Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

  
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 Международный теоретический
и общественно-политический
журнал
СКУ

Зарегистринрован
в Госкомпечати Украины 30.11.1994,
регистрационное
свидетельство КВ № 1089

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Рубрики журнала
Номера журналов
Наш опрос
Ваше отношение к марксизму
Всего ответов: 587
Объявления
[22.02.2019][Информация]
Вышел новый номер журнала за 2016-2017 гг. (0)
[02.09.2015][Информация]
Вышел из печати новый номер 1-2 (53-54) журнала "Марксизм и современность" за 2014-2015 гг (0)
[09.06.2013][Информация]
Восстание – есть правда! (1)
[03.06.2012][Информация]
В архив сайта загружены все недостающие номера журнала. (0)
[27.03.2012][Информация]
Прошла акция солидарности с рабочими Казахстана (0)
[27.03.2012][Информация]
Печальна весть: ушел из жизни Владимир Глебович Кузьмин. (2)
[04.03.2012][Информация]
встреча комсомольских организаций бывших социалистических стран (0)
Наш видеолекторий

 




 


Темы

Социальная философия

Революция и контрреволюция

Наша история

Вопросы экономики социализма.

Оппортунизм

Религия

Есть обновления

Главная » Статьи » Рубрики » ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Оппортунизм сегодня – сознательный и активный пособник реставрации капитализма

Оппортунизм сегодня – сознательный и активный пособник реставрации капитализма

В. Сапрыкин

От редакции. Мы представляем фрагменты последнего заключительного раздела книги В.А. Сапрыкина «Империализм и оппортунизм: классовые противники или союзники. Популярные публицистические заметки» / М., изд-во «Алгоритм», 2016, 399 с.

В.А. Сапрыкин – доктор философских наук, член редсовета журнала «Марксизм и современность» почти три десятка лет ведёт борьбу, – теоретически и практически, – против разлагающего, удушающего воздействия оппортунизма в рядах коммунистов. Читателям журнала известны его книги «Революция и контрреволюция: прометеи и плутократы», «Антикоммунизм. Оппортунизм. Контрреволюция», «Русская культура и социализм», «Ценности социализма», многие статьи в защиту марксизма–ленинизма, завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. В новой книге «Империализм и оппортунизм: классовые противники или союзники». В.А. Сапрыкин идёт дальше, вскрывая преступную связь между этими реакционными феноменами, пособническую роль различных оппортунистических течений в реваншистской империалистической контрреволюции рубежа XX–XXI столетий, погружающей мировую цивилизацию в чрево социал-дарвинизма, варварства и дикости. Исходное положение всей работы, сформулированное автором, имеет принципиальное теоретическое и практическое значение: «Человечество вынуждено сегодня проходить через новый, исключительно опасный, этап всемирной истории – этап глобальной империалистической контрреволюции». Уничтожив СССР, социалистическое содружество государств, международный империализм во главе с США решил взять реванш за весь XX век, за всё, что он потерял после Великой Октябрьской социалистической революции, в результате громадных успехов мирового социализма, национально-освободительного, рабочего и коммунистического движения, олицетворявших в прошлом столетии сущность и направленность социального прогресса на планете. Империализм «без намордника», подчёркивает автор, – организатор непрерывных войн, международного разбоя и терроризма. В новейшей системе контрреволюционного погрома и неоколониалистского порабощения стран и народов виден набор различных средств разрушительного воздействия империализма на человечество: 1) военная, экономическая, финансовая, социокультурная экспансия и ограбление; 2) реанимация и целенаправленное, адресно точечное применение фашистской идеологии и организации; 3) наступательная, воинственная клерикализация всех захваченных и покорённых; 4) удушающее социальное, культурное невежество, оглупление и одурачивание всех слоёв населения; 5) наращивание идеологии, политики и практики антикоммунизма, преступная декоммунизация в различных регионах мира; 6) отравление массового, обыденного сознания жупелом злобного, фанатичного антисоветизма; 7) всеобщая мобилизация всех и всяческих средств и форм оппортунизма, материальное, финансовое и организационно-политическое окормление кадров оппортунистов, усиление контроля за их деятельностью со стороны буржуазного государства и спецслужб и на этой основе многократное увеличение подрывной оппортунистической силы в рабочем, коммунистическом и национально-освободительном движении.

В своей новой книге В.А. Сапрыкин раскрывает империалистический механизм контрреволюционного наступления и процесса неоколонизации на планете. Именно империализм – источник катастрофического отставания, экономической и культурной деградации огромных регионов мира, зон социальных и физических страданий многомиллионных масс населения, голода, болезней, безработицы, нищеты. Автор одновременно прослеживает предательскую роль и эволюцию феномена оппортунизма, начиная с 40-х годов XIX века и до наших дней. Путь, пройденный им более чем за 150 лет, в книге обозначается вполне определёнными вехами оппортунистической идейной, политической, социально-классовой деградации: в начале пути – мировоззренческая эклектика, затем – паразитирование на марксизме, далее – закономерное теоретическое и идеологическое ренегатство, а от этого – прямая и позорная дорога к политическому штрейкбрехерству, а сегодня – к откровенному обслуживанию его препохабия капитала и самого процесса контрреволюционного погрома социализма и реставрации капитализма на всём планетарном пространстве.

Поражение, случившееся в конце XX столетия, имеет много причин, но главной из них, считает автор книги, стало проникновение в ряды КПСС, других европейских компартий целого слоя ловких перерожденцев – предателей, оппортунистической агентуры, сумевших до поры до времени маскировать своё идейное и политическое нутро. Оппортунисты («левые» и «правые»), ревизионисты, социал-реформисты, национал-шовинисты, скрытые, тайные диссиденты, – все носители буржуазной идеологии, психологии и морали, – сумели во второй половине XX века размыть в общественном сознании марксистско-ленинский мировоззренческий фундамент, организационно-политическое единство коммунистических рядов, захватить командные высоты и тем самым нанести смертельный удар в самое сердце социализма. Так было в КПСС, компартиях Чехословакии, Венгрии, Польши, Румынии. Империалисты давно убедились: социализм им было не разрушить извне силой оружия, экономическими санкциями… Победа СССР в Великой Отечественной войне против объединённых фашистских сил Европы – наглядное тому свидетельство. Вопреки оппортунистическим измышлениям, империализм не смог победить Советский Союз и в «холодной» войне. Коммунистов на рубеже XX–XXI столетий победили изнутри, орудием разрушения молодого, во многом ещё неопытного (в сравнении с империализмом) социализма, стал многоликий, ползучий оппортунизм, с опорой и поддержкой империализма. 60–80-е годы прошлого века, говорится в книге, – период резкой активизации и консолидации ревизионистов, антисоветчиков и антикоммунистов разных стран. Особую активность они проявили во Франции, ЧССР, Венгрии, Польше, СФРЮ, Австрии. В СССР 1985–1991 гг. – время тайного, скрытного возникновения и организационно-политического оформления гобачёвщины как персонифицированного явления правого оппортунизма – феномена в мировой истории освободительного движения беспрецедентно реакционного, аморального, преступного.

Сегодня, подчёркивает автор, рядом, в одной упряжке, оппортунизм вместе со своим идейным союзником, а в материальном, финансовом, агентурно-полицейском отношении хозяином – империализмом, ведёт наступление по всему фронту классовой борьбы социального прогресса. Многие компартии Европы, Америки и других регионов мира поражены болезнью оппортунизма – правого ревизионизма, социал-реформизма, национал-шовинизма, буржуазного парламентаризма. Погрязшие в буднях парламентских страстей и иллюзий, они забыли дорогу к рабочему классу, всем пролетарским, эксплуатируемым массам трудящихся. Забыт и не востребуется полуторавековой марксистско-ленинский теоретический и практический опыт классовой борьбы с империализмом, прочь выброшен великий мобилизующий призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Ленинский, большевистский, этап революционной борьбы подвергается зряшному, невежественному отрицанию и поруганию. От советского опыта строительства социализма в сложнейших исторических условиях многие высокомерно отворачиваются, хотя взамен ничего принципиально нового, коммунистически дельного не предлагают. Вся мысль и деятельность вращаются вокруг идей западной социал-демократии, давно предавшей дело социализма и коммунизма, стоящей на страже капитализма и его высшей стадии – империализма. Отсюда проистекает одна из самых главных (если не главная!) причин разобщённости коммунистических и рабочих партий в мире, нежелания идти к единству действий, совместному поиску теоретических и политических ответов на жгучие вопросы современности. Отвергнув советское и собственное революционное прошлое, компартии обрекли себя на нищету в теории и полную несостоятельность, своего рода социальную импотенцию в классовой борьбе с империализмом и оппортунизмом.

Ничуть не лучше обстоит дело на политических просторах России, считает автор. Здесь по-прежнему царит засилье горбачёвщины, рядящейся нынче в ложные одежды социал-демократии, а многочисленные апологеты–горбачевисты не жалеют сил, чтобы реанимировать политический труп, вдохнуть в него «живительные» силы. Среди различных модификаций горбачёвщины выделяется её экзотическая разновидность под персонифицированным названием «зюгановщина» (во многом похожая на разоблачённую Лениным сто лет назад европейскую «зюдекумовщину»). Пронизанная социал-реформизмом, национал-шовинизмом и буржуазным патриотизмом, зюгановщина родила идеологию «государственного патриотизма», помноженную на идею «возрождения национальной духовности» на основе «традиционных ценностей – православия, самодержавия, народности». Под этим знаменем КПРФ, – осколок КПСС, – была превращена в социал-реформистскую, мелкобуржуазную организацию, обслуживающую режим и участвующую в реставрации капитализма в России. Идеология госпатриотизма внутри КПРФ не только не подвергается классовой, марксистско-ленинской оценке со стороны коммунистов, а она, за 23 года её насаждения, закрыла дорогу даже к слабому инакомыслию в оценке, как реставрационного режима, так и политических функций агрессивного клерикализма. С некоторых пор КПРФ вместе с « Единой Россией» празднует «День согласия и примирения», при этом «голос КПРФ и голос РПЦ сливаются вместе» (Зюганов). Эти «голоса» сливаются вместе, когда зюгановцы клеймят большевизм (т.е. ленинизм), а православные клерикалы на самом высоком уровне – Советскую власть, теорию марксизма («Человек – мера всех вещей» – это ложь», «мера всех вещей – бог» и т.д. и т.п.). РПЦ и нынешняя КПРФ выступают идеологической и политической подпоркой государственного режима, ведущего реставрацию капитализма в России, обе эти организации «окормляют» народ в духе беспрекословного подчинения возникшему классу буржуазии. Режим со своей стороны создаёт РПЦ и КПРФ самые благоприятные условия их существования и влияния на массы. В книге В.А. Сапрыкина процесс перерождения КПРФ описан подробно, с фактами и деталями.

Г.А. Зюганов как политический персонаж и зюгановщина как персонифицированное ответвление правого оппортунизма и идейного ренегатства есть продукт, с одной стороны, социальной антикоммунистической контрреволюции, реакционного процесса реставрации капитализма в СССР, а с другой – наступления на партию и общество в целом антинаучного, мелкобуржуазного мировоззрения: либерализма, идеализма, фидеизма, клерикализма и оголтелой поповщины. Если взять за основу не только и не столько личные качества Зюганова (хотя игнорировать их тоже не стоит), а именно анализ классового содержания зюгановщины как идеологической, политической и социальной платформы КПРФ, то станет ясно: оппортунизм данной партии – не случайность, не грех, не оплошность, а социальный продукт контрреволюционной эпохи 1985–2016 годов. Корни зюгановщины – это совокупность политических, социальных, идеологических (гносеологических) и психологических факторов, создающих потребность и возможность воспроизводства буржуазного, правооппортунистического мировоззрения, настроения и поведения определенной прослойки общества, склонной к колебаниям, неуверенности, растерянности и, как следствие, к соглашательству, двурушничеству и классовому, идейному ренегатству. Социальные корни – это те материальные условия жизни людей, которые «внезапно» дают «трещину», рушатся, вызывая у них чувство тревоги, затем страх и даже панику, стремление найти такую среду обитания, которая, по их мнению, может обеспечить устойчивость, комфорт жизни. Политические корни – процесс деформации, скрытного разложения изнутри советской политической системы, дискредитация материалистической теории политики: отказ от идеи диктатуры пролетариата, нарушение структурно-функциональных связей и отношений в системе государственных и негосударственных социальных институтов, осуществляющих политические функции – Советов, КПСС, комсомола, профсоюзов, общественных объединений трудящихся. В результате подрыва авторитета и роли КПСС, роста бюрократических извращений в деятельности партийных и государственных структур, снижения уровня работы и ответственности профсоюзов и комсомола в массах, попрания основополагающих принципов социализма (в сфере труда, распределительных и других социальных отношений, в привлечении широких слоев населения к управлению и контролю и т.д.) возник рецидив отчуждения власти от народа. Субъективно отчуждение стало проявляться в чувствах апатии, равнодушия, атрофии высоких социальных, политических, идейных целей и ориентиров советского общества. В этих условиях среди части интеллигенции, в сфере партийно-политической верхушки («скрытых диссидентов», карьеристов, бюрократов, стяжателей) возникает феномен «альтернативизма»: отрицание марксистско-ленинской теории общественного развития и замещение ее правооппортунистической идеологией, зовущей к ликвидации советской политической системы, контрреволюционному перевороту в стране.

Гносеологические корни (греч. gnosis – знание) – особенности познавательной деятельности, делающие возможным возникновение, превратно отражающих действительность, антинаучных, идеалистических и фидеистических представлений, понятий, идей, мифов. В основе лежит «прямолинейность и односторонность, деревянность и окостенелость, субъективизм и субъективная слепота» (Ленин). С усилением контрреволюции в советском обществе происходит «упадок, деморализация, расколы, разброд, ренегатство, порнография на место политики. Усиление тяги к философскому идеализму; мистицизм как облачение контрреволюционных настроений». Оппортунизм и оппортунисты в этих условиях растут как грибы после обильного теплого дождя. Вчерашние марксисты-ленинцы словно соревнуются в том, кто громче всех «хлопнет дверью» и отрешится от науки, на которой делали карьеру, получали ученые степени и звания. В философии, как и в 1907–1910 годах, после подавления Первой русской революции, начинают господствовать различные формы идеализма, оппортунизма, ревизионизма. В кругах «элитарной» интеллигенции широкое распространение получило «богоискательство» – реакционное философско-религиозное течение, представители которого и «справа», и «слева» утверждали, что это «богоборческая бездуховная большевистская власть» привела к тому, что русский народ «потерял бога», а значит, и «самого себя» – задача заключается в том, чтобы «найти его» и «вернуться к своим истокам». «Психологические корни» – это состояния, процессы, механизмы общественной, групповой и индивидуальной психологии, которые создают благоприятную психологическую почву для возникновения и усвоения оппортунистических, ревизионистских взглядов и настроений. В годы горбачевской «перестройки» психологические корни – это искусственно созданная анархия в обществе, многолетнее (шесть с половиной лет!) напряженное состояние масс, социальных групп и индивидов, отражающееся в их сознании в качестве критической жизненной ситуации. В массовое сознание впервые за годы Советской власти вошло слово «кризис», которое означало слом привычного хода жизни, дезорганизацию жизнедеятельности человека в основных ее проявлениях и требовало от людей переосмысления своих жизненных целей, отношений с окружающими, многого из социалистического образа жизни. Кризис, какими бы внешними обстоятельствами и событиями не вызывался, затрагивает наиболее фундаментальные, жизненно значимые интересы и потребности человека, становится определенной доминантой его внутреннего духовного мира и сопровождается сильными эмоциональными переживаниями и интеллектуальными размышлениями: «как дальше жить?»; «во что и кому верить?»; «на какие ценности ориентироваться?» и т.д. и т.п. На такой почве у многих людей, эмоционально, психически неустойчивых, мировоззренчески незрелых, идейно незакаленных, может возникнуть состояние стресса, под воздействием которого делаются деструктивные поступки и даже меняется вектор всей жизнедеятельности. Такой процесс перерождения личности – идейный, политический, нравственный – давно описан в научной и художественной литературе.

Однако наличие корней, т.е. объективных причин бытия оппортунизма, вовсе не отменяет субъективной ответственности его носителей – оппортунистов, ревизионистов, социал-реформистов, национал-шовинистов, всех «друзей народа», ютящихся внутри рабочего и коммунистического движения и подрывающих его идейно, политически, нравственно. Зюгановцы сами выбрали свою политическую ориентацию в условиях антисоветской контрреволюции, определили линию поведения в рамках буржуазно-реставрационного режима, систему исторических, философских, экономических и социально-политических взглядов, обосновывающих и оправдывающих избранное местоположение и ролевое функционирование. Если коммунисты-марксисты изначально видели буржуазную, контрреволюционную сущность горбачевской «перестройки» и определились, в «каком идти, в каком сражаться стане», – они боролись внутри КПСС против горбачевщины, за единство партии, – то оппортунисты (термин «зюгановщина» возникнет позже вслед за «горбачевщиной»!) стали искать место понадежнее, попрестижнее. Они, национал-патриоты («зюдекумовцы», по определению Ленина), социал-шовинисты, решили создавать собственную партию, решительно отмежевываясь от интернационализма КПСС.

В этом проявилось их неверие в единую партию коммунистов-марксистов, в единый Советский Союз, они решили «спасаться» в «одиночку»… Так в очередной раз подтвердился вывод-предупреждение К. Маркса, что «невежество – это демоническая сила, и мы опасаемся, что оно послужит причиной еще многих трагедий…». Но кто тогда из организаторов политической акции помнил о предупреждении К. Маркса и о завещании В.И. Ленина беречь единство партии. 19 июня 1990 года Учредительная конференция Российской партии коммунистов, конституированная в съезд, провозгласила создание КП РСФСР. Именно там наиболее активно развивается генезис Зюганова-оппортуниста и зюгановщины как персонифицированного явления правого, мелкобуржуазного оппортунизма – закономерного продолжения и воплощения горбачевщины.

Вопреки мифологическим рассказам Зюганова, Осадчего и других политических слепцов о великом значении появления «новой» партии, чуть ли не вторым после создания Лениным пролетарской, революционной РКП(б), образование КП РСФСР стало очередным ударом по КПСС, а следовательно, и по Советскому Союзу. И удар этот вместе с Горбачевым и Яковлевым нанесли люди, называвшие себя коммунистами-ленинцами. «Мы вспоминали, – говорил А. Рубикс, – что Ленин с порога отметал федеративное устройство Коммунистической партии на территории Союза. …Мы своим ушам не верили, что российские коммунисты так легко разделяют единую партию. Тогда нам стало окончательно ясно, что Союза не будет. Любое сопротивление уже носило относительный характер». Процесс суверенизации с образованием КП РСФР усилился, центробежные процессы нарастали, работники «новой» партии были заняты поиском национальной и своей собственной «идентичности». 12 июня 1990 года на I съезде народных депутатов РСФСР поименным голосованием была принята Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации. «За» проголосовали 907 депутатов, «против» – 13, «воздержались» – 9. И хотя в Декларации ничего не говорилось о выходе из состава СССР, но, в сущности, это подразумевалось: пятая статья документа провозглашала верховенство российских законов над общесоюзными. Руководители КП РСФСР И.К. Полозков, В.А. Купцов, другие секретари отколовшейся партии говорили и тогда, и сегодня, что так коммунисты России, голосовавшие за Декларацию о государственном суверенитете, хотели якобы спасти страну, прежде всего Россию, от распада. Но, как известно, благими желаниями вымощена дорога в ад. В союзных республиках внимательно следили за тем, что происходило в Москве. Пример России и КП РСФСР они восприняли как сигнал к отделению от Союза.

Секретарь ЦК КПРФ Г. Зюганов, искавший «точку опоры», «перспективу реальной деятельности», с разгромом горбачевистами-ельцинистами КПСС находит эту «точку» вначале в российско-американском университете, затем в коммерческой организации под названием «Духовное наследие» (руководитель фирмы ренегат и фидеист А. Подберезкин), в Народно-патриотическом союзе (НПСР), Российском общенародном союзе (РОС), принимает участие в первом съезде правового крыла Российского национального собрания и т.п. Наконец, извилистый путь приводит его в лоно РПЦ. «Размышления о путях русской духовности естественно привели меня в начале 90-х годов в Александро-Невскую лавру…» – сообщает Зюганов в книге под двусмысленным названием «Верность». Верности партии, в которой он делал карьеру, словно и не было: на ней он поставил «крест», она больше не кормила и даже становилась опасной. Восстановлением КП РСФСР не занимался, а в Конституционном Суде «по делу КПСС» появлялся эпизодически в качестве свидетеля. В поисках «точки опоры» вчерашний секретарь ЦК КПРФ обращается «к глубинам духовного опыта предков, исторически связанного с великими, святыми именами Сергия Радонежского и Серафима Саровского, Андрея Рублева и патриарха Гермогена, Иоанна Кронштадтского и почившего «русского Златоуста» Петербургского митрополита Иоанна (Снычева)». «Среди религиозных мыслителей, – пишет много раз Зюганов, – наибольшее влияние оказали на меня Иван Ильин (антикоммунист, антисемит, идейный апологет фашизма – В.С.) и петербургский митрополит Иоанн (Снычев), с которым я неоднократно встречался и которого искренне, глубоко уважал» (тоже антисоветчик и антикоммунист – В.С.). Под этим влиянием Г. Зюганов и сделал окончательный идейный и политический выбор, приняв обряд православного крещения. «Для Геннадия Андреевича, – сообщила газета «Завтра» (2000. № 11 (328)), – это серьезный шаг был. Больше года он готовился, прежде чем решился принять Святое Крещение. Решено было Таинство совершить на дому. Трехпогружательно, полным чином». Член президиума ЦК КПРФ, тогдашний первый секретарь Ленинградского обкома этой партии Ю. Белов, идейный и политический единомышленник Г. Зюганов а, также окрестился в храме, пройдя «обряд посвящения русского» (Завтра, 1999, № 12(277). – С. 5). Мы не знаем, сколько членов ЦК и коммунистов в КПРФ крестились в церкви, но известно другое: богоискательство, клерикализация этой организации идет полным ходом: православный «вождь» на пленумах поздравляет их с религиозными праздниками, коммунистам шлет поздравления с Рождеством Христовым, Пасхой, Красной горкой. Вот с таким идейным и политическим багажом, в обстановке без преувеличения митинговой, «случайно» Г. Зюганов на Чрезвычайном съезде КПРФ 14 февраля 1993 года был избран председателем ЦИК этой партии. Говорят, случайность… Увы, «случайности» играют порой значительную, а иногда и решающую роль в развитии событий. «… История, – писал К. Маркс в письме Л. Кугельману 17 апреля 1871 года, – носила бы очень мистический характер, если бы «случайности» не играли никакой роли». При этом «характер людей, стоящих вначале во главе движения» тоже может сказаться на развитии.

На пресс-конференции по итогам съезда Зюганов сразу «застолбил» стартовый рубеж КПРФ в условиях реставрации капитализма: создана качественно новая партия. «Компартия никогда не стояла в оппозиции демократизации и реформам. Мы активно будем поддерживать те преобразования, которые будут укреплять государственность, повышать благосостояние людей и действительно способствовать гуманизации общества», – говорил он в середине февраля 1993 года корреспонденту ИТА. Свою деятельность на высоком посту в КПРФ Зюганов начал ровно с того же, с чего начинал Горбачев, – с «нового прочтения» Маркса и Ленина. Его биографы пишут об этом с чувством одобрения, насколько «мудр» и «предусмотрителен» оказался председатель. «Став председателем сначала ЦИК, а позднее – ЦК КПРФ, Зюганов занялся систематическим внедрением в ткань марксистско-ленинских постулатов новых подходов, связанных с концепциями обновленного социализма, идей государственного патриотизма, державности и в определенной мере элементов русского национализма, теории устойчивого развития человечества и даже признания православия как национальной духовной ценности». На посту председателя ЦК КПРФ Зюганов осуществляет главную идеологическую функцию: он организует «размировоззренивание», или, говоря современным языком, «перекодирование» мировоззрения партии, ее членов, а через них, по возможности, тех слоев общества, которые продолжают стоять на позициях социализма, не отказываются от теоретического наследия марксизма-ленинизма. Именно в этом направлении он наносит удары со всех сторон, различными способами, скрыто и открыто, с помощью софизмов, эвфемизмов и словесных уловок, богословских и оппортунистических недомолвок и двусмысленностей и т.д. и т.п. Сам он идейно и политически «перекодировался» давно и безболезненно, не испытав угрызений совести и мировоззренческих мучений. Для многих людей отказ от убеждений, пересмотр выношенных взглядов и принципов всегда сложный, драматический, а иногда и трагический процесс. Но это лишь в том случае, когда «идеи» овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, – это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца…». Таких убеждений у Зюганова никогда не было и нет до сих пор: это легко проследить как по его публикациям, где он подробно повествует о своем жизненном пути, так и по политической линии поведения, протекающей на глазах множества людей. На съездах и пленумах ЦК КПРФ Зюганов говорит одно, в богословско-патриотических опусах – другое, в телевизионных ток-шоу – третье, на встречах с президентом – четвертое… Где же он «настоящий»? А настоящий он везде: «оппортунист насквозь» (Ленин), меняет маски мгновенно, приспосабливаясь к любой ситуации, для него главное – быть «наверху», «на Олимпе». Такое поведение Маркс и Энгельс назвали «дешевой виртуозностью мышления». А Ленин о таких, как Зюганов, обладающих способностью виртуозно и без нравственных угрызений совести петлять в политической жизни, говорил: «Шел в комнату – попал в другую». Многие годы эзоповски, с помощью софизмов, эвфемизмов, намеков он клеймит марксизм-ленинизм, называя его «вульгарной социологией», «денационализированной идеологией», которая «бытовала» и «почти отучила осмысливать действительность в категориях общенациональных интересов, рассматривающих народ как соборную силу, а не только как арену борьбы противостоящих друг другу социальных сил». «В принципиально новой исторической обстановке многие идеи пролетарского социализма, разработанные Марксом, Энгельсом, их последователями (читай – Лениным – В.С.), в значительной степени утратили свою притягательность для многих наших современников», – утверждает Зюганов. А чьи идеи не утратили своей привлекательности, по его мнению? Зюганов с гордостью называет их и выражает им неподдельный пиетет. Это, прежде всего русские религиозные философы конца XIV–начала XX века: В.С. Соловьев, С.Н. Булгаков, В.В. Розанов, Д.С. Мережковский, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, Л.П. Карсавин, А.В. Карташов, а среди представителей современной богословской мысли – патриарх Алексий II, митрополит Иоанн (Снычев) и, конечно, патриарх Кирилл (Гундяев). О всех них Зюганов говорит с благодарностью, отмечая заслуги в формировании его мировоззрения. «…Я, лидер компартии, скажу со всей ответственностью… прямота, откровенность и честность этой проповеди (митрополита Иоанна. – В.С.)… многое изменили в моем мировоззрении» (выделено нами – В.С.). Оппортунист всегда избирателен: имя И.А. Ильина, воинствующего антикоммуниста и антисоветчика, призывавшего убивать «большевизанов и евреев», проходит через многие его публикации. Крайне редко упоминает Н.А. Бердяева и совершенно обходит его книгу «Истоки и смысл русского коммунизма». На первый взгляд, это еще одна «деталь», «мелочь», но в ней явно видна политическая ориентация главы КПРФ – антикоммунистическая…

Зюгановщина – это типичное правооппортунистическое течение, выступающее с претензией на теоретико-идеологическую, социально-политическую самостоятельность и даже некую оригинальность, хотя таковой в действительности не является. Перед нами эпигонская, крайне невежественная, откровенно убогая, компилятивная помесь буржуазно-идеалисти-ческих, клерикально-фидеистических, старых правооппортунистических воззрений, опровергнутых самой практикой жизни, всем ходом исторического социального прогресса. Реанимация этого отжившего, патриархального наследия, настойчивое внедрение его в ряды современного рабочего и коммунистического движения делает зюгановщину крайне реакционным, идейно и социально опасным явлением, противостоящим социальному прогрессу, работающему на контрреволюцию, на капитализм. С точки зрения марксистской теории и методологии, с позиции революционного преобразования действительности в интересах трудящихся масс зюгановщина представляет собой экзотическую разновидность исключительно вульгарной, примитивной и крайне реакционной правооппортунистической идеологии, рожденной в условиях разгула антикоммунистической контрреволюции, торжества вышедших на поверхность общественной жизни маргинальных асоциальных существ. Толкаемые силой анархии, испытывая чувство растерянности, страха за потерю социальной почвы под ногами, Зюганов и Ко стали сбрасывать с себя псевдомарксистские одежды, в которые рядились в годы коммунистической карьеры в рядах КПСС. Изобразив физиономию теоретиков-борцов с догматизмом и консерватизмом, зюгановцы не нашли ничего лучшего, как заняться опошлением фундаментальных положений марксизма-ленинизма, объявив его «вульгарной социологией», «денационализированной идеологией». Перейдя в лагерь воинствующих оппортунистов, они ничтоже сумняшеся замахнулись на саму материалистическую диалектику:

1) они отвергают закономерность социального прогресса как смены общественно-экономических формаций и заменяют ее «теорией» борьбы цивилизаций;

2) они всячески, явно или тайно, опровергают марксистское положение о том, что социальные «революции есть локомотивы истории», что в них отражены острейшие классовые противоречия, коренное, качественное отрицание старого и рождение нового, реализация прогрессивных возможностей общества, новая ступень поступательного движения;

3) они в скрытой, замаскированной форме отрицают научное положение о том, что противоречие есть «источник всякой диалектики» (Маркс), «ядро диалектики» (Ленин), эвфемизмами и софизмами затушевывают сущность острейших классовых антагонизмов в современной России, погружая их в категорию «реформируемых конфликтов». В этом со всей очевидностью просматривается оппортунистическое стремление зюгановцев вопрос о социально-классовых противоречиях в условиях насильственной реставрации капитализма вынести за рамки общественного бытия (т.е. мироустройства) и рассматривать их только в приложении к сфере правовых, уголовно наказуемых деяний, а также в контексте «традиционных – православно-русских нравственно-духовных ценностей»;

4) они «не замечают» ленинское положение о том, что «государство есть машина для угнетения одного класса другим, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы». Они упорно замалчивают буржуазно-классовый характер государственного устройства, созданного контрреволюционными силами в России. А потому зюгановско-беловская концепция о «государственном патриотизме» «служит оправданием эксплуатации, оправданием существования капитализма». Буржуазный патриотизм выражает интересы эксплуататорского класса, ибо «выше интересов отечества, народа и чего угодно капитал ставит охрану своего союза капиталистов всех стран против трудящихся…»;

5) попирая материализм вообще, марксистский в особенности, – подлинно научный единый взгляд на природу, общество и мышление, теорию и метод познания и революционного преобразования действительности, зюгановская объединенная группировка на его место поставила идеализм и самый настоящий фидеизм, а вслед за ними оголтелую поповщину. Если раньше, в эпоху царизма, «от имени бога говорило духовенство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы проводить свои эксплуататорские интересы», то сегодня в России вместе с эксплуататорами и духовенством говорят зюгановцы. Говорят много, эпатажно и гордятся своей миссией…

Порвав с марксизмом-ленинизмом, предав дело Октябрьской революции, зюгановцы решили написать новую историографию мира и в первую очередь России. Мистифицируя, изображая реальную действительность в ложном, извращенном виде, Зюганов со своими «писарчуками» создал еще один вариант богословской истории человечества, только еще более примитивный, чем у настоящих богословов. Ее вполне можно отнести к числу популярного неомифологизма, который бытует в среде буржуазных апологетов и ревизионистов различного окраса. Зюгановский неомифологизм стремится преодолеть, с одной стороны, закономерный характер исторического процесса (или историческую необходимость), а с другой – «кошмар» революции и контрреволюции, классовую борьбу, которая неизбежно приведет пролетариат и всех эксплуатируемых к победе над миром капитала. Но бегство г-на Зюганова в мир архаики, иллюзий и схоластики не ведет к преодолению кошмара нынешней контрреволюции в России и за ее пределами, а лишь означает, что оппортунист и ведомая им партия фактически уклоняются от ответственности за происходящее в России и мире в целом. Вот образчики зюгановской историографии:

«русский народ изначально (!!!) складывался не в виде этнической или этнополитической общности, а как общность гораздо (???) более высокого – духовного – порядка». Чистейшей воды идеализм, игнорирующий природно-климатические, социально-экономические, социокультурные условия и факторы, как в этногенезе, так и во всей истории формирования русского народа;

«любая (!!!) политическая или общественная форма обретает устойчивость, прочность, волю к жизни и способность к развитию, к борьбе за свое существование лишь тогда (!!!), когда она осмыслена и воодушевлена великой Идеей, благородным «небесным Идеалом». Полное попрание истории, примитивный идеализм, перетекающий в демагогический фидеизм и безграмотную поповщину;

«русское народное единство (???)… нашло отражение в знаменитой формуле «Православие, Самодержавие, Народность», выдвинутой полтора века назад министром просвещения С.С. Уваровым. …Веками, как величайшую святыню, Русь хранила и пестовала свое соборное, всенародное (???) единство. К XIX веку его древняя формула облеклась в знаменитый трехсоставный чеканный лозунг: «Самодержавие. Православие. Народность». Пройдя в ХХ веке через горнила Гражданской войны и репрессий, удушающих идеологических догм и духовного геноцида… Россия нашла в себе силы вернуться к исконным святыням». Все соединилось в этой неомифологеме: ложь о вековом народном единстве, клевета в адрес советского периода, похвала нынешнему реставрационному режиму;

«если посмотреть технологию (Октябрьской революции – В.С.), она укладывается в троичную систему старого Российского государства: Бог, царь и Отечество. Именно эти три слова были написаны на знаменах (???). Пришли большевики. И – Бога долой, царя – мало того, что долой, еще жизни лишили вместе с семейством! Отечество развалилось. Пришли, попробовали – ничего не выходит (!!!). Вместо Бога, по существу, светская форма христианства (???) – социалистический идеал. Можете положить рядом кодекс строителя коммунизма и Нагорную проповедь: морально-этические постулаты совпадают. Без царя попробовали – ничего не получается (!!!). Появился генсек (!!!). Нужно Отечество – Отечество удержали, пусть и с помощью национально-территориального деления».

Сразу невозможно понять, чего больше в этих безграмотных нагромождениях оппортуниста-богоискателя: элементарного незнания и непонимания логики исторического процесса, конкретных событий и фактов, эпатажной чепухи, сознательного вранья или в действительности антибольшевистской, антисоветской установки на доброе расположение со стороны реставрационно-правящего режима и воинствующих клерикалов в РПЦ. Скорее всего, вместе взятого. Всю зюгановщину – от «а» и до «я» – можно было бы назвать оппортунистическим театром абсурда, в котором герой играет шутовскую роль. Если бы в нем не звучал так ярко и эпатажно мотив, обращенный к нынешней власти: «Возьмите меня на службу – я ведь ваш, коллеги!» А это уже не абсурд, а расчетливое политическое ренегатство! Изменив марксизму-ленинизму, пролетарскому интернационализму, оппортунист явными софизмами, мифологемами, дешевыми обещаниями усыпляет и оглупляет сознание людей, отвлекает их от борьбы за свои социальные, экономические, политические права, гражданское и нравственное достоинство. Ну впрямь поп Гапон в обличье коммуниста из рядов КПРФ. Тут он на своем месте, идет рука об руку с политическим режимом, церковниками и всеми капитализаторами России. И все они действуют одинаково: режим погружает народ в бесконечные «шоу», чтобы он забыл о социальных проблемах; церковь читает проповеди – «богатые и бедные, ликуйте вместе!»; зюгановцы топят свою партию и народ в мир иллюзорный, мифологический, чтобы все забыли думать о классовой борьбе, о диктатуре пролетариата. Не за это ли г-н Зюганов получает ордена от режима и от церкви…

Все годы г-н Зюганов, будучи человеком небедным, вписавшимся в систему реставрационно-буржуазных отношений, ратует за создание «русского капитала». «В кратчайшие сроки должен быть создан русский капитал – средний и малый, – требует председатель ЦК КПРФ. – Русский предприниматель должен иметь возможность создавать малые предприятия, свои торговые места, участвовать в банковской деятельности, в эксплуатации природных недр» (Советская Россия», 2003, № 94). Защищая русский капитал, г-н Зюганов защищает и самих капиталистов. Когда судили Ходорковского за совершенные преступления, глава КПРФ заявил: «Нашли «козла отпущения» и преследуют…» Во время «реформирования» компании НТВ Зюганов встал на защиту антисоветчика и ультралиберала Е. Киселева. В годовщину основания газеты «Коммерсант» (1909 год, год возобновления 1989) 24 ноября 2009 года «коммунист» № 1 из КПРФ тепло поздравил буржуазное издание: «Поздравляя с юбилеем всех сотрудников, желаю, чтобы ваши статьи и через много (!!!) лет читались как образцы профессионализма, глубокого анализа и точного прогноза (???), чтобы вы могли гордиться своим трудом на благо Родины» (Коммерсант, 2009, 24 нояб.). «Коммерсант», в свою очередь, не забывает своего «коммунистического» почитателя. 26 июня 2015 года газета под заголовком «Сегодня исполняется 71 год лидеру КПРФ Геннадию Зюганову» помещает поздравление в его адрес, написанное А. Прохановым. В свойственном для этого писателя духе утверждается, что Зюганов «несет в себе ген красной эры – не воспоминания о ней, а ее живую суть… твое мессианство – сбережение этого священного алого огня, который рано или поздно вновь воспылает в русском сердце…». В этом же номере газеты поздравление М. Ходорковскому, которому исполнилось 52 года… (Коммерсант, 2015, № 111, с. 2, 4). Ген у этих бывших комсомольских коллег общий – удивительная способность сбережения карьерного роста и получения источников процветания в любых социальных условиях. Сегодня – это служение капиталу и оправдание его всеми имеющимися у бывших комсомольских карьеристов способами. Впрочем, реабилитацию капитала поддерживают практически все нынешние соратники г-на Зюганова. Так, многолетний единомышленник оппортуниста член президиума ЦК КПРФ Ю. Белов призывает присоединить «к нам (т.е. КПРФ – В.С.) силы государственного капитализма, проявляющие себя в деятельности того отечественного предпринимательства, которое заинтересовано в сильной государственности, в политике протекционизма ему, предпочтения перед иностранным капиталом». Разумеется, за такое присоединение КПРФ и ее руководство отплатит поддержкой капиталистов. В Программе этой партии такая поддержка уже выражена, поскольку «национальный капитал… ориентируется на развитие отечественной экономики». Видимо, пишущие эти строки были помещены в некий вакуум, куда не доносятся звуки с «улицы», им неизвестно, как разворовывается национальное достояние, как «бежит» капитал из России. Поэтому г-н Зюганов продолжает мифологизировать общественное сознание образом «честных и ответственных банкиров, потребных стране никак не меньше талантливых и волевых военачальников».

Но жизнь – суровая штука, апологетика капитализма и ее многообразных персонажей явно исчерпала свой демагогический потенциал, «электорат», прошедший школу выживания в условиях «реформ», желает знать правду о буржуазном мироустройстве. Оппортунисты-апологеты частной собственности поняли: одними похвалами в адрес «государственного капитализма» не проживешь – так можно остаться за бортом благополучного проживания под сенью ревизионистских вихляний. Вот и Ю. Белов, друг, соратник и единомышленник Зюганова, вдруг решил сменить «пластинку» и предстать критиком его препохабия капитала, обратившись – внимание! – к авторитету В.И. Ленина… В апреле 2015 года в газете «Правда» появляется его статья «Российский империализм и его топменеджер». Плохо усвоив глубокий социально-политический, экономический и диалектический смысл ленинской работы «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916), он один в один проводит параллель между империализмом как таковым, которому дал всестороннюю характеристику В.И. Ленин, и той контрреволюционной, криминально-компрадорской моделью капитализма, которая развивается в России в 1985–2015 годы. «Россия прошла путь завершения реставрации капитализма до высшей его стадииимпериализма, – утверждает верный зюгановец. – А в этом вся суть переживаемого исторического момента». Вывод настолько же претенциозный, насколько и бездоказательный. Если на нем настаивать, то он должен опираться на сумму аргументов: социальных, экономических, политических, культурных, нравственно-психологических и др. Иначе говоря, в обоснование подобного утверждения должен быть положен не умозрительный, субъективный, а объективный – диалектико-материалистических подход. Но зюгановцы от марксистской теории и методологии шарахаются как черт от ладана. Отсюда и предлагают такие умозаключения. Во-первых, суть исторического «момента» совершенно в другом: с одной стороны, в очевидном продолжении и расширении масштабов буржуазной, капиталистической контрреволюции, которая, уничтожив СССР и европейские государства социализма, растекается по всей планете с целью осуществить вожделенный реванш империализма против всех сил, олицетворяющих социальный прогресс; с другой стороны, в нарастании глобальной классовой борьбы различных сил против империализма, которая с неизбежностью будет обостряться и вести к консолидации многих антиимпериалистических, антифашистских прогрессивных отрядов. В обозримом будущем человечеству предстоит жить в условиях глобального противостояния международного империализма и сил мирового социального прогресса. Кто победит и чем может закончиться эта схватка – покажет только будущее. На какой стороне окажется Россия – проблема со многими неизвестными, как, впрочем, и ее будущее. Контрреволюционный процесс еще далеко не завершен, последняя точка в нем не поставлена. Во-вторых, российскому реставрационному капитализму, вырастающему из недр советского социализма, еще предстоит немалый и сложный путь, чтобы достигнуть вожделенной «сияющей вершины» – высшей стадии империализма западного образца. Тут явно мало захватить власть, ограбить народ и лишить его средств производства, нужны буржуазные, капиталистические победы во всех без исключения сферах общества, но самое главное – в людях. А это, как и всякий другой общественный процесс, требует времени, нужных социальных и иных благоприятных условий. Классики марксизма хорошо описали диалектику подобных процессов. «Если Россия, – говорил К. Маркс еще в 70-е годы XIX века, – имеет тенденцию стать капиталистической нацией по образцу Западной Европы, – а за последние годы она немало потрудилась в этом направлении, – она не достигнет этого, не превратив предварительно значительной части своих крестьян в пролетариев; а после этого, уже очутившись в лоне капиталистического строя, она будет подчинена его неумолимым законам, как и прочие нечестивые народы». Россия до 1917 года так и не завершила тот процесс, о котором писал К. Маркс. В.И. Ленин в работе «Развитие капитализма в России» дал характеристику социально-классового состава населения царской России, вскрыв состояние глубокого социального неравенства и потрясающей культурной и бытовой отсталости рабочих и крестьян. Из 125,6 млн. населения, сельскохозяйственное составляло 97 млн. человек. Пролетарское население – не менее 22 млн.; крестьянское и земледельческое – 80 млн. Наемных рабочих нового типа – потомственных пролетариев – насчитывалось к началу ХХ века 2,8 млн. человек. Из 20 млн крестьянских дворов в 1913 году в стране было: бедняцких – 65 %, середняцких – 20 %, кулацких – 15 %. Таким образом, до Великой Октябрьской социалистической революции основную массу населения России составляло крестьянство (82,4 %), в подавляющей части отсталое, забитое и религиозное.

В советское время в исторической науке наблюдалась тенденция к подтягиванию уровня и типа капиталистического развития России к западноевропейскому образцу. При этом игнорировалось, что формирование социальных слоев буржуазного общества в тот период в стране не завершилось, а тяжесть крепостнических порядков даже возросла. На словах часто декларировалось, а на деле игнорировалось то положение, что Октябрьская революция произошла в отсталой, крестьянской стране, где наряду с капиталистическим укладом существовали целые зоны феодализма, даже родоплеменных укладов. С гордостью произносили, что многие народы идут к социализму, минуя капитализм. И ученые, и партработники явно преувеличивали зрелость нового общественного строя, утверждали, что произошла полная победа социалистических форм хозяйства, что в СССР построен развитой социализм, а в общественном сознании господствует научно-материалистическое мировоззрение и коммунистическая мораль. Были забыты объяснения К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина о том, что каждая стадия общественного развития не сразу преодолевает наследие прошлого. В частности, они отмечали, что никогда не существовало «чистого» капитализма. Даже в высокоразвитых капиталистических странах, хотя и в модифицированной форме, сохраняются остатки прежних экономических укладов и связанные с ними черты образа жизни, традиции, взгляды и представления. Любили к делу и не к делу цитировать Ленина, плохо вникая в смысл его предупреждений. А они были просты для понимания и чрезвычайно актуальны для победы нового общественного строя. «Привычки капиталистического строя, – говорил он, – слишком сильны, перевоспитать веками в этих привычках народ дело трудное и требующее большого времени. Цель политической культуры, политического образования – воспитать истых коммунистов, способных победить ложь, предрассудки и помочь трудящимся победить старый порядок…»

Со временем в партии и в массовом сознании возобладала нереалистическая, преувеличенная точка зрения о том, что «старый порядок» побежден полностью и окончательно. Старались не видеть, что «остаточные» явления прошлых укладов, как капиталистического, так и докапиталистических – феодального, родоплеменного (общественные отношения, традиции, обычаи, нормы и стандарты поведения, идеи, взгляды, представления, вкусы, образ жизни), все еще живы, тормозят развитие социализма в стране. К тому же бюрократизм, коммунистическое чванство, взятка, блат, безграмотность и невежество – все дискредитировало и подрывало фундамент социализма, становилось питательной почвой мелкобуржуазности, антисоветизма и антикоммунизма. Эти явления по своей природе были горючим, а со временем и взрывным материалом для подпольных контрреволюционных элементов и сил. Именно это и произошло в годы организованной контрреволюционной «перестройки», когда эти явления вышли на поверхность политической жизни. «Исчезнувшие» было «монархические», «феодально-байские», «родоплеменные», «этнонационалистические» традиции «умерших поколений» стали питать реанимацию классово-антагонистического общества. Поэтому говорить о какой-то «высшей стадии российского империализма» на данном этапе просто смешно. Да, наш доморощенный, контрреволюционный капитализм XXI века оказался включенным в систему мирового империализма, но явно лишь в роли полуколониального «партнера» с перспективой утраты им государственности. И все, кто служит этому квазиимпериализму, неважно, в какой роли – в прямой, как партии «Единая Россия», ЛДПР, «Справедливая Россия», или в подсобной, «пристяжной», как КПРФ, – они объективно толкают его в объятия «золотого миллиарда», обрекают на жалкую роль полуколониального «коллеги» США, Германии, Англии, Франции. Для России и ее народов есть только один путь – это дорога классовой борьбы против всех эксплуататоров, как отечественных, так и любых заморских, причем классовой борьбы за социализм. Для этого к людям нужно обращаться с «идеологией социалистического государственного патриотизма», в отличие от того, что придумали Зюганов и Белов. Социализм жив в общественном сознании. В ходе всероссийского социологического исследования 2014 года (ИСИ РАН) опрашиваемым задавался вопрос: «Как Вы считаете, чем из прошлой истории страны может сегодня гордиться гражданин Российской Федерации?» Ответы весьма примечательны: 1) «Победой Советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов над нацистской Германией» – 74,6 % от числа ответивших; 2) «Восстановлением страны после Великой Отечественной войны» – 62,8 %; 3) «Великими российскими поэтами, писателями, композиторами» – 62,9 %; 4) «Первым успешным полетом в космос Юрия Гагарина в 1961 году» – 60,1 %; 5) «Достижениями космонавтики и космической техники» – 58,5 %; 6) «Гласностью и перестройкой периода Горбачева» – 4,7 %; 7) «Переходом в начале 1990-х годов к рыночной экономике» – 5,3 %; 8) «Распадом СССР» – 3,1 %; 9) «Чем-то другим (единством русского народа, Путиным)» – 0,9 %. При этом свыше 70 % из числа опрошенных выступают за возвращение в жизнь ценностей социализма. И социально-классовый состав населения в его всестороннем характерологическом облике, и состояние общественного сознания, и ценностно-смысловые предпочтения и ориентиры – все говорит о том, что никакой высшей стадии империализма в России нет. Нынешнее молодое поколение россиян, я уверен, увидит еще крах капитализма и конец преступной реставрации эксплуататорских порядков. В-третьих, «российский империализм», о котором рассказывает Белов, невероятно уродливый компрадорский феномен, не случайно названный в народе «диким». Процесс приспособления людей к этой дикости идет полным ходом, но он не может быть бесконечным, когда-то они сильно захотят, чтобы эта вакханалия реставрации закончилась. Уже сегодня в общественном сознании звучит мотив: «почему США, Европа живут для себя, а мы – для них?» Эту проблему хорошо раскрыл В.И. Ленин. Через ленинский анализ становится понятно, что российский империализм не подпадает под характеристику многих имманентных качеств, присущих «классическому» империализму, который вырос в «горстке» особенно богатых и могущественных государств, десятилетия грабящих весь мир «простой стрижкой купонов»… Так, вывоз капитала, писал В.И. Ленин, одна из самых существенных экономических основ империализма, направлен на максимальное повышение прибыли за счет грабежа других стран и народов. Эта «горстка» государств-вампиров имеет «гигантскую сверхприбыль», ибо она получается сверх той прибыли, которую капиталисты выжимают из рабочих «своей страны». Российский квазиимпериализм прибыль выжимает только из своей страны и из собственного народа. Компрадорская необуржуазия России повязана по рукам и ногам иностранным капиталом и западными банками, она зависит от них как экономически, так и политически. А значительная часть и юридически: их в любой момент могут арестовать спецслужбы США, Англии и посадить в тюрьму, ибо их деяния носят уголовный характер. В России на деле происходит не вывоз капитала (в ленинской характеристике), а самое настоящее его бегство – это капитал-дезертир! Он бежит из страны вместе со своими владельцами – березовскими, гусинскими, ходорковскими, кузнецовыми и многими другими миллиардерами и миллионерами-компрадорами, которые переправили в западные банки триллионы долларов, вложили их в ценные бумаги, недвижимость, золото, бриллианты, картины и т.д. Даже так называемый государственный «Стабфонд» – огромные валютные запасы, полученные от национальных богатств – нефти, газа, алмазов, золота, леса, рыбы и т.д., – был вложен в иностранные банки, главным образом США. Объем российских инвестиций в экономики зарубежных стран по итогам 2014 года составил 56 млрд. долларов, в это же время собственные инвестиции в российские компании составили всего 35 млрд. долларов (см.: Российская газета. 2015. № 116 (6687). С. 3). Частные лица вывозят из России огромные суммы денег (в млрд. долларов): 2008 год – 133,6; 2009 год – 57,5; 2010 год – 30,8; 2011 год – 81,4; 2012 год – 53,9; 2013 год – 61,6; 2014 год – 153; 2015 год (оценка за первое полугодие) – 52,5 (Российская газета. 2015. № 151 (6722). – С. 1). По оценке Boston Consulting Group (результаты исследования опубликованы в июне 2015 года), в 2013–2014 годах частные состояния российских граждан выросли с 1,6 до 2 трлн. долларов. По данным ВТБ, только в банках Швейцарии, США, Великобритании и Латвии в 2014 году россияне разместили 500 млрд. рублей («Московский комсомолец», 2015 г., № 135 (26.847), с. 4). Ясно, что это далеко неполная картина того тотального грабежа, который вершат компрадорские группировки владельцев капитала. Явление во всех отношениях беспрецедентное, не имеющее аналогов в мировой грабительской истории капитализма!

Который год российский правящий режим бьется над тем, чтобы вернуть капиталы в Россию. В мае 2015 года Госдума приняла Закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Не случайно этот документ имеет и второе название – «Закон об амнистии капиталов»… Его задача, стимулировать российских капиталистов к регистрации зарубежной собственности в России и к выводу («вывозу») в страну. Поверят власти владельцы капитала или нет, покажет будущее. До сих пор все призывы «топ-менеджера» к компрадорам-миллиардерам вернуть капиталы на родину, чтобы они стали работать на экономику России, – это глас вопиющего в пустыне. В-четвертых, и это самое главное: если в России, как утверждает зюгановец Белов, уже сложился империализм, то отсюда должен бы следовать вывод: а) партия, именующая себя коммунистической, марксистско-ленинской, просто обязана данный исторический, социально-экономический факт не просто продекларировать на уровне схоластики, а дать ему развернутую научную характеристику с доведением ее до всех коммунистов и сторонников социализма в России, – увы, ничего похожего даже на попытку мы не наблюдаем (кроме, конечно, лозунгов); б) с учетом новой ситуации разработать новую политическую и идеологическую линию КПРФ в отношении феномена российского империализма XXI века, внести коррективы в организационные формы и методы всех структур – от ЦК и до первичной парторганизации – ведь нельзя же пробавляться дикими мифологемами ельцинского времени, пережевывать жвачку «государственного патриотизма» и «христианской духовности». Даже верных зюгановцев уже тошнит от этой двусмысленной демагогии. В.И. Ленин, давая характеристику империализму, говорил ясно и вполне определенно:

1) «разобраться… в вопросе об экономической сущности империализма»;

;2) «не поняв экономических корней этого явления, не оценив его политического и общественного значения, нельзя сделать ни шага в области решения практических задач коммунистического движения и грядущей социальной революции»;

3) «империализм есть канун социальной революции пролетариата. Это подтвердилось с 1917 года во всемирном масштабе».

Зюгановцы, похоронившие эпоху Великой Октябрьской социалистической революции, такого вывода никогда не сделают, а их практические задачи и шаги будут сводиться к заклинаниям-обращениям к господам-реставраторам капитализма. Вот и Ю. Белов на страницах газеты «Правда» свое квазитеоретическое повествование заканчивает вполне в духе многолетних зюгановских социал-реформистских призывов: «Главное для КПРФ сегодня – донести до масс свое требование к президенту России: «Смена курса! Смена правительства! Это требование отвечает суровым реалиям настоящего. Это требование труда (!!!) к капиталу, пока что мирное. Слово – за президентом. Но последнее слово – за народом». За «фантиками» и «бантиками» последних «грозных» слов видна явно неудачная попытка скрыть постоянную социал-реформистскую позицию и самого Белова, и КПРФ в целом. Только малые дети не знают, сколько раз в России менялось правительство: Ельцин – Гайдар – Черномырдин – Кириенко – Степашин – Примаков – Путин – Медведев возглавляли буржуазный кабинет министров, а Россия все глубже увязает в чреве капитализма. Сформулированное якобы «требование труда к капиталу» выглядит просто кощунственным: менять надо не правительство и его курс, а освобождать ТРУД от его препохабия капитала, от всех и всяческих видов эксплуатации, угнетения и унижения! Народ свое слово, весомое и значащее, может сказать только в том случае, если во главе встанет марксистско-ленинская революционная партия, какой была РКП(б) вместе с Лениным. Зюгановы и беловы, мельниковы и никитины, рашкины и калашниковы могут только кланяться и просить: «слово – за президентом».

>>Окончание>>

Категория: ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ | Добавил: Редактор (19.01.2019) | Автор: В.А. Сапрыкин
Просмотров: 368
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Наши товарищи

 


Ваши пожелания
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ [75]
ФИЛОСОФСКИЕ ВОПРОСЫ СВОБОДОМЫСЛИЯ И АТЕИЗМА [10]
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СОСТОЯНИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ [10]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ [18]
КОММУНИСТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ [74]
РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ [69]
ОППОРТУНИЗМ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ [64]
К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА [9]
ПЛАМЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ [21]
У НАС НА УКРАИНЕ [3]
ДОКУМЕНТЫ. СОБЫТИЯ. КОММЕНТАРИИ [12]
ПУБЛИЦИСТИКА НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ [8]
ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ [3]
В ПОМОЩЬ ПРОПАГАНДИСТУ [6]
АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА [4]
Малоизвестные документы из истории Коминтерна [2]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА [1]
К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В. СТАЛИНА
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ [1]
К 100-ЛЕТИЮ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА [0]
К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ [0]
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ
К 100-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ [2]
Интернет-магазин

Прайслист


Номера журналов "МиС", труды классиков МЛ, философия, история.

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2021