Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 447
Объявления
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Номера журналов. » № 1-2 2011 (47-48)

Современная стратегия США и НАТО (3)

Современная стратегия США и НАТО (3)

(в контексте проблем национальной безопасности России)

А.П. Барышев

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4

 В статьях и выступлениях авторитетных российских военных специалистов неизменно отмечается, что ВС России переживают критический момент, когда первоклассное советское вооружение доживает, а то давно уже и пережило, установленные для него сроки эффективного использования, в то время как новые российские программы вооружения далеко не отвечают современным требованиям, задерживается их выполнение, а уникальные разработки подчас навсегда уплывают за границу.

Так, отмечается, что из имеющихся в настоящее время у России стратегических вооружений 80% МБР, 90% боезарядов, 70% БРПЛ и 90% ТБ было произведено в советское время. Однако из-за заканчивающихся гарантийных сроков их службы, почти все это грозное советское вооружение в течение 2010-х годов придется списать. Более того, в рамках Договора СНВ-3 должны быть ликвидированы все жидкостные МБР и БРПЛ (а они имеются только у России), в результате чего Россия лишится всех своих тяжелых ракет типа «Сатана» (способных нести до 10 зарядов каждая) еще до полного исчерпания продленного срока их службы. В этой же связи указывается, что, продолжая финансировать в соответствии с программой Нанна-Лугара процесс уничтожения стратегических ядерных средств России, администрация Обамы предполагает оказать содействие США в уничтожении в 2011 финансовом году 8 жидкостных МБР и 33 шахтных пусковых установок (ШПУ), а также 40 мобильных твердотопливных МБР и 36 ШПУ для них.

Что же касается новых МБР, то в России они начали поступать на вооружение лишь с 1997 года, в среднем по 5,5 МБР в год, при том что за это время было поставлено всего 71 МБР: 50 МБР «Тополь-М» шахтного базирования с 50 зарядами, 18 МБР «Тополь-М» грунтового базирования с 18 зарядами и 3 МБР РС-24 «Ярс» с 12 боезарядами. При таких темпах, полное обновление парка наземных МБР России заняло бы, по мнению экспертов, 70-80 лет.

Не менее удручающая картина наблюдается и со стратегическими подводными лодками. Согласно Государственной программе вооружения до 2015 года у России должно быть в строю всего 4 атомных ракетоносца проекта 955, вооруженных в сумме примерно 60 ракетами. Пока же построен только один ракетоносец «Юрий Долгорукий», могущий нести 12 ракет типа «Булава», испытания которой лишь недавно, после многочисленных провалов, дали первый положительный результат. Более успешными были испытания модернизированной баллистической ракеты Р-29РМУ «Синева», несущей 10 зарядов, однако по каким-то причинам подлодка «Дельта-4», для которой предназначалась «Синева», была снята с вооружения и пущена на слом.

Не лучше обстоит дело и с тяжелыми стратегическими бомбардировщиками: чтобы заполнить свою квоту, определенную СНВ-3, Россия должна построить к 2017 г. не менее 50 ТБ, но, как считают эксперты, это нереально, да и едва ли целесообразно с учетом отсутствия у России авиабаз, приближенных к территории США.

Ко всему этому следует добавить, что у России практически отсутствуют неядерные ВТО, тогда как имеющийся у США и без того огромный арсенал такого оружия продолжает наращиваться ускоренными темпами. Аналогичная ситуация складывается и с крылатыми ракетами морского базирования (КРМБ): по оценкам экспертов на американских кораблях и подводных лодках размещено от 2 800 до 3 600 «Томагавков», при том что при максимальной загрузке «Томагавками» их число на американском флоте может быть доведено до 10 тыс. ракет. Возможности же России по этому показателю, как считают эксперты, в 20 раз меньше.

С учетом приведенных данных, опубликованных по материалам российских экспертов в газете «Правда» от 13-14 июля и 3-4 августа 2010 г., а также других источников к 2017 году Договора СНВ-3 стратегические ядерные силы России будут насчитывать, при сохранении нынешних темпов введения в строй новой военной техники, всего лишь 200-250 носителей (при договорном лимите в 700 носителей) и 500-550 боезарядов (при лимите 1 550 зарядов). Даже А. Сердюков в выступлении в Госдуме 14 января 2011 года признал, что «на все параметры (установленные Договором- АБ) в части даже пусковых установок» Россия выйдет только к 2028 году, а что касается боезарядов, то на уровень 1550 она выйдет только в 2018 году. Но все это означает, с одной стороны, что американцы не будут стремиться к выполнению своих реально «завышенных» обязательств по Договору, а с другой – при наличии достаточно плотной ПРО территории США получают реальный потенциал для нанесения первого сокрушительного удара по России при минимальном риске получить адекватный ответ со стороны России. Спрашивается, где же тот «ядерный паритет», который, по официальной российской версии, отражен в Договоре СНВ-3, да и вообще, за что боролась российская дипломатия? Не за то ли, чтобы «улучшить российско-американские отношения» путем новых уступок, наносящих серьезный ущерб безопасности России.

4. НАТО – орудие империалистической политики США. Втягивание России в стратегию и операции НАТО

«Улучшить отношения с США» можно, конечно, и надев на Россию хомут агрессивного блока НАТО, к чему, по существу, давно уже открыто призывают господа из проамериканского лобби в России. В самом деле, если судить по интервью главы Центра международной безопасности ИМЭМО А. Арбатова, опубликованному в журнале «Итоги» от 27 сентября 2010 г., то оказывается, что «все, кто считает, что у России и Запада нет непреодолимых противоречий, что Россия – часть европейской, если хотите, евроатлантической цивилизации, так или иначе подразумевают наше вступление в НАТО».

Чтобы придать вес этому весьма знаменательному заявлению, Арбатов не мудрствуя лукаво ссылается на то, что идею о вступлении России в НАТО неоднократно в той или иной форме высказывали в своих выступлениях российские руководители Ельцин, Путин и Медведев, что, подтвердим, действительно имело место быть. Из интервью следует далее, что, поскольку в России «значительная часть элиты считает, что нет никаких неодолимых препятствий для объединения с альянсом», необходимо активно вести дело к достижению этой вожделенной цели, начав с укрепления военно-политического сотрудничества с НАТО и вступления в союзнические отношения с этой организацией, которая, видите ли, хотя и не так быстро, как хотелось бы, но все же превращается «в организацию для миротворческих операций, решения прочих вопросов безопасности от климатических до экологических». При этом высказывается удовлетворение тем, что «идея союза с НАТО по конкретным направлениям уже одобрена на высшем уровне».

Параллельно с оформлением союза с НАТО, считает Арбатов, необходимо усилить взаимодействие с Европейским Союзом, который, по его убеждению, окажет помощь в модернизации России, «если мы обеспечим внутри страны благоприятный климат для инвестиций». Итогом же «длительного процесса нашей экономической и социально-политической модернизации» и будет вступление России в НАТО. При этом «исчезнут барьеры для союзнического взаимодействия и в военно-политическом плане».

При ускорении процесса взаимодействия России с НАТО к участникам блока, по мнению Арбатова, неизбежно присоединится и Украина. «И это уже станет вопросом техники, где появятся первые базы ПРО, где вторые. Это будет совместная инициатива и совместная ПРО, которая защитит и Россию, и Европу, и Атлантику». Ко всему прочему, союз с НАТО освободит Россию от огромных затрат, связанных с противостоянием с Западом, «высвободит огромные ресурсы, которых с лихвой хватит и на стандартизацию вооружений, и на другие операции, и еще много останется для мирных целей».

Вот в таком бойком ключе и в абсолютно розовом свете преподносится новая концепция будущих взаимоотношений России с НАТО. При этом оказывается, что отмеченные идеи в какой-то форме «уже вошли» в послание Д. Медведева Федеральному Собранию в 2009 году, и выражается уверенность, что «в будущее послание главы государства они войдут в еще более полном объеме».

Высказанные Арбатовым соображения едва ли заслуживали бы серьезного внимания, если бы за ними не стояла «значительная часть российской элиты». Больше того, эти соображения, по сути дела, положены в основу обстоятельного доклада, который был представлен в сентябре 2010 г. президенту Д. Медведеву Институтом современного развития (ИНСОР) – влиятельной организацией, которая, как известно, является важным источником информации и предложений для действий президента. В своем выступлении в связи с этим на мировом политическом форуме в Ярославле в том же сентябре 2010 г. председатель ИНСОР, он же советник президента, И. Юргенс без обиняков заявил: «Мы в Институте современного развития считаем, что нужно нацеливаться на союз России и НАТО, на интеграцию России в обновленное НАТО, а также на членство в НАТО в долговременной перспективе». При этом он подчеркнул, что «наш внутрироссийский консенсус состоит в том, что Россия имеет особый статус великой державы в Евроатлантике» и что поэтому «присоединиться к НАТО мы можем только на особых условиях»[1].

Обращаясь к Ярославскому форуму, Юргенс мысленно переносился в Лиссабон, где предстоявший в ноябре 2010 г. саммит НАТО должен был, как он полагал, не только подтвердить свое стремление к собственной «трансформации», но и высказаться в поддержку российских предложений «по изменению евроатлантической безопасности». Однако, к вящему неудовольствию юргенсов, ни того, ни другого не случилось. Как, разумеется, и учета НАТО особого положения России на путях к ее виртуальному вступлению в этот блок.

Между тем идея вовлечения России в «евроатлантическое партнерство» и в НАТО новизной не блещет. В сущности, она была положена в основу первых внешнеполитических акций победившей контрреволюции, искавшей покровительства, поддержки и помощи Запада для укрепления своих позиций и обеспечения необратимости происшедшего. Ради этого были принесены в жертву жизненно важные национальные интересы России, дано согласие на интервенцию Запада в традиционные исторические зоны ее влияния, практически разрушены ее армия и флот, широко открыты двери для экономической и политической экспансии Запада, ликвидирована Организация Варшавского Договора и т.д. и т.п.

Возвращаясь к тому периоду истории, президент Медведев на встрече с политологами на Валдае в сентябре 2008 г. сообщил, что тогдашнее российское руководство большие надежды возлагало на вступление России в НАТО. Однако, по его словам, на Западе «испугались» пойти на такой шаг ввиду трудно прогнозировавшегося развития обстановки в России. «Испугались. Кстати зря, – продолжал Медведев. – Точно, сейчас было бы меньше проблем… Мне кажется, это была серьезная ошибка».

Как бы то ни было, надежды российских правящих кругов на вступление России в НАТО никогда не иссякали. И действительно, достаточно проследить отношение к этой «проблеме» ельцинского, путинского и теперь медведевско-путинского режимов, чтобы увидеть, что курс на сближение, а в перспективе – на союз с НАТО и вовлечение России в этот военно-политический блок, всегда оставался и остается для них некоей путеводной нитью, ведущей в райские кущи «развитого и цивилизованного» капитализма.

И неудивительно, что эта нить никогда не обрывалась до конца – ни в периоды самого активного продвижения НАТО на Восток, к границам России, ни тогда, когда США и НАТО развязывали агрессивные войны против народов Югославии, Афганистана и Ирака. Курс оставался прежним, сменялись ли республиканские администрации США Буша-старшего (1988-1992) и Буша-младшего (2000-2008) – на демократические Б. Клинтона (1992-2000) и Б. Обамы (с 2009 г.), менялись ли утверждаемые каждым президентом Стратегии национальной безопасности США и десятилетние Стратегические концепции НАТО. И на каждом этапе за благожелательное отношение Вашингтона и Брюсселя к своим пожеланиям и домогательствам незадачливое российское руководство рассчитывалось щедрыми уступками в области разоружения, суверенитета и безопасности России.

Начало официальным отношениям России с НАТО было положено присоединением России в 1991 году к Совету североатлантического сотрудничества (ССАС), образованному в рамках НАТО для осуществления взаимодействия альянса со странами Центральной и Восточной Европы, а также с независимыми государствами, возникшими на территории СССР. За этим последовало присоединение России в 1994 году к программе «Партнерство ради мира», ставившей целью развитие связей в области безопасности между странами НАТО и их партнерами.

27 мая 1997 г. на встрече НАТО на высшем уровне в Париже Россия подписывает с НАТО Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. В соответствии с этим документом создается Совместный Постоянный Совет Россия-НАТО (СПС), в основном с консультативными функциями, исключающими участие России в принятии решений альянса. Россия становится также участником Совета североатлантического партнерства (СЕАП), в которое в 1997 г. был преобразован ССАС.

28 мая 2002 г. в Риме подписывается Декларация глав государств и правительств РФ и государств-членов НАТО «Отношения Россия-НАТО. Новое качество». Вместо СПС на основе Декларации учреждается Совет Россия-НАТО (СРН), в рамках которого Россия и государства-члены НАТО обязываются работать «как равные партнеры в областях, представляющих взаимный интерес». Совет должен служить «механизмом для консультаций, выработки консенсуса, сотрудничества, совместных решений и действий России и государств-членов НАТО по широкому спектру вопросов безопасности в евроатлантическом регионе. Председательствует на заседаниях СРН Генеральный секретарь НАТО. Дважды в год проводятся заседания СРН на уровне министров иностранных дел и на уровне министров обороны, а по мере необходимости – на уровне глав государств и правительств. Не реже одного раза в месяц проводятся заседания СРН на уровне послов. В 2003 году заседание СРН впервые было проведено в Москве.

В 2001 г. в Москве открывается Информационное бюро НАТО, а в 2003 г. – Военная миссия связи НАТО. 21 апреля 2005 г. Россией было подписано, а 23 мая 2007 г. ратифицировано Госдумой Соглашение между государствами-участниками НАТО и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 г. Эта акция означает возможность применения на территории России Соглашения стран-участниц НАТО 1951 года о статусе вооруженных сил НАТО, как если бы Россия была частью этого военно-политического блока. Другими словами, Госдума узаконила ввод войск НАТО на территорию России.

Несмотря на полемику, которая ведется в официальных кругах России в связи с расширением НАТО на Восток, Москва продолжает сотрудничество с НАТО в рамках СРН по многим направлениям: НАТО и Россия осуществляют подготовку афганцев и военных из стран Центральной Азии для действий по пресечению наркотрафика, участвуют в совместных мероприятиях по борьбе с международным терроризмом, наблюдатели от России и НАТО приглашаются для участия в полевых учениях по реагированию на происшествия с использованием ядерного оружия, проводятся командно-штабные учения СРН по ПРО ТВД, российский корабль участвует в контртеррористической операции НАТО в Средиземном море и т.п.

Особо выделим нарастающее сотрудничество России с НАТО в Афганистане, где переданные в августе 2003 г. под общее командование НАТО так называемые Международные силы содействия безопасности (МССБ) в составе контингентов из 19 стран, включая контингенты из США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и других стран НАТО, тесно взаимодействуя с находящимися под исключительным командованием американских генералов контртеррористическими силами, костяком которых является 13-тысячный американский контингент, ведут военные операции против талибов в надежде превратить Афганистан в плацдарм империализма на Ближнем и Среднем Востоке, вблизи границ России и Китая.

Всё более втягиваясь в эту американо-натовскую авантюру, теперь распространившуюся и на Пакистан и получившую название «войны Обамы», российское руководство, как поведал министр иностранных дел С. Лавров в интервью журналу «Шпигель» от 16 февраля 2009 г., еще в апреле 2008 г. «подписало с НАТО договор о транзите невоенных грузов через территорию России в Афганистан». Откликаясь далее на просьбу США использовать это соглашение с НАТО также и как основу для снабжения американского контингента, Россия сразу же дала на это согласие и «помимо этого договорилась с НАТО о предоставлении российских военных транспортных самолетов для действующих в Афганистане сил по поддержанию мира».

Продолжая эту линию, российское руководство в ходе визита Б. Обамы в Москву пошло на подписание с США 6 июля 2009 г. межправительственного «Соглашения о транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию РФ в связи с участием Вооруженных сил США в усилиях по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан». По сообщениям СМИ, речь идет о 4,5 тыс. военно-транспортных самолетов в год (около 13 бортов в день), которые перебрасывают теперь на афганский фронт как американских военных, так и вооружение, включая тяжелое. По условиям Соглашения военные грузы доставляются в Афганистан также и по железным дорогам России.

В целом российско-натовское сотрудничество с годами приобрело достаточно стабильный характер и развивается по восходящей линии. И, заметим, на этом пути оно приостанавливалось лишь дважды: в 1999 г. Россия приостановила свое участие в СПС на несколько месяцев в связи с военно-воздушной операцией НАТО в Косово, а в начале августа 2008 г. «по причине применения Россией несоразмерной военной силы против Грузии» были прекращены заседания СРН и сотрудничество во всех областях, за исключением борьбы с терроризмом и наркотрафиком.

В декабре 2008 г. на заседании министров иностранных дел НАТО была достигнута договоренность применить «поэтапный и взвешенный подход» к возобновлению отношений НАТО с Россией, но уже в марте 2009 г. на встрече министров иностранных дел НАТО было решено возобновить официальные заседания и практическое сотрудничество в рамках СРН.

На состоявшемся в декабре 2009 г. первом после кавказского кризиса официальном заседании СРН на уровне министров иностранных дел был принят ряд решений, призванных придать «новые силы» сотрудничеству с СРН, а также достигнуто соглашение о проведении Совместного обзора общих вызовов безопасности XXI века.

Из приведенных фактов и наблюдений следует, что администрация Обамы так же, как и администрация Буша-младшего, упорно и настойчиво добивается вовлечения России в военно-политическую стратегию США и НАТО, в особенности в Афганистане, при том, однако, что курс на ослабление военного, и в первую очередь ядерного, потенциала России, на этот раз с помощью игры в «разоружение», был и остается столбовым направлением политики администрации в отношении России. В сущности, такого рода двуединый подход заложен и в основу тех положений принятой в Лиссабоне в ноябре 2010 г. новой Стратегической концепции НАТО, которые так или иначе относятся к России и которые определяют место России в этой стратегии.

Нет надобности распространяться по поводу того, что решающую роль в разработке стратегических установок НАТО всегда играли и играют Соединенные Штаты как главная и руководящая доминанта этого блока. Очевидно и то, что эти установки всегда отражали и отражают, прежде всего, «национальные интересы» США, как они определены, в частности, и в военно-политических доктринах этой самой мощной империалистической державы.

Первая из десятилетних стратегий НАТО, имевших отношение к «независимой» России, напомним, была принята в ноябре 1991 г. на саммите НАТО в Риме и, по существу, ставила своей целью закрепить процесс разрушения социализма в Восточной Европе и ускорить начавшийся распад СССР. На основе этих установок руководство НАТО предпринимает шаги, направленные на подключение восточноевропейских стран и государств, образовавшихся на территории СССР, к сфере деятельности НАТО. 12 марта 1999 г. в НАТО вступили в качестве ее членов Венгрия, Польша и Чехия. НАТО активно участвует в разрушении Югославии, оказывает всестороннюю помощь Хорватии и боснийским мусульманам в войне против Сербии, всячески содействует отделению от Сербии ее неотъемлемой части – Косово.

На состоявшемся в апреле 1999 г. юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне, отмечавшем 50-летие НАТО, принимается новая стратегия блока, в соответствии с которой политика расширения НАТО на Восток была продолжена: 29 марта 2004 г. в ряды блока вступают Болгария, Румыния, Словакия, Словения, а также Литва, Латвия и Эстония, причем последнее означало, что границы НАТО впервые вошли в прямое соприкосновение с границами России. 1 апреля 2009 г. в НАТО принимаются Албания и Хорватия, а еще раньше, 18 февраля 2008 г., односторонне провозглашается независимым государством сербская провинция Косово, где в районе города Урашевац была оперативно создана крупнейшая в Европе американская военная база «Бондстил».

Стратегия НАТО того времени развивается под прямым воздействием доктрины Буша, которая исходила из того, что отныне и навсегда ни одной стране или группе стран не позволено будет оспаривать военное превосходство США. Доктрина произвольно устанавливала право на превентивные односторонние меры, в том числе военного характера, в отношении тех государств, которые, по мнению Вашингтона, могут представлять потенциальную угрозу для США и режимы которых являются для США неприемлемыми как якобы не отвечающие требованиям «демократии», содействующие международному терроризму и к тому же подозреваемые в разработке ядерного оружия.

Особо следует подчеркнуть, что доктрина Буша подтверждала роль НАТО как важнейшего инструмента военно-политической стратегии США, причем не только в Европе, но и в зонах, находящихся далеко за ее пределами. Доктрина ориентирована на создание новых военных союзов и коалиций в зонах, прилегающих к России и КНР, включая Ближний и Средний Восток (по терминологии Буша «Большой Ближний Восток»), Кавказско-Каспийский, Центрально-Азиатский регионы и Восточную Азию.


[1] Независимая газета. – 2010. 19 октября.


Категория: № 1-2 2011 (47-48) | Добавил: Редактор (28.04.2012) | Автор: А.П. Барышев
Просмотров: 518 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Категории раздела
№ 1 (1995) [18]
№ 2 1995 [15]
№ 3 1995 [4]
№ 4 1995 [0]
№ 1-2 2001 (18-19) [0]
№ 3-4 2001 (20-21) [0]
№ 1-2 2002 (22-23) [0]
№ 1-2 2003 (24-25) [9]
№ 1 2004 (26-27) [0]
№ 2 2004 (28) [7]
№ 3-4 2004 (29-30) [9]
№ 1-2 2005 (31-32) [12]
№ 3-4 2005 (33-34) [0]
№ 1-2 2006 (35-36) [28]
№3 2006 (37) [6]
№4 2006 (38) [6]
№ 1-2 2007 (39-40) [32]
№ 3-4 2007 (41-42) [26]
№ 1-2 2008 (43-44) [66]
№ 1 2009 (45) [76]
№ 1 2010 (46) [80]
№ 1-2 2011 (47-48) [76]
№1-2 2012 (49-50) [80]
В разработке
№1-2 2013 (51-52) [58]
№ 1-2 2014-2015 (53-54) [49]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz