Verlag, Berlin, 1990, p. 734.

[6] Ibid.

[7] C той поры как Маркс указал на преимущество исторического значения рабочего класса в областях философии, истории и экономики, нить буржуазного исследования в этих областях была прервана. В классическом смыслу этого слова натуральная философия прекратила своё существование. Буржуазная философия истории закончилась. Научно-политическая экономика больше не существует. В исследовании истории, блистающей во всех её красках, отречение от единого объяснения процессов истории заменило единственную теорию до поры пока не восторжествовал бессознательный и непоследовательный материализм. Экономика шатается между двумя школами: "исторической” и "субъективной”, где одна протестует против другой и обе протестуют против Маркса. Поступая таким образом, каждый отрицает другого на базе принципов: одни отрицают экономическую теорию Маркса, не попуская её опознания в этой области, другие отрицают объективный метод исследования, единственный метод, который только и смог поднять политическую экономику на уровень науки” (Luxemburg, R., Karl Marx, in Gesammelte Werke, vol. 1/2, Dietz Verlag, erlin, 1988, pp. 375-376).

[8] Ibid., 736.

[9] Сравни „Antikritik", где она говорит о довольно замысловатом дебате по where she reports about a rather sophisticated debate по "Prolegomena" Канта. (Luxemburg, R., Die Akkumulation des Kapitals oder Was die Epigonen aus der Marxschen Theorie gemacht haben: Eine Antikritiks in Gesammelte Werke, vol. 5, Dietz Verlag, Berlin, 1990, p. 435).

[10] Готовясь к своей фундаментальной критике Нео-Кантистов, Люксембург, похоже, изучала Канта и Гегеля в первоисточниках. Её вторым источником можно предположить были работы Плеханова, Мэринга и Ленина.

В подтверждение первому, в работе Люксембург есть ссылки на работу Канта "Критика Чистого Резона” и на работу Гегеля "Наука Логики”. К её восприятию философии Гегеля я вернусь ниже. Сначала я хочу обратить внимание на некоторые выдержки из корреспонденции Люксембург, где она сама говорит о том, что изучает и спорит с Кантом. В письме к Leo Jogiches от 10 июля 1898 года она упоминает её переписку с Bruno Schoenlank, являющегося главным редактором лейцпцигской "Leipziger Volkszeitung” с 1894 по 1901 годы , который кажется называл книгу Люксембург "Sozialreform or Revolution" "Шедевр Диалектики” ( Письмо к Leo Jogiches от 24 сентября 1898 года Gesammelte Briefe, vol. 1, Dietz Verlag, Berlin, 1982, p. 204.) Предметом обсуждения, похоже, была философия Канта и его " Критика Чистого Резона”. (Письмо к Leo Jogiches from July 12-20, 1898, in Gesammelte Briefe, vol. 1, Dietz Verlag, Berlin, 1982, p. 173.)

3-го августа 1898 года, тремя неделями позже, она пишет снова о том, что дебаты с Schoenlank o Канте продолжаются. (Письмо к Leo Jogiches от August 3, 1898, in ibid., p. 179.).

Сущшествуют ещё два письма к Kostja Zetkin (от April 22, 1907 and August 18, 1908 in ibid., vol. 2, p. 287 and p. 375.), в которых она дебатирует эстетику Канта.В этих писем она говорит о том, что она не намерена влезать в эстетику Канта потому что она не очень в этом разбирается , а времени на изучение нет. (Письма к Kostja Zetkin от April 22, 1907 and August 18, 1908, in ibid., vol. 2, p. 287 and p. 375.) (Письма к Kostja Zetkin from April 22, 1907 and ("Толстой как мыслитель”) (Luxemburg, R., Tolstoi als sozialer Denker, in Gesammelte Werke, vol. 2, Dietz Verlag, Berlin, 1990, p. 251) мы что она ценила Толстого в этом отсеке философиии намногj выше Канта. (Luxemburg, R., Tolstoi als sozialer Denker, in Gesammelte Werke, vol. 2, Dietz Verlag, Berlin, 1990, p. 251.)

[11] Здесь у автора явное преувеличение. Розу Люксембург никак нельзя назвать единственным теоретиком своего времени, который в своих выводах дошел до самой глубины понимания философии Гегеля. Не только «Философские тетради», но и гораздо более ранние опубликованные работы Ленина, в том числе и такие как «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов», «Материализм и эмпириокритицизм», «Три источника и три составных части марксизма», «Карл Маркс», убедительно свидетельствуют о том, что его понимание философии Гегеля является исключительно глубоким. ( – Ред.).

[12] Marx, K., Das Kapital: Kritik der politischen Ökonomie, vol. 1, in Marx Engels Werke, vol. 23, Dietz Verlag, Berlin, 1988, p. 27.



Категория: № 1 2010 (46) | Добавил: Редактор (31.03.2010) | Автор: Дохан Гёчмэн
Просмотров: 1209 | Теги: Junge Welt, Геоманская философия, Роза Люксембург, Юный Мир
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz